Представления юношей и девушек о будущем, раскрытые через художественный образ взросления

12

Аннотация

Показаны результаты исследования, нацеленного на изучение представлений о взрослении и о будущем у подростков, юношей и девушек. Основная цель исследования заключалась в выявлении связи между жизненными событиями, значимыми для молодых людей и их представлениями о взрослении, раскрытыми через образ взросления, показанный в художественном фильме. Гипотеза заключалась в предположении о том, что значимость жизненных событий в представлениях о будущем у юношей/девушек различается в зависимости от представлений о взрослении, основанном на оценке художественного образа. В общей сложности выборка составила 1394 подростков и молодых людей в возрасте от 14 до 23 лет (M=17; SD=2). Были выявлены статистически значимые различия в представлениях о будущем подростков, юношей и девушек с разным типом представлений о взрослении, раскрытых через художественный образ. Респонденты, различающиеся по типу представлений о взрослении, демонстрируют различия в перспективе будущего в отношении событий, связанных с «другими людьми», «идеальными объектами» и временным периодом «открытое настоящее». Также обнаружено, что существуют различия в значимости жизненных событий, связанных с образованием, профессиональной деятельностью и общением, среди молодых людей с разным типом представлений о взрослении, основанном на художественном образе. Эти результаты могут быть полезными для понимания различий в мотивации молодых людей и для разработки программ поддержки и ориентации в процессе взросления.

Общая информация

Ключевые слова: взрослость, юноши и девушки, художественный образ, будущее, взросление, типология, типология жизненных миров, временная перспектива будущего

Рубрика издания: Психология развития

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2024160104

Получена: 14.12.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Шилова Н.П. Представления юношей и девушек о будущем, раскрытые через художественный образ взросления [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2024. Том 16. № 1. С. 58–75. DOI: 10.17759/psyedu.2024160104

Подкаст

Полный текст

Введение

В XXI веке постиндустриальное общество предоставляет молодым людям больше возможностей для выбора будущего и ставит перед ними высокие требования в образовании, что влияет на процесс взросления. Изменения в социально-экономической сфере приводят к исчезновению универсальных задач развития и возникновению индивидуальных траекторий взросления в юношестве. Современные люди все чаще откладывают социальные переходы, такие как окончание обучения и начало карьеры, вступление в брак и родительство, и остаются финансово зависимыми от родителей часто вплоть до 28 лет [6; 16].

Раньше финансовая самостоятельность и собственная профессиональная деятельность, создание своей семьи и рождение детей воспринимались как объективные показатели взрослости [3]. В настоящее время критерии взрослости становятся более субъективными, исследователями изучается феномен «отложенного взросления», который впервые описал Дж. Арнетт. Он назвал переход из детских возрастов во взрослые «становящейся взрослостью» (emerging adulthood) [19; 20] и обозначил следующие черты этого периода: исследование собственной идентичности; нестабильность; фокусировка на себе; экспериментирование; ощущение промежуточности между подростковым возрастом и взрослостью [3].

Проявление критериев взрослости сильно зависит от культурных особенностей [25]. В странах с индивидуалистической культурой считается, что самостоятельное принятие решений и финансовая независимость являются признаками взрослой жизни, а в коллективистских странах ценности сообщества имеют большее значение, чем достижение личной самореализации [3]. Например, португальские исследователи подтвердили, что образование, работа/карьера и семья/брак все еще являются значимыми мотивациями в будущей временной перспективе и меняются в течение всего периода взросления. С возрастом участников значимые для них события будущего все меньше связаны с образованием и все больше с материальными ценностями и семейными отношениями [23]. При этом работа/карьера оказывается наиболее заметным фактором, значимость которого не меняется в связи с возрастом участников или с их профессиональным статусом. Это свидетельствует о центральной роли оплачиваемой работы и профессии в этом возрастном периоде. Также это может быть связано с психологическим воздействием нестабильности текущей макроэкономической ситуации и относится к мыслям по поводу своего будущего [23; 25]. Способность предвидеть, планировать и ожидать определенные желаемые достижения в будущем играет решающую роль в благополучии, мотивации и поведении в юношеском возрасте.

Ориентация на будущее становится основной направленностью личности, а предметом интересов и планов юношей и девушек становится проблема выбора и достижения профессионального роста. Становление взрослости оказывается таким периодом в жизненном цикле, в котором люди вовлечены в планирование и предвидение будущего [28]. Позитивная ориентация на будущее необходима для человека, так как она тесно связана с развитием личности и является защитным фактором для психического здоровья [27]. Фактически через ориентацию на будущее юноши и девушки стремятся достичь своих целей, предвидеть последствия своих действий и осознавать, что их настоящее составляет основу для построения будущего.

В современных исследованиях изучается период развития личности от подростничества до взрослости, в том числе в контексте существующего противоречия социальной ситуации развития юношей (девушек), которое проявляется в феномене «отложенной взрослости». В настоящее время остаются не изученными вопросы, связанные с взаимосвязями между особенностями представлений о собственном взрослении и характеристиками временной перспективы будущего. Кроме того, многие современные исследователи говорят о возможности использования художественных образов в психологических исследованиях [1; 7; 10], но при этом художественный образ не использовался в исследованиях представлений юношей и девушек о будущем. Искусство, в частности кино, является одним из способов транслировать социокультурные образы [10], это подразумевает, что психологическое понимание зрителями заложенных в фильме смыслов позволяет более глубоко осознать собственные представления об увиденном. М. Бахтин [1] указывал на способность формирования смысла через внутренний диалог в сознании через восприятие художественного произведения [10]. Множественность вариантов толкования художественного произведения позволяет активизировать работу по продуцированию собственных представлений [5, с. 368]. Так, ориентируясь на художественное произведение, юноша (девушка) моделирует смысловой контекст своего собственного опыта (онтологического и экзистенциального) и формирует личностные конструкты по поводу увиденного [7].

Соответственно, мы предположили, что значимость жизненных событий и представлений о будущем у юношей/девушек различается в зависимости от представлений о взрослении, основанных на оценке художественного образа.

Выборка и методика исследования

Общее количество участников составило 1394 человек в возрасте от 14 до 23 лет (M=17; SD=2), в том числе 578 юношей (41,46%) и 816 девушек (58,54%). Из них 14-летних – 175, 15-16-летних – 433, 17-18-летних – 417, 19-21-летних – 294, 22-23-летних – 93. Целью исследования являлось изучение связи между жизненными событиями, значимыми для молодых людей, их представлениями о будущем и представлениями о взрослении в юности, основанными на оценке художественных образов.

Для изучения представлений о взрослении использовалась проективная методика «Взросление» (Н.П. Шилова) [17], а для изучения представлений о будущем – методика «Прошлое, настоящее, будущее» (А.Л. Венгер, Ю.М. Десятникова) [2] и метод мотивационной индукции (ММИ) (Ж. Нюттен, в адаптации Н.Н. Толстых) [13; 14]. В рамках методики «Прошлое, настоящее, будущее» участники исследования перечисляли по пять наиболее важных для них событий из прошлого, настоящего и будущего (всего 15 событий). Все респонденты указали 20910 событий, сгруппированных по темам с помощью контент-анализа. Было выделено три тематических блока, встречающихся чаще всего (13022 событий):

  • дело (в том числе профессиональная деятельность и учеба);
  • общение с другими людьми;
  • развлечения (в том числе игры и отдых).

В использованной версии методики мотивационной индукции (ММИ) было предложено 20 незаконченных предложений в положительной форме, например: «я хочу...» и 10 – в отрицательной: «я не хочу…», которые респонденты должны были завершить. Анализ проводился с использованием временных и содержательных кодов, учитывая рекомендации Ж. Нюттена использовались только категории, имеющие значение для нашей выборки. Для участников данного исследования социальное время формировалось из периодов обучения в школе, получения профессионального образования и периода профессиональной автономии (работы), а в категориях календарного времени значимым для них являлось «открытое настоящее», связанное с желанием человека иметь определенные качества, свойства, знания, умения, которые нельзя точно определить во времени. В рамках содержательного кода Ж. Нюттен выделяет четыре основные категории объектов: «я сам» (участник исследования); другие люди (родственники, друзья, просто люди); идеальные объекты (свобода, наука, любовь); объекты природы, значимые и для нашей выборки.

Высказывания, полученные по методике «Прошлое, настоящее, будущее» и ММИ, кодировались и переводились в дихотомическую шкалу (наличие или отсутствие признака), в дальнейшем анализе использовались количественные данные, показывающие частоту использования респондентом того или иного признака. Диапазон возможных баллов по методике «Прошлое, настоящее, будущее» – от 0 до 15, а по ММИ – от 0 до 30.

В основу авторской проективной методики «Взросление» заложена идея М.М. Бахтина о том, что восприятие художественного образа включает в себя определение собственного отношения к миру, открывая личностные смыслы [1]. В нашей методике в качестве художественного образа использовались фрагменты фильма В.В. Меньшова «Розыгрыш» (1976). К.Н. Поливанова и М.А. Шакарова, анализируя материал художественных фильмов, пришли к выводу, что в художественных текстах происходит постепенное размывание четких границ между детством и взрослостью, что открывает неопределенность будущего [12]. В фильме «Розыгрыш» впервые явно проиллюстрировано это размывание понятия взрослости. В нашей методике представлены на экране компьютера три фрагмента фильма продолжительностью от 1 до 5 минут и 11 вопросов[1] к ним. Полученные ответы были проанализированы при помощи контент-анализа. Было выявлено несколько возможных вариантов ответов1 по каждому вопросу, которые в дальнейшем анализировались как номинальные переменные.

Статистическая значимость различий в представлениях о взрослении изучалась при помощи критерия хи-квадрат Пирсона (статистический пакет SciPy 1.11.0) и иерархического кластерного анализа с использованием метода минимальной дисперсии Уорда (статистический пакет R). Согласованность (внутренняя надежность) заданий методики «Взросление» оценивалась при помощи расчета альфа Кронбаха. Статистическая значимость различий в представлениях о будущем трех выделенных типов анализировалась при помощи U-критерия Манна-Уитни (статистический пакет SciPy 1.11.0), величина эффекта измерялась при помощи коэффициента d-Коэна (Python 3.8.0).

Результаты исследования

На первом этапе исследования при помощи методики «Взросление» были изучены представления о взрослении. Согласованность (внутренняя надежность) заданий методики оценивалась при помощи расчета значения альфы Кронбаха. В оценку были включены ответы всех участников на все задания методики «Взросление», ее значение составило 0,7163. Соответственно, согласованность (внутренняя надежность) заданий методики в рамках проведенного исследования является приемлемой.

Далее ответы респондентов были проанализированы при помощи кластерного анализа. В этом вопросе мы опирались на идеи В.Ф. Петренко о том, что в психолингвистике кластерный анализ используется как непосредственный способ определения внутренних семантических связей [11]. Соответственно, он помог нам на первом этапе разделить всех респондентов на группы, в которых участники используют похожие семантические связи слов. Этот этап анализа был проведен как разведывательный, в рамках него сформировалось три кластера. Разделение на кластеры осуществлялось на основании числовых оценок ответов на вопросы методики «Взросление» (количества ответов определенной категории, данных конкретным респондентом). В первый было отнесено 377 (27%) респондентов, во второй – 577 (41%) и в третий – 440 (32%).

На следующем этапе были изучены различия в ответах респондентов, попавших в три выявленных кластера. Различия выявлены при помощи стандартизированных остатков и критерия хи-квадрат Пирсона (см. табл. 1).

Таблица 1. Значимость различий в ответах на вопросы методики «Взросление» (N=1394)

Вопрос

Типы

Ответы (стандартизированные остатки)

χ2

Р

1

2

3

4

5

1

1

3,31

-3,91

-4,31

7,51

 

75,15

0,000**

2

-2,81

2,11

2,91

-4,31

 

3

-0,2

1,6

1,0

-2,61

 

2

1

6,71

0,3

7,01

-10,11

 

139,20

0,000**

2

-5,81

0,3

-1,8

4,21

 

3

-0,3

-0,6

-4,81

5,31

 

3

1

5,41

-1,5

4,41

-7.41

 

92,07

0,000**

2

-2,21

-1,5

0,8

0,9

 

3

-2,81

3,01

-5,11

6,11

 

4

1

9,41

8,61

0,1

-5,61

-4,31

200,47

0,000**

2

4,61

-4,61

1,0

2,21

1,3

3

-4,11

-3,41

-1,1

2,91

2,71

5

1

8,71

-1,1

4,91

-9,41

-2,71

169,33

0,000**

2

-3,41

-0,5

1,7

0,2

1,7

3

-4,71

1,6

-6,51

8,81

0,8

6

1

5,81

10,11

-2,41

-9,61

-9,91

1303,70

0,000**

2

8,01

11,41

1,0

-11,91

-13,41

3

-14,01

-21,71

1,2

21,81

23,61

7

1

9,31

-2,71

6,01

-10,31

-1,9

183,83

0,000**

2

-3,41

2,81

-0,5

1,6

1,0

3

-5,31

-0,4

-5,21

8,21

0,9

8

1

21,71

1,0

-12,31

-9,11

-5,71

498,09

0,000**

2

11,11

-1,1

-9,11

4,31

1,2

3

-9,01

0,2

-5,71

4,21

4,11

9

1

10,91

10,21

-5,31

-15,11

-4,31

372,37

0,000**

2

-5,41

-3,81

4,21

5,31

2,51

3

-4,61

-5,71

0,7

8,81

1,5

10

1

12,51

11,21

-3,81

-10,31

-10,51

429,67

0,000**

2

-6,61

-4,21

-0,7

4,21

7,91

3

-5,01

-6,31

4,41

5,41

1,6

11

1

12,81

-6,81

1,0

-9,31

-1,0

288,37

0,000**

2

-7,31

-0,6

3,21

4,01

-1,1

3

-4,51

7,11

-4,41

4,71

2,11

Условные обозначения. ** – различия значимы на уровне 0,0001; 1 значение стандартизированного остатка выше пограничного (‒2; 2).

Из табл. 1 видно, что различия в ответах на каждый вопрос значимы на уровне < 0,0001, стандартизированные остатки позволили идентифицировать «избыточные» или «недостающие» значения наблюдений в ячейках таблицы, что свидетельствует о наличии связи между переменными. При наличии стандартизированного остатка, превышающего ноль, мы можем говорить о положительной ассоциации, в то время как отрицательный стандартизированный остаток свидетельствует о наличии отрицательной ассоциации. Соответственно, анализ ответов респондентов, попавших в три выделенных кластера, позволил описать три типа представлений о взрослении: 1 тип – «осознание смыслов», 2 тип – «осознание взрослости» и 3 тип – «осознание времени».

Для типа «осознание смыслов» характерна заинтересованность творчеством, уверенность в поддержке со стороны окружающих взрослых, в значимости целеустремленности. Взрослость и переживания относительно нее состоят для этих респондентов в различении успеха/неуспеха и поиске смысла жизни.

Для типа «осознание взрослости» важны успех и достижения, также эти респонденты ценят возможность получать удовольствие от жизни, а различение этих двух позиций связано для них со взрослостью, а также взрослость и переживания о ней заключаются в определении понятий детскости и взрослости.

Типу «осознание времени» свойственна уверенность в отсутствии понимания со стороны окружающих взрослых, для достижения целей нужно учесть советы старших. Для этих респондентов важны успех и достижения, и одновременно для них значимо получать удовольствия от жизни. Взрослое отношение к жизни связано для этого типа с различением будущего и настоящего и пониманием времени.

На следующем этапе исследования были изучены различия в образе будущего в зависимости от особенностей представлений о взрослении, выявленного на основании восприятия художественного образа взросления. Описательные статистики по данным, полученным с помощью методик, изучающих образ будущего, представлены в табл. 2.

Таблица 2. Описательные статистики по трем важным тематическим блокам значимых жизненных событий по методике «Прошлое, настоящее, будущее» и по критериям временной перспективы по методике мотивационной индукции, n=1394

Показатели

Среднее

Станд. ошибка

Медиана

Мода

Станд. Отклонение

Дисперсия выборки

Эксцесс

Асимметричность

Минимум

Максимум

Уровень надежности (95,0%)

Дело

4,36

0,06

4

5

2,38

5,64

−0,07

0,29

0

14

0,13

Общение

3,26

0,07

3

3

2,45

5,99

0,01

0,64

0

12

0,13

Развлечения

1,75

0,05

1

0

1,95

3,82

5,36

1,79

0

15

0,10

Обучение в школе

0,70

0,05

0

0

1,95

3,82

33,2

4,97

0

21

0,10

Проф. обучение

1,79

0,08

1

0

2,80

7,86

10,2

2,81

0

20

0,15

Проф. автономия

1,66

0,06

1

0

2,40

5,74

16,9

3,42

0

19

0,13

Открытое настоящее

3,88

0,07

4

4

2,75

7,58

0,6

0,76

0

15

0,15

Историческое будущее

0,77

0,04

0

0

1,37

1,87

10

2,8

0

10

0,07

Я сам

13,40

0,12

14

15

4,54

20,70

0,16

−0,52

0

22

0,24

Другие люди

3,82

0,08

3

0

2,98

8,90

1,07

0,88

0

21

0,16

Объекты природы

0,22

0,02

0

0

0,93

0,86

245

13,2

0

19

0,05

Идеальные объекты

2,03

0,06

1

0

2,14

4,59

4,98

1,76

0

17

0,11

Анализ полученных данных позволяет с уровнем надежности 95% утверждать, что среднее количество высказываний составило от 0,22 (объекты природы) до 13,4 (я сам). Стандартное отклонение распределения выборочного среднего составило по всем категориям от 0,93 (объекты природы) до 4,54 (я сам). Коэффициент асимметрии имеет положительное значение по всем категориям, кроме содержательной категории «я сам», что говорит о наличии правосторонней асимметрии, соответственно, по категории «я сам» – левосторонней. Положительное значение эксцесса показывает наличие островершинного распределения по всем категориям анализа, кроме значимых событий по категории дело (учеба и профессиональная деятельность). Предельная ошибка выборки составила от 0,05 (объекты природы) до 0,24 (я сам). Размах вариации по разным категориям высказываний достигал от 10 до 22.

Различия в значимости жизненных событий между респондентами в зависимости от представлений о взрослении, основанном на художественном образе, представлены в табл. 3.

Таблица 3. Различия в значимости жизненных событий между респондентами в зависимости от представлений о взрослении, основанном на художественном образе (N=1394)

Значимые жизненные события

U-критерий Манна-Уитни, критерий d-Коэна

осознание смыслов (n=377)

осознание взрослости (n=577)

осознание смыслов (n=377)

осознание времени (n=440)

осознание взрослости (n=577)

осознание времени (n=440)

Учеба и проф.

деятельность

125093,5, p=0,000***

d=0,2351

102888, p=0,000***

d=0,3961

115124,5, р=0,010*

d=−0,169

Общение

122586, р=0,001***

d=0,2011

91874,5, р=0,007**

d=0,159

129724, p = 0,545

d = 0,047

Развлечения

112019,5, р=0,420

d=0,055

89258, р=0,053

d=0,161

120746, р=0,171

d=−0,103

Условные обозначения. * – различия значимы на уровне 0,05; ** – различия значимы на уровне 0,01; *** – различия значимы на уровне 0,001; 1 средний размер эффекта.

Так, респонденты, отнесенные к типу представлений о взрослении «осознание смыслов», реже других выделяют в качестве значимых события, направленные на учебу/профессию (среднее: «осознание смыслов» = 3,81, «осознание взрослости» = 4,38, «осознание времени» = 4,76), а также реже, чем респонденты типа «осознание взрослости», выделяют в качестве значимых контакты с другими людьми (среднее: «осознание смыслов» = 2,93, «осознание взрослости» = 3,42).

Различия в значимости временных категорий между респондентами в зависимости от представлений о взрослении, основанном на художественном образе, представлены в табл. 4.

Таблица 4. Различия в значимости временных категорий между респондентами в зависимости от представлений о взрослении, основанном на художественном образе (N=1394)

Категории временной перспективы

U-критерий Манна-Уитни, критерий d-Коэна

осознание смыслов (n=377)

осознание взрослости (n=577)

осознание смыслов (n=377)

осознание времени (n=440)

осознание взрослости (n=577)

осознание времени (n=440)

Я сам

104149, р=0,337 d=0,103

76819,5, р=0,924 d=0,044

129333,5, р=0,310 d=0,067

Другие люди

126950,5, p=0,000***

d=0,4271

100556,5, p=0,000***

d=0,5161

117516,5, р=0,115 d=−0,075

Идеальные объекты

118171,5, p=0,000***

d=0,2151

95394, p=0,000***

d=0,3081

115326,5, р=0,037* d=−0,087

Открытое настоящее

121677,5, p=0,000***

d=0,3321

94737, p=0,000***

d=0,3861

121744,5, р=0,516

d=−0,059

Обучение в школе

103259,5, р=0,326 d=0,000

77740, р=0,600 d=−0,065

126381,5, р=0,625 d=0,064

Профессиональное обучение

111201,5, р=0,004** d=−0,026

80239, р=0,212 d=−0,076

132919,5, р=0,061 d=0,060

Профессиональная автономия

107084, р=0,077 d=−0,082

81743, р=0,087 d=−0,097

124465,5, р=0,959 d=0,020

Условные обозначения. * – различия значимы на уровне 0,05; ** – различия значимы на уровне 0,01; *** – различия значимы на уровне 0,001; 1 средний размер эффекта.

Респонденты, отнесенные к типу представлений о взрослении «осознание смыслов», во временной перспективе будущего реже других используют содержательную категорию «другие люди», содержательную категорию «идеальные объекты» и временную категорию «открытое настоящее», которая не ограничена определенным временем жизни.

Обсуждение результатов исследования

На основе полученных данных можно говорить о том, что представления молодых людей о будущем и значимые события в их жизни связаны с их представлениями о взрослении, которые формируются через оценку художественных образов взросления.

Выявленная типология представлений о взрослении, включающая в себя следующие типы: «осознание смыслов», «осознание взрослости» и «осознание времени», основывается на идеях Дж. Арнетта о том, что современные характеристики взросления стали более индивидуалистическими и зависят от культурной неоднородности и изменчивости этого периода жизни.

При этом нами показано, что, отвечая на вопрос «как изменилось взросление современных юношей и девушек?», важно учитывать не просто влияние культуры на важность критериев взросления [8; 15; 19; 20], но и особенности восприятия культурного образа взросления, выявленные нами. Соответственно, важным дополнением становится описание представлений о взрослении современными юношами и девушками, данное нами в рамках формирования типологии. Для респондентов типа «осознание смыслов» взрослость и переживания, связанные с ней, заключаются в различении успеха или неуспеха и поиске смысла жизни. Для типа «осознание взрослости» взрослость и переживания о ней связаны с определением понятий детскости и взрослости. Тип «осознание времени» связывает взрослое отношение к жизни с различением будущего и настоящего и пониманием времени.

Полученные различия в представлениях о взрослении, основанные на восприятии художественного образа взрослости, логично вписываются в исследования, подтверждающие, что представления о взрослении в юношестве связаны с содержательными представлениями о взрослых возрастах [23; 26; 28; 29; 30; 31; 33].

Учитывая, что институционализированные формы взросления в целом и идеальная форма как представление о будущем в частности растворяются в многообразии современных практик развития [12], мы понимаем, что жизненный сценарий уже не напоминает безальтернативную «накатанную колею», в которой все было в строгом порядке: получение образования, трудоустройство, создание семьи. В этом контексте выявленные связи между различиями в представлениях о взрослении с представлениями о будущем в юношестве приобретают важное значение для понимания мотивации современной молодежи. Так, респонденты, отнесенные к типу представлений о взрослении «осознание смыслов», реже других выделяют в качестве значимых события, связанные с учебой и профессией, а также реже выделяют значимость контактов и общения с другими людьми по сравнению с представителями типа «осознание взрослости».

Указанные связи подсвечивают характеристики представляемого в юности жизненного пути, которые исследователи уже отмечали ранее [9], и существенно дополняют их выводы о том, что протяженность представляемой будущей жизни зависит от значимых жизненных событий в профессиональной сфере и сфере семейных отношений.

Молодые люди, являющиеся представителями типа взросления, образно названного нами «осознание смыслов», во временной перспективе будущего реже других используют содержательные категории «другие люди» и «идеальные объекты» и временную категорию «открытое настоящее», которая не ограничена определенным временем жизни. Данный результат соотносится с исследованиями, показывающими связи представлений современных юношей/девушек о своем взрослении и видения ими своего будущего, включая развитие временной перспективы. Подходы, основанные на этой связи, направлены на установление положительного видения настоящего, будущего и прошлого через анализ опыта, поиска смысла жизни и формирования жизненных планов и целей [21; 22; 24]. Это означает, что юноша (девушка), выстраивающий свой жизненный путь, определился с предельными жизненными смыслами и имеет представление о своих будущих социально определенных событиях и ролях в различных сферах жизни (семья, карьера, образование, общественная жизнь) [4; 18; 32].

Выводы

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

  1. Выделено три типа представлений о взрослении в юношестве, основанных на оценке художественного образа:
  • для респондентов типа «осознание смыслов» взрослость и переживания относительно нее состоят в различении успеха/неуспеха и поиске смысла жизни;
  • для типа «осознание взрослости» взрослость и переживания о ней заключаются в определении понятий детскости и взрослости;
  • для типа «осознание времени» взрослое отношение к жизни связано с различением будущего и настоящего и пониманием времени.
  1. Респонденты, для которых представления о взрослении связаны с «осознанием смыслов», реже других выделяют в качестве значимых события, направленные на учебу/профессию, а также реже, чем респонденты, для которых представления о взрослении связаны с «осознанием взрослости», выделяют в качестве значимых контакты с другими людьми.
  2. Респонденты, для которых представления о взрослении связаны с «осознанием смыслов», во временной перспективе будущего реже других используют содержательную категорию «другие люди», содержательную категорию «идеальные объекты» и временную категорию «открытое настоящее», которая не ограничена определенным временем жизни.

Заключение

Ограничением настоящего исследования является отсутствие данных о связи выявленных феноменов с возрастом респондентов. Обнаруженные связи представлений о будущем с представлениями о взрослении, сформированными на основе оценки художественного образа взросления, имеют ценность для психологов образовательных организаций, разрабатывающих программы поддержки и ориентации в процессе взросления. Выявленные различия в использовании категорий временной перспективы и значимости жизненных событий для своего будущего в зависимости от представлений о взрослении, основанных на оценке художественных образов, являются предметом для дальнейшего изучения с целью исследования зависимости полученных выводов от возраста и пола респондентов.


[1] 1. Какие из мыслей героев Вам показались интересными? (ответы: 1 – о творчестве, 2 – о том, что времени не хватает, 3 – о достижении успеха, 4 – интересных мыслей нет).

  1. Были ли в Вашей жизни ситуации, схожие с ситуацией ребят? (ответы: 1 – ощущение поддержки взрослых, 2 – ощущение непонимания со стороны взрослых, 3 – стремление полагаться только на себя, 4 – реализация задуманного, несмотря на отсутствие веры взрослых).
  2. Испытывали ли Вы со стороны взрослых такое же отношение, как в 1-м фрагменте? (ответы: 1 – ощущение поддержки взрослых, 2 – ощущение непонимания со стороны взрослых, 3 – стремление полагаться только на себя, 4 – реализация задуманного, несмотря на отсутствие веры взрослых).
  3. Как сложится будущая жизнь главного героя? (2-й фрагмент) (ответы: 1 – отказ, 2 – хорошо, потому что герой целеустремленный, 3 – герой добьется своей цели, 4 – проживет обычную жизнь, 5 – хорошо, при условии, что он учтет советы старших).
  4. Как Вы оцениваете идеи в ситуациях из 2-го фрагмента? (ответы: 1 – ощущение поддержки взрослых, 2 – ощущение непонимания со стороны взрослых, 3 – нет таких примеров, 4 – реализация задуманного, несмотря на отсутствие веры взрослых, 5 – стремление полагаться только на себя).
  5. В чем сходство мнений героев фильма и Ваших друзей? (ответы: 1 – схожи с Игорем, 2 – схожи с учителем, 3 – присутствие оптимизма у моих друзей, 4 – мои друзья считают, что жизнь проучит, и жизнь – это борьба, 5 – мои друзья обсуждают жизненный успех и достижения).
  6. Приведите примеры, когда взрослые высказывали такие же опасения, как учительница во 2-м фрагменте фильма (ответы: 1 – ощущение поддержки взрослых, 2 – ощущение непонимания со стороны взрослых, 3 – нет таких примеров, 4 – реализация задуманного, несмотря на отсутствие веры взрослых, 5 – стремление полагаться только на себя).
  7. Чем Вы похожи на героев? (3-й фрагмент) (ответы: 1 – похож на Олега, 2 – похож на отца, 3 – я также стремлюсь к жизненному успеху и достижениям, 4 – я стремлюсь получать удовольствие от жизни, не считаю, что достижения – это самое важное, 5 – каждый по-своему прав, мне близки обе позиции).
  8. В чем состоит взрослое отношение героев к жизни в 3-м фрагменте? (ответы: 1 – в определении понятий успешность/неуспешность, 2 – в поиске смысла жизни, 3 – в получении удовольствий от жизни/достижения, 4 – в понимании значимости будущего/настоящего и в целом времени жизни, 5 – в различении понятий детскость/взрослость).
  9. В чем заключаются разногласия героев фильма (Олег и его отец) в 3-м фрагменте? (ответы: 1 – в определении понятий успешность/неуспешность, 2 – в поиске смысла жизни, 3 – в получении удовольствий от жизни/достижениях, 4 – в понимании значимости будущего/настоящего и в целом времени жизни, 5 – в различении понятий детскость/взрослость).
  10. В чем отношение к жизни у Вас/Ваших друзей было похожим на 3-й фрагмент? (ответы: 1 – в желании отдыхать, 2 – в желании работать/учиться, 3 – не было, 4 – своя позиция, не связанная с сюжетом, 5 – в демонстрации более взрослой позиции, чем у окружающих).

Литература

  1. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: исслед. разных лет. М.: Худож. лит., 1975. 502 с.
  2. Венгер А.Л., Десятникова Ю.М. Групповая работа со старшеклассниками, направленная на их адаптацию к новым социальным условиям // Вопросы психологии. 1995. № 1. С. 25–33.
  3. Ерофеева В.Г. Черты становящейся взрослости: адаптация опросника в российской культуре // Социальная психология и общество. 2023. Том 14. № 3. C. 187– DOI:10.17759/sps.2023140312
  4. Жилинская А.В., Бочавер А.А. Подходы к изучению построения подростками траектории жизненного пути // Психологический журнал. 2018. Т. 39. № 1. С. 36–45. DOI:10.7868/S020595921801004X
  5. Зинченко В.П. Психология доверия. Изд. 2-е, испр. и доп. Самара, 2001.
  6. Клементьева М.В. Российская версия шкалы оценки формирующейся взрослости (IDEA-R): особенности развития студентов // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология. 2023. Т. 13. № 2. С. 164– DOI:10.21638/spbu16.2023.203
  7. Ермолаева М.В., Лубовский Д.В. О значении искусства в контексте развития взрослого человека // Культурно-историческая психология. 2013. № 3. С. 38–
  8. Манукян В.Р. Взросление молодежи: сепарация от родителей, субъективная взрослость и психологическое благополучие в возрасте 18–27 лет // Психологическая наука и образование. 2022. Т. 27. № 3. С. 129–140. DOI:10.17759/pse.2022270310
  9. Нуркова В.В. Самоопределяющие автобиографические воспоминания в системе личностно-мнемических межфункциональных связей // Культурно-историческая психология. 2022. Т. 18. № 1. С. 79–89. DOI:10.17759/chp.2022180108
  10. Петренко В.Ф., Дедюкина Е.А. Психология искусства: психосемантический анализ восприятия и понимания художественного фильма // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы. 2019. Том 31. № 1. С. 24–31.
  11. Петренко В.Ф., Коротченко Е.А. Пейзаж души. Психосемантическое исследование восприятия живописи // Экспериментальная психология. 2008. Том 1. № 1. С. 84–101.
  12. Поливанова К.Н., Шакарова М.А. Общественно-культурный образ детства (на материале анализа советских и российских художественных фильмов о детях) // Культурно-историческая психология. 2016. Т. 12. № 3. С. 255–268. DOI:10.17759/chp.2016120315
  13. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Методика для изучения мотивационных предпочтений. Психология сиротства. СПб.: Питер, 2005. 400 с.
  14. Толстых Н.Н. Использование метода мотивационной индукции для изучения мотивации и временной перспективы будущего // Психологическая диагностика. 2005. № 3.
  15. Толстых Н.Н. Современное взросление // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Т. 23. № 4. С. 7–24. DOI:10.17759/cpp.2015230402
  16. Шилова Н.П. Взросление в представлениях современных юношей и девушек [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2023. Том 12. № 3. C. 163– DOI:10.17759/jmfp.2023120315
  17. Шилова Н.П. Исследование взросления в юношеском возрасте // Педагогика. 2019. № 7. С. 65–71.
  18. Шилова Н.П. Представления о жизненном пути в юношестве // Теоретическая и экспериментальная психология. 2020. Т. 13. № 3. С. 29–37.
  19. Arnett J.J. Conceptions of the transition to adulthood among emerging adults in American ethnic groups // New directions for child and adolescent development. 2003. Vol. 100. P. 63–76. DOI:10.1002/cd.75
  20. Arnett J.J. Emerging adulthood: The winding road from the late teens through the twenties. Oxford University Press, 2014. 416 p.
  21. Baikeli R., Li D., Zhu L., Wang Z. The relationship between time perspective and meaning in life across different age stages in adulthood // Personality and Individual Differences. 2021. 174. DOI:1016/j.paid.2021.110668
  22. Dwivedi A., Rastogi R. Predicting Social Well-being Using Time Perspective in Emerging Adults // Journal of Health Management. 2019. Vol. 21. № 4. P. 547–558. DOI:10.1177/0972063419884416
  23. Emerging Adults Thinking About Their Future: Development of the Portuguese Version of the Hopes and Fears Questionnaire / Fonseca G., da Silva J.T., Paixa˜o M.P., Cunha D., Crespo C., Relvas A.P. // Emerging Adulthood. 2019. Vol. 7(6). P. 444–450. DOI:10.1177/2167696818778136
  24. Emerging Adults’ Outlook on the Future in the Midst of COVID‑19: The Role of Personality Profiles / Lind M., Mroz E., Sharma S., Lee D., Bluck S. // Journal of Adult Development. 2022. № P. 108–120. DOI:10.1007/s10804-022-09395-7
  25. Experiencing emerging adulthood in the Netherlands / Hill J.M., Lalji M., van Rossum G., van der Geest V.R., Blokland A. // Journal of Youth Studies. 2015. Vol. 18. № P. 1035–1056. DOI:10.1080/13676261.2015.1020934
  26. Future Hopes and Fears of Portuguese Emerging Adults in Macroeconomic Hard Times: The Role of Economic Strain and Family Functioning / Fonseca G., da Silva J.T., Paixa˜o M.P., Crespo C., Relvas A.P. // Emerging Adulthood. 2020. 8. № 6. P. 476–484. DOI:10.1177/2167696819874956 journals.sagepub.com/home/eax
  27. Future time perspective: A systematic review and meta-analysis / Kooij D.T., Kanfer R., Betts M., Rudolph C.W. // Journal of Applied Psychology. 2018. Vol. 103(8). P. 867. DOI:10.1037/apl0000306
  28. Future-oriented or presentfocused? The role of social support and identity styles on ‘futuring’ in Italian late adolescents and emerging adults / Sica L.S., Crocetti E., Ragozini G., Aleni Sestito L., Serafini T. // Journal of Youth Studies. 2016. Vol. 19(2). Р. 183–203. DOI:10.1080/13676261.2015.1059925
  29. Gunawan W., Creed P.A., Glendon A.I. Young adults’ perceived future employability: antecedents and consequences // International Journal for Educational and Vocational Guidance. 2021. Vol. 21. № 1. P. 101–122. DOI:10.1007/s10775-020-09430-7
  30. Kvasková L., Almenara C.A. Time Perspective and Career Decision-Making Self-Efficacy: A Longitudinal Examination Among Young Adult Students // Journal of Career Development. 2021. Vol. 48. № 3. P. 229–242. DOI:10.1177/0894845319847292
  31. Parola А., Marcionetti J. Youth unemployment and health outcomes: the moderation role of the future time perspective // International Journal for Educational and Vocational Guidance. 2022. № P. 327–345. DOI:10.1007/s10775-021-09488-x
  32. Pichayayothin N.B. Investigating Balanced Time Perspective in Adults Across the Life Span [Электронный ресурс]: dissertation submitted to the Eberly College of Arts and Sciences at West Virginia University in partial fulfillment of the requirements for the degree of Doctor of Philosophy in Psychology. Morgantown, 2014. 115 p. // Graduate Theses, Dissertations, and Problem Reports. 6418. URL: https://researchrepository.wvu.edu/etd/6418 (дата обращения: 10.09.2023).
  33. Vocational Identity Resources in Emerging Adulthood: Associations With Facets of Dispositional Mindfulness / R. Feldt, M. Bejar, J. Lee, R. Louison // Career Development Quarterly. 2021. Vol. 69. № 1. P. 2–18. DOI:10.1002/cdq.12245

Информация об авторах

Шилова Наталья Петровна, кандидат психологических наук, заместитель начальника Управления, Федеральная служба по надзору в сфере образования, Институт образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1511-840X, e-mail: npshilova@outlook.com

Метрики

Просмотров

Всего: 39
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 39

Скачиваний

Всего: 12
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 12