Концепция ненасильственного общения М. Розенберга

15534

Аннотация

В данной статье обосновывается необходимость применения на практике концепции ненасильственного общения М. Б. Розенберга, проводится тщательное рассмотрение основных положений данного подхода. В работе также показаны перспективы использования концепции ненасильственного общения в условиях современной действительности. В настоящее время в современной российской психологии недостаточно представлены методики, направленные на преодоление проблемы насильственного общения, и рассматриваемый подход может служить средством решения данной проблемы. Насильственное общение отрицательно влияет на многие сферы жизнедеятельности человека, порождая ряд проблем и конфликтов, следовательно, поиск решения данной проблемы является весьма необходимым.

Общая информация

Ключевые слова: общение, насильственное общение, ненасильственное общение, концепция ненасильственного общения, Я-сообщение, эмпатическое понимание

Рубрика издания: Социальная психология

Тип материала: обзорная статья

Для цитаты: Гессманн Х., Севастьянов П.С. Концепция ненасильственного общения М. Розенберга [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2014. Том 3. № 2. С. 84–91. URL: https://psyjournals.ru/journals/jmfp/archive/2014_n2/70115 (дата обращения: 21.07.2024)

Полный текст

 
 

В условиях современного мира существует острая необходимость в изучении проблем общения, поскольку оно, будучи процессом взаимодействия и взаимовлияния между людьми, является основой социального бытия, источником познания и понимания других людей, инструментом формирования межличностных и деловых отношений между людьми, а также средством влияния на систему социальных отношений [2]. С данным утверждением трудно не согласиться, так как общение сопровождает не только личную жизнь индивидуума, но и его профессиональную деятельность, соответственно, проблемы в общении, вызванные той или иной причиной (причинами), могут повлечь за собой новые проблемы и даже конфликты. Исходя из этого, мы можем утверждать, что от того, каким образом протекает процесс общения, зависит наше личное, семейное и профессиональное благополучие. Однако анализ массовой практики показывает (Л.И. Скворцова, М.А. Углицкая, 2000), что во многих современных учреждениях (административных, образовательных, различных предприятиях и т. п.) преобладают авторитарные, ма­нипулятивные традиции, которые можно выразить в виде своеобразных диад типа «начальник — подчиненный», «учитель — ученик» и т. п. [7].

Такой тип общения нередко считается «непродуктивным» [1]. Данное общение характеризуется стремлением к подавлению активности партнера, его инициативы и заставляет собеседника замкнуться в своем собственном пространстве, оно может вызвать отчуждение во взаимоотношениях и, как следствие, внутрилич- ностный или межличностный конфликт (либо усилить уже существующий).

Кроме того, вышеназванный тип общения можно охарактеризовать как насильственный, так как феноменология именно данного типа общения представлена манипулятивным стилем [8]. Кроме того, насильственное общение характеризуют следующие способы воздействия на собеседника (подчиненного):

•    требования;

•    запреты,

•    оценка его деятельности и поведения;

•    сравнение с другими;

•   критика и похвала, а также наказание и поощрение;

•    игнорирование собеседника;

•    подсказки, советы;

•    нотации и нравоучения.

Кроме того, манипулятивный стиль насильственного общения проявляется в навязывании образцов для подражания и примеров правильного, с точки зрения одного из собеседников, поведения [9]. Таким образом, отношения, продиктованные данным типом общения, можно охарактеризовать как отношения подчинения и подавления. В таких случаях со- беседник-»подчиненный» испытывает чувство вины, а иногда и страха, в то время как собеседник-«руководитель» испытывает явную антипатию к партнеру по коммуникации.

Все это, несомненно, сказывается на продуктивности любого общения, в том числе и в рамках предприятия. Однако продуктивное общение является одним из необходимых условий правильного функционирования как любого предприятия, так и построения нормальных отношений между людьми. Таким образом, возникает необходимость в преодолении подобного общения, и, соответственно, необходим способ реализации идей ненасилия в общении.

Одной из таких идей является концепция ненасильственного общения или ненасильственной коммуникации (Non­verbal Communication), разработанная американским психологом Маршаллом Б. Розенбергом. Характерным является тот факт, что данная концепция мало разработана в отечественной психологии и пользуется лишь ограниченным применением в Российской Федерации. Она направлена на развитие видов коммуникативных умений:

•   выражение межличностных чувств, иными словами, осознание чувств, вос­приятий и желаний, связанных с взаимоотношениями; ясное и четкое сообщение своего внутреннего состояния (так называемые «я-сообщение» и «я- высказывание»);

•   эмпатический ответ представляет собой дословное понимание состояний, мыслей, чувств, а также потребностей партнера по общению, передача ему данного понимания. Кроме того, эмпатичес­кий ответ включает в себя восприятие происходящего внутри другого человека [3];

•    переключение образа действия является адекватным переходом от выражения межличностных чувств к эмпати­ческому ответу, и наоборот, т. е. построением диалога;

•   содействие, или фасилитация, то есть обучение, как эффективно научить окружающих вышеупомянутому [6].

Ненасильственное общение является методом коммуникации и разрешения конфликтов, цель которого — осмысление, принятие во внимание и проработка желаний всех участников общения, для обеспечения благополучного разрешения конфликтов, возникающих среди них. М. Розенберг называет ненасильственное общение также «языком сердца». Интересным и весьма удачным является разделение автором концепции стилей общения на «язык жирафа» (ненасильственное общение) и «язык волка» (насильственное общение). М. Розенберг подчеркивает, что подавляющее большинство коммуникаций происходит на «языке волка» [5]. Соответственно тот, кто научится общаться на «языке жирафа», научится лучше понимать собеседника, у него сформируется понимание намерений и мотивов партнера, и необходимость в применении агрессии в общении отпадет. Кроме того, в рамках рассматриваемой концепции проводится поиск путей понимания мотивов и желаний, которые двигают собеседником в процессе коммуникации, и чувств, которые он испытывает на данный момент. Оба этих процесса представляют собой существенный признак ненасильственного общения.

Вполне логично, что ненасильственное общение определяется самим М. Ро­зенбергом как способ общения и одновременно метод улучшения отношений между людьми [5]. В рамках данной концепции основное внимание уделяется избеганию коммуникаций, которые могут быть истолкованы собеседником как оценивание, попытка вызвать в нем чувство вины, критика или требование — то есть все, что является характерными чертами насильственного общения. Соответственно, поэтому концепция М. Ро­зенберга и получила название «ненасильственного общения».

Ненасильственное общение состоит из четырех основных компонентов.

Первый его компонент — наблюдение без оценивания. Иными словами, необходимо различать наблюдение и оценивание [11] и отделять их друг от друга, поскольку их сочетание вызывает у собеседника чувство, что он подвергается критике, и заставляет сопротивляться ей. Соответственно, формирование ненасильственного общения в подобных условиях становится невозможным.

Идентификация и выражение чувств представляет собой второй компонент ненасильственной коммуникации. Она подразумевает под собой необходимость развития обширного словарного запаса, способного выразить гамму чувств, которые мы испытываем в данный момент. При этом важно отличать друг от друга чувства и мысли, чувства и оценку своего состояния, а также чувства и оценку, которую мы получаем со стороны других, равно как и их реакций на наши чувства.

Еще одной составной частью, согласно концепции М. Розенберга, является подтверждение потребностей, лежащих в основе собственных чувств. Автор концепции обозначает данный компонент как «взятие ответственности за свои чувства». Весьма интересным является тот факт, что зачастую насильственное поведение представляет собой выражение наших собственных чувств и потребностей, однако критика нередко вызывает у собеседника защитную реакцию, заключающуюся в самозащите или «контратаке». Значит, понимание взаимосвязи собственных чувств и потребностей облегчает построение ненасильственного общения. Следует отметить, что на пути к формированию «эмоциональной ответственности» индивид переживает три последовательно сменяющих друг друга стадии: «эмоциональное рабство», т. е. уверенность в собственной ответственности за чувства, возникающие у собеседника; «вызов», или отказ от признания собственного равнодушия по отношению к чувствам других, и «эмоциональная свобода», представляющая собой понимание ответственности за собственные чувства, а не чувства окружающих, и осознание невозможности удовлетворения их потребностей за собственный счет [5].

Помимо перечисленных компонентов, ненасильственная коммуникация также включает в себя свободную от требований просьбу. Просьба должна быть четкой и лаконичной, просящий должен точно знать, какой отклик и какой результат он должен получить. Важной отличительной чертой данного компонента является также характер просьбы: она представляет собой некий запрос, а не приказ или требование. Только при наличии всех четырех вышеуказанных компонентов возможно построение ненасильственного общения.

Кроме того, необходимыми условиями ненасильственного общения является, по мнению автора, наличие, во-первых, умения четко выражать себя («Я- сообщение») и, во-вторых, эмпатичес­кого понимания собеседника, при выполнении которых возможны четыре компонента ненасильственной коммуникации. Под эмпатическим пониманием понимается уважительное понимание переживаний партнера по общению, характеризующееся полным отсутствием советов и ободрения собеседника. Объяснение собственной позиции, равно как и собственных чувств, также отсуст- ствует. Благодаря этому собеседник получает возможность самовыражения, необходимого для решения той или иной проблемы.

Таким образом, М. Розенберг четко описывает базовую основу ненасильственного общения, а также предлагает алгоритм её построения, представляющий собой строго определенную последовательность операций, неукоснительное соблюдение которой имеет первостепенное значение для появления умения выражать себя и эмпатического понимания.

Для формирования умения выражать себя М. Розенберг предлагает следующие алгоритмы.

1.    Выражение собственных чувств, имеющих место в данный момент;

2.    Описание того, что я вижу и на что обращаю внимание;

3.    Объяснение, какие мои потребности связаны с чувствами, возникающими у меня;

4.    Описание действий, которые я желаю совершить для повышения качества моей жизни.

На формирование эмпатического понимания собеседника направлены следующие алгоритмы.

1.    Эмпатическое восприятие чувств собеседника;

2.    Эмпатическое восприятие наблюдений партнера по общению;

3.    Эмпатическое восприятие потребностей собеседника в ключе связанных с ними чувств;

4.    Эмпатическое восприятие желаемых действий партнера, направленных на повышение качества его жизни [10].

Не менее важная цель модели ненасильственного общения М. Розенбер­га — установление индивидом отношений с самим собой, что является основной областью применения концепции, поскольку «оценка поведения с точки зрения собственных потребностей — это стимул для изменений» [5], без которых невозможно формирование вышеназванных компонентов ненасильственной коммуникации.

Формирование навыков ненасильственного общения может происходить как в самостоятельной, так и в индивидуальной или групповой работе. В последних случаях необходимо присутствие специалиста. С точки зрения автора концепции, наиболее эффективна именно групповая работа.

Соответственно, успешность претворения концепции ненасильственного общения зависит и от специалиста, руководящего группой. Для успешности данного процесса руководителю группы следует придерживаться следующих принципов.

•    Выбор подхода, подчеркивающего и усиливающего ценность каждого члена группы. В рамках групповых занятий предпочтение отдается взаимодействию с помощью диалогов, следует своевременно обсуждать назревающие проблемы и конфликты. Долгосрочное изменение стиля общения возможно лишь в случае удачного влияния на ситуацию и использования уважительного отношения к участникам занятий.

•    Создание положительного «климата» в группе. Результат данного принципа является положительным, когда группа сплачивается для достижения определенной цели, благодаря этому значительно возрастает степень сотрудничества между участниками (и между участниками и специалистом), снижается напряжение в группе. Создание положительного климата в группе предполагает предоставление участникам возможностей для построения диалога, влияния на принимаемые решения, благодаря чему формируется чувство взаимной ответственности в группе.

•    Не менее важны и новые формы солидаризации, поскольку они помогают преодолеть негативные формы индивидуализации. Для осуществления данного принципа вновь необходимы возможности для построения диалога в группе, а также осознание участниками совместной ответственности [4].

Следует отметить, что модель ненасильственного общения может быть эффективно применена во всех сферах общения: семейные отношения, школа, организация, предприятие, терапия и консультирование, споры и конфликты. Кроме того, существует положительный опыт применения данной концепции в политической и дипломатической сферах [5]. Таким образом, можно сделать вывод, что концепция ненасильственного общения Маршалла Б. Розенберга несет в себе широкий потенциал применения, на её основе может быть разработан соответствующий тренинг, призванный бороться с проблемами и трудностями общения. Поскольку область применения данной концепции чрезвычайно широка, возможна и разработка тренинга ненасильственной коммуникации для работы на предприятиях, что позволит восполнить пробел, существующий в российской действительности на данный момент.

Литература

  1. Березуцкая Ю.П. Психология делового общения. Барнаул: Алтайское книжное издательство, 2002. 248 с.
  2. Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. Москва: Мысль, 1978. 216 с.
  3. Гессманн Х.-В. Эмпирическое исследование терапевтической эффективности метода двойника в гуманистической психодраме // Гуманистическая психодрама Том 4. Дуйсбург: Издательство Психотерапевтического института Бергерхаузен, 1996. 181 с.
  4. Педагогика ненасилия / Cоставитель Аннеми Петерс. СПб.: Тускарора, 2008. 192 с.
  5. Розенберг М. Язык жизни = Nonviolent communication: Ненасильственное общение. Москва: София, 2009. 272 с.
  6. Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: Теория и практика. Москва: Прогресс, 1993. 192 с.
  7. Скворцова Л.И., Углицкая М.А. Содержание, формы и технология развития у будущих педагогов умений ненасильственного общения // Индивидуально-дифференцированная подготовка студентов к работе в образовательных учреждениях различного типа: Сборник научных трудов / под. ред. Т.В. Лодкиной, Л.А. Коробейниковой. Вологда: Русь, 2000. с. 92-107.
  8. Соколова Б.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. Москва: SVR-Аргус, 1995. 156 с.
  9. Соломин И.Л. Бесконфликтное общение. – СПб.: Речь, 1994. 25 с.
  10. Gewaltfreie Kommunikation nach Marshall B. Rosenberg [Electronic resource]. Available at: http://arbeitsblaetter.stangl-taller.at/KOMMUNIKATION/gewaltfreie-kommunikation-rosenberg.shtml (Accessed: 01.12.2013).
  11. Rosenberg Marschall B. Umgang mit Angriffen von aggressiven Gesprächspartnern [Electronic resource]. Available at: http://arbeitsblaetter.stangl-taller.at/KOMMUNIKATION/Umgang-mit-Aggression.shtml (Accessed: 17.11.2013).

Информация об авторах

Гессманн Ханс-Вернер, Доктор клинической психологии, директор Центра повышения квалификации, диагностики и терапии, Психотерапевтический институт Бергерхаузен, Дуйсбург, Германия, e-mail: h.w.gessmann@gmail.com

Севастьянов П.С., аспирант, Международный центр клинической психологии и психотерапии, Институт педагогики и психологии, Костромской государственный университет имени Н.А. Некрасова, Кострома, Россия, e-mail: pavel-s91@list.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 5461
В прошлом месяце: 41
В текущем месяце: 20

Скачиваний

Всего: 15534
В прошлом месяце: 106
В текущем месяце: 29