Специфика пространства в романтическом фэнтези

58

Аннотация

В статье рассматривается пространственная специфика художественных текстов романтического фэнтези. В качестве объектов, создающих тот или иной вид пространства в текстах ромфанта, выступают различные атрибуты той или иной эпохи и реальности. На материале творчества популярного автора ромфанта Елены Звездной выделяются и характеризуются основные виды пространственной организации текстов романтического фэнтези. Особое внимание уделяется влиянию атрибутов мира на формирование пространства в произведениях Елены Звездной.

Общая информация

Ключевые слова: ромфант, фэнтези, пространство

Рубрика издания: Мировая литература. Текстология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/langt.2022090205

Получена: 20.06.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Антонова М.В., Федорчук М.А. Специфика пространства в романтическом фэнтези [Электронный ресурс] // Язык и текст. 2022. Том 9. № 2. С. 42–48. DOI: 10.17759/langt.2022090205

Полный текст

Пространственная характеристика является одной из ключевых особенностей произведения. Вопросам пространственной организации текста посвящено множество научных литературоведческих работ, начиная со О. Шпенглера [8], М. Хайдеггера [7], П.А, Флоренского [6]. А.Я. Гуревич включал пространство в число универсальных категорий, подчеркивая, что оно участвует в формировании модели мира. Несмотря на тесную взаимосвязь понятий художественного времени и художественного пространства, в некоторых аспектах анализа литературного произведения возможно их разделение на самостоятельные категории [1].

Пространство в литературном произведении имеет специфические признаки и выполняет ряд функций, формирующих концепцию художественного мира в жанре романтического фэнтези. Романтическое фэнтэзи (ромфант) – субжанр любовного женского романа, действие которого происходит в фантастическом или фэнтезийном мире. Фантастичность и фэнтезийность сказываются на образной системе, конфликте, а также на пространственных характеристиках художественного текста.

Об особом статусе пространства в ромфанте говорят названия серий, под которыми произведения выходят в издательствах: «Другие миры», «Колдовские миры». Очевидно, что пространственная характеристика становится важнейшим элементом создания произведений романтического фэнтези. Подчас пространство влияет на любовную интригу, обостряет и раскрывает ее. Говоря о пространстве в художественном произведении, Д.С. Лихачев отмечал, что «пространство может быть большим <…> но оно может также сужаться до тесных границ одной комнаты <…> может быть реальным (как в летописи или историческом романе) или воображаемым (как в сказке)» [4]. Это высказывание справедливо и для романтического фэнтези. Пространство в ромфанте может быть бесконечно расширяющимся (космооперы) или предельно сжатым (академки), тем не менее каждый локус отмечен своей спецификой, подчас формирующей подвид жанра.

Для анализа пространственных характеристик в жанре романтического фэнтези мы обратились к творчеству Елены Звездной, популярного автора жанра. У писательницы на сегодняшний день вышло 20 серий книг общим тиражом более 75000 экземпляров, покрывающих широкий спектр поджанров с их пространственной спецификой. В мае 2016 года Елена Звездная как самый успешный автор серий «Колдовские миры» и «Академия магии» запускает собственную серию в издательстве «ЭКСМО» – «Звездное настроение». В этой серии выходят новые, а также лучшие из изданных книг автора. Разноплановость в пределах одного субжанра делает обращение к творчеству Елены Звездной логичным при изучении особенностей пространственной организации ромфанта.

Безусловно, базовой функцией пространства (по умолчанию) становится фоновая: в тексте романа задаются характеристики места действия. В книгах Е. Звёздной пространство представлено разнообразием фонов. Можно условно выделить такие разновидности пространства-фона, как:

Условно реальное (дилогия «Все ведьмы рыжие», «Шепот в темноте», «Замок оборотня»). Действие романов разворачивается в реально существующих локациях, в которых доминируют атрибуты современности (мобильные телефоны, многоэтажки, университет и т.д.). «Условность» определяется фантастическим элементом, привносимым в конкретно-историческое художественное пространство, что делает его уже не таким реальным. Реалистичный город, который, к слову, никак не именуется в романе «Все ведьмы рыжие», оказывается тайно наполнен мистическими существами и метафизическими силами. Пространство разрывается в неожиданных местах (окно в кабинете тренера), отмеряя границу между миром обыденным и волшебным. Чудесное относительно свободно функционирует в реальном пространстве: говорящее дерево вежливо просит прикурить («Простите, сигаретки не найдется?», «Ну, Демон, миленький, во как надо! - Дерево рубануло себя по предположительно шее. – Ты пойми, у меня же стресс, работа нервная, курить хочется» [2]). Равно как магическое пространство проникает в реальный мир различными необыкновенными существами, так и неволшебное пространство проникает в фэнтезийный мир различными атрибутами (сигареты, лексикон, элементы одежды, средства гигиены и т.д.).

Существующий конфликт между мирами подчеркивается пренебрежительным отношением главной героини к проявлениям чудесного: «Мальчики, «Ночной Дозор» в таких количествах читать вредно! Кашпировские доморощенные! Придурки! <…> Лохи фэнтезийные!» [2]. Упоминание произведения Сергея Лукьяненко в контексте высмеивания волшебного мира отражает негативное отношение героини к происходящему вокруг нее. Два пространства, реальное и фэнтезийное, не просто существуют параллельно и взаимопроникают друг в друга, но еще и ведут своего рода борьбу.

В романе «Замок оборотня» реальное пространство достаточно конкретно (Шотландия). Мир реальный маркирован явными атрибутами современности: мобильные телефоны, автомобили, ноутбуки и т.д. Тем разительнее отличия между реальностью и чудесным пространством, в которое перемещается главная героиня романа.

Волшебный мир первоначально замыкается в определенных границах – Замок. Здесь нет современных средств связи, интернета и прочих благ цивилизации. Упоминания о них вызывают недоумение у местных жителей. Два пространства противопоставляются весьма явно: наличие / отсутствие реалий современности, волшебное / неволшебное пространство.

«Оглянись, ты все еще веришь, что находишься в Северной Шотландии? Или, – он склонился еще ниже, – ты наивно полагаешь, что подобный замок, существуй он в твоем мире, мог остаться в стороне от туристических маршрутов?» [4].

Граница между мирами довольно строго определена: в мир оборотней нельзя проникнуть просто так. Ким, главной героине романа, сложно принять сложившуюся ситуацию, она прожила всю жизнь в другом мире, в другом пространстве, по другим правилам, поэтому власть альфы и подчинение ему для героини становятся психологическим испытанием, ломающим волю. То, что привычно и приемлемо для обитателей чудесного мира, совершенно недопустимо для Ким, обладающей ценностями, сформированными в другом, неволшебном пространстве.

Пространственная антитеза играет важную роль в формировании базового любовного конфликта: герои принадлежат разным мирам, у них разное мировоззрение и принципы. Законы, по которым они живут, также отличаются. Преодоление этих отличий, равно как и стирание пространственных границ, становится разрешением конфликта.

Фэнтезийное («Долина драконов», «Академия проклятий», «Темная империя», «Лесная ведунья», «Мой личный враг» и др.). Фэнтезийный мир довольно стандартен в романах Елены Звездной. Локации наполнены чудесными атрибутами: говорящие деревья, одушевленные водоемы, чудесные создания. Мир могут населять драконы, эльфы, гномы, маги и ведьмы, славянская нечисть и т.д. В собственно магическом мире есть и специальные места силы, где героиня находит ответы на свои вопросы и новые способности.

Несмотря на наличие классических составляющих фэнтезийного мира, полностью таковым в данных романах писательницы его назвать сложно. Автор вводит в повествование много героев различной расовой принадлежности, с многообразием магических способностей, но, как правило, ограничивает место действия, привязывая читателя к конкретному локусу: Долина драконов, Академия проклятий, лесная чаща и т.д. Соответственно, нет в романах Звездной и характерного для эпического фэнтези мотива путешествия.

Чудесные расы ведут себя несколько иначе, чем было заложено в традиционном жанре. Эльфы занимаются детективными расследованиями, они лишены пафоса и излишнего аристократизма; драконы могут оборачиваться людьми (становясь в этом смысле оборотнями), совершенно не являются антагонистами и не наводят ужас на близлежащие деревни. В романах эти расы будто снижаются, чтобы соответствовать запросам читателей, но при этом сохраняется традиция изображения харизматичных мужчин в мире, где сила и власть решают все.

Фэнтезийное пространство довольно разнообразно в творчестве Е. Звездной. Здесь есть место и для магических академий-замков, и для бескрайнего мира Ада, и для заповедного леса. В пределах одного художественного мира автор, как правило, оперирует несколькими локациями. Так, например, в романе «Лесная ведунья», действие разворачивается по большей части в заповедном лесу, но при этом подробно описываются водоемы, пересекающие лес, соседние города, безжизненные горы и даже пустыня. При этом дом главной героини, место силы, безопасное пространство противопоставляются внешним локусам (городу, горам, пустыне).

Космическое (цикл Гаэры, дилогия «Я твой монстр», «Экстремальное интервью», «Сосватать героя», «Махинация», «Авантюра», «Подстава» и др.; «Академия Ранмарн»). Одним из наиболее разработанных (и весьма удачно, на наш взгляд) подвидов пространства в творчестве Е. Звездной становится мир космический. Это бесконечно расширяющееся пространство, наполняемое с каждым следующим произведением цикла новыми локусами. В этой пространственной парадигме очень отчетливо выделяется центр - планета Гаэра. В читательском восприятии это Земля далекого будущего, пережившая эпоху научно-технического прогресса. Здесь нет магии, зато технологии развиты настолько, что многие способности могут сравниться с магическими. Пространство насыщено атрибутами не просто современности, а скорее далекого несуществующего в реальности будущего. Сейры (устройства связи), флайты (средства передвижения), специальные научные разработки. В этом продвинутом мире с огромными высотными зданиями военному ремеслу, наряду с мужчинами, обучаются девушки (что соотносится с главной идеей ромфанта о самодостаточности женщины). Мир Гаэры взаимодействует с другими планетарными системами, в которых приняты другие ценности, господствует другое мировоззрение и имеется отличная от прочих система управления.

Основной конфликт между мужчиной и женщиной в космооперах подчеркивается пространственной антитезой: девушка, как правило, родом со свободной Гаэры, в то время как мужчина – уроженец закрытой планеты с жесткими правилами и законами. Противостояние между героями отражается в пространственной оппозиции.

Танарг – милитаризированная планета, в основе управления которой лежит власть мужчин-военных. Пространство диктует необходимость в постоянном военном конфликте, в результате чего особую значимость приобретает мужчина-военный, чьему приказу подчиняются беспрекословно. Атрибутами этого пространства становятся военные технологии, оружие, форма. Пространство определяет поведение жителей планеты и их манеру держаться.

Рейтан – закрытая планета со строгими правилами взаимодействия. Здесь господствует патриархат, женщина – собственность мужчины. Заявить права на женщину может любой мужчина, которого она коснется без перчатки, от которого примет любой, даже самый незначительный подарок, в чьем обществе будет вкушать пищу. Пространство раскрывается в атрибутах: значимыми становятся цвета одежд, в которых появляется женщина, украшения и т.д.

Ятори – планета закрытого типа, о ней мало что известно, попасть туда непросто, выбраться оттуда почти невозможно. Это пространство характеризуется отчетливым японским колоритом (описание архитектуры, моды и внешности жителей) и очень жесткими традициями: «Кровная месть, беззаконие, судебная система, основанная на мнении главы рода, – это вот все да, это реальность, а слова “невозможно” здесь нет. Отсутствует как таковое даже в словаре» [3].

Примечательно, что каждая из планет, которая фигурирует как пространство в романах Звездной, категорически не подходит женщинам для свободной жизни. Тем парадоксальнее, что, попадая в эти гендерно недружественные миры, главной героине удается изменить (хоть и частично) уклад на этих планетах. Появление женщины – уроженки другого пространства подрывает устои этих закрытых и жестоких общественных систем, потому что героиня несет в себе другие, отличные от местных, ценности и моральные доминанты, сформированные тем миром, в котором проходило ее личностное развитие. Так реализуется один из основных конфликтов ромфанта: различия мировоззренческих установок становятся сложнейшим препятствием на пути сближения главных героев. Любовная интрига строится на преодолении этих противоречий и, в конечном итоге, победе женского над мужским.

Псевдоисторическое (цикл «Город Драконов», дилогия «Тайна проклятого герцога», «Катриона»). Очевидно подражание эпохе Ренессанса, с дворцами, балами, пышными платьями на корсете. Из атрибутов этого пространства можно отметить корону как символ власти, трон (с той же семантикой), замок как место развертывания основной интриги, зачастую связанной с дворцовым переворотом.

Нематериальным атрибутом псевдоисторического пространства становятся титулы, которые носят исключительно мужчины: герцог, владыка, повелитель и т.д. Это указание на то, что власть всегда находится в руках мужчины, является спусковым механизмом для развития идеологического конфликта всего ромфанта: мужчина – власть, но не над женщиной.  Поэтому в финале романов мужской персонаж готов отказаться от престола, бросить все и быть с любимой.

Готическое (цикл «Темная Империя», «Академия проклятий», «Князь Тьмы и я», «Настоящая черная ведьма», «Телохранитель для демона»). Это одно из наиболее разработанных пространств в творческом мире Е. Звездной. В нем господствует эстетика смерти, загробного мира. Предметы и архитектура этих миров мрачна и в то же время красива и притягательна. Вместо приветствий обитатели этого художественного пространства используют фразу «Темных!», а в качестве ругательств обращения к свету.

В этом мире, построенном на совершенно иных принципах и ценностях, тем не менее, присутствуют нравственные и моральные ориентиры. Демонам присуще понятие чести, ведьмам – сильный материнский инстинкт. Добро и зло в этом пространстве – настолько смешанные понятия, что подчас определить, кто прав, а кто виноват, не представляется возможным.

Из атрибутов готического пространства можно отметить символику смерти (кресты, гробы), архитектурные ансамбли, напоминающие соборы, специфическую моду, навеянную вампирской эстетикой.

Виды пространства могут пересекаться, например, в цикле «Академия проклятий». Несмотря на своеобразный пространственный кроссовер, здесь нет грубой эклектичности: псевдоисторическое и готическое гармонично сливаются в особый вид пространственной характеристики, наполняя произведение особой атмосферой и влияя на специфику мировоззрения персонажей. В этом цикле, как и в «Темной империи», отчетливо прослеживается романтика Смерти, восхищение темными ритуалами, обусловленными местом развития событий. Герои живут на темной стороне, в царстве смерти. Для них проклятия и подъем мертвых – это не что-то страшное и ужасное, а бытовые действия, которые подчас приводят к юмористическому эффекту.

Выводы

Пространственные характеристики романтического фэнтези специфичны. Особенность субжанра позволяет сочетать в себе различные виды пространства, формируя тем самым особое место действия. В романах Е. Звездной в рамках того или иного цикла пространство может расширяться до бесконечности или концентрироваться в одной точке. Пространство того или иного художественного мира маркируется атрибутами, свойственными этой системе. Эти материальные или нематериальные предметы и явления детализируют и упорядочивают художественный мир, внося в него ограничения и правила.

Литература

  1. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. 1984. М.: Искусство. 350 с.
  2. Звездная Е. Все ведьмы — рыжие; Будь моей ведьмой. 2014. М: Эксмо. 765 с.
  3. Звездная Е. Я твой монстр. 2020. М.: Эксмо. 349 с.
  4. Звездная Е. Замок Оборотня. 2014. М.: Эксмо. 413 с.
  5. Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения // Вопросы литературы. 1968. № 8. С. 74-87.
  6. Флоренский П.А. Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. 1993. М.: Прогресс. 324 с.
  7. Хайдеггер М. Время и бытие. Статьи и выступления. 1993. М.: Фолио. 503 с.
  8. Шпенглер О. Закат Европы. Гештальт и действительность: в 2 т. Т. 1. Гештальт и действительность. 1998. М: Мысль. 663 с.

Информация об авторах

Антонова Мария Владимировна, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой истории русской литературы XI-XIX веков, Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева (ФГБОУ ВО «ОГУ им. И.С. Тургенева»), Орел, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2565-2630, e-mail: gavrila05@yandex.ru

Федорчук Мария Александровна, кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры истории русской литературы XI-XIX веков, Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева (ФГБОУ ВО «ОГУ им. И.С. Тургенева»), Орел, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8574-2649, e-mail: mari-korobok2009@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 285
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 58
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 2