Сестра милосердия – баронесса Ю.П. Вревская. К вопросу создания художественного образа

74

Аннотация

Статья посвящена баронессе Ю.П. Вревской, которая невзирая на статус и положение в обществе, стала сестрой милосердия. Ей посвящали свои лучшие произведения русские и европейские авторы. Ю.П. Вревская стала символом жертвенной любви. Рассматриваются истоки ее подвига, которые коренятся в «военном» детстве и полученном воспитании; чтение произведений отечественных классиков, в частности, И.С. Тургенева, определило ее характер, а раннее вдовство сформировало особый путь – путь служения ближнему. Размышления о судьбе Ю.П. Вревской стали предметом творческих открытий в художественном мире И.С. Тургенева, послужили развитию темы женского служения и женского подвига. Особое внимание уделено литературным интересам Ю.П. Вревской, ее чтение произведений А.С. Пушкина, Ф.М. Достоевского, Ж. Санд, Сервантеса, В. Гюго, Диккенса и др. В книгах Ю.П. Вревская ищет смысл жизни и образцы для подражания. Личность и судьба Ю.П. Вревской рассмотрены в контексте исторических событий – Кавказская война, Русско-турецкая, а также в контексте общественных движений – истории Красного Креста.

Общая информация

Ключевые слова: женщина, жена, мать, вдова, милосердие, художественный образ

Рубрика издания: Мировая литература. Текстология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/langt.2022090106

Получена: 01.03.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Шмелева А.В., Ломатова А.Е., Лунёва Е.Д. Сестра милосердия – баронесса Ю.П. Вревская. К вопросу создания художественного образа [Электронный ресурс] // Язык и текст. 2022. Том 9. № 1. С. 67–82. DOI: 10.17759/langt.2022090106

Полный текст

Женщина в современном мире

«Женщина –  хранительница не только плода, но и красоты»

Вальтер Шубарт

Сегодня особое внимание в обществе сосредоточено на роли женщины. Современные женщины активны во всех сферах – политической, общественной, социальной, даже – военной. Женщина успешно реализует себя в семье и в общественной жизни. Но есть служение, которое требует особого напряжения нравственных сил, это – сестра милосердия. Одной из таких сестер милосердия времен русско-турецкой войны 1877-1878 годов стала баронесса Ю.П. Вревская, которую Виктор Гюго назвал «Русской розой на болгарской земле». 

Женский идеал служения сформировался в древнерусской культуре и сохранял свои традиции на протяжении столетий:  «Русская история богата яркими образами женщин – матери, жены, сестры… Жены Древней Руси оставили после себя, в первую очередь, яркий пример праведной жизни. Земная жизнь их стала жертвенным служением Богу, Отечеству и народу. Великие, малые и большие, дела древнерусских жен сияют в каждом памятнике книжности как назидание всем последующим поколениям. Вдохновляясь примерами небесных сестер – жен-мироносиц и жизнью Самой Пречистой Девы Богородицы, древнерусские женщины осветили новым светом служение жены (в значении женщина) в земном мире» [10; с.4]. Деньги, титул, слава, положение в обществе… – все принесено на алтарь отечества ради служения ближнему. Подвижническая жизнь Ю.П. Вревской у современников вызывала сложные чувства: одни – восхищались, другие – не понимали. Но образ ее навсегда запечатлен в творчестве И.С. Тургенева, Я.П. Полонского, Виктор Гюго…

Путь к подвигу

«Помогать нуждающимся в помощи…

она не ведала другого счастия»

И.С. Тургенев

В апреле 1876 года в Болгарии возникает национально-освободительное движение, начавшееся со Старозагорского восстания в 1875 году и Арельского восстания 1876-го. Болгария включилась в освободительное движение почти одновременно с Сербией и Черногорией, причем сербской армией в ту пору командовал русский генерал М.Г. Черняев. С особой жестокостью турки подавляли восстания славян. Главными центрами восстания против турок стали болгарские города Панагюриште и Копривштица и села Батак и Перштица [1]. Восстание в Болгарии против турецкого господства дало повод к серьезным действиям и вмешательству в решение Восточного вопроса Российской империи и Великобритании. В России восстание в Болгарии широко освещалось в печати, была организована помощь для братского славянского народа. Православные приходы и болгарские общины в России стали центрами пожертвований и организации помощи, в эту деятельность постепенно включились некоторые редакции газет.

Любопытен один из эпизодов того времени: в октябре 1876 года Дамское отделение при Московском славянском комитете [12] обратилось к русскому консулу в Филипполе Н.Х. Герову с тем, что готово принять на воспитание болгарских детей-сирот. Дамы способствовали тому, что в московских монастырях, пансионах, а также в частных семьях нашли приют болгарские дети. Нашла убежище в России и участница восстания в Панагюриште Райна Георгиева, известная как Райна-княгиня, болгарская учительница. Она была размещена в Страстном монастыре, помогала болгарским детям, прибывшим в Россию [6]. А ее брат Васил Футеков в России окончил военное училище, стал русским подданным, в Первую мировую был уже полковником. Он погиб в 1915 году в районе Мазурских озер в одном из боев с немцами.

В 1877 году, с началом русско-турецкой войны, русские женщины активно включаются в помощь императорской российской армии, отправляющейся на поля сражений за братские славянские народы. Среди таких активных женщин – баронесса Юлия Петровна Вревская.

Ю.П. Вревская оканчивает курсы медицинских сестер Е.А. Кублицкой-Пиоттух, настоятельницы Троицкой общины сестер милосердия в Петербурге. Следующий шаг баронессы Ю.П. Вревской – продажа имения в Орловской губернии. На эти деньги Ю.П. Вревская формирует санитарный отряд. И в этом отряде она не начальница, а простая сестра милосердия. Первыми отравились на фронт сестры милосердия Крестовоздвиженской, Георгиевской и Покровской общин. В Свято-Троицкую общину Е.А. Кублицкой-Пиоттух вошли кн. М.М. Дондукова-Корсакова, кн. М.Н. Новосильцева, В.А. Абаза, В.А. Цурикова и др. – представительницы высшего общества России. В их числе была и Ю.П. Вревская. С друзьями она решила проститься на даче поэта Я.П. Полонского в Павловске. Музыкальный критик и литератор К.П. Ободовский оставил свои воспоминания о том событии: «В июне 1877 г. гостил у Полонского на даче и туда приехал Тургенев, но не один, с ним была дама в костюме сестры милосердия, необыкновенно симпатичная, чисто русского типа, черты ее лица как-то особенно гармонировали с ее косынкой. Это была Вревская» [9].

Ужасы войны не сломили Ю.П. Вревскую. Она видела страшные картины: окровавленные тела, стоны, боль, «до трех тысяч больных в день», «перевязки до 5 утра», скудное питание, отсутствие сна…  «Солдаты страдают ужасно…» – написала она однажды. И эта боль стала ее собственной. Когда была возможность приехать в Петербург на отдых на два месяца, Ю.П. Вревская отказывается. Она остается в госпитале, рядом с теми, кто в ней нуждается. Она дорожила той миссией, которая выпала на ее долю: «Хотя я терплю тут большие лишения, живу чуть не в лачуге, питаюсь плохо, но жизнь мне эта по душе и мне нравится» [7; с.44]. Ю.П. Вревская стала матерью для простых солдат.

Материнство – одна из христианских добродетелей. Материнство не только природная функция женщины, но и одно из высочайших служений женщины в мире. Как отмечает Е.В. Шамарина, «Материнство как социокультурный феномен концентрирует в себе опыт человечества» [22; с.10].

Добродетель материнства

«Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти.

Только ею, только любовью держится и движется жизнь»

И.С. Тургенев

Ю.П. Вревская, урожденная Варпаховская, не имела собственных детей. Она довольно рано вышла замуж. Ее супругом стал герой Кавказской войны генерал И.А. Вревский. Ей было семнадцать лет, когда сорокадвухлетний генерал И.А. Вревский навестил своего друга в Ставрополе П.Е. Варпаховского. В письме к брату он сообщал: «Я тебя еще не известил о моем скором браке с Юлией Варпаховской. Жюли… блондинка, выше среднего роста, со свежим цветом лица, блестящими умными глазами; добра – бесконечно. Ты можешь подумать, что описание это вызвано моим влюбленным состоянием, но успокойся, это голос всеобщего мнения» [13]. У И.А. Вревского к тому времени было трое детей от гражданской жены (по одним сведениям – черкешенки, по другим – терской горянки), потому они получили фамилию Терские. И.А. Вревский рано овдовел, и воспитанием детей занимались его родные брат и сестра.

Генерал И.А. Вревский был внебрачным сыном русского дипломата вице-канцлера князя А.Б. Куракина. К тому времени, когда он встретился с Ю.П. Варпаховской, у него уже была яркая военная биография: участник экспедиций Н.Н. Раевского и гр. П.Х. Граббе, активный участник военных действий на Кавказе. Будучи военачальником Владикавказского военного округа несколько лет охранял пограничную линию, и как правило, от постоянных набегов Шамиля. В своем доме И.А. Вревский устраивал вечера, на которые приглашал самых именитых литераторов. Так, в 1840-1841 годах в его доме бывал поэт-воин М.Ю. Лермонтов. В своих воспоминаниях А. Чарыков сделал запись о том, как «В один прекрасный день мы, артиллеристы, узнали, что у барона на вечере будет Лермонтов, и, конечно, не могли пропустить случая его видеть. Добрейший хозяин по обыкновению очень радушно нас встретил и перезнакомил со своим дорогим гостем. Публики, как мне помнится, было очень много, и когда солидные посетители уселись за карточным столами, молодежь окружила Лермонтова. Он, казалось, был в самом веселом расположении духа и очаровал нас своею любезностью» [21; с.319]. И.А. Вревский и М.Ю. Лермонтов были сокурсники по Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге. Дом И.А. Вревского посещали Р.И. Долохов, Л.С. Пушкин,  декабрист М.А. Казимов, служивший в действующей армии.

Ю.П. Вревская была счастлива в браке, несмотря на разницу в возрасте почти в двадцать лет. После гибели мужа Ю.П. Вревская «унаследовала» и его детей – Павла, Марию и Николая Терских. Она принимает активное участие в их судьбе: привозит в Тифлис, добивается присвоения им фамилии Вревских, устраивает в привилегированные учебные заведения, хлопочет о наследовании ими капиталов их отца. Из Тифлила Ю.П. Вревская пишет брату своего мужа, Б.И. Вревскому, в котором признается: «Я понимаю, как трудно получить согласие Государя, я боюсь, что в наше время эта милость даруется чрезвычайно редко, но умоляю вас и Н.Н. Вольфа и других, знавших И.А. и имевших влияние, добиться этого. Я, конечно, смотрю на этих детей как на своих собственных, никогда их не оставлю своим попечением и постараюсь, насколько это будет возможно, сделать их людьми, достойными их отца» [2]. Забота, которой Ю.П. Вревская окружила детей своего мужа, по воспоминаниям близко знавших баронессу, была проникнута материнскими чувствами. Такой материнско-сестринской заботой впоследствии будут окружены раненые, среди которых пройдет последний год жизни Ю.П. Вревской.

Молодая двадцатилетняя вдова генерала Ю.П. Вревская приглашена ко Двору. Она становится фрейлиной императрицы Марии Александровны. Десятилетие блестящей придворной жизни не изменили характер Ю.П. Вревской. Мужество и верность были отличительными ее качествами.

Ю.П. Вревская и И.С. Тургенев

«Мне всё кажется, что если бы мы оба встретились

молодыми, неискушенными –

а главное – свободными людьми…

Докончите фразу сами»

И.С. Тургенев

Они познакомились в 1873 году, ему было 55, ей – 32 года, они виделись всего несколько раз, последний – в 1877-м, перед ее отъездом на Балканы. Она знала о глубоком чувстве к ней И.С. Тургенева, но не позволила им перерасти в более глубокие отношения. Ю.П. Вревская предпочла остаться верной памяти супруга, и видела свое предназначение в жертвенном служении людям.

С первых дней знакомства между ними завязалась переписка. Эти письма проливают свет не только на восприятие внутреннего мира русского писателя и русской баронессы, но раскрывают многие проблемы того времени от общественно-политических до социально-бытовых. Так, например, в одном из писем И.С. Тургенева к Ю.П. Вревской в апреле 1874 года из Парижа, читаем:

«Любезнейшая Юлия Петровна, спасибо Вам за Ваше письмецо; в Светлое Воскресение вспомнили о таком старом грешнике: это по-христиански. Мне очень бы хотелось застать Вас еще в Петербурге, куда я непременно прибуду к нашему 1-му мая; не уезжайте до того времени. Я остановлюсь в гостинице Демута и буду Вам соседом. Мне не нужно распространятся о том чувстве, несколько странном, но искреннем и хорошем, которое я питаю к Вам; Вы это всё лучше меня знаете.

Радуюсь, что мой рассказец и Вам, и публике нравится – вот, уж точно, не думал – не гадал, а попал в жилку. Брат Ваш также пишет мне об этом. Я ему завтра отвечать буду.

Итак, до свидания – слышите? – крепко жму Вашу руку и остаюсь

преданный Вам Ив. Тургенев» [20; т.13, с.55].

В письме есть приписка: «P.S. В “Вестнике Европы” помещена моя повестушка: “Пунин и Бабурин”. Прочтите и скажите Ваше мнение искренне» [20; т.13, с.55].

С глубоким уважением и нежностью И.С. Тургенев обращается к Ю.П. Вревской в своих письмах. С ней он откровенен. И.С. Тургенев позволяет себе весьма смелые суждения о некоторых произведениях Л.Н. Толстого, А.К. Толстого, М.Ю. Лермонтова и мн. др. В марте 1876 года он писал Ю.П. Вревской из Парижа:

«<…>

Я еще не читал продолжения “Анны Карениной”; но вижу с сожаленьем, куда весь этот роман поворачивает. Как ни велик талант Л. Толстого, а не выдраться ему из московского болота, куда он влез. Православие, дворянство, славянофильство, сплетни, Арбат, Катков, Антонина Блудова, невежество, самомнение, барские привычки, офицерство, вражда ко всему чужому, кислые щи и отсутствие смысла – хаос, одним словом! И в этом хаосе должен погибать такой одаренный человек!! – Так на Руси всегда бывает.

<…>» [20; т.15, кн.1, с.59].

И.С. Тургенев ценил в Ю.П. Вревской ее способность к пониманию. Ю.П. Вревская была чужда осуждения, она уважала талант И.С. Тургенева, дорожила его открытостью. И то, что И.С. Тургенев называет в письме «московским болотом», не вызывает у нее раздражения, когда в один ряд писатель ставит сакральные для Москвы места и имена, в частности, вспоминает Антонину Блудову. Графиня А.Д. Блудова, равно как и ее отец, были известными меценатами, вела большую просветительскую деятельность: «Графиня А.Д. Блудова – известная писательница (печатала статьи в «Страннике», «Волынских епархиальных ведомостях», «Семейных вечерах», «Заре», «Русском Архиве», отдельно издавала многие свои книги, например, «Книга для чтения по русской истории». – СПб., 1869) и благотворительница (в г. Острог Волынской губернии ею организовано Кирилло-Мефодиевское острожское братство в 1865 г., отрыты при братстве начальная школа и подготовительное женское училище имени графа Д.Н. Блудова, а также пансион для крестьянских мальчиков, лечебница и странноприимный дом для богомольцев Свято-Успенской Почаевской лавры)» [23; с.70].

Ю.П. Вревская понимает и принимает позицию И.С. Тургенева. И.С. Тургенев, как никто другой, ценил высокие нравственные качества Ю.П. Вревской. Его писательская проницательность смогла отразить в создаваемом им художественном образе Ю.П. Вревской то, что ускользало от взора современников.

Когда весть о кончине баронессы Ю.П. Вревской достигла России, когда о ней узнал И.С. Тургенев, последовало «стихотворение в прозе» «Памяти Ю.П. Вревской»:

«На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гошпиталь в разоренной болгарской деревушке – с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве – и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась – и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда – а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена… дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу – хоть она сама и стыдилась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!

Сентябрь, 1878» [20; т.10, с.146].

Стихотворение в прозе было напечатано в «Вестнике Европы» спустя четыре года после его написания под названием «Памяти Ю.П. В-вской». Известно, что И.С. Тургенев несколько раз менял название, словно опасаясь за посмертные осуждения той, кто прославил своей жизнью само понятие «служение». О кончине Ю.П. Вревской И.С. Тургенев узнал в Париже. В письме П.А. Анненкову он отметит: «К несчастью, слух о милой Вревской справедлив. Она получила тот мученический венец, к которому стремилась ее душа, жадная жертвы. Ее смерть меня глубоко огорчила. Это было прекрасное, неописанно доброе существо. У меня около 10 писем, написанных ею из Болгарии. Я Вам когда-нибудь их покажу. Ее жизнь – одна из самых печальных, какие я знаю» [20; т.16, кн.1, с.45]. Ей было неполных сорок лет.

В основе стихотворения в прозе «Памяти Ю.П. Вревской» – подвиг на войне женщины из высокого общества, которая жертвует собой, своей жизнью, своим счастьем ради других. Вырисовывается тот подвиг, который идет из глубин древности – «За други своя». И нет больше той любви, как отдать жизнь свою за ближнего. И.С. Тургенев воплощает евангельский завет, создавая художественный портрет Ю.П. Вревской.

В письме к матери тургеневская героиня Елена Стахова признается, что намерена остаться в Болгарии, которая теперь ее родина. Роман «Накануне» был опубликован за тринадцать лет до встречи его автора с Ю.П. Вревской.  К 1860 году И.С. Тургенев уже был известен как автор «Записок охотника», романов «Рудин», «Дворянское гнездо», ряда повестей и рассказов.

В романе «Накануне» речь идет о судьбе молодой и красивой героине – Елене Стаховой, которая решила связать свою судьбу с болгарином Дмитрием Инсаровым, мечтающем об освобождении родины от турецкого владычества. По пути в Болгарию Дмитрий Инсаров умирает, а Елена Стахова, будучи его женой, доставляет тело супруга на родину.  По слухам, которые достигали Родины, Елена Стахова стала сестрой милосердия, ее видели при войсках. По окончании войны ее пытался разыскать отец, но безрезультатно. В романе речь идет о событиях 1853-1854 годов. Единственная дочь дворян Стаховых, становится против воли родителей супругой болгарина. У него непростая судьба: в восемь лет он осиротел (родители были убиты). Дмитрия Инсарова воспитывала тетка, которая проживала в Киеве. Украинская тема была близка Ю.П. Вревской. Она родилась в Малороссии, в городе Лубны Полтавской губернии, училась в Одессе, в Одесском институте благородных девиц. Тургеневский герой Дмитрий Инсаров живет с мыслью о борьбе за освобождение родины. Его рассказы не оставляют равнодушной Елену Стахову: ее охватывает идея служения и мечтами о народной правде. Служение в качестве сестры милосердия становится делом ее жизни.

Любопытна 14 глава романа, в которой Дмитрий Инсаров убежденно говорит о том, что каждый русский должен знать славянские языки, в том числе болгарский. Автор, не особенно близкий идеям славянофилов (представители славянофильства – А.С. Хомяков, П.В. и И.В. Киреевские, Ю.Ф. Самарин, И.С. Аксаков, Ф.В. Чижов и др. –  отстаивали идеи особого цивилизационного пути русского государства и славянского единения народов), в своем романе выходит к теме славянского единства.

Ю.П. Вревская словно повторяет судьбу тургеневской героини. Образованная, начитанная Ю.П. Вревская могла ли тогда, читая роман И.С. Тургенева задолго до знакомства с ним, предположить о том, что судьба предоставит ей такую возможность – посвятить свою жизнь служению, служению вдали от родины, на братской славянской земле, и отдать свою жизнь «за други своя».

Смеем предположить, что еще одно стихотворение в прозе И.С. Тургенева «Порог» посвящено тоже ей, Ю.П. Вревской. Оно о выборе «русской девушки», о том, как этот выбор воспринимают окружающие. Что ждет ее за «высоким порогом»: «Холод, голод, ненависть, насмешка, презрение, обида, тюрьма, болезнь и самая смерть», «отчуждение полное, одиночество» – «не только от врагов – но и от родных, от друзей», «безымянная жертва», «преступление» и… потеря веры в то, «чему веришь теперь», понимание того, что «обманулась и даром погубила свою молодую жизнь»? …  [20; т.10, с.147-148] И тургеневская героиня – «девушка, русская девушка» переступает этот порог. Потом, в 1871 году, появится поэма Н.А. Некрасова «Русские женщины», в которой вновь зазвучит тема нравственного выбора. Это будет через десять лет. А сейчас перед глазами И.С. Тургенева проходит жизнь Ю.П. Вревской. И.С. Тургенев создает ей свой памятник – поэтический венок, который не в силах разрушить время, «этот поздний цветок», который возлагает писатель на ее могилу.

В одном из писем к Ю.П. Вревской И.С. Тургенев признавался:

«Милая Юлия Петровна.

Когда Вы сегодня утром прощались со мною, я – так, по крайней мере, мне кажется – не довольно поблагодарил Вас за Ваше посещение. Оно оставило глубокий след в моей душе – и я чувствую, что в моей жизни с нынешнего дня одним существом больше, к которому я искренне привязался, дружбой которого я всегда буду дорожить, судьбами которого я всегда буду интересоваться.

<…>» (26 июня/8июля 1874 года, с. Спасское-Лутовиново) [20; т.13, с.126].

Размышления о судьбе Ю.П. Вревской стали предметом творческих открытий в художественном мире И.С. Тургенева, послужили развитию темы женского служения и женского подвига.

Жизнь, воспетая в слове

«Это замечательное существо.

Она фанатически готова на самопожертвование.

Такой и умрет она»

И.С. Тургенев

Ю.В. Вревская получила прекрасное по тем временам образование. Она окончила привилегированные учебные заведения, одно из которых – Одесский институт благородных девиц (предшественником Одесского института благородных девиц, основанном в 1828 году, считают Женский благородный институт, образованный в Одессе в 1805 году герцогом де Ришелье), Он был создан для девушек из аристократических фамилий. Девочек принимали для обучения с девяти лет. В то время, когда в этом институте обучалась Ю.П. Вревская (в девичестве – Варпаховская), обучение составляло шесть лет. Среди известных педагогов Одесского института благородных девиц называют троюродную сестру поэта А.С. Пушкина – писательницу А.С. Ганнибал.

Анна Семеновна Ганнибал родилась в тот год, когда предположительно закончила обучение в Одесском институте благородных девиц Ю.П. Варпаховская. Однако имя А.С. Ганнибал заслуживает того, чтобы о ней упомянули, поскольку Ю.П. Варпаховская была воспитана на произведениях А.С. Пушкина.

Отец А.С. Ганнибал – С.И. Ганнибал был двоюродным братом матери А.С. Пушкина, Н.О. Ганнибал. Сама Анна Семеновна Ганнибал получила образование в Петербурге, но после переехала в Одессу. В Одессе она преподавала французский язык и географию в Одесском институте благородных девиц. А.С. Ганнибал была педагогом, литературным критиком, историком и переводчицей (известны ее переводы О. Бальзака и Т. де Бонвиля) [5]. Свои публикации А.С. Ганнибал очень редко подписывала полным именем, часто и вовсе не указывала, нередко ограничиваясь – «А.Г.». Печаталась в крупных журналах «Вестник Европы», «Военный вестник» и др., газетах «Новое время». Она – автор главы «Ганнибалы. Новые данные для их биографии» в издании «Пушкин и его современники». Как сказано в некрологе, опубликованном в газете «Новая Вечерняя газета», «В течение последних 25 лет покойная состояла преподавательницей женских учебных заведений» [17].

Среди выпускниц Одесского института благородных девиц – известные фамилии Одессы: Абаза, Авчинникова, Левшина, Кирико, Севастопуло, Калантаевы, Гижицкие, Штиглиц, Нотара и мн. др. [4]. Но самой известной выпускницей была Ю.П. Варпаховская (в замужестве Вревская). Ее имя составило славу и Среднеучебному заведению Св. Александры для воспитанниц женского пола». В 1848 году семья Варпаховских переезжает в Ставрополь. Здесь, в 1857 году, Ю.П. Варпаховская в доме отца повстречает свою судьбу – героя Кавказской войны И.А. Вревского и уедет с ним на Кавказ. И.А. Вревский был лично знаком не только с М.Ю. Лермонтовым, общался с поэтами из пушкинского окружения, знал брата А.С. Пушкина – Л.С. Пушкина, был дружен со многими декабристами. Начитанная и образованная Ю.П. Вревская, была окружена дорогими ей с детства именами, произведениями которых зачитывалась и которые способствовали художественному и эстетическому развитию.

Позже, овдовев, Ю.П. Вревская окажется в Петербурге. Она будет вести светскую жизнь в статусе фрейлины императрицы. Но главное – станет окружена выдающимися русскими литераторами. Среди друзей Ю.П. Вревской были известные писатели и поэты И.С. Тургенев, Д.В. Григорович, В.А. Соллогуб, Я.П. Полонский и др. Она вызывала восхищение у художников И.К. Айвазовского и В.В. Верещагина.  В 1880-х годах художник В.В. Верещагин создает целую галерею картин, посвященных балканской теме: «Перед атакой. Под Плевной» (1881), «После атаки. Перевязочный пункт. Под Плевной» (1881), «Письмо к матери» (1901) и др. В.В. Верещагин словно продолжает начатую еще в 1870-х годах тему – «Панихида» (1878-1879). Картины В.В. Верещагина вполне могут служить иллюстраций писем Ю.П. Вревской, написанных ею из военного госпиталя. 

В русско-турецкой войне 1877-1878 годов участвовало более 5000 добровольцев, среди которых были известные художники – В.Д. Поленов и К.Е. Маковский, а также врачи С.П. Боткин и Н.В. Склифософский. Художник В.В. Верещагин узнает о начале войны в Париже. Он оставляет свою мастерскую и направляется в действующую армию. При осаде Плевны погибает его брат – С.В. Верещагин, а в июне 1877 года получает тяжелое ранение он сам. Те, кто был на войне, с чувством глубокого уважения вспоминали сестер милосердия. П.А. Рихтер, гланоуполномеченный Общества попечения о раненых и больных воинов в Сербии, Черногории и Румынии, писал о сестрах милосердия: «Русская женщина в звании сестры милосердия приобрела… почетную славу в минувшую кампанию, стяжала… неотъемлемое, всенародно признанное право на всеобщую признательность и уважение как лучший друг солдата посреди страданий и болезни» [15].

Смерть Ю.П. Вревской потрясла современников. И.С. Тургенев писал: «Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала» [20; т.10, с.146]. Поэт В.А. Соллогуб вспоминал: «Ведя светский образ жизни, Юлия Петровна никогда не сказала ни о ком ничего дурного и у себя не позволяла никому злословить, а, напротив, всегда в каждом старалась выдвинуть его хорошие стороны. Многие мужчины за ней ухаживали, много женщин ей завидовало, но молва никогда не дерзнула укорить ее в чем-нибудь, и самые злонамеренные люди склоняли перед ней головы. Всю жизнь она жертвовала собой для родных, для чужих, для всех. Юлия Петровна многим напоминала тип женщин Александровского времени, этой высшей школы вкуса, – утонченностью, вежливостью и приветливостью. Бывало, слушая часто незатейливые, но всегда милые речи, я думал: как желательно в нашем свете побольше таких женщин и поменьше других» [19; с.116]. В.А. Соллогуб, поэт и чиновник (тайный советник), вращавшийся в высшем свете, яркий представитель чиновничьего Петербурга (его литературный салон стал одним из центров культурной жизни северной столицы), оказывал значительное влияние на свое окружение. Его мнением дорожили, с мнением В.А. Соллогуба считались. Оценка им личности Ю.П. Вревской заставила современников взглянуть на труд сестер милосердия, увидеть в женщине ее главные добродетели.

 

«Русская роза на болгарской земле»

«Юлия Вревская…

героическая женщина погибла на полях Болгарии»

А.А. Пушкин

В 1878 году в газете «Новое время» появилось стихотворение поэта Я.П. Полонского «Под Красным Крестом». Оно посвящалось памяти Ю.П. Вревской. В стихотворении образ героини передан глазами участника военных действий, раненого солдата, которого спасает сестра милосердия: она надевает на него свою рубашку. Рубашка стала надеждой – «надеждой на счастье в родной стороне». Вернувшись на Родину, воин признается, что эту рубашку «сохранит до гроба». Рубашка «сестрицы святой» воспринимается рассказчиком как символом любви и добра.

 

И вот, я на родине! – Те же невзгоды,

Тщеславие бедности, праздный застой.

И старые сплетни, и новые моды…

Но нет! не забыть мне сестрицы святой!

Рубашку её сохраню я до гроба…

И пусть наших недругов тешится злоба!

Я верю, что зло отзовётся добром: –

Любовь мне сказалась под Красным Крестом [11; с.57].

 

В письме к сестре Ю.П. Вревская признавалась:

«16?.. Не можешь представить, что у нас делалось – едва успевали высаживать в другие поезда…стоны, страдания, насекомые. Просто душа надрывалась. Мы очень устали и когда приходили домой, то, как снопы, сваливались на кровать. Нельзя было писать, и давно уже не читала ни строчки, даже газеты, которые у нас получает Абаза. На днях у нас при передвижении поездов у барака раздавило рельсами двоих раненых; я не имела духу взглянуть на эти раздавленные черепа, хотя беспрестанно должна была проходить мимо для перевязок в вагонах…

… Но солдаты страдают ужасно. Сегодня утром видела Горчакова, очень потолстел, постарел, но по-прежнему очень мил, но едва держится на ногах. Много тут петербургских знакомых, но не видаю никого: у меня заняты мысли другим.

Заказала сегодня себе большие сапоги, но завтра купить и еще кое-что тёплое; я решила пробыть сестрой милосердия всю зиму; по крайней мере, дело, которое мне по сердцу. Жизнь тут ужасно дорога <…>» [7; с.43].

Характер Ю.П. Вревской был сформирован не только литературой, но той обстановкой, которая ее окружала: дочь героя Отечественной войны 1812 года, жена героя Кавказской войны, брат мужа – героически погиб при обороне Севастополя… Она жила в атмосфере героизма, жертвенности, подвига. Сердце И.С. Тургенева она покорила «своей женственностью, грацией, бесконечной приветливостью и бесконечной добротой», сочетающейся с мужественностью. В 1877 году И.С. Тургенев, чтобы проводить Ю.П. Вревскую, отравляющуюся на Балканы, специально приезжает из Парижа.

В 1877 году Ю.П. Вревская – сестра милосердия Красного Креста в 45-м военно-временном госпитале в румынском городе Яссы. На ее средства создан санитарный поезд из 22 сестер милосердия и врачей.

Подвиг Даши Севастопольский и сестер милосердия Крестовоздиженской общины эпохи Крымской войны был памятен. Сестры милосердия – их называли «белые голуби», а Ю.П. Вревскую – «утешительницей страждующих».

Условия, в которых оказались раненые в Бяле, были страшными: кибитки, сырые мазанки и бараки. В письме И.С. Тургеневу она признавалась: «Это жалости подобно видеть несчастных поистине героев, которые терпят такие страшные лишения без ропота. Живут в землянках, на морозе, на одних сухарях. Да, велик Русский солдат!». И Ю.П. Вревская служит ближнему – русскому солдату. Ее назначают ассистентом при ампутациях. Бялы – это практически линия фронта. В сражении у Мечки она выносит раненых под градом пуль, оказывает первую помощь. Ее последнее письмо сестре Наталье Петровне 12 января 1878 года: «Война вблизи ужасна, сколько горя, сколько вдов и сирот».

Сестры милосердия все без исключения заразились тифом. 24 января 1877 года Ю.П. Вревской не стало. Начальник госпиталя врач М. Павлов писал: «Как до болезни, так и в течение ее ни от покойной, ни от кого от окружающих я не слышал, чтобы она выражала какие-либо желания, и вообще была замечательно спокойна…» [14]. Ее похоронили у православного храма Святого Георгия.

В 1907 году, когда в городе Бяле открывали музей истории Русско-турецкой войны 1877-1878 годов, то среди экспонатов поместили портрет сестры милосердия Ю.П. Вревской со словами Виктора Гюго: «Русская роза сорвана на болгарской земле сыпным тифом».

Литература

  1. Баронесса милосердия Юлия Вревская – Женщины России в войнах XIX века [Электронный ресурс] // Vuzlit. 2017-2022.  URL: https://vuzlit.com/383695/baronessa_miloserdiya_yuliya_vrevskaya (дата обращения: 20.01.2022).
  2. Беляев А.П. Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном: 1805-1850. 1882. СПб.: А.С. Суворин, 507 с. 
  3. Воспитанницы института и их преподаватели [Электронный ресурс] // Вечерняя Одесса. 2014. URL: https://odessa1.com/articles/moi-duhovnye-nastavnicy.html (дата обращения: 20.02.2022).
  4. Ганнибал А.С. Бальзак О. Прощание. Рассказ. 1914. М.: Польза, 68 с. 
  5. Ганнибал А.С. В поместье прадеда Пушкина // Новое время. 1912. № 13129.
  6. Ганнибал А.С. Ганнибалы. Новые данные для биографии // Пушкин и его современники. Т. 5, вып. XIX—XX. 1914. СПб. С. 231-238.
  7. Ганнибал А.С. Княгиня Бельджойозо и её роль в освобождении Италии // Вестник Европы. 1907. Т. IV. № 7-8.
  8. Ганнибал А.С. Новый вклад в историю 1812 года // Военный вестник. 1910. № 3.
  9. Жуков Е.М. Апрельское восстание 1876 года // Советская историческая энциклопедия: в 16 т. Т.1. 1961. М.: гос. науч. изд-во «Советская энциклопедия», С. 662-663.
  10. Жуков Е.М. Советская историческая энциклопедия: в 16 т. Т.1. 1961. М.: Советская энциклопедия. С. 662-663.
  11. Козьменко И. Русское общество и Апрельское восстание 1876 года [Электронный ресурс] // Вопросы истории. 1947. № 5. С. 95-108. URL: https://elib.gsu.by/bitstream/123456789/31681/1/%d0%9a%d0%be%d0%b7%d1%8c%d0%bc%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be_%d0%a0%d1%83%d1%81%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%b5.pdf (дата обращения: 20.02.2022).
  12. Кретова М.А. Письма Ю.П. Вревской с войны // Баронесса Вревская: роман-альбом. 1998. М.: Армада, 48 с.
  13. Максимова Л.Ю., Савичева Т.В., Черепанова М.Ю., Шмелева А.В. Образ женщины в русской литературе. Первая половина XI – начало XXI века. Хрестоматия в 4-х частях. Часть 1. Древнерусская словесность. Жены Древней Руси. 2017. М.: Физматкнига, 112 с.  
  14. Назарова Л.Н. И.С. Тургенев и Ю.П. Вревская // Русская литература. 1958. № 3. С. 185-192.
  15. Ободовский К.П. Рассказы об И.С. Тургеневе // Исторический вестник. 1893. Т. 51. № 2. С. 359-366.
  16. Полонский Я.П. Под Красным Крестом // На закате: Стихотворения. 1877-1880. 1881. М.: К.Т. Солдатенков. С.53-57.
  17. Полынкин А. Генерал Вревский – герой Кавказской войны [Электронный ресурс] // Малоархангельск: Неофициальный сайт г. Малоархангельск (Орловская обл). 2010. URL: https://maloarhangelsk.ru/general-vrevskiy/? (дата обращения: 28.01.2022)
  18. Поповкин А.А. Деятельность славянских обществ России в контексте социального развития славянских народов (1858-1917 гг.) // Вестник ТГУ. Серия Гуманитарные науки. История и политология. 2012. № 6 (110). С. 234-247.
  19. Проекуровская Ю.И. Сестра милосердия Юлия Вревская // Вопросы истории. 1992. № 11-12. С. 170.
  20. Рихтер П.А. Красный крест в Румынии и Северной Болгарии. 1877-1878: Отчет Главноуполномоченного Общества попечения о раненых и больных воинах П.А. Рихтера. 1879. СПб.: Российское общество Красного креста, 370 с.
  21. Скляренко В.М. Вревская Юлия Петровна [Электронный ресурс] // 100 знаменитых женщин. URL: https://history.wikireading.ru/127258 (дата обращения: 22.02.2022) 
  22. Скончалась сестра А.С. Пушкина [Электронный ресурс] // Новая Вечерняя Газета. 1825. № 14. С. 5 URL: https://vivaldi.nlr.ru/pn000212857/view/?#page=1 (дата обращения: 22.02.2022)
  23. Тихонова Т.К., Абашин В.Г., Цвелев Ю.В. К 200-летию со дня рождения Н.И. Пирогова. Женский труд на войне. Сестра милосердия в русско-турецкой (1877-1878) войне. Баронесса Юлия Петровна Вревская // Журнал акушерства и женских болезней. 2010. Т. LIX. №. 3. С. 114-121. URL: https://jowd.ru/arhiv/JOWD_2010_pdf/jowd_3_2010_s.pdf (дата обращения: 22.02.2022)
  24. Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. 1978-2014. М.: Наука.
  25. Чарыков А. К воспоминаниям о М.Ю. Лермонтове // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников. 1989. М.: Художественная литература. С. 318-320.
  26. Шамарина Е.В. Культурный смысл материнства в западноевропейской и отечественной философской мысли: Автореферат дисс. … канд. философ. наук. Барнаул, 2008. 28 с.
  27. Шмелева А.В. Графине А.Д. Блудовой // Ф.И. Тютчев: Школьный энциклопедический словарь. 2004. М.: Просвещение, 440 с.

Информация об авторах

Шмелева Анна Вячеславовна, кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой методики преподавания русского языка и литературы, Московский государственный областной университет (ГОУ ВО МО МГОУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6105-9407, e-mail: lug-anna@yandex.ru

Ломатова Анастасия Евгеньевна, член научного общества воспитанниц им. С.П. Капицы, Московский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2249-3216, e-mail: lomatova09@mail.ru

Лунёва Евгения Дмитриевна, член научного общества воспитанниц им. С.П. Капицы, Московский кадетский корпус «Пансион воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9793-9967, e-mail: yevgeniya_luneva@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 554
В прошлом месяце: 27
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 74
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 2