Прокрастинация и агрессия при психической патологии у лиц молодого возраста

3323

Аннотация

Работа посвящена анализу связи феномена прокрастинации и косвенных проявлений агрессии у молодых людей в норме и при психической патологии. Применялся комплекс методик психологической диагностики, в который входили: опросник «Шкала оценки прокрастинации PASS», тест фрустрационных реакций Розенцвейга, тест руки Вагнера. Исследованы две выборки испытуемых 18–25 лет: контрольная группа здоровых молодых людей (юношей и девушек) – 61 человек, экспериментальная группа – молодые люди обоего пола, имеющие психические расстройства (шизофрения, шизоаффективное расстройство, аффективная патология – биполярное расстройство, личностное расстройство) – 57 человек. Получены данные, указывающие на наличие нозоспецифического характера связи отдельных компонентов прокрастинации и проявлений косвенной агрессии разного уровня в молодом возрасте при психической патологии.

Общая информация

Ключевые слова: прокрастинация, агрессия, юношеский возраст, причины прокрастинации, личностные характеристики

Рубрика издания: Клиническая и специальная психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/pse.2015200208

Для цитаты: Зверева М.В., Ениколопов С.Н., Олейчик И.В. Прокрастинация и агрессия при психической патологии у лиц молодого возраста // Психологическая наука и образование. 2015. Том 20. № 2. С. 70–77. DOI: 10.17759/pse.2015200208

Полный текст

 
 

Введение

Большинство психических заболеваний, манифестирующих в юношеском возрасте от 18 до 25 лет, не сопровождаются тяжелым интеллектуальным дефектом, однако могут иметь последствия в виде значительной де­задаптации больного в социуме [8]. В настоящее время одним из наименее изученных и наиболее распространенных вариантов дезадаптивного поведения в юношеском возрасте является феномен прокрастинации, понимаемый как акт бесполезного откладывания выполнения работы, принятия решений, до наступления чувства субъективного дискомфорта. [2; 5; 6]. Особенно часто это явление встречается среди учащегося населения - студентов вузов и средних специальных учебных заведений. Известно, что интеллектуальные способности многих молодых людей с психическими расстройствами затронуты в мере, позволяющей им учиться, соответственно, и феномен академической прокра­стинации может у них встречаться также, как и у студентов без психических заболеваний.

Другой, еще более распространенный вариант дезадаптивного поведения в юношеском возрасте - агрессивное поведение. За последние годы значительно увеличилось количество случаев агрессивно направленного поведения среди нормативной молодежи. Можно говорить об увеличении количества совершаемых агрессивных поступков: как по отношению к другим, так и по отношению к себе (аутоагрессивное поведение). Увеличение подросткового и юношеского периода взросления только способствуют активному проявлению агрессии, при этом значительная часть молодого поколения оказывается неспособной найти себе должное применение. Помимо этого, активное влияние оказывают и средства массовой коммуникации (кинофильмы, сериалы, телепередачи), поскольку формируют представление о том, каков наилучший способ решения проблем, возникающих между людьми. В большинстве предъявляемых аудитории фильмов, вне зависимости от главного персонажа («хороший» или «плохой»), насилие, которое он совершает для достижения собственных целей, оказывается безнаказанным и в итоге приводит персонажа к положительному разрешению всех проблем. Следовательно, трансляция такого типа поведения легко воспринимается молодыми людьми и воспроизводится в реальной жизни [3].

Агрессия как сопутствующий фактор при психическом заболевании, известна довольно давно, но стала предметом пристального изучения недавно. Основной составляющей агрессии при психической патологии является враждебность. Наиболее яркое проявление враждебности можно встретить при паранойяльной шизофрении. Враждебное и агрессивное поведение больных направлено на окружающих, но при этом зачастую скрыто и проявляется не напрямую, а косвенно, например, в сновидениях. Из исследований, проведенных в ФГБНУ НЦПЗ, можно сделать вывод о том, что высокий уровень враждебности оказывает влияние на когнитивную, аффективную и личностную сферы больного. В случае с аффективной патологией и проявлением враждебности можно говорить о депрессивных больных, которые зачастую очень обидчивы и раздражительны, а также склонны к вербальной агрессии. Однако проявление враждебности и агрессии в случае с депрессивными больными двояко: наблюдается ау­тоагрессивное поведение (идеи самообвинения), но также и раздражительность по отношению к миру (ощущение несправедливости, недоброжелательности окружающих). Таким образом, проявление агрессии при различных типах психической патологии, является немаловажным фактором, на который необходимо обращать внимание [4].

Большинством исследователей прокра­стинация рассматривается как средство временного уклонения от беспокойства, которое в итоге способствует только усугублению ощущения тревоги. Человек откладывает выполнение задачи на крайний срок, первоначально довольствуясь приятным улучшением настроения, связанным с получением удовольствия от менее важных, но более интересных задач, однако затем длительная про­крастинация приводит к существенному ухудшению настроения. [11; 12]. Фактически, человек использует прокрастинацию как способ снятия психоэмоционального напряжения и улучшения настроения. Однако этот способ схож с релаксационным типом аутодеструк­тивного поведения [9]. Можно предположить, что прокрастинация является одним из вариантов аутоагрессивного поведения, где в качестве способа аутодеструкции избираются психические нарушения, например, депрессия, тревожное расстройство. Закономерно возникает предположение о наличии связи поведенческих и личностных параметров про­крастинации с агрессией в норме и при психической патологии, которая обостряет и деформирует возрастные проявления, снижая возможности адаптации и качество жизни.

Цель работы: анализ связи прокрастина­ции и проявлений агрессии в норме и при психической патологии в юношеском возрасте.

Методики: в работе был использован опросник «Шкала оценки прокрастинации PASS» [11], хорошо известный в работе со студенческими выборками и также выявляющий ряд факторов, тесно связанных с причинами возникновения прокрастинации и личностными особенностями прокрастинатора [5; 6; 11]. Эти факторы оценивались в связи с проявлениями и параметрами агрессии, выявленными с помощью двух проективных методик. Агрессия измерялась с помощью фру- страционного теста Розенцвейга (использовались формулы подсчета «баланс агрессивности», «степень агрессивности, направленной вовне», «уровень переработки агрессии», «степень самостоятельности в разрешении конфликтов») [10] и теста руки Вагнера (использовались параметры «склонность к открытому агрессивному поведению», «степень личностной дезадаптации») [7].

Статистическая обработка данных проводилась с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни и коэффициента корреляции Пирсона (программа SPSS, версия 20).

Выборки. Для исследования взаимосвязи прокрастинации и агрессии были набраны две группы испытуемых: экспериментальная (ЭГ) и контрольная (КГ), все испытуемые дали информированное согласие на участие в исследовании.

Контрольная группа включала в себя 61 человек (24 мужчины и 37 женщин) в возрасте 18-25 лет, без психических заболеваний на момент исследования, студенты средних специальных или высших учебных заведений г. Москвы, г. Электросталь и г. Брянска. Экспериментальная группа включала в себя 54 человека (27 мужчин и 27 женщин), больные 3-го и 4-го отделений ФГБНУ НЦПЗ, того же возраста, имевшие или имеющие опыт обучения в средних специальных или высших учебных заведениях. Клиническая оценка группы больных была проведена научными сотрудниками центра: доктором медицинских наук И. В. Олейчик (3-е отделение ФГБНУ НЦПЗ) и кандидатом медицинских наук М. А. Омель­ченко совместно с А. О. Румянцевым (4-е отделение ФГБНУ НЦПЗ). Экспериментальная группа была поделена на 4 подгруппы в соответствии с диагнозом: ЭГ F20.01 - шизофрения приступообразная; ЭГ F25 - шизоаффек­тивные расстройства; ЭГ F31 - биполярное аффективное расстройство; ЭГ F60 - специфические расстройства личности.

Результаты

Рассмотрим результаты сопоставления КГ и ЭГ по показателям опросника «Шкала оценки прокрастинации PASS» (частота, причины прокрастинации и личностные особенности прокрастинатора) с помощью непараметрического критерия Манна-Уитни.

По параметру «Частота прокрастинации» различаются группы ЭГ F31- КГ (иэмп = 97 при p<0,05): больные с диагнозом биполярное аффективное расстройство значимо чаще прокрастинируют, чем нормативная контрольная выборка. Для групп ЭГ F25-Kr обнаружены различия по причине прокрастинации «Лень» (иэмп = 114,5 при p<0,05): больные с диагнозом шизоаффективный психоз значимо меньше, чем нормативная контрольная выборка, прокрастинируют по причине лени. Наибольшее количество различий наблюдается между группами ЭГ F60-KR По причине прокра­стинации «Вызов» (иэмп = 555,5 при p<0,05) больные с расстройствами личности менее склонны к прокрастинации, связанной с получением удовольствия от активации в крайние сроки, чем нормативная выборка. По личностным характеристиками «организованность» (иэмп = 490 при p<0,01) и «избегание неудач» (иэмп = 548 при p<0,05) больные с расстройствами личности менее организованны и склонны чаще избегать неудач, чем нормативная контрольная группа. Для групп ЭГ F20-Kr есть различия для параметра «избегание неудач» (U^ = 289 при p<0,01): больные шизофренией значимо чаще имеют среди своих личностных характеристик параметр «избегание неудач», чем здоровые испытуемые.

Кроме сравнения экспериментальных групп с контрольной были выполнены сравнения клинических групп между собой. Для ЭГ с диагнозом F20 были найдены значимые различия только с группой ЭГ F60 по параметру «Вызов» (U^ = 120,5, при p<0,05). Больные с расстройствами личности значимо реже про- крастинируют по причине «вызов», чем больные шизофренией. Для ЭГ с диагнозом F25 были найдены значимые различия с группами F31 по показателю «Лень» (U^ = 5,0 при p<0,05) и F60 по показателю «организованность» (U^ = 30,5 при p<0,05). Полученные данные говорят о том, что группа больных с шизоаффективным психозом реже, чем больные с биполярным аффективным расстройством прокрастинируют по причине лени, но чаще, чем больные с расстройствами личности имеют в личностной характеристике такую черту как «организованность».

Рассмотрим характеристики агрессии по параметрам агрессивности теста Розенц­вейга и теста руки Вагнера в КГ и ЭГ.

Значимые различия по параметрам агрессии между группами ЭГ F20 - КГ были найдены только для показателей теста Розенцвей­га: «агрессивность вовне» (U^ = 3332,5 при p<0,05) и «уровень переработки агрессии» (U_ = 310 при p<0,05). Такие данные говорят о том, что нормативная группа чаще склонна проявлять открытую агрессию вовне, при хорошем уровне ее переработки, чем больные шизофренией. Для групп ЭГ F31 - КГ значимые различия были найдены для показателей только теста Розенцвейга по следующим параметрам: «баланс агрессивности» (U3Mr] = 56,5 при p<0,05), «агрессивность вовне» (U^ = 25,5 при p<0,05), «уровень переработки агрессии» (U^ = 51,5 при p<0,05). Полученные данные позволяют говорить о том, что агрессивность больных с биполярным аффективным расстройством направлена больше на себя, чем на других людей, при общей плохой переработке агрессии, в отличие от нормативной контрольной группы. Для пар групп ЭГ F60 - КГ и ЭГ F25 -КГ не было выявлено значимых различий по параметрам агрессии.

Рассмотрим отдельные сопоставления клинических подгрупп между собой по параметрам агрессии. Значимые различия были обнаружены только для ЭГ F31 и ЭГ F60 по параметрам теста Розенцвейга «баланс агрессивности» (U^ = 21 при p<0,05), «агрессивность вовне» (U^ = 15,5 при p<0,05), «уровень переработки агрессии» (Оэмп = 26,5 при p<0,05). Полученные данные позволяют сделать вывод об этой связи, аналогичный КГ. При этом больные с биполярным аффективным расстройством имеют тенденцию к большей направленности агрессии на себя, чем на других, при плохой степени переработки агрессии, чем больные с расстройством личности.

Связь между параметрами прокрастина­ции и агрессии оценивалась с помощью корреляционного анализа (коэффициент корреляции Пирсона). В табл. 1 представлены результаты корреляционного анализа КГ и ЭГ.

Таблица 1

Представленность корреляционных связей в КГ и ЭГ по параметрам опросника
«Шкала оценки прокрастинации PASS» и методикам «Фрустрационный тест Розенцвейга» и «тест руки» Вагнера

Контрольная группа

 

Коэффициент корреляции

Социальная тревожность (причина прокрастинации по PASS) - агрессивность вовне (тест Розенцвейга)

-0,336, p<0,01

Самоконтроль (личность прокрастинатора по PASS) - степень самостоятельности в разрешении конфликтов (тест Розенцвейга)

-0,253, p<0,05

F20

 

Коэффициент корреляции

Организованность (личность прокрастинатора по PASS) - агрессивность вовне (тест Розенцвейга)

-0,559, p<0,05

Избегание неудач (личность прокрастинатора по PASS) - баланс агрессивности (тест Розенцвейга)

-0,512, p<0,05

Избегание неудач (личность прокрастинатора по PASS) - агрессивность вовне (тест Розенцвейга)

-0,506, p<0,05

F25

 

Коэффициент корреляции

Плохой перфекционизм (причины прокрастинации по PASS) - склонность к открытой агрессии (тест Вагнера)

0,766, p<0,05

Самоконтроль (личность прокрастинатора по PASS) - степень личностной дезадаптации (тест Вагнера)

0,772, p<0,05

F31

 

Коэффициент корреляции

Избегание неудач (личность прокрастинатора по PASS) - склонность к открытой агрессии (тест Вагнера)

-0,866, p<0,05

F60

 

Коэффициент корреляции

Частота прокрастинации (PASS) - степень самостоятельности в разрешении конфликтов (тест Розенцвейга)

0,471, p<0,05

Плохой перфекционизм (причины прокрастинации по PASS) - уровень переработки агрессии (тест Розенцвейга)

0,453, p<0,05

Организованность (личность прокрастинатора по PASS) - степень самостоятельности в разрешении конфликтов (тест Розенцвейга)

0,401, p<0,05

Для КГ характерны отрицательная связь причины прокрастинации «социальная тревожность» с параметром теста Розенцвейга «агрессивность вовне». Наличие такой связи позволяет сделать вывод о том, что, действительно, фактор социальной тревожности, страха перед оценкой общества способствует снижению проявления агрессии вовне, но при этом может возрастать вероятность проявления аутоагрессии. Высокий самоконтроль способствует снижению самостоятельности при переработке агрессии, таким образом, человек способен к пониманию и принятию точки зрения другого при разрешении конфликта.

Самое большое количество значимых корреляций получено в ЭГ F20 и ЭГ F60, меньше всего найдено связей в ЭГ F31, ЭГ F25 занимает промежуточное положение.

Для ЭГ F20 (больные шизофренией) характерны другие корреляционные связи, чем в КГ. Выявлена отрицательная связь личностной черты прокрастинатора «организованность» с показателем «агрессивность вовне». Это может говорить о том, что агрессивность, свойственная больным шизофренией, в случае заданной им организованности, будет уменьшаться и, возможно, находить наилучший способ выхода. Отрицательно связан параметр «избегание неудач» и «агрессивность вовне» и «баланс агрессивности». Уменьшение «баланса агрессивности» и проявления «агрессивности вовне» при увеличении тенденции к избеганию неудач может приводить к аутоагрессивным действиям больного.

Для ЭГ F25 были выявлены связи причины прокрастинации «Плохой перфекционизм» и показателя агрессии из теста руки Вагнера «склонность к открытой агрессии». Такая связь может свидетельствовать о том, что у больных с шизоаффективным психозом открытая агрессия по отношению к миру увеличивается вследствие увеличения недовольства собой и невозможности сделать что-либо идеально. Чем больше такое недовольство, тем больше агрессии, поскольку мир требует слишком много, чего не может выполнить больной. Также обнаружена положительная связь показателей опросника PASS и теста руки Вагнера между личностной характеристикой «самоконтроль» и «степенью личностной дезадаптации». Наличие такой связи говорит о том, что процесс контролирования у больных не ориентирован на результат и становится неуспешен, вследствие накопления объектов контроля [1].

Для группы F31 обнаружена всего одна значимая отрицательная корреляционная связь между личностными чертами «избегание неудач» и «склонность к открытой агрессии». По-видимому, больные с биполярным аффективным расстройством используют тенденцию избегания неудач как способ избежать необходимости проявлять агрессию.

Для группы F60 найдена связь между показателем частоты прокрастинации и степенью самостоятельности переработки агрессии. Такая связь говорит о тенденции у больных к удовлетворению сиюминутных потребностей и откладыванию важных заданий на потом вследствие неумения принять позицию другого (крайний вариант проявления самостоятельности). Положительная связь между причиной прокра­стинации «плохой перфекционизм» и «уровнем переработки агрессии» может свидетельствовать о нарушенном понимании больным собственного несовершенства в глазах мира и обвинения окружающих в этом. Положительная корреляционная связь личностной характеристики «организованность» с параметром «степень самостоятельности в разрешении конфликтов» показывает, что «организованность» имеет большое влияние на восприятие собственной значимости больным: чем лучше он организован, тем больше имеет прав на разрешение ситуации самостоятельно, без учета потребностей других, участвующих в конфликте.

Резюме

Проведенное исследование представляет собой только одну из частей более общей программы изучения сложных, имеющих возможность стать дезадаптивными поведенческими паттернами и копингами, феноменов, к числу которых относятся прокрастинация и агрессия.

В результате проведенной работы установлено, что нормативная выборка имела значимые различия хотя бы по одному фактору прокрастинации со всеми клиническими группами. Между клиническими подгруппами обнаружены различия по причине прокрасти­нации (ЭГ F20 и ЭГ F60, ЭГ F25 и ЭГ F31) и по особенностям личности прокрастинатора (ЭГ F25 и ЭГ F60).

По параметрам агрессии различия КГ и ЭГ обнаружены только для подгрупп ЭГ F20 и ЭГ F31, в остальных клинических подгруппах различий с нормативной группой не обнаружено.

В данной работе получен определенный набор корреляционных связей различных аспектов прокрастинации (частота встречае­мости, основные причины и особенности личности прокрастинатора), различающий здоровых молодых людей и их сверстников, сходных по социодемографическим параметрам, страдающих различными видами психических расстройств:

-  в норме имеются устойчивые отрицательные корреляционные связи показателей агрессии с причинами и личностными характеристиками прокрастинатора;

-   для больных шизофренией обнаружены отрицательные корреляционные связи показателей агрессии только с личностными особенностями прокрастинатора;

-   для больных с шизоаффективным расстройством обнаружены положительные корреляционные связи показателей агрессии с причинами и личностными характеристиками прокрастинатора, причем только с проективным тестом руки Вагнера;

-   для больных с биполярным аффективным расстройством обнаружена отрицательная корреляционная связь показателей агрессии по тесту Вагнера с личностными особенностями прокрастинатора;

-   для больных со специфическими расстройствами личности положительные корреляционные связи показателей агрессии обнаружены со всеми компонентами прокрастина­ции (частота, причины, личность прокрастинатора).

Полученные результаты позволяют говорить об определенном соотношении с нозологией выявленных компонентов прокрастина­ции и проявлений агрессии.

Литература

  1. Бологов П. В., Критская В. П., Мелешко Т. К. Клинико-патопсихологические аспекты диффе­ренциации шизоаффективного психоза // Психи­атрия. 2009. № 3 (39). С. 7–15.
  2. Варваричева Я. И. Феномен прокрастинации: проблемы и перспективы исследования // Вопро­сы психологии. 2010. № 3. С. 121–131.
  3. Ениколопов С. Н. Методы исследования агрессии в клинической психологии // Диагно­стика в медицинской психологии: традиции и перспективы. Научное издание. Коллективная монография по проблемам диагностики в ме­дицинской психологии, статьи подготовлены к открытию Всероссийской юбилейной научно­практической конференции (Москва, 23 сен­тября 2011 г.) / Под общ. ред. Н. В. Зверевой, И. Ф. Рощиной. М., 2011. С. 82–100.
  4. Ениколопов С. Н. Психология враждебности в медицине и психиатрии // Терапия психических расстройств. 2007. № 1. С. 18–22.
  5. Зверева М. В. Адаптация опросника PASS на российской выборке // Психологическая наука и образование. 2015. Т.20. № 1. С.79–84.
  6. Зверева М. В. Прокрастинация и психическое здоровье // Психиатрия. 2014. № 4 (64). С. 43–50.
  7. Курбатова Т. Н., Муляр О. И. Проективная ме­тодика исследования личности «Hand-test». Ме­тодическое руководство. СПб.: ГМНППП «ИМА­ТОН», 2001. 64 с.
  8. Олейчик И. В. Юношеские эндогенные де­прессии (современное состояние проблемы) // Психиатрия. 2010. № 5 (47). С. 56–69.
  9. Руженков В. А. К вопросу об уточнении содер­жания понятия «аутоагрессивное поведение» // Научно-медицинский вестник Центрального Чер­ноземья. 2008. № 32. С. 20–24.
  10. Яньшин П. В. Клиническая психодиагностика личности: учеб.-метод. пособие. 2-е изд., испр. СПб.: Речь, 2007. 320 с.
  11. Solomon L .J.; Rothblum E. D. Academic Pro­crastination: Frequency and Cognitive-Behavioral Correlates // Journal of Counseling Psychology. 1984. Vol. 31(4). P. 503–509. doi: 10.1037/0022­0167.31.4.503
  12. Tibbett T. P., Ferrari J. R. The portrait of the procrastinator: Risk factors and results of an inde­cisive personality // Personality and individual differ­ences. 2014. Vol. 82. P. 175–184. doi: 10.1016/j.paid.2015.03.014.

Информация об авторах

Зверева Мария Вячеславовна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, отдел медицинской психологии, Научный центр психического здоровья (ФГБНУ НЦПЗ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9036-9503, e-mail: art@mzvereva.ru

Ениколопов Сергей Николаевич, кандидат психологических наук, доцент, заведующий отделом клинической психологии, ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» (ФГБНУ НЦПЗ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7899-424X, e-mail: enikolopov@mail.ru

Олейчик Игорь Валентинович, доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник отдела по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний, ФГБНУ "Научный центр психического здоровья", Москва, Россия, e-mail: i.oleichik@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 5408
В прошлом месяце: 31
В текущем месяце: 28

Скачиваний

Всего: 3323
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 18