Особенности проявления эмоциональной зрелости осужденными женского пола, отбывающими наказание в виде лишения свободы

191

Аннотация

Представлены теоретико-методологические основы исследования феноменов эмоционального интеллекта и эмоциональной зрелости в зарубежной и отечественной психологии, в том числе и состояние исследований пенитенциарных психологов по разным категориям спецконтингента. В статье приводятся данные исследования детерминации и психодинамики трансформации эмоциональной сферы и иных особенностей личности у 220 осужденных женского пола на разных этапах отбывания наказания в исправительных колониях пяти регионов России. Результаты психодиагностики свидетельствуют о недостаточном уровне эмоционального интеллекта и о пенитенциарно-субкультурной специфике проявления его составляющих у обследованных, а также неразвитости у них компенсаторных ресурсов личности. Применение кластерного анализа позволило выделить доминирующие типы осужденных женщин — «эмоционально импульсивный» и «эмоционально ригидный», чьи контрастные психологические характеристики необходимо учитывать при разработке индивидуальных исправительных и групповых коррекционно-развивающих программ. Для повышения эмоциональной зрелости личности осужденных женщин обоснован комплекс мер организационно-правового, процессуально-методического и коррекционно-развивающего характера.

Общая информация

Ключевые слова: исправление, пенитенциарная субкультура, ресоциализация, совладающее поведение, эмоциональный интеллект., эмпатия

Рубрика издания: Пенитенциарная психология и практика исполнения уголовных наказаний

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2021110307

Для цитаты: Поздняков В.М., Калашникова Т.В., Овсянникова М.В., Калашникова М.М. Особенности проявления эмоциональной зрелости осужденными женского пола, отбывающими наказание в виде лишения свободы [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 3. С. 94–108. DOI: 10.17759/psylaw.2021110307

Полный текст

Введение

На современном этапе развития уголовно-исполнительной системы России в профессиональной деятельности пенитенциарных психологов регламентирован индивидуально-дифференцированный подход в исправлении и ресоциализации осужденных, который должен базироваться на эффективных диагностико-коррекционных комплексах работы со спецконтингентом. Практическая его реализация крайне важна в отношении осужденных женского пола, отбывающих наказание в исправительных колониях, в том числе из-за высокого роста в последние годы среди них лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. В проведенных исследованиях установлено, что данной категории спецконтингента присущи дефекты нравственного и правового сознания личности (С.А. Абасова, 2003; Е.Л. Сучкова, 2017), пессимистичность и эмоциональная нечуткость, неразвитость толерантности и коммуникативных навыков (Ф.С. Мусин, 2006; Ю.Р. Герасимова, 2013; А.В. Ильин, 2015; Э.Р. Касимова, 2015). Это негативно отражается на отношениях осужденных женского пола в колонии, проявляясь в виде межличностных конфликтов и иных деструкций (агрессия, самоповреждения, нарушение правил внутреннего распорядка, преступления).

Сотрудники исправительных колоний, имеющие опыт работы с осужденными, как мужского, так и женского пола, высказываются о растущих трудностях работы с женским спецконтингентом, так как все большему их числу присущи аффективно-демонстративные способы решения проблем. Учитывая, что эмоциональный интеллект является важным ресурсом для успешного совладания и лежит в основе просоциального поведения личности [6], а монографических исследований по осужденным женского пола не проводилось, актуализировано изучение детерминации и психодинамики указанных изменений у спецконтингента на разных этапах отбывания наказания в колонии.

 

Теоретико-методологические ориентиры исследования

Анализ публикаций свидетельствует, что конструкт эмоционального интеллекта в качестве интегрального образования личности стал использоваться зарубежными учеными в 80-х годах XX века. К настоящему времени в зарубежной психологии разработан ряд концепций, характеризующих эмоциональный интеллект (Д. Гоулман, 1990; Д. Майер, П. Сэловей, Д. Карузо, 1993; Р. Бар-Он, 1996 и др.), а также создан разноплановый методический инструментарий измерения его уровня и составляющих (Д. Уэкслер, К. Штайнер, К.В. Петридес, У. Пэйн, Э. Фёрнхем и др.). В развитии эмоционального интеллекта эффективными признаются тренинговые программы, предполагающие комплексное воздействие на когнитивную (принятие себя и других), эмоциональную (эмоции и чувства) и поведенческую (коммуникативную) сферы личности.

В отечественной психологии исследования эмоционального интеллекта проводятся с конца XX в. Следует отметить работы Г.Г. Гарсковой (1999), Е.П. Ильина (2001),
Э.Л. Носенко, Н.В. Ковриги (2003), Д.В. Люсина (2004), М.А. Манойловой (2004),
А.С. Петровской (2007), С.П. Деревянко, 2007; О.В. Белоконь, 2009; И.В. Плужникова, 2010; И.С. Степанова, 2010; А.В. Карпова, 2011; Е.В. Ерохиной, 2011; И.Н. Андреевой, 2011; Ю.В. Давыдовой, 2011; Т.В. Киселевой, 2015; Е.С. Синельниковой, 2015;
Т.В. Пантелеевой, 2016; Н.Г. Васильевой, 2016; Ю.В. Мироновой, 2017, в которых выявлено, что структура эмоционального интеллекта носит многокомпонентный характер, а его уровень влияет на психологическое благополучие личности. Установлено, что при нормальном развитии в старшем подростковом возрасте уже сформированы способности управления и контроля эмоций [7]. Однако у подростков с девиантным поведением, как показали исследования (А.В. Дегтярев, 2014; М.И. Кошенова, 2018 и др.), социально-психологическая адаптация находится на низком уровне, а поэтому нет полноценного развития эмоционального интеллекта.

В последнее десятилетие российскими учеными по эмоциональному интеллекту проведена расширенная валидизация зарубежных и созданы авторские методики (Д.В. Люсин, 2009, 2018; Л.Н. Вахрушева и др., 2011; Е.А. Сергиенко и др., 2017). Стала наблюдаться и тенденция проведения все большего числа монографических исследований. Однако указанные тренды пока мало затрагивают проблемное поле пенитенциарной психологии.

К настоящему времени большинство публикаций пенитенциарных психологов посвящено изучению эмоционального интеллекта у сотрудников ФСИН России, в том числе с рассмотрением его роли в социально-психологической адаптации (Е.В. Погадаева, 2014) и профессиональном выгорании личного состава (С.А. Васильева, 2013;
М.А. Черкасова, В.М. Поздняков, 2016), проявлении сотрудниками эмпатии (Д.П. Борисова,
Н.В. Дворянчиков, 2015) и социально-психологической компетентности (Л.С. Качкина, 2012). Ряд публикаций посвящен изучению эмоционального интеллекта осужденных мужского пола, отбывающих наказание в исправительных колониях. Так, в исследовании В.Г. Печерского,
Н.В. Максименко, Д.Е. Иванова (2010) выявлены достоверные различия по уровню эмоционального интеллекта у осужденных мужчин за корыстные и насильственные преступления [18]. Н.А. Польской (2013) установлено, что эмоциональный интеллект ВИЧ-инфицированных осужденных характеризует сниженная способность к идентификации эмоциональных состояний на уровне причин и прогнозирования последствий. По данным В.Н. Филоненко (2016), у преступников-рецидивистов корыстного типа эмоциональный интеллект имеет доминирующую межличностную составляющую, а насильственные преступники имеют более однородную структуру эмоционального интеллекта [24]. В отношении же изучения особенностей эмоционального интеллекта у осужденных женщин можно констатировать проведение лишь единичных исследований. Так, П.С. Никитин и С.Н. Борисова (2012), изучая особенности общего, эмоционального и социального интеллекта у женщин в возрасте 18—25 лет, осужденных по ст. 228 и ст. 158 УК РФ, сделали вывод, что у них более высокий уровень эмоционального интеллекта, чем у сверстниц, находящихся на свободе. В качестве причины ученые обозначили ежедневный стресс в местах лишения свободы, ведущий к появлению у осужденных женщин «негативно расширенного» диапазона эмоционального реагирования [11]. Однако в силу специфики обследованного спецконтингента и крайне малых выборок сделанный вывод, на наш взгляд, требует уточнения.

Следует отметить, что сама по себе развитость эмоционального интеллекта у спецконтингента не является гарантией просоциального поведения [1], а учитывая, что проведенные исследования по осужденным женского пола свидетельствуют о несформированности ответственности личности (Т.В. Калашникова, 2003;
М.М. Калашникова, 2011), о росте инфантилизации при длительном отбывании наказания в виде лишения свободы (С.Ю. Шакурина, 2003; О.С. Кирсанова, 2011), актуальным является повышение у данной категории спецконтингента эмоциональной зрелости личности. Ведь в условиях колонии важно профилактировать конфликты и виктимные проявления осужденных, причем как ролевые, где позиция жертвы избирается с целью достижения корыстных целей, так и социально-пенитенциарные, навязанные лицам с низким статусом.

Эмоциональная зрелость личности изучалась в исследованиях многих зарубежных и отечественных психологов (П. Фресс, 1975; А. Маурер, 1990; К. Штайнер, 1997;
В.К. Вилюнас, 1984; Е.А. Чудина, 2003; И.Г. Павлова, 2004; Г.М. Бреслав, 2004;
И.О. Кириллов, 2005; А.Я. Чебыкин, 2000, 2009; Е.А. Морозова, 2011; М.О. Кандыба, 2014 и др.). Однако единого подхода к ее дефинированию пока не существует. Нами разделяется позиция Т.Л. Шабановой и Л.В. Тарабакиной, что эмоциональную зрелость личности следует рассматривать как «составляющую достижения личностью высокого уровня психологического развития, базирующегося на сформированном ценностном отношении к своим и чужим переживаниям, зрелых формах эмоциональной устойчивости, рефлексии и способности к децентрации в социальном познании, к применению эффективной стратегии эмоциональной саморегуляции в критических ситуациях» [26]. В то же время эмоциональная незрелость выражается в импульсивности, зацикленности на переживании прошлого или страхе будущего, неуверенности в себе, в повышенной тревожности и напряженности, в связи с чем такие личности часто склонны к уходу от реальных переживаний с помощью аддиктивного и девиантного поведения [4; 19; 27].

Исследования свидетельствуют, что у многих осужденных женского пола эмоциональная незрелость формируется из-за воспитания в дисфункциональных семьях [25; 27]. Согласно Э.Л. Носенко и Н.В. Ковриги, эмоциональная незрелость у подростков обусловлена неразвитостью эмоционального интеллекта, в результате чего в эмоциональном реагировании доминирует условно-рефлекторный механизм, причем с активностью на сенсорно-перцептивном уровне, низким уровнем ее осознания и высокой ситуативной обусловленностью [13]. При этом Ю.В. Давыдовой установлено, что у девочек из неблагополучных семей развитие эмоционального интеллекта носит преимущественно количественный характер, причем выявлено статистически достоверное ухудшение способности к управлению своими эмоциями с периода начала полового созревания [5].

В исследовании И.Б. Бойко и Т.В. Калашниковой, проведенном на репрезентативной выборке несовершеннолетних осужденных женского пола, выявлено, что им присущ более высокий уровень агрессивности, по сравнению с правопослушными сверстницами [2]. По данным Н.А. Хариной (2001), это связано с неумением осужденных женского пола управлять эмоциями, а также с низким уровнем развития волевой саморегуляции [24]. Исследователями отмечается несформированность у многих осужденных женского пола эмпатических способностей — ключевого компонента эмоционального интеллекта (по данным исследования Л.В. Петрушиной, это проявляется у 81% спецконтингента), а поэтому они характеризуются недоверием к своим впечатлениям об окружающих, сложностью в прогнозировании отношений с людьми, с иронией относятся к сентиментальным проявлениям, но болезненно переносят критику в свой адрес [17]. М.М. Калашниковой, монографически изучавшей развитость ответственности личности несовершеннолетних осужденных женского пола, выявлено, что многие из них характеризуются экстернальным типом субъективного контроля, низким уровнем самообладания, астеническими эмоциями, а при необходимости выполнения ответственных заданий неконтролируемыми эмоциональными всплесками [8]. Из-за социальной незрелости личности несовершеннолетних осужденных женского пола затруднено проведение ресоциализирующей работы в период нахождения в колонии [20].

Ведомственная статистика свидетельствует о тенденции омоложения в последнее десятилетие спецконтингента в женских колониях, причем как за счет лиц, переведенных из ВК по достижению 18-летнего возраста, так и лиц с длительными сроками наказания. Как следствие, в женских колониях представители в возрасте 27—40 лет уже с 2011 г. стали составлять более половины спецконтингента [10]. В 2016 г. в колониях осужденных женщин в возрасте от 25 до 29 лет уже стало 22% [22], а в некоторых регионах данная возрастная страта превысила треть от всего спецконтингента [21]. Возросшие конфликтность, дисциплинарные нарушения и даже преступность среди осужденных женщин в колониях ориентируют сотрудников на учет у спецконтингента эмоциональной зрелости личности, предопределяющей способность реагировать на эмоции свои и других людей, управлять астеническими переживаниями на разных этапах отбывания наказания. Проведенный анализ ориентирует на построение исследования на основе субъектно-соучаствующей методологии (В.М. Поздняков, 2000) и на расширенной выборке осужденных женского пола, в том числе с выявлением возрастных, пенитенциарно-субкультурных и иных детерминант изменения у них эмоциональных особенностей личности на разных этапах нахождения в колонии.

 

Методы исследования

Комплексное исследование особенностей проявления эмоциональной зрелости осужденных женского пола было проведено на выборке в 220 человек, причем на основе процедуры поперечных срезов по спецконтингенту на разных этапах отбывания наказания. При этом репрезентативность обеспечивалась за счет подвыборок респондентов из колоний разных регионов России — УФСИН России по Московской, Вологодской, Калужской, Орловской областей и ГУФСИН России по Краснодарскому краю. В качестве методического инструментария применялись: анкетирование, тесты «Эмоциональный интеллект Н. Холла» (EIS, в адаптации Е.П. Ильина) и «Эмоциональный интеллект» Д.В. Люсина (ЭмИН), опросники 16-PFР Кеттелла, «Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика, Г. Киллермана, Г. Конте (LSI), «Опросник способов совладания» Р. Лазаруса, С. Фолкмана (WCQ), «Методика изучения смысложизненных ориентаций» Дж. Крамбо, Л. Махолика (СЖО, в адаптации Д.А. Леонтьева), «Обзор нормативных ценностей» Ш. Шварца (VPP_2). При этом состав респондентов в общей выборке соответствовал их представленности по возрастному, криминальному и пенитенциарному критериям генеральной совокупности. В качестве экспертов были опрошены 45 сотрудников исправительных учреждений из вышеуказанных регионов, которые повседневно взаимодействуют с осужденными женского пола [14].

 

Результаты исследования

Данные психодиагностики эмоционального интеллекта, полученные при применении методики Н. Холла, свидетельствуют о недостаточной развитости у осужденных женского пола как его уровня, так и отдельных компонентов (рис. 1 и рис.  2).

 

Рис. 1. Средние значения компонентов эмоционального интеллекта у осужденных женщин на разных этапах отбывания наказания (по методике «Диагностика эмоционального интеллекта» Н. Холла)

 

Из рис. 1 видно, что у осужденных женского пола по ряду компонентов эмоционального интеллекта имеется снижение, приходящееся на период нахождения в колонии от 3 до 5 лет, но с дальнейшим их ростом после 5 лет. Выявленная динамика отражает, на наш взгляд, факт адаптации осужденных к общим требованиям пенитенциарной среды и реализации преимущественно стереотипно ролевого поведения. Тренд подъема после пяти лет нахождения в колонии у спецконтингента уровня по ряду компонентов эмоционального интеллекта связан уже с пенитенциарно-статусной социализацией, так как наблюдается снижение эмпатии.

 

Рис.2. Средние значения интегрального показателя эмоционального интеллекта у осужденных женщин на разных этапах отбывания наказания (по методике «Диагностика эмоционального интеллекта»
Н. Холла)

 

Из рис. 2 видна специфичная динамика интегрального показателя эмоционального интеллекта у осужденных женского пола на разных этапах отбывания наказания: до 5 лет значение данного показателя остается примерно на одном уровне (41—42 балла), а после 5 лет наблюдается рост. Однако, несмотря на разрыв в шесть баллов, по сравнению с предыдущим этапом, рост интегрального показателя эмоционального интеллекта статистически значимым не является. Кроме того, на протяжении всех рассматриваемых периодов отбывания наказания значение интегрального показателя эмоционального интеллекта не выходит за границы интервала средних значений (40—69 баллов). Это свидетельствует об отсутствии накопления в условиях изоляции конструктивного эмоционального опыта в понимании себя и других.

Для выявления изменений по укрупненным составляющим эмоционального интеллекта у осужденных женского пола была использована методика «Эмоциональный интеллект» Д.В. Люсина («ЭмИн»). Установлено, что обследованный спецконтингент в большей мере оценивает развитость у себя «внутриличностной» составляющей эмоционального интеллекта, но выставляемые самооценки находятся на низком уровне.

В целом, данные по двум методикам на эмоциональный интеллект позволяют констатировать недостаточный общий уровень и развитость по составляющим эмоционального интеллекта у осужденных женщин. Проведение корреляционного анализа между уровнем эмоционального интеллекта у осужденных женского пола и некоторыми данными их биографии (образование, семейное положение, длительность срока назначенного наказания) показало наличие прямой связи на уровне значимости p≤0,05.

Применение методов математического анализа (корреляционного, факторного, кластерного) по полученным данным эмоционального интеллекта осужденных женского пола и по иным показателям их личности (конкретные смысложизненные ориентации, доминирующие ценности, личностные характеристики, механизмы психологических защит и др.), а также учет условий пенитенциарной среды, оказывающих влияние на его развитие на разных этапах отбывания наказания, позволило выделить среди спецконтингента два специфичных типа: «эмоционально импульсивный» и «эмоционально ригидный» [15]. Ниже приводятся их психологические портреты.

Первый тип осужденных женщин — эмоционально импульсивный — характеризуется со стороны ценностно-мотивационной сферы личности неудовлетворенностью своей жизнью на данный момент и направленностью на будущее (условно-досрочное освобождение, наличие семьи, детей). При этом они считают, что не несут ответственности за большинство событий в их жизни. Когнитивная составляющая эмоционального интеллекта характеризуется ситуативной осмысленностью в понимании эмоций своих и окружающих и их роли в жизни. Осужденные данного типа испытывают затруднения в саморегуляции эмоциональных проявлений, что объясняется пенитенциарно-субкультурными условиями, требующими не эмоционально-эмпатического реагирования, а преимущественно соблюдения в поведении правил и норм, которые доминируют в среде осужденных в исправительной колонии. Неумение сдерживать эмоции в межличностных контактах в исправительной колонии компенсируется такими механизмами психологической защиты, как «регрессия» и «замещение». Осужденные данного типа имеют недостаточный уровень развитости личности для самоанализа и саморазвития компонентов эмоционального интеллекта. В то же время они периодами весьма настойчивы в достижении личной (часто корыстной) цели.

Второй тип осужденных женщин — эмоционально ригидный — характеризуется по ценностно-мотивационной сфере личности отсутствием четких целей на жизнь в будущем, малой осмысленностью жизни в прошлом. Из-за недостаточной развитости локус контроля-Я осужденные живут проблемами «сегодняшнего дня». Их ригидность выражается в косности эмоциональных откликов на значимые объекты. В своих неудачах обычно обвиняют внешние обстоятельства. Когнитивная составляющая эмоционального интеллекта характеризуется наличием представлений о своем эмоциональном состоянии, но при этом не всегда осознается адекватность эмоций и ценность переживаний. Эмоционально-регулятивная составляющая характеризуется трудностями произвольного самоконтроля своего эмоционального состояния, что зачастую приводит к аффективному реагированию. В условиях исправительной колонии в поведении преимущественно используют копинг-стратегии «бегство — избегание» или «поиск социальной поддержки».

Выявленные типы личности осужденных женского пола, имеют контрастные психологические характеристики, которые должны учитываться пенитенциарными психологами и иными категориями сотрудников колоний в работе с данной категорий спецконтингента. Однако как свидетельствуют данные исследования (В.М. Поздняков, М.В. Овсянникова, 2018), компетентность сотрудников колоний по проблематике эмоциональной зрелости личности осужденных является недостаточной.

 

Выводы и предложения

Проведенное исследование показало, что особенности эмоциональной зрелости осужденных женского пола требуют комплексного изучения на современной теоретико-методологической основе, причем с учетом влияния ограничений в условиях изоляции и субкультурно-пенитенциарных атрибутов среды исправительной колонии. Эмоциональный интеллект у осужденных женского пола, являющийся ядерной основой их эмоциональной зрелости, проявляется как интегральное образование личности, которое базируется на рефлексивно-эмпатийных способностях и проявляется как субъектная активность в понимании и управлении своими эмоциями и эмоциями окружающих.

С помощью реализованного комплекса психодиагностических методик удалось не только выявить особенности проявления эмоционального интеллекта у осужденных женского пола на разных этапах отбывания наказания в колонии, но и обнаружить представленность среди спецконтингента в аспекте эмоциональной зрелости личности двух специфичных типов осужденных — эмоционально импульсивного и эмоционально ригидного. При этом указанные типы спецконтингента в силу конфликтности межличностного взаимодействия и проявления иных деструкций в поведении требуют повышенного пенитенциарно-педагогического внимания. Обосновано, что для эффективной работы с ними необходим комплекс мер организационно-правового, процессуально-методического и коррекционно-развивающего характера.

В организационно-правовом плане важным является внесение изменений в программы подготовки будущих специалистов УИС и планы повышения квалификации сотрудников исправительных учреждений с предусмотрением спецкурсов, направленных на приобретение обучающимися психологических знаний по проявлениям у осужденных эмоциональной зрелости на разных этапах отбывания наказания.

В рамках мер процессуально-методического плана основополагающей является психодиагностическая оценка особенностей эмоционального интеллекта в момент пребывания осужденной в карантинном отделении, а также выяснение по ее личному делу фактов эмоционально-деструктивного поведения до совершения преступления, во время проведения следствия и суда. С учетом результатов комплексной первичной психодиагностики, данных изучения личного дела и индивидуальной беседы с осужденными женского пола появляются основания для оценки эмоциональной зрелости личности и внутренних компенсаторных ресурсов у конкретной осужденной женского пола.

Реализацию коррекционно-развивающей работы с осужденными женского пола можно осуществлять по модели развития эмоциональной зрелости личности, обоснованной М.В. Овсянниковой, в рамках которой экспериментально апробирована тренинговая психотехнология целенаправленного воздействия на представителей спецконтингента эмоционально ригидного и эмоционально импульсивного типов [16, с. 132]. Применение адекватных психотехник тренинга, в том числе обоснованных рядом ученых [3; 9; 12], а также создание условий для самосовершенствования осужденных женского пола позволит участникам тренинга преодолеть неконструктивное защитно-совладающее реагирование и развить у себя конкретные составляющие эмоционального интеллекта. Это будет, на фоне включения спецконтингента в иные исправительные программы, способствовать росту эмоциональной зрелости личности, в том числе на уровне эмпатии и умений конструктивно строить отношения с людьми. Следует особо заметить, что в период проведения групповой коррекционно-развивающей работы с осужденными всегда востребовано с их стороны и индивидуальное психологическое консультирование. Его реализацию необходимо вести с учетом направленности личности и пенитенциарного статуса осужденной женщины.

 

 

Литература

  1. Андреева И.Н. Предпосылки развития эмоционального интеллекта // Вопросы психологии. 2007. № 5. С. 57—65.
  2. Бойко И.Б., Калашникова Т.В. Применение стандартизированного личностного опросника А. Басса—А. Дарки в практике ВТК. Рязань: РВШ МВД РФ, 1993. 29 с.
  3. Выходцева В.Н. Динамика развития эмоциональной сферы ригидной личности в процессе групповой работы: Aвтореф. дисс. … канд. психол. наук. Ярославль, 2004. 28 с.
  4. Давыдова Ю.В. Эмоциональный интеллект: сущностные признаки, структура и особенности проявления в подростковом возрасте: дисс. … канд. психол. наук. М., 2011.
    204 с.
  5. Звягинцева М.И. Эмоциональный интеллект как совладающий ресурс // Научные материалы V съезда Российского психологического общества. (г. Москва, 14-18 февраля 2012 г.). М., 2012. С. 413—414.
  6. Ильин Е.П. Эмоции и чувства: учебное пособие. СПб: Изд-во «Питер», 2001. 752 с.
  7. Калашникова М.М. Психология ответственности личности несовершеннолетних осужденных женского пола, отбывающих наказание в воспитательных колониях: Aвтореф.
    дисс. … канд. психол. наук. Рязань, 2012. 26 с.
  8. Киселева Т.С. Эмоциональный интеллект как жизненный ресурс и его развитие у взрослых: Aвтореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 2015. 27 с.
  9. Мурадова Я.Р. Женская преступность: общефедеральные и региональные аспекты криминологической характеристики, основные направления профилактики: на материалах Краснодарского и Ставропольского краев: дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2008. 191 с.
  10. Никитин П.С., Борисова С.Н. Особенности общего, эмоционального и социального интеллекта у женщин, находящихся в местах лишения свободы, в зависимости от характера совершенного преступления // Будущее психологии. Пермь, 2012. № 5. С. 38—45.
  11. Новиков В.В., Мокрецов А.И. Личность осужденного: социальная и психологическая работа с различными категориями: учеб.-метод. пособие. М.: НИИ ФСИН России, 2006. 221 с.
  12. Носенко Е.Л., Коврига Н.В. Емоцiйний iнтелект: концептуалиiзацiя феномену, основнi  функцii: монография. Київ: Вища школа, 2003. 388 с.
  13. Овсянникова М.В., Поздняков В.М. Динамика и детерминация эмоционального интеллекта у осужденных женского пола, отбывающих наказание в исправительных колониях // Вестник Московского университета МВД России. 2019. № 5. С. 283—289.
  14. Овсянникова М.В., Поздняков В.М. Особенности эмоционального интеллекта осужденных женского пола и их учет сотрудниками колонии в исправительной деятельности // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2018. № 2(73). С. 35—41.
  15.  Овсянникова М.В., Поздняков В.М. Психологические проблемы изучения и повышения эмоционального интеллекта осужденных женского пола, отбывающих наказание в исправительных колониях: монография. Рязань, 2020. 182 с.
  16. Петрушина Л.В. Психология эмпатии несовершеннолетних осужденных женского пола: дисс. ... канд. психол. наук. Рязань, 2007. 249 с.
  17. Печерский В.Г., Максименко Н.В., Иванов Д.Е. Исследование личностных особенностей осужденных за насильственные и корыстные преступления [Электронный ресурс]. М.: ИПРАН. 2010. С. 714—719. // Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы. URL: https://psyjournals.ru/exp_collection/issue/34773_full.shtml (дата обращения: 13.02.2021).
  18. Поздняков В.М. Актуальные проблемы пенитенциарной психологии как науки и области психопрактики // Юридическая психология. 2015. № 2. С. 3—8.
  19. Полянин Н.А., Жарникова Ю.В. Влияние эмоционально-волевой сферы личности несовершеннолетних осужденных на их девиантное поведение // NOVAINFO. 2017. № 60. С. 383—387.
  20. Савардунова В.Н. Влияние воспитательной системы на ресоциализацию несовершеннолетних женского пола в период отбывания наказания в виде лишения свободы: Aвтореф. дисс. ... канд. пед. наук. М., 2000. 26 с.
  21. Сарычева Н.В. Женская преступность и ее предупреждение (на примере Ставропольского края): дисс. … канд. юр. наук. М., 2016. 187 с.
  22. «Отчет о составе осужденных, месте совершения преступления» Форма 12. [Электронный ресурс] // Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4152 (дата обращения: 15.01.2020).
  23. Филоненко В.Н. Особенности эмоционального интеллекта осужденных-рецидивистов // Репозиторий ВГУ: Право. Экономика. Психология. 2016. № 1(4). С. 87—92.
  24. Харина Н.А. Психологические особенности волевой саморегуляции несовершеннолетних осужденных женского пола: Aвтореф. дисс. ... канд. психол. наук. Рязань, 2001. 23 с.
  25. Ловпаче Ф.Г., Мамышева З.З. Особенности эмоциональной сферы подростков
    с девиантным поведением // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 3: Педагогика и психология. 2015. № 4(169). С. 100—106.
  26. Шабанова Т.Л., Тарабакина Л.В. Исследование эмоциональной зрелости у студентов педагогического вуза // Вестник Мининского университета. 2018. № 1(22). С. 13.
  27. Эллис А. Гуманистическая психотерапия: Рационально-эмоциональный подход. СПб.: Сова; М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. 272 с.

Информация об авторах

Поздняков Вячеслав Михайлович, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры научных основ экстремальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9487-4435, e-mail: pozdnyakov53@mail.ru

Калашникова Татьяна Владимировна, доцент, доцент кафедры психологии профессиональной деятельности, ФКОУ ВО «Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний» (Академия ФСИН России), Рязань, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0131-5824, e-mail: tana-ka58@yandex.ru

Овсянникова Марина Викторовна, старший преподаватель кафедры психологии профессиональной деятельности, ФКОУ ВО «Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний» (Академия ФСИН России), Рязань, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6162-9847, e-mail: malyva7@rambler.ru

Калашникова Мария Михайловна, заместитель начальника кафедры общей и педагогической психологии, ФКОУ ВО «Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний» (Академия ФСИН России), Рязань, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7552-1594, e-mail: maria-ka@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1013
В прошлом месяце: 17
В текущем месяце: 9

Скачиваний

Всего: 191
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 9