Обзор теории конструктов разного уровня: история формирования, основные положения и исследовательский потенциал

117

Аннотация

В работе представлен обзор теории конструктов разного уровня (Construal Level Theory, CLT), основоположниками которой являются Нира Либерман (Nira Liberman) и Яков Троуп (Yakov Trope). CLT описывает взаимосвязь между психологической дистанцией — субъективным переживанием удаленности феномена и уровнем его конструирования (репрезентации) в сознании. Согласно этой теории, чем более удаленным воспринимается феномен, тем более абстрактно он будет представлен в сознании субъекта. На данный момент CLT является одной из наиболее активно развивающихся интердисциплинарных психологических теорий. Одновременно с этим она остается практически неизвестной в рамках русскоязычного психологического сообщества. Основная цель статьи — помочь читателю составить представление об истории развития CLT, ее основных положениях, а также продемонстрировать ее высокий исследовательский потенциал. В первой части представлены наиболее значимые работы, определившие направление развития теории. Во второй части обобщаются ее ключевые положения. В последней части рассматриваются возможности CLT в построении более глубокого понимания природы процессов прогнозирования, оценки, выбора, саморегуляции и ряда других.

Общая информация

Ключевые слова: психологическая дистанция, уровень конструирования, прогнозирование, оценка, выбор, поведенческие интенции, саморегуляция, категоризация, творчество

Рубрика издания: Общая психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2022110312

Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках проекта № 20-01-00001.

Благодарности. Автор благодарит за помощь в подготовке статьи научного руководителя В.А. Петровского.

Для цитаты: Медведев Б.П. Обзор теории конструктов разного уровня: история формирования, основные положения и исследовательский потенциал [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2022. Том 11. № 3. С. 127–139. DOI: 10.17759/jmfp.2022110312

Полный текст

Введение

Теория конструктов разного уровня (Construal Level Theory, CLT), разработанная Нирой Либерман (Nira Liberman) и Яковом Троупом (Yakov Trope) является одной из наиболее активно развивающихся интердисциплинарных психологических концепций [7].

В ее основе лежит идея о взаимосвязи между уровнем конструкта — степенью абстрактности образа, репрезентующего объект или явление в сознании человека, и психологической дистанцией — субъективным переживанием удаленности феномена от эгоцентрической точки отсчета [43; 65]. Это простое положение обладает большим потенциалом в объяснении механизмов оценивания, прогнозирования, поведения и др.

За последние 20 лет исследования, связанные с CLT, значительно расширились. Об этом свидетельствует активно растущее число публикаций и групп авторов, которые применяют и расширяют теорию. Однако в русскоязычном психологическом сообществе она практически не известна. На данный момент опубликована только одна статья [4], не получившая, судя по количеству цитирований, заслуженного внимания.

Основной целью обзора является представление теории на ее текущем этапе развития. Сначала будут описаны ключевые моменты формирования и развития CLT, затем представлены ключевые ее положения. В завершении мы детально рассмотрим потенциал теории в объяснении механизмов ряда психологических процессов.

История становления и развития теории

Первая работа, заложившая основы CLT, была опубликована Н. Либерман и Я. Троупом в 1998 году [41]. Авторов интересовало, как меняется восприятие тех или иных событий в зависимости от их временной удаленности. После анализа работ, посвященных этому вопросу [14; 28], Либерман и Троуп представили теорию временного конструирования (Temporal Construal Theory, TCT).

Согласно TCT, представление отдаленных событий чаще будет абстрактным, содержащим лишь центральные его аспекты. Представление же событий ближайшего будущего, соответственно, скорее будет более конкретным, включающим в себя случайные и периферийные характеристики1. Первый вид представлений авторы называли высокоуровневыми конструктами, второй — низкоуровневыми.

Либерман и Троуп предположили, что ценности, связанные с высокоуровневыми характеристиками, будут увеличивать свое влияние по мере удаления, а ценности, связанные с низкоуровневыми характеристиками будут его снижать. Результаты эксперимента показали, что люди, совершая выбор относительно удаленного будущего, в большей степени опираются на желательность результата (высокоуровневая характеристика). Если же выбор касается ближайшего времени, больший вес приобретает достижимость результата (низкоуровневая характеристика). Например, для использования через год программное обеспечение компьютера выбиралось в соответствии с его качеством, тогда как для ближайшего будущего — в соответствии с тем, насколько легко его было освоить.

В следующей совместной работе [66] Троуп и Либерман «столкнули» свою теоретическую концепцию с двумя другими.

Первая — гипотеза валентно-зависимого временного дисконтирования [37]. Согласно ей, воспринимаемая значимость положительных характеристик снижается (дисконтируется) медленнее, чем значимость характеристик отрицательных. Например, неудобства, связанные с приемом гостей, будут подвержены большему временному дисконтированию, чем удовольствие от времяпрепровождения с ними. Поэтому по мере отдаления во времени привлекательность приема гостей в доме будет возрастать.

Вторая — гипотеза аффекто-зависимого временного дисконтирования. Она предсказывает, что ценность, базирующаяся на аффекте, подвергается более резкому временному дисконтированию, чем ценность, основанная на когнитивных данных [45; 49]. Например, влияние вкуса сигареты будет подвергаться большему временному дисконтированию, чем влияние знания, что курение вредно для здоровья. Таким образом, решить не выкурить одну сигарету через неделю значительно проще, чем отказаться от сегодняшней.

В серии экспериментов Либерман и Троуп предлагали участникам одинаковую информацию о вариантах ближайшего или удаленного будущего и просили их описать свои предпочтения. Варианты включали в себя как высокоуровневые, так и низкоуровневые характеристики. Отдельно варьировались валентность (положительная или отрицательная) и тип (аффективный или когнитивный) ее характеристик. Выяснилось, что при малой временной дистанции большее влияние на предпочтения оказывают низкоуровневые характеристики, при большой — высокоуровневые. Валентность же, как и ее тип, самостоятельного эффекта не оказывали. Троуп и Либерман предположили, что положительная валентность и когнитивный ее тип просто чаще связаны именно с высокоуровневыми характеристиками.

В 2002 году [39] авторы значительно расширяют свою теорию. Если до этого речь шла о конструировании только действий и событий, то теперь положения теории распространились на ментальное отражение объектов и переживаний. В серии экспериментов было обнаружено, что при увеличении временной дистанции объекты классифицируются по более широким категориям, а переживания представляются более прототипичными (стереотипными) и генерализированными.

Именно в этой работе, вследствие расширения своего предмета, теория получает свое современное название — «теория конструктов разного уровня» (Construal Level Theory).

Однако по-настоящему поворотной точкой в развитии теории можно считать работу «Temporal construal», вышедшую в 2003 году [67]. После обобщения актуальных положений теории, Троуп и Либерман сформулировали исследовательские вопросы и гипотезы, намечая дальнейшие пути ее развития.

Они предположили, что принципы, полученные для временного измерения, применимы и к другим видам дистанций: пространственной, социальной (например, «Я» по сравнению с другими, «внутри группы» по сравнению с «вне группы») и вероятностной (реальные события по сравнению с гипотетическими). Авторы предложили, в соответствии с теорией поля К. Левина, концептуализировать все эти измерения в рамках единой теории психологической дистанции.

Здесь же впервые была выдвинута идея о двухстороннем характере связи между дистанцией и уровнем конструирования.

С 2004 года начался резкий рост числа исследований, расширяющих CLT. В них было подтверждено, что логика изменения уровня конструирования справедлива для пространственного [59], социального [57] и вероятностного [56] измерений.

Важные результаты были получены в исследовании 2006 года [11].

С помощью имплицитного ассоциативного теста авторы установили, что слова, относящиеся к высокому уровню конструирования, сильнее связаны со словами, описывающими отдаленные стимулы. Например, слово «животное» быстрее ассоциировалось со словами «там», «позже», «они», «выдумка»; тогда как «собака» — с «здесь», «сейчас», «я», «реальность». Это в очередной раз продемонстрировало фундаментальную связь уровня конструирования с психологической дистанцией. И, что важнее, подтвердило справедливость предположения, что все четыре измерения психологической дистанции связаны как с уровнем конструирования, так и друг с другом, являясь частными выражениями психологической дистанции.

С этого момента CLT получает широкое признание в научном сообществе. Сначала, в 2007 году, описание теории включается в книгу «Social psychology: Handbook of basic principles» [43] — одно из базовых пособий по социальной психологии. А уже в 2008 году Либерман и Троуп публикуют статью в одном из самых авторитетных научных журналов — «Science» [40]. В ней они впервые формулируют идею о специфически человеческой способности к преодолению психологической дистанции, которое основывается на возможностях построения абстракций. Либерман и Троуп предположили, что появление возможности трансцендировать за пределы «здесь и сейчас» стало одним из ключевых факторов развития человека как вида.

Наиболее полное описание «классической» части CLT можно найти в работе 2010 года [65]. Именно к ней стоит обращаться тем, кто хочет ознакомиться с авторским описанием ключевых тезисов теории. В рамках же анализа CLT, в ней важно выделить два момента.

Во-первых, Троуп и Либерман отмечают, что, будучи сильно связанными друг с другом, различные измерения все же обладают качественными различиями. Одни измерения являются более базовыми и оказывают большее влияние на усредненное восприятие психологической дистанции. В качестве иллюстрации приводятся исследования [12; 13], в которых было продемонстрировано, что первичным (в рамках онтогенеза) измерением является пространственное, в том время как временное уже опирается на него.

Во-вторых, авторы заявляют о важности изучения нейрофизиологических коррелятов описываемых в CLT процессов. Обосновывая перспективность исследований в этом направлении, они приводят в пример ряд работ [10; 47], в которых описывается связь между уровнем абстрактности представлений и локализацией (вентральной или дорсальной) активности медиальной префронтальной коры.

Следующий «поворотный» момент в истории развития CLT произошел в 2014 году — выход статьи «Traversing psychological distance» [42] в авторитетном журнале по когнитивным наукам «Trends in cognitive sciences». До этого момента положения теории о взаимосвязи психологической дистанции и уровня конструирования были вспомогательными инструментами для более глубокого понимания других процессов (оценки, предсказания, выбора, социальной интеракции и др.) Теперь же основной акцент переводится на изучение самого когнитивного процесса преодоления психологической дистанции.

По мнению авторов, способность к преодолению психологической дистанции, опирающаяся на процессы абстрагирования, является краеугольным камнем эволюции, истории и личностного развития. Появление языка, абстрактной системы символов, позволило человеку формировать большие социальные общности, а также расширило временные горизонты нашего вида — появилась возможность рассматривать события далекого прошлого и отдаленного будущего. В рамках развития личности способность к ментальному конструированию и опоре на абстрактные представления помогает облегчить отсрочку удовлетворения и сформировать волевое поведение.

Сами Либерман и Троуп продолжают свои исследования именно в этом направлении. В 2020 году [27] ими была опубликована работа, интегрирующая наработки CLT в когнитивный подход предиктивной обработки (Predictive Processing). В основе этого подхода лежит предположение о том,, что наши ментальные представления о мире становятся активными до того, как мы вступаем в контакт с реальностью. Исходя из наработок CLT, авторы представляют свою модель «ментальных путешествий», опирающуюся на иерархичную природу репрезентативных субстратов психики.

В настоящее время растет количество теорий и подходов, постепенно интегрирующих основные положения CLT. Помимо подхода предиктивной обработки, можно отметить теорию регуляторного фокуса (Regulatory Focus Theory) Э. Хиггинса, теорию перспектив (Prospect Theory) Д. Каннемана и А. Тверски, теорию самодетерминации (Self-Determination Theory) Э. Деси и Р. Райна [7].

При этом можно сказать, что на данный момент «ядро» CLT сформировано. Ее актуальное развитие уже не связано с распространением своих положений на более широкие проблемные области. Напротив, значительное число исследований последних лет рассматривают следствия этих положений для конкретных прикладных вопросов [8; 17; 68]. Несмотря на стремительный рост их количества (132 статьи за 2019 год, 186 — за 2020 [7]), данные работы пока не вносят качественных изменений в саму теорию. Поэтому в рамках исторической перспективы мы не будем останавливаться на них отдельно.

Основные положения теории

Уровень конструирования — то, насколько абстрактно феномен репрезентован в сознании субъекта. Высокоуровневые конструкты содержат в себе только основную информацию о феномене, являющуюся относительно инвариантной. Низкоуровневые конструкты, наоборот, включают большее количество случайной и контекстуальной информации. В табл. 1 представлены основные виды конструктов, описываемые Либерман и Троупом [42], и примеры их высокоуровневых и низкоуровневых вариаций.

Психологическая дистанция — это переживание удаленности феномена от эгоцентрической точки отсчета «здесь и сейчас». Предполагается, что она опирается на четыре основных измерения: пространственное, временное, социальное и вероятностное. Связь между всеми измерениями объясняется существующими в опыте экологическими корреляциями [51]. Событие, которое произойдет в далеком будущем, с большей вероятностью произойдет в отдаленном месте, будет связано с менее знакомыми людьми и оцениваться как менее вероятное чем то, что будет происходить в ближайшее время.

Несмотря на выраженность экологических корреляций, субъективные корреляции являются еще более сильными. В ряде исследований [46; 64] это связывается с тем, что после первичного кодирования события по одному из измерений (насколько оно удалено), последующие оценки дистанции по другим измерениям делаются уже с поправкой на него.

Основное положение CLT — утверждение взаимосвязи между психологической дистанцией и уровнем конструирования. При увеличении дистанции феномены репрезентуются более абстрактно. И, наоборот, феномен, представленный абстрактно, будет восприниматься как более удаленный.

Данный принцип справедлив по отношению к дистанции эгоцетрической (от «Я» здесь и сейчас), но не к неэгоцетрической (между двумя другими феноменами) [38]. При этом дистанция от А до В может быть представлена через эгоцентрическую. Например, можно попытаться «встать» на место А. Предполагается, что в той мере, в какой люди представляют неэгоцентрические расстояния эгоцентрическим образом, оценка этих расстояний будет связана с уровнем конструирования.

Важные выводы о природе этой взаимосвязи можно найти в метаанализе за авторством Содерберга и др.2 [61]. Было обнаружено, что манипуляции с воображаемой дистанцией оказывают значительно большее влияние на уровень конструирования. Также выяснилось, что связь между уровнем конструирования и временной дистанцией носит криволинейный характер. Для увеличения влияния на уровень конструирования можно как увеличить разрыв между ближайшим и отдаленным условием, так и «перенести» этот разрыв дальше в будущее.

Помимо связи друг с другом, уровень конструирования и психологическая дистанция испытывают влияние со стороны других факторов.

Эмоциональная окраска — эмоционально окрашенные феномены (например, поход к стоматологу, вызывающий у человека страх) воспринимаются ближе, чем нейтральные [21].

Ощущение контроля — ощущение контроля над чем-то или кем-то снижает уровень психологической дистанции (например, расстояние до человека будет восприниматься меньшим, если мы обладаем контролем над его деятельностью [69].

В другом исследовании было обнаружено, что ощущение контроля определяет то, как на психологическую дистанцию влияет валентность феномена. Высокий уровень контроля способствует тому, что позитивные феномены воспринимаются как более близкие, а негативные — как более далекие [30].

Власть, люди, обладающие властью, склонны обрабатывать любую информацию более абстрактным способом, чем те, у кого власти нет [57], и воспринимать с большей психологической дистанции тех, на кого она распространяется [52].

Новизна — феномены, воспринимаемые как новые, конструируются на более высоком уровне [23].

Проксимальная или дистальная природа стимулов — феномены, сенсорная основа которых имеет проксимальный характер (вкус, осязание), будут представляться как более близкие, чем феномены, основанные на дистальных стимулах (слух, зрение) [58].

Есть и более специфические факторы, влияющие на психологическую дистанцию и уровень конструирования. Например, было обнаружено, что регулярная практика осознанности и медитаций приводит к повышению общего уровня конструирования [16]. Другим интересным фактором является способ передачи информации [33]. Например, отправка сообщений в мессенджере (а не электронным письмом) приводит к тому, что содержание этих посланий воспринимается получателями как более психологически близкое. Люди, прочитавшие сообщение о задержке заказа из ресторана по почте, скорее предположат, что его доставка займет больше времени, чем те, кто получил аналогичное сообщение в мессенджере.

Исследовательский потенциал теории

Помимо непосредственной связи, взаимное влияние психологической дистанции и уровня конструирования имеет важные последствия для ряда других процессов. В этой части мы остановимся на них более подробно.

Значительная доля исследований в рамках CLT рассматривает процессы прогнозирования, оценивания (выбора) и формирования поведенческих интенций. Общий тезис CLT относительно каждого из них можно сформулировать так: при увеличении психологической дистанции высокоуровневые конструкты увеличивают свой вес, а низкоуровневые — теряют.

Прогнозирование

При прогнозировании увеличение психологической дистанции приводит к тому, что люди в большей степени учитывают общие факторы и в меньшей — ситуативные [59]. Например, мы скорее будем уверенны в том, что закономерности, описываемые научной теорией, обнаружат себя на фоне случайных отклонений в эксперименте, который будет проведен в следующем году, а не сегодня [50]. Схожая динамика наблюдается и относительно предсказания собственной эффективности. Прогнозируя свои результаты в отдаленном будущем, мы в большей степени будем ориентироваться на уверенность в своих знаниях и силах, чем на характер препятствий.

Согласно CLT, выход за пределы «здесь и сейчас» связан с построением своих представлений на основе инвариантных характеристик доступной информации. А это неизбежно приводит к росту ошибок из-за недостаточного учета контекстуальных и случайных факторов. Акцентируя внимание на данной идее, хочется выделить одно из немногих исследований, в котором обращается внимание на возможные негативные последствия абстрактного конструирования [9]. Его авторы продемонстрировали, что высокий уровень конструирования связан с вероятностью возникновения иллюзии объяснительной глубины (Illusion of Explanatory Depth, IOED). Она состоит в том, что люди начинают сильно переоценивать свое понимание некоторой концепции.

Оценка и выбор

В случае, если выбор совершается относительно чего-то более удаленного, оценка альтернатив будет производиться в большей степени по центральным, а не периферийным характеристикам. Можно выделить несколько конкретных «пар» высокоуровневых/низкоуровневых характеристик.

Одной из таких пар является желанность (высокий уровень конструирования) и достижимость (низкий уровень). Увеличение психологической дистанции приводит к тому, что мы начинаем больше ориентироваться на то, насколько мы чего-то хотим, чем на то, насколько это достижимо [18; 41; 44; 63]. При низкой же дистанции мы склоны учитывать достижимость и желательность в равной степени [34].

Другая пара — «плюсы» и «минусы». Исследования показывают, что аргументы «за» более заметны при принятии решений на более отдаленное будущее, тогда как аргументы «против» — на ближайшее [62].

Еще одна пара — информация об общем тренде или о конкретном случае. При увеличении временной или пространственной дистанции люди склонны в большей степени опираться на совокупную информацию, нежели на информацию о конкретном случае [15; 36]. Например, при выборе услуги, ее средние оценки будут восприниматься более важными, чем устный отзыв одного клиента. В случае большей временной или социальной (выбор за другого) дистанции люди в принципе склонны собирать больше информации перед принятием решения [29].

Поведенческие интенции

Намерения людей относительно своего поведения при увеличении дистанции больше начинают определяться общими представлениями о себе: какие черты характера для нас свойственны, какими ценностями мы руководствуемся, какой идеологии придерживаемся [35; 53; 71]. Интересным следствием этого является то, что мы воспринимаем образ своего удаленного поведения как более репрезентативный.

Уменьшение дистанции по отношению к феномену с отрицательной валентностью может усилить намерения, направленные на противодействие ему. Например, люди, оценивающие изменение климата как близкое, демонстрируют более выраженное намерение по борьбе с ним [60]. При этом прямое влияние психологической дистанции на поведение не всегда имеет место быть. Хотя намерения о заботе об окружающей среде действительно положительно связаны с психологической дистанцией, само проэкологическое поведение — нет [17].

Помимо этих трех областей, исследования в рамках CLT затрагивают и ряд других.

Саморегуляция

В рамках CLT предполагается, что потребность в саморегуляции возникает при конфликте низкоуровневых и высокоуровневых ценностей, а сама она представляет собой поддержание более абстрактного уровня конструирования. Таким образом, активация конструктов более высокого уровня будет способствовать большей эффективности саморегуляции [25].

В одном из исследований [20] испытуемые сначала отвечали на вопрос, «почему» или «как» они собираются поддерживать хорошее физическое здоровье. Затем их просили подержать неудобную рукоятку, подключенную к электродам, якобы для проведения психофизиологической оценки их личности. Сообщалось, что чем дольше они будут ее удерживать, тем более точной будет диагностическая информация. Так формировался конфликт между стремлением получить релевантную информацию о себе (ценность высокого уровня) и желанием отпустить неудобную рукоятку (ценность низкого уровня). Результаты продемонстрировали, что участники, в первом задании отвечавшие на вопрос «почему», держали рукоятку дольше, чем отвечавшие на вопрос «как».

При этом само осуществление «осознанного» самоконтроля над импульсами способно привести к снижению уровня конструирования. В исследовании Ван и Агравал [70] было продемонстрировано, что истощение ресурсов из-за продолжительного самоконтроля усиливает концентрацию на ресурсах и побуждает к более низкому уровню интерпретации, который переносится на последующие задачи.

В рамках CLT объясняется и феномен прокрастинации. Предполагается, что связь между уровнем абстрактности и временной дистанции проявляется и во влиянии на время до совершения запланированного действия. Вследствие этого, чем более абстрактно представлена некоторая задача, тем более вероятно люди откладывают ее выполнение [19].

Стоит отметить, что роль уровня конструирования в саморегуляции зависит от типа самой задачи. Низкий уровень конструирования оказывается более эффективным в задачах на торможение реакций, требующих пристального внимания и отзывчивости по отношению к ближайшему окружению. Высокий же уровень подходит для тех задач, в рамках которых важным является поддержание образа цели в рабочей памяти человека [55].

Интересно, что даже само знание теории CLT способно увеличить эффективность самоконтроля личности. В исследовании метамотивационных процессов личности (включающих в себя осознание собственных мотива­ционных состояний), было продемонстрировано, что при некоторой подготовке люди смогут достаточно четко различать задачи, требующие высокого или низкого уровня конструирования, и использовать это знание для увеличения эффективности своей деятельности [48].

Социальное взаимодействие

При формировании установки на абстрактное конструирование ситуаций, в которых находится другой человек, увеличивается вероятность того, что мы будем в большей степени интерпретировать его или ее поведение, исходя из представления о целях, а не об условиях [24]. Причиной же выбора высокого или низкого уровня конструирования здесь может являться уровень психологической дистанции. В случае меньшей социальной дистанции — большей схожести другого человека с субъектом, действия первого будут интерпретироваться с точки зрения контекстуальных, побочных характеристик [43].

Интересно влияние психологической дистанции на процесс переговоров. Диады, имеющие большую временную дистанцию до обсуждаемого события, лучше справляются с одновременным рассмотрением нескольких вопросов и с большей вероятностью соглашаются относительно второстепенных моментов для достижения согласия по ключевым пунктам [31]. Меньшая психологическая дистанция также может быть полезной для переговоров — в том случае, если интегративный потенциал находится в частных вопросах, участники переговоров c низким уровнем конструирования обсуждаемого события достигают более высоких совместных результатов [26].

Категоризация

При увеличении психологической дистанции по отношению к некоторой ситуации люди склоны использовать более широкие (абстрактные) категории при классификации объектов, задействованных в ней. В одном из исследований участникам предлагалось представить себя в ситуации, которая происходит или в ближайшем, или в отдаленном будущем (например, участие в походе). Затем их просили классифицировать предметы, относящиеся к этим ситуациям (например, носки, фонарик и т. д.) на столько категорий, на сколько они посчитают нужным. Оказалось, что при большей временной дистанции до события участники останавливались на значительно меньшем количестве категорий [39].

Одновременно с этим более широкой категоризации подвергается и деятельность, осуществляемая в рамках этой ситуации. Люди склонны разделять ее на более широкие сегменты в том случае, если ситуация воспринимается как удаленная [23; 59].

Креативность

Ряд исследований показывает, что увеличение психологической дистанции облегчает решение проблем инсайта и фасилитирует творческое мышление [22; 32; 54]. Предположительно, это происходит из-за того, что высокие уровни психологической дистанции усиливают абстрактное мышление — фактор, который связан с творческим мышлением [22].

Заключение

Основной целью этого обзора было представление потенциала CLT, как для непосредственного использования, так и для интеграции ее наработок в существующие теоретические подходы. Отечественная психологическая школа сама во многом предвосхитила некоторые сформулированные в CLT идеи.

Представление о роли перехода от конкретного к абстрактному в развитии психики человека (как онтологическом, так и филогенетическом), являющееся одним из ключевых для CLT, явным образом перекликается с идеями культурно-исторического и деятельностного подходов. Концепции знакового опосредствования, генеза речевого мышления как высшей психологической функции, процесса формирования истинных понятий, трехуровневой структуры сознания и многие другие ключевые отечественные теоретические положения — все они во многом опираются на представление о связи процессов абстрагирования и репрезентации опыта или информации в сознании.

Причем в некоторых областях отечественные исследования продвинулись дальше в понимании природы процессов абстрагирования. Так, представление о процессах формирования конструктов более высокого уровня в CLT имеет сходство как с классическими [1; 2], так и с современными [3; 5] концепциями развития понятийного мышления. В обоих случаях указывается значимость выделения сущностных признаков и свойств для перехода к более высокому уровню обобщения. Однако именно в отечественных исследованиях наглядно демонстрируется, что способность к такому выделению формируется в процессах обучения, предполагающих активное взаимодействие человека с социумом и культурой с помощью языка. В рамках же CLT социокультурный фактор практически не рассматривается. В связи с этим представляется, что современные отечественные исследования смогут не только эффективно интегрировать как теоретический, так и эмпирический потенциал CLT, но и существенно дополнить и расширить эту теорию.

1 Как отмечают сами авторы, во многом они продолжили теорию идентификации действий (Action Identification Theory, AIT) Р. Валлахера и Д. Вегнера [67]. В ней утверждается похожая идея относительно влияния временной перспективы на идентификацию действий: например, за долгое время до свадьбы люди представляют ее в более абстрактных терминах («выражение любви»), за день до — в более конкретных («фотосъемка»).

Литература

  1. Выготский Л. С., Сахаров Л. С. Исследование образования понятий: методика двойной стимуляции // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. Гл. 5. / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. В. Петухова. М.: Изд-во МГУ, 1981. С. 194—203.
  2. Давыдов В. В. Развитие обобщения у детей // Психологическая наука и образование. 1996. Том 1. № 1. С. 20—30.
  3. Исаев Е. И., Марголис А. А., Сафронова М. А. Методика развития исходных математических и естественнонаучных представлений обучающихся до научных понятий в начальной школе // Психологическая наука и образование. 2021. Том 26. № 6. С. 25—45. DOI:10.17759/pse.2021260602
  4. Кривошеина И. В., Котов А. А. Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа // Социальная психология и общество. 2016. Том 7. № 4. С. 5—18. DOI:10.17759/sps.2016070401
  5. Рубцов В. В., Исаев Е. И., Конокотин А. В. Учебная деятельность как зона ближайшего развития рефлексивных и коммуникативных способностей детей 6—10 лет // Культурно-историческая психология. 2022. Том 18. № 1. С. 28—40. DOI:10.17759/chp.2022180103
  6. A theory of action identification / Eds. R. R. Vaalacher, D. M. Wegner / New York: Psychology Press, 2014. 272 p. DOI:10.4324/9781315802213
  7. Adler S., Sarstedt M. Mapping the jungle: A bibliometric analysis of research into construal level theory // Psychology & Marketing. 2021. Vol. 38. № 9. P. 1367—1383. DOI:10.1002/mar.21537
  8. Akdim K., Belanche D, Flavián M. Attitudes toward service robots: analyses of explicit and implicit attitudes based on anthropomorphism and construal level theory // International Journal of Contemporary Hospitality Management. 2021. Article ID 1446. 38 p. DOI:10.1108/IJCHM-12-2020-1406
  9. Alter A. L., Oppenheimer D. M., Zemla J. C. Missing the trees for the forest: a construal level account of the illusion of explanatory depth // Journal of personality and social psychology. 2010. Vol. 99. № 3. P. 436—451. DOI:10.1037/ a0020218
  10. Amodio D. M., Frith C. D. Meeting of minds: The medial frontal cortex and social cognition // Nature Reviews Neuroscience. 2006. Vol. 7. P. 268—277. DOI:10.1038/nrn1884
  11. Bar-Anan Y., Liberman N., Trope Y. The association between psychological distance and construal level: Evidence from an implicit association test // Journal of Experimental Psychology: General. 2006. Vol. 135. № 4. P. 609—622. DOI:10.1037/0096-3445.135.4.609
  12. Boroditsky L. Metaphoric structuring: Understanding time through spatial metaphors // Cognition. 2000. Vol. 75. № 1. P. 1—28. DOI:10.1016/S0010-0277(99)00073-6
  13. Boroditsky L., Ramscar M. The roles of body and mind in abstract thought // Psychological Science. 2002. Vol. 13. № 2. P. 185—188. DOI:10.1111/1467-9280.00434
  14. Buehler R., Griffin D., Ross M. Exploring the “planning fallacy”: Why people underestimate their task completion times // Journal of Personality and Social Psychology. 1994. Vol. 67. № 3. P. 366—381. DOI:10.1037/0022-3514.67.3.366
  15. Burgoon E. M., Henderson M. D., Wakslak C. J. How do we want others to decide? Geographical distance influences evaluations of decision makers // Personality and Social Psychology Bulletin. 2013. Vol. 39. № 6. P. 826—838. DOI:10.1177/0146167213481247
  16. Chan E. Y., Wang Y. Mindfulness changes construal level: An experimental investigation // Journal of Experimental Psychology: General. 2019. Vol. 148. № 9. P. 1656—1664. DOI:10.1037/xge0000654
  17. Chen M. F. Effects of psychological distance perception and psychological factors on pro-environmental behaviors in Taiwan: Application of construal level theory // International Sociology. 2020. Vol. 35. № 1. P. 70—89. DOI:10.1177/0268580919881870
  18. Choi S. Y., Park H. S., Oh J. Y. Temporal distance and blood donation intention // Journal of health psychology. 2012. Vol. 17. № 4. P. 590—599. DOI:10.1177/1359105311421048
  19. Construal level and procrastination / S. M. McCrea, N. Liberman, Y. Trope, S. J. Sherman // Psychological Science. 2008. Vol. 19. № 12. P. 1308—1314. DOI:10.1111/j.1467-9280.2008.02240.x
  20. Construal levels and self-control / K. Fujita, Y. Trope, N. Liberman, M. Levin-Sagi // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 90. № 3. P. 351—367. DOI:10.1037/0022-3514.90.3.351
  21. Feeling close: Emotional intensity reduces perceived psychological distance / L. Van Boven, J. Kane, A. P. Mcgraw, J. Dale // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 98. № 6. P. 872—885. DOI:10.1037/a0019262
  22. Förster J., Friedman R. S., Liberman N. Temporal Construal Effects on Abstract and Concrete Thinking: Consequences for Insight and Creative Cognition // Journal of Personality and Social Psychology. 2004. Vol. 87. № 2. P. 177—189. DOI:10.1037/0022-3514.87.2.177
  23. Förster J., Liberman N., Shapira O. Preparing for novel versus familiar events: Shifts in global and local processing // Journal of Experimental Psychology: General. 2009. Vol. 138. № 3. P. 383—399. DOI:10.1037/a0015748
  24. Freitas A. L., Gollwitzer P., Trope Y. The influence of abstract and concrete mindsets on anticipating and guiding others’ self-regulatory efforts // Journal of experimental social psychology. 2004. Vol. 40. № 6. P. 739—752. DOI:10.1016/j.jesp.2004.04.003
  25. Fujita K., Han H. A. Moving beyond deliberative control of impulses: The effect of construal levels on evaluative associations in self-control conflicts // Psychological Science. 2009. Vol. 20. № 7. P. 799—804. DOI:10.1111/j.1467-9280.2009.02372.x
  26. Giacomantonio M., De Dreu C. K. W., Mannetti L. Now you see it, now you don’t: Interests, issues, and psychological distance in integrative negotiation // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 98. № 5. P. 761—774. DOI:10.1037/a0017879
  27. Gilead M., Trope Y., Liberman N. Above and beyond the concrete: The diverse representational substrates of the predictive brain // Behavioral and Brain Sciences. 2020. Vol. 43. Article ID e121. 73 p. DOI:10.1017/S0140525X19002000
  28. Griffin D. W., Ross L. Subjective construal, social inference, and human misunderstanding // Advances in experimental social psychology. 1991. Vol. 24. P. 319—359. DOI:10.1016/S0065-2601(08)60333-0
  29. Halamish V., Liberman N. How much information to sample before making a decision? It’s a matter of psychological distance // Journal of Experimental Social Psychology. 2017. Vol. 71. P. 111—116. DOI:10.1016/j.jesp.2017.03.004
  30. Han J. J., Gershoff A. D. When good things feel closer and bad things feel farther: The role of perceived control on psychological distance perception // Journal of Consumer Psychology. 2018. Vol. 28. № 4. P. 629—643. DOI:10.1002/jcpy.1034
  31. Henderson M. D., Trope Y., Carnevale P. J. Negotiation from a near and distant time perspective // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 91. № 4. P. 712—729. DOI:10.1037/0022-3514.91.4.712
  32. Jia L., Hirt E. R., Karpen S. C. Lessons from a Faraway land: The effect of spatial distance on creative cognition // Journal of Experimental Social Psychology. 2009. Vol. 45. № 5. P. 1127—1131. DOI:10.1016/j.jesp.2009.05.015
  33. Kaju A., Maglio S. J. Urgently yours: Temporal communication norms and psychological distance // Journal of Consumer Psychology. 2018. Vol. 28. № 4. P. 665—672. DOI:10.1002/jcpy.1051
  34. Kim Y. J., Park J., Wyer Jr. R. S. Effects of temporal distance and memory on consumer judgments // Journal of Consumer Research. 2009. Vol. 36. № 4. P. 634—645. DOI:10.1086/599765
  35. Ledgerwood A., Trope Y., Chaiken S. Flexibility now, consistency later: Psychological distance and construal shape evaluative responding // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 99. № 1. P. 32—51. DOI:10.1037/ a0019843
  36. Ledgerwood A., Wakslak C. J., Wang M. A. Differential information use for near and distant decisions // Journal of Experimental Social Psychology. 2010. Vol. 46. № 4. P. 638—642. DOI:10.1016/j.jesp.2010.03.001
  37. Lewin K. Field theory in social science: selected theoretical papers / Ed. D. Cartwright. New York: Harper & Brothers, 1951. 346 p.
  38. Liberman N, Förster J. Distancing from experienced self: How global-versus-local perception affects estimation of psychological distance // Journal of Personality and Social Psychology. 2009. Vol. 97. № 2. P. 203—216. DOI:10.1037/ a0015671
  39. Liberman N., Sagristano M. D., Trope Y. The effect of temporal distance on level of mental construal // Journal of experimental social psychology. 2002. Vol. 38. № 6. P. 523—534. DOI:10.1016/S0022-1031(02)00535-8
  40. Liberman N., Trope Y. The psychology of transcending the here and now // Science. 2008. Vol. 322. № 5905. P. 1201— 1205. DOI:10.1126/science.1161958
  41. Liberman N., Trope Y. The role of feasibility and desirability considerations in near and distant future decisions: a test of temporal construal theory // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 75. № 1. P. 5—18. DOI:10.1037/0022- 3514.75.1.5
  42. Liberman N., Trope Y. Traversing psychological distance // Trends in cognitive sciences. 2014. Vol. 18. № 7. P. 364— 369. DOI:10.1016/j.tics.2014.03.001
  43. Liberman N., Trope Y., Stephan E. Psychological distance // Social psychology: Handbook of basic principles / Eds. A. W. Kruglanski, E. T. Higgins. N. Y.: The Guilford Press, 2007. P. 353—383.
  44. Liviatan I., Trope Y., Liberman N. Interpersonal Similarity as a Social Distance Dimension: Implications for Perception of Others’ Actions // Journal of experimental social psychology. 2008. Vol. 44. № 5. P. 1256—1269. DOI:10.1016/j.jesp.2008.04.007
  45. Loewenstein G. Out of control: Visceral influences on behavior // Organizational behavior and human decision processes. 1996. Vol. 65. № 3. P. 272—292. DOI:10.1006/obhd.1996.0028
  46. Maglio S. J., Trope Y., Liberman N. Distance from a distance: Psychological distance reduces sensitivity to any further psychological distance // Journal of Experimental Psychology: General. 2013. Vol. 142. № 3. P. 644—657. DOI:10.1037/ a0030258
  47. Medial prefrontal cortex predicts intertemporal choice / J. P. Mitchell, J. Schirmer, D. L. Ames, D. T. Gilbert // Journal of cognitive neuroscience. 2011. Vol. 23. № 4. P. 857—866. DOI:10.1162/jocn.2010.21479
  48. Metamotivational knowledge of the role of high-level and low-level construal in goal-relevant task performance / T. Nguyen, J. J. Carnevale, A. A. Scholer, D. B. Miele, K. Fujita // Journal of Personality and Social Psychology. 2019. Vol. 117. № 5. P. 876—899. DOI:10.1037/pspa0000166
  49. Metcalfe J., Mischel W. A hot/cool-system analysis of delay of gratification: dynamics of willpower // Psychological review. 1999. Vol. 106. № 1. P. 3—19. DOI:10.1037/0033-295X.106.1.3
  50. Nussbaum S., Liberman N., Trope Y. Predicting the near and distant future // Journal of Experimental Psychology: General. 2006. Vol. 135. № 2. P. 152—161. DOI:10.1037/0096-3445.135.2.152
  51. On the relations between distinct aspects of psychological distance: An ecological basis of construal-level theory / K. Fiedler, J. Junga, M. Wankeb, T. Alexopoulos // Journal of Experimental Social Psychology. 2012. Vol. 48. № 5. P. 1014—1021. DOI:10.1016/j.jesp.2012.03.013
  52. Power increases social distance / J. Lammers, A. D. Galinsky, E. H. Gordijn, S. Otten // Social Psychological and Personality Science. 2012. Vol. 3. № 3. P. 282—290. DOI:10.1177/1948550611418679
  53. Representations of the self in the near and distant future / C. J. Wakslak, S. Nussbaum, N. Liberman, Y. Trope // Journal of personality and social psychology. 2008. Vol. 95. № 4. P. 757—773. DOI:10.1037/a0012939
  54. Schimmel K., Förster J. How temporal distance changes novices’ attitudes towards unconventional arts // Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts. 2008. Vol. 2. № 1. P. 53—60. DOI:10.1037/1931-3896.2.1.53
  55. Schmeichel B. J., Vohs K. D., Duke S. C. Self-control at high and low levels of mental construal // Social Psychological and Personality Science. 2011. Vol. 2. № 2. P. 182—189. DOI:10.1177/1948550610385955
  56. Seeing the forest when entry is unlikely: Probability and the mental representation of events / C. J. Wakslak, Y. Trope, N. Liberman, R. Alony // Journal of Experimental Psychology: General. 2006. Vol. 135. № 4. P. 641—653. DOI:10.1037/0096-3445.135.4.641
  57. Smith P. K., Trope Y. You focus on the forest when you’re in charge of the trees: Power priming and abstract information processing // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 90. № 4. P. 578—596. DOI:10.1037/0022-3514.90.4.578
  58. So close I can almost sense it: The interplay between sensory imagery and psychological distance / R. S. Elder, A. E. Schlosser, M. Poor, L. Xu // Journal of Consumer Research. 2017. Vol. 44. № 4. P. 877—894. DOI:10.1093/jcr/ucx070
  59. Spatial distance and mental construal of social events / K. Fujita, M. D. Henderson, J. Eng, Y. Trope, N. Liberman // Psychological science. 2006. Vol. 17. № 4. P. 278—282. DOI:10.1111/j.1467-9280.2006.01698.x
  60. Spence A., Poortinga W., Pidgeon N. The psychological distance of climate change // Risk Analysis: An International Journal. 2012. Vol. 32. № 6. P. 957—972. DOI:10.1111/j.1539-6924.2011.01695.x
  61. The effects of psychological distance on abstraction: Two meta-analyses / C. K. Soderberg, S. P. Callahan, A. O. Kochersberger, E. Amit, A. Ledgerwood // Psychological Bulletin. 2015. Vol. 141. № 3. P. 525—548. DOI:10.1037/ bul0000005
  62. The Pros and Cons of Temporally Near and Distant Action / N. Liberman, T. Eyal, Y. Trope, E. Walther // Journal of Personality and Social Psychology. 2004. Vol. 86. № 6. P. 781—795. DOI:10.1037/0022-3514.86.6.781
  63. Todorov A., Goren A., Trope Y. Probability as a psychological distance: Construal and preferences // Journal of Experimental Social Psychology. 2007. Vol. 43. № 3. P. 473—482. DOI:10.1016/j.jesp.2006.04.002
  64. Toward a deeper understanding of the ecological origins of distance construal / K. Fiedler, J. Jung, M. Wanke, T. Alexopoulos, L.de Moliere // Journal of Experimental Social Psychology. 2015. Vol. 57. P. 78—86. DOI:10.1016/j.jesp.2014.11.002
  65. Trope Y., Liberman N. Construal-level theory of psychological distance // Psychological Review. 2010. Vol. 117. № 2. P. 440—463. DOI:10.1037/a0018963
  66. Trope Y., Liberman N. Temporal construal and time-dependent changes in preference // Journal of Personality and Social Psychology. 2000. Vol. 79. № 6. P. 876—889. DOI:10.1037//0022-3514.79.6.876
  67. Trope Y., Liberman N. Temporalconstrual // Psychological review. 2003. Vol. 110. № 3. P. 403—421. DOI:10.1037/0033- 295X.110.3.403
  68. Viglia G. The sharing economy: Psychological mechanisms that affect collaborative consumption // Psychology & Marketing. 2020. Vol. 37. № 5. P. 627—629. DOI:10.1002/mar.21358
  69. Wakslak C. J., Kim B. K. Controllable objects seem closer // Journal of Experimental Psychology: General. 2015. Vol. 144. № 3. P. 522—527. DOI:10.1037/xge0000066
  70. Wan E. W., Agrawal N. Carryover effects of self-control on decision making: A construal-level perspective // Journal of Consumer Research. 2011. Vol. 38. № 1. P. 199—214. DOI:10.1086/658471
  71. When values matter: Expressing values in behavioral intentions for the near vs.distant future / T. Eyal, M. D. Sagristanob, Y. Tropec, N. Libermand, S. Chaikene // Journal of experimental social psychology. 2009. Vol. 45. № 1. P. 35—43. DOI:10.1016/j.jesp.2008.07.023

Информация об авторах

Медведев Богдан Павлович, магистр психологии, аспирант 3-го курса, департамент психологии, факультет социальных наук, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО «НИУ ВШЭ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8781-4394, e-mail: bmedvedev@hse.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 327
В прошлом месяце: 22
В текущем месяце: 17

Скачиваний

Всего: 117
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 1