Социальная активность личности как детерминанта позитивной адаптации и полноценной жизни в пенсионном возрасте

943

Аннотация

Обращение отечественных и зарубежных ученых к проблеме социальной активности пожилого человека продиктовано глобальным старением населения. Называется множество причин старения населения: кризис семьи и брака, приведший к снижению рождаемости, повышение качества жизни людей, содействующий увеличению продолжительности жизни, и др. В этой связи для ученых и практиков в области социальной психологии старости и старении актуальными являются научные исследования и практические разработки в области формирования адаптивного поведения пожилых людей и вовлечения их в социальную жизнь общества. В статье анализируются зарубежные исследования и опыт формирования адаптивного поведения пожилых людей к условиям жизни на пенсии посредством вовлеченности людей позднего возраста в различные виды социальной активности.

Общая информация

Ключевые слова: социальная активность, пожилой человек, позитивная адаптация, качество жизни, психосоциальное благополучие

Рубрика издания: Социальная психология

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2017060307

Для цитаты: Суслова Т.Ф. Социальная активность личности как детерминанта позитивной адаптации и полноценной жизни в пенсионном возрасте [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2017. Том 6. № 3. С. 63–70. DOI: 10.17759/jmfp.2017060307

Полный текст

 

Введение

В современном мире существует множество демографических, социальных и социально-психологических проблем, в том числе и такая проблема, как«старение общества». Этот процесс становится все более выраженным на протяжении последних двух десятилетий. Именно поэтому ученые и практики во всем мире обратили пристальное внимание на изучение социальной психологии старости и старения. Отмечается, что в пожилом возрасте значительно изменяется социальная и социально-психологическая жизнь людей, особенно это характерно для современного общества (В.Д. Альперович, 2004; Л.И. Анцыферова, 2006; М.В. Ермолаева, 2002, 2006; О.В. Краснова, 2002, 2006; А.Г. Лидерс, 2002, Т.А. Куприянова, 2009; С.Б. Пряхина, 2008; В.И. Слободчиков, Е.В. Шахматов, 1996; Е.В. Щанина, 2004; О.В. Хухлаева, 2005; P.B. Baltes, 1990; A.E. Barrett, 2005; S. Katz, 2013; R. Levinson, 2913; K. Nadasen, 2008; A. Henricksen, C. Stephens, 2010; M. Schieppegrell, 2017 и др.).

Вместе с тем экономическая и социальная ситуация в России и за рубежом такова, что обстоятельства побуждают пожилых людей активизировать свою жизненную позицию, жить более насыщенной жизнью, продолжать работу и после наступления пенсионного возраста. По данным исследований отечественных ученых, только около 20 процентов пожилых людей самостоятельно справляются с социально-психологическими трудностями и приспосабливаются к новому положению [1; 3].

Большая часть пожилых людей в связи с изменением психологического и социального статуса, связанного с выходом на пенсию, потерей близких людей и друзей, ограничением возможности общения, ухудшением здоровья и экономического положения, негативным восприятием себя и своего возраста, пассивным поведением и т. п., не справляются с жизненными трудностями и нуждаются в социально-психологической поддержке и сопровождении [5].

В связи с этим важно рассматривать изучение адаптационных возможностей пожилых людей в пенсионном возрасте и рассмотрение опыта зарубежных коллег по проблеме социальной активности людей позднего возраста.

На основе анализа зарубежных исследований в области геронтологии и геронтопсихологии (GeroPsychology) А.И. Мелехин выделяет три приоритетных направления изучения старости и старения:

1)    старение и развитие: определение и оценка возможностей пожилого человека, разработка программы поддержки оптимального (здорового) старения. Проводятся исследования способности к изучению новой информации (learningpotential) в пожилом возрасте;

2)    улучшение здоровья и субъективное благополучие: качество жизни пожилых людей, живущих дома и в домах престарелых. Способности к изучению новой информации при нормальном старении, легких когнитивных нарушениях (mildcognitiveimpairment, сокр. MCI) и болезни Альцгеймера. Разработка диагностических инструментов для оценки когнитивных нарушений и психических расстройств позднего возраста;

3)    окружающая среда и ее безопасность: жилье пожилого человека, безбарьерная среда, досуговые практики, изменение социальной картины старения, управление негативными стереотипами (ageism) [4, с. 53].

Все эти три направления, с нашей точки зрения, можно рассматривать в рамках изучения различных аспектов формирования, развития и поддержания социальной активности пожилых людей.

Феномен «социальной активности»
в социальной психологии

В психологии понятие «активность» рассматривается как динамическая характеристика всех живых существ. Социальная активность выступает как способность человека преобразовывать и поддерживать жизненно значимые связи с окружающим миром.

Как отмечает Г.М. Андреева, социальная активность характеризует степень проявления возможностей и способностей человека как члена социума, устойчивое активное отношение личности к отдельным общностям или обществу в целом и отражает превращение личности в субъект социального действия и общественных отношений [2, с. 148].

Как правило, социальная активность личности проявляется в таких сферах, как трудовая и общественно-политическая деятельность, образование, досуг, семейно-бытовые отношения, одинаково важных для поддержания жизнедеятельности человека. При изучении социальной активности людей пожилого возраста можно обнаружить, что в научной отечественной и зарубежной литературе не существует единого мнения о том, какие изменения претерпевает эта активность и какие формы она принимает, когда люди выходят на пенсию. Не требует доказательств лишь тот факт, что с выходом на пенсию появляется свободное время, которое можно тратить на себя и других, однако широта и диапазон альтернатив ограничены уменьшением дохода [5, с. 264].

Бесспорно, негативными последствиями старения являются ослабление физической дееспособности, ухудшение физического и психического здоровья, утрата социального статуса и социальных связей. Однако отечественный и зарубежный опыт и практика работы с людьми позднего возраста показывают, что пожилые люди потенциально социально активны [1; 3; 5; 8; 13; 17].

В связи с этим за рубежом актуальным стало рассмотрение социальной активности пожилого человека в рамках теории активности, теории деятельности, теории незанятости и теории развития и персонального роста.

Согласно теории активности (W.R. Gowe, S.T. Ortega, C.B. Style; A. Henrichsen; A. Lovenstein; S. Katz; C. Stephens и др.), люди пожилого возраста имеют возможность и должны как можно дольше сохранять активность, включая в свою жизнь новые формы жизнедеятельности, определяющиеся состоянием здоровья, интересами, возможностями и способностями пожилых, а также активно поддерживать социальное взаимодействие и положительную самооценку. Концепция продуктивного старения, разработанная в рамках данной теории, популярна во многих западных странах и США. Основная идея ее сводится к обучению пожилых людей различным видам трудовой, социокультурной, общественной, семейной и другой деятельности [20; 21].

Ключевым положением теории деятельности (K. Nadasen; M. Novak, M. Schlafer; T. Shippee и др.) является поддержание и сохранение у пожилых людей стиля и установок, присущих людям среднего возраста. В первую очередь это касается активности в трудовой, семейной и общественной деятельности. Ученые, придерживающие данной теории, вводят понятие «успешная старость», считая, что счастья в пожилом возрасте можно достичь, если не поддаваться возрастным стереотипам [8; 16; 17; 21]. То есть теория деятельности также опирается на активность людей пожилого возраста. Однако некоторые ученые критикуют данную теорию, считая ее нереалистичной по причине экономического и социального состояния современного общества, которое, как правило, ограничивает возможности пожилых людей продолжать, к примеру, трудовую деятельность, несмотря на то, что для этого имеются физические и психологические ресурсы.

В теории незанятости, разрабатываемой M. Novak, отмечается, что из-за потери пожилым человеком своих социальных ролей, активное участие людей позднего возраста в жизни общества падает [18]. Общество отказывается от участия пожилых людей в трудовой деятельности и в какой-то мере от проявления активности в общественной жизни, оставляя им семейную и досуговую деятельность. В принципе, это характерно и для России, хотя в последние три года центры труда и занятости создают банки вакансий специально для пожилых людей, имеющих потребность, в соответствии со своим физическим и психическим состоянием, в поддержании трудовой активности.

Теория развития и персонального роста многими учеными считается более удачной и предлагается в качестве методологической основы для психосоциаль­ной работы с пожилыми людьми. Она предложена немецкими психологами P.B. Baltes и M.M. Baltes. Авторы социальную активность описали через «парадокс счастья» и «неуязвимость Я» в позднем периоде жизни. В своих эмпирических исследованиях ученые выявили высокие уровни удовлетворенности жизнью, субъективного восприятия здоровья и благополучия у пожилых людей. Несмотря на ухудшение физического здоровья, снижение функций, изменение социальных отношений, социальных ролей и обязанностей, пожилые люди сохраняют психическое благополучие при преодолении жизненных трудностей.

В теории развития и персонального роста подчеркиваются аспекты положительного психологического функционирования пожилых людей. Были выделены следующие критерии психологического благополучия:

—   открытость новому опыту; потенциал личностного роста и способность к развитию;

—   теплые, доверительные, удовлетворяющие друг друга отношения с людьми;

—            способность к сочувствию и привязанности;

—            способность «давать и брать»;

—   автономия (способность сопротивляться социальному давлению, думать и действовать самостоятельно) [7; 12].

С нашей точки зрения, все теории имеют право на существование. Необходим интегрированный подход, целью которого может стать поддержание и развитие жизненных ресурсов человека в пожилом возрасте с целью их вовлечения в различные жизненные сферы, ибо пожилые люди потенциально социально активны, что подтверждается многочисленными исследованиями в России и за рубежом. Так, американский ученый S. Katz рассматривает социальную активность как основополагающий компонент продуктивной жизнедеятельности пожилого человека и формирования им жизненных планов для полноценной жизнедеятельности в социуме [13].

Ключевыми составляющими социальной активности пожилых людей, с нашей точки зрения, являются: физическая, трудовая, семейная, досуговая, общественная и образовательная активность. Рассмотрим некоторые позиции в изучении данных видов социальной активности в зарубежной социальной науке.

Физическая и досуговая активность человека в пенсионном периоде жизни

Физическая активность (или здоровье) человека, вышедшего на пенсию, в основном рассматривается в рамках биологического подхода.

Однако в последнее время зарубежные ученые все чаще предлагают не ограничиваться вопросами биологического старения, а рассматривать также и социально-психологические факторы благополучной старости и старения, к которым относят образ жизни, активность в различных видах жизнедеятельности с целью поддержания своего здоровья, физической активности, профессионального статуса, достойного уровня дохода и др. Поэтому акцент стали делать на разработке различных программ, целью которых является активное долголетие.

Анализ зарубежной практики показал наличие в большинстве стран действующих программ, в которых предложены специальные мероприятия, направленные на стимулирование физической активности пожилых людей, здорового и активного образа жизни. В Канаде, Великобритании, Финляндии данные программы стали частью национальных программ по активному долголетию [22].

Значительное место в счастливой старости отводится досугу. Прежде всего, активное участие в досуговой деятельности продиктовано желанием людей пожилого возраста освободиться от прежней ответственности, которая сопровождала трудовую жизнь, и позволить себе то, что не всегда было возможно и доступно в среднем возрасте. Активное участие в общественной и, особенно, трудовой жизни является значимым для пожилого человека, это дает возможность чувствовать свою значимость и востребованность, однако, по результатам ряда исследований, для большинства пожилых людей именно досуг и физическая активность — предпочтительны и доставляют большую удовлетворенность.

Стоит отметить все же такую закономерность: чем позитивнее человек относится к себе в старости, тем в большей мере у него выражена установка на активность вне досуговой сферы [14].

Активность пожилых людей в трудовой и образовательной сфере

Традиционная концепция выхода на пенсию, по мнению некоторых зарубежных социальных психологов, является устаревшей. Более гибкий подход к выбору своей деятельности является благоприятной возможностью для творчества, трудовой и образовательной активности в пожилом возрасте. Интересно отметить, пишет Risha Levinson [15], что сегодня во всем мире для пожилых людей созданы различные школы и факультеты, которые стимулируют пенсионеров к продолжению обучения.

Например, в США действует около 500 университетов, предоставляющих пенсионерам возможность непрерывного образования по специальным программам, включающим обучение новым специальностям, подготовку публикаций, участие в научных исследованиях и др. Конечно, это все предполагает наличие хорошего состояния здоровья, которое обеспечивает пожилым людям возможность заниматься значимым. для себя делом [15].

Американские ученые отмечают, что консультативная и образовательная работа с пожилыми людьми становится в США одной из приоритетных. A. Henricksen и С. Stephens сообщают, что с 1980 г. 36% всех программ консультирования предложили один или больше курсов по работе с пожилыми людьми, и это число продолжает увеличиваться, так же как и количество новых исследований по проблемам пожилых людей. Кроме того, в 1992 г. геронтологическое консультирование стало специализированной областью, регулируемой Национальным советом сертифицированных консультантов (АВСС) [10].

Пожилые люди имеют возможность получать специальную стипендию с целью обучения в режиме online. В США проведены исследования, подтверждающие эффективность online-обучения для пожилых людей. Отмечены следующие его преимущества:

1)    в online-образовании пожилые люди не столкнутся с дилеммой поколений;

2)    для online-образования характерна гибкость обучения, оно предоставляет различные виды получения знаний, исходя из интересов, потребностей и возможностей пожилых людей;

3)    пожилые люди имеют возможность зарегистрироваться и пройти обучение по альтернативным программам для взрослых, которые специализируются в конкретной области.

Основным результатом таких исследований является понимание того, что пожилой человек все еще может быть полезным членом общества [18].

В американских исследованиях отмечается положительная оценка образовательных программ для пожилых людей, а также позитивно оцениваются образовательные возможности пенсионеров. К примеру, отмечается, что обучение иностранному языку в пожилом возрасте может быть вполне успешным. За исключением некоторых изменений в физическом состоянии пожилого человека (снижение слуха, ухудшение зрения), возраст «пожилого учащегося» не является помехой для успешного овладения иностранным языком. Кстати, данный факт можно подтвердить активностью российских пожилых людей в изучении иностранного языка при подготовке к волонтерской деятельности в период проведения паралимпийских игр.

Американские ученые отметили увеличение (в среднем на 8%) заработной платы пожилых людей, окончивших программы переобучения, особенно это касается переобучения и дополнительного обучения техническим профессиям и профессиям в области здравоохранения [23].

Интерес представляют исследования гендерной специфики трудовой активности пожилых людей. В частности, ученые S. Pit и J. Byles отмечают, что женщинам важно продолжать профессиональную деятельность и после выхода на пенсию. Ученые приводят данные лонгитюдного исследования, проведенного австралийскими учеными. Результаты показали, что у 14200 женщин в возрасте 45—50 лет, принявших участие в исследовании, снижение трудовой активности детерминировало ухудшение их физического и психического состояния [19].

Трудовая активность пожилых людей дает возможность материально обеспечивать себя, что увеличивает ощущение безопасности и жизненную удовлетворенность пенсионеров. Считается, что социально-экономический уровень является одним из самых важных и устойчивых показателей благополучной жизни в пожилом возрасте. В связи с этим большинство программ для пожилых людей стимулируют пенсионеров на формирование и поддержание трудовой активности.

Во многих образовательных организациях Европы и США разработаны и активно внедряются программы, направленные на консультирование пожилых людей по вопросам текущих потребностей рынка труда, а также на оказание им помощи в выборе вакансии, реально существующей на рынке труда и согласующейся с потребностями, интересами и возможностями пенсионеров.

Социальная активность пожилых людей в сфере семейного взаимодействия

Семейная сфера, наряду с трудовой, является значимой для каждого человека, так как в ней он реализует такую потребность, как раскрытие своего супружеского и родительского потенциала. Успешность человека в данной сфере дает ему возможность не ощущать одиночество, испытывать комфорт от общения с близкими людьми, получать от них поддержку и любовь.

Ученые отмечают, что семья оказывает положительное влияние на физическое и эмоциональное здоровье пожилых пар. Так, в исследовании ученых Университета Британской Колумбии и Университета штата Пенсильвания изучена взаимосвязь физического и эмоционального здоровья пожилых пар [11]. Исследование проводилось в течение 15 лет с участием 1700 пожилых пар в возрасте от 76 до 90 лет и состоявших в браке более 40 лет. Была выявлена сильная связь между «депрессивными симптомами» (несчастье, одиночество и беспокойство) и «функциональными ограничениями», такими как физическая неспособность выполнять семейно-бытовые задачи (приготовление пищи, поход в магазин и т. д.). При позитивном взаимодействии в семье уровень депрессивных симптомов снижается, что во многом позитивно сказывается на физической активности пожилого человека. И наоборот, когда пожилые люди перестают быть активными (гулять, общаться, заниматься совместным творчеством), они рискуют потерять свои функциональные способности и возможности. Кроме того выявлено, что физическое и эмоциональное здоровье супруга может иметь большое влияние на здоровье и функционирование партнера. Функциональное ограничение одного супруга было связано не только с его собственными депрессивными симптомами, но и с симптомами партнера. Это исследование показало, насколько важны брачные отношения в поддержании здоровья пожилого человека и его социальной активности, а также насколько важно проявление активности в пожилом супружестве [11].

Большое внимание в последнее время уделяются исследованию сексуальной активности людей в пожилом возрасте. Дж.Ф. Яммес и С.Л. Коул отмечают, что в литературе, посвященной данной проблеме, наблюдается тенденция к обсуждению сексуального поведения в контексте проблем, связанных с сексуальным функционированием. Ученые приводят результаты исследования, проведенного Американской ассоциацией пенсионеров (AARP) и описанного в работе A. Goldman и J. Carrol (1990). Исследование показало, что большинство опрошенных испытывают сильное физическое влечение к своему партнеру, почти половина респондентов были полностью или частично удовлетворены своей сексуальной жизнью. Для многих благополучная половая жизнь связана с удовлетворенностью общим качеством жизни [6].

Общественная активность людей пожилого возраста

В общественно-политической деятельности людей пожилого возраста на первый план выдвигаются мотивы, связанные с пониманием общественной пользы и общественных интересов, самоутверждением в данной области. Ощущение своей востребованности и значимости оказывает сильное влияние на общее самочувствие, снижает возможность формирования негативных эмоциональных состояний, в том числе депрессии, связанной с переживанием одиночества.

По данным исследования A. Henricksen и C. Stephens, в котором приняли участие пожилые люди в возрасте 56—76 лет, позитивное восприятие реальности и своего положения в обществе обнаружено у тех респондентов, которые принимали активное участие в общественной жизни, оказывали помощь другим, ставили перед собой цели в сфере активного отдыха и социального общения [10].

Большое внимание за рубежом (в последнее время и в России) уделяется вовлечению пожилых людей в волонтерскую деятельность. Выделяют официальное и неофициальное волонтерство. Официальным волон­терством считается участие в деятельности социальных служб и религиозных организаций. К неофициальному волонтерству относят помощь друзьям, семьям своих знакомых, воспитание внуков и др.

Отмечается, что участие пенсионеров в волонтерской деятельности приносит большую пользу как самим пожилым участникам, так и тем, на кого направлена эта деятельность. Так, K. Nadasen считает, что участие пожилых людей в общественной жизни дает позитивные результаты:

1)    расширяет и укрепляет социальные контакты пенсионеров;

2)    укрепляет и поддерживает физическое и эмоциональное состояние пенсионеров;

3)    способствует социальной вовлеченности пожилых людей, что дает им ощущение собственной значимости и способствует личностному росту [17].

Выводы

Таким образом, в зарубежной социальной психологии социальная активность пожилого человека рассматривается в русле методологии теории активности, теории деятельности, теории незанятости и теории развития и персонального роста.

Важнейшим принципом эффективной социально­психологической работы с пожилыми людьми, согласно данным теориям, является восприятие пожилых людей не как старых, а как взрослых людей, у которых есть ресурсы для поддержания и развития социальной активности. Именно социальная активность и активный образ жизни в позднем возрасте являются ведущей составляющей благополучной старости, самостоятельности и хорошего самочувствия, снижают риск формирования негативных эмоциональных состояний: озлобленности, агрессивности, подавленности, — а также уменьшают риск становления жертвами стереотипов, которые сопровождают пожилой возраст [24].

Согласно S. Torres и G. Hammarstrom, старость является естественным биологическим процессом, который невозможно изменить, но который можно замедлить [23]. Именно социальная активность, отмечает S. Katz, является основным элементом в жизнедеятельности пожилого человека, так как только социально активный человек способен формировать ориентиры для полноценной и благополучной жизни [13].

Литература

  1. Альперович В.Д. Проблема старения: Демография, психология, социология. М.: Издательство Апрель; Издательство АСТ, 2004. 352 с.
  2. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для вузов. М.: Аспект-Пресс, 1996. 375 с.
  3. Ермолаева М.В. Практическая психология старения. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. 319 с.
  4. Мелехин А.И. Качество жизни в пожилом и старческом возрасте: проблема вопроса // Современная зарубежная психология. 2016. Т. 5. № 1. С. 53–63. doi:10.17759/jmfp.2016050107
  5. Суслова Т.Ф. Адаптация пожилого человека к посттрудовому периоду // Казанские науки. 2011. № 2. С. 263–266.
  6. Яммесс Джон Ф., Коул С.Л. Сексуальная активность в пожилом возрасте // Социальная геронтология: Россия и США: кросскультурный анализ (Российско-американский проект): коллективная монография / Под ред. Л.В. Мардахаева, В.Е. Хилза. М.: Издательство РГСУ, 2016. С. 127–137.
  7. Baltes P.B., Baltes M.M. Psychological perspectives on successsful aging: A model of selective optimization with compensation // Successsfulagin: Perspectives from the behavioral sciences. Cambredge: Cambredge University Press, 1990. P. 1–34.
  8. Barrett A.E. Gendered Experiences in Midlife: Implications for Age Identity // Jornal of Aging Studies. 2005. Vol. 19. № 2. P. 163–185. doi:10.1016/j.jaging.2004.05.002
  9. Gove W.R., Ortega S.T., Style C.B. The Maturational and Role Perspectives on Aging and Self Through the Adult Years: An empirical evaluation // American Journal of Sociology. 1989. Vol. 94. № 5. P. 1117–1145.
  10. Henricksen A., Stephens C. An Exploration of the Happiness-enhancing Activities Engaged in by Older Adults // Ageing International. 2010. Vol. 35. № 4. P. 311–326. doi:10.1007/s12126-010-9059-y
  11. Hoppmann C. Physical and emotional health of older couples liked for better or worse, study finds [Электронный ресурс]. URL: https://www.sciencedaily.com/releases/2011/05/110504091838.htm (дата обращения 12.09.2011).
  12. Jacobson L., LaLonde R., Sullivan D. The impact of community college retraining on older displaced workers. Chicago, IL: Federal Reserve Bank of Chicago, 2003. 85 p.
  13. Katz S. Active and Successful Aging. Lifestyle as a Gerontological Idea // Recherchés Sociologies et Anthropologies. 2013. Vol. 44. № 44–1. P. 33–49.
  14. Kornadt A.E., Rothermund K. Dimensionen und Deutungmuster des Alterns. Vorstellungen von Altern. Altsein und der lebensgestaltung in Alter // Zeitschrift für Gerontologe und Geriatri. 2011. № 44. P. 291–298. doi:10.1007/s00391-011-0192-3
  15. Levinson R. Vital Involvement in Retirement [Электронный ресурс]: New Choices and Challenges // FCPE Newsletter. 2005. № 8. 2 p. URL: http://fcpe.adelphi.edu/files/2014/04/Spring-2005-Issue-8.pdf (дата обращения 12.09.2011).
  16. Lovenstein A., Katz R., Gur-Yaish N. Reciprocity in Parent-child Exchange and Life Satisfaction Among the Elderly: A Cross-national perspective // Journal of Social Issues. 2007. Vol. 63. № 4. P. 865–883. doi:10.1111/j.1540-4560.2007.00541.x
  17. Nadasen K. Life Without Line Dancing and the Other Activities Would Be Too Dreadful to Imagine: An Increase in Social Activity for Older Women // Journal of Women & Aging. 2008. Vol. 20. №  3–4. P. 329–342. doi:10.1080/08952840801985060
  18. Novak M. Issues in Aging: Pearson. Boston, 2011. 384 p.
  19. Pit S, Byles J. The Association of Health and Employment in Nature Women^ A Longitudinal Stady // Journal of Womens Health. 2012. № 21. P. 273–280.
  20. Psychological approach to successful ageing predicts future quality of life in older adults // Health and Quality of Life Outcomes. 2011. 9:13. P. 1–9. doi:10.1186/1477–7525–9-13.
  21. Schlafer M.H., Shippee T.P. Age Identity in Context: Stress and the Subjective Side of Aging // Social Psychology Quarterly. 2010. Vol. 73. № 3. P. 245–264. doi:10.1177/0190272510379751
  22. Schoppe S., Bauman A., Bull F. International review of national physical activity policy: A literature review: Centre for Physical Activity and Health / Sydney, Australia: Centre for Physical Activity and Health. 2004. 76 p. (CPAH; report no.04-0002).
  23. Torres S., Hammarstrom G. Speaking of ‘limitations’ while trying to disregard them: A qualitative study of how diminished everyday competence and aging can be regarded // Journal of Aging Studies. 2006. Vol. 20. № 4. P. 291–302. doi:10.1016/j.jaging.2005.11.001
  24. Venn S., Arber S. Day-time Sleep and Active Ageing in Later Life // Ageing Society. 2011. № 3. P. 197–216.

Информация об авторах

Суслова Татьяна Федоровна, кандидат психологических наук, доцент, Доцент, кафедра социальной работы, факультет истории, политологии и права, Московский государственный областной университет, Москва, Россия, e-mail: sibir812@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1865
В прошлом месяце: 31
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 943
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 2