Участие психолога в принятии решения о рекомендации осужденного к условно-досрочному освобождению

150

Аннотация

В теоретической части представленной работы описываются основные нормативно-правовые документы, регламентирующие процесс условно-досрочного освобождения осужденных. На основе проведенного анализа зарубежной и отечественной научной литературы выявлены и описаны основные критерии, учитывающиеся при принятии решения о рекомендации осужденных к условно-досрочному освобождению и основные проблемы практики применения условно-досрочного освобождения. Посредством эмпирического анализа (при помощи контент-анализа и статистической обработки имеющихся данных были проанализированы основные результаты работы психологической службы с 46 обследуемыми) выделены и описаны основные виды психологической работы, проводимые с осужденными в исправительных учреждениях, выявлены основные критерии принятия решений о рекомендации (констатирующего и прогнозного характера) к условно-досрочному освобождению осужденных сотрудниками психологической службы. Также на основе проведенного теоретического и эмпирического анализа мы обобщаем рекомендации учет которых, на наш взгляд, может повысить имеющуюся эффективность практики применения условно-досрочного освобождения.

Общая информация

Ключевые слова: пенитенциарная психология, условно-досрочное освобождение, осужденный, критерии исправления, факторы риска, рецидив, ресоциализация, психологическая помощь

Рубрика издания: Пенитенциарная психология и практика исполнения уголовных наказаний

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120103

Получена: 31.01.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Мельникова Д.В. Участие психолога в принятии решения о рекомендации осужденного к условно-досрочному освобождению [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 1. С. 30–43. DOI: 10.17759/psylaw.2022120103

Полный текст

Введение

Ранее психолог не привлекался к решению вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного. Сейчас такая практика распространена в большей степени. Условно-досрочное освобождение, согласно законодательству Российской Федерации, становится возможным в случае, если будет установлено, что срок, который отбыл осужденный на данный момент, был достаточным для его исправления и необходимости в отбывании оставшейся части срока нет. Традиционно в России и за рубежом существуют две парадигмы решения вопроса о рекомендации к условно-досрочному освобождению. Первая связана с оценкой исправления осужденного, вторая — с оценкой факторов риска повторного правонарушения. При этом в настоящий момент идет курс на применение обеих парадигм параллельно, и целесообразным становится определение критериев оценки, как степени исправления осужденного, так и факторов риска повторного правонарушения.

Объектом нашего исследования стал психологический аспект правоприменительной практики условно-досрочного освобождения. Предметом исследования являются критерии, лежащие в основе принятия решения в отношении условно-досрочного освобождения осужденных психологами исправительного учреждения, с учетом проведенной ими работы. Таким образом, целью исследования стало выявление особенностей участия пенитенциарных психологов в принятии решения о рекомендации осужденного к условно-досрочному освобождению. Гипотезой исследования стало предположение о том, что существуют различия между осужденными, рекомендованными и не рекомендованными к УДО, по соответствующим психологическим, социально-демографическим, криминологическим критериям.

Нормативно-правовые основания условно-досрочного освобождения

Основными нормативно-правовыми документами, регламентирующими процесс условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в Российской Федерации, являются:

·     Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 79) [17];

·     Уголовно-исполнительный кодекс РФ (часть 1 статьи 175) [16];

·     Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 (ред. от 28.10.2021) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» [13].

Порядок обращения с ходатайством и направление представления об освобождении от отбывания наказания или о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания обозначены в статье 175 уголовно-исполнительного кодекса.

Статья 79 УК РФ разъясняет условия рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного. Обозначим ключевые для настоящего исследования процессуальные и социально-психологические условия указанной выше статьи.

Процессуальные условия:

1)  решение в отношение освобождения осужденного условно-досрочно принимается судом;

2)  рассмотрение вопроса об условно-досрочном освобождении становится возможным только в случае, если осужденным отбыта соответствующая тяжести доля назначенного срока за совершенное преступление;

3)  если в течении оставшейся части назначенного судом срока отбывания наказания совершаются нарушения, предусмотренные пунктом 7 статьи 79 УК РФ, судом может быть принято решение об отмене условно-досрочного освобождения.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.

Социально-психологические условия

1.   Суд, принимая решение об освобождении осужденного условно-досрочно, должен установить, что срок, который отбыл осужденный на данный момент, был достаточным для его исправления и необходимости в отбывании оставшейся части срока нет.

2.   В процессе рассмотрения судом вопроса об условно-досрочном освобождении устанавливается, что осужденный частично или полностью возместил вред/ущерб, причиненный совершенным правонарушением. С.П. Шумаков, анализируя данный вопрос, делает предположение о том, что учет факта возмещения ущерба необходим, как один из основных факторов для принятия решения о возможности условно-досрочного освобождения [19].

3.   Учитываются особенности поведения осужденного за весь отбытый в исправительном учреждении на данный момент период.

4.   Учитываются особенности отношения к труду и учебе.

5.   Особое внимание уделяется учету поощрений и взысканий и их содержательной характеристике.

6.   Отношение к совершенному правонарушению.

Со стороны администрации исправительного учреждения подается заключение о целесообразности условно-досрочного освобождения осужденного.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 (ред. от 28.10.2021) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», даны разъяснения по особенностям применения законодательства об условно-досрочном освобождении от наказания. Перечислим ряд вопросов, которые становятся важными с психологической точки зрения (исключая вопросы, которые были рассмотрены выше):

1)  в процессе принятия решения о возможности условно-досрочного освобождения рекомендуется применять индивидуальный подход к каждому случаю;

2)  такие факты, как наличие предыдущей судимости, мягкость изначально назначенного наказания, непризнание вины, не могу стать основанием для отказа в условно-досрочном освобождении;

3)  тяжесть совершенного преступления также не может быть основанием для отказа в условно-досрочном освобождении, данный фактор влияет только на определение доли срока, по истечению которого осужденный может претендовать на условно-досрочное освобождение;

4)  учитываемые судом в процессе принятия решения об условно-досрочном освобождении взыскания, применяемые в процессе отбывания наказания к осужденному, не могут являться причиной для отказа в условно-досрочном освобождении, поскольку необходим подробный содержательный анализ данного факта.

Также мы считаем важным обратить внимание на формулировку, которая встречается в минимальных стандартных правилах в отношении обращения с заключенными [9], которые очерчивают основные общепринятые достижения в исследованиях и практике обращения с заключенными. Целью и оправданием приговора к тюремному заключению или вообще к лишению свободы является, в конечном счете, защита общества и предотвращение угрожающих обществу преступлений. Поставленная цель становится достижимой только при условии готовности правонарушителя к жизни на свободе.

Таким образом, основные нормативно-правовые акты, а именно: Уголовный кодекс Российской Федерации, статья 79;уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, статья 175 часть 1;Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 (ред. от 28.10.2021) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания». Однако важной проблемой становится вопрос трактовки законодательных актов и критериев, которые ложатся в основу принятия решения об условно-досрочном освобождении.

Практика условно-досрочного освобождения. Критерии принятия решения
о рекомендации к условно-досрочному освобождению

Как отмечает М.Г. Дебольский [5; 6], несмотря на то, что в уголовно-исполнительном законодательстве России, как мы выше отмечали, главный критерий (основание) УДО — исправление осужденных, большинство граждан и сотрудников УИС, в том числе за рубежом, полагают, что в качестве критерия для рекомендации осужденного к УДО необходимо также учитывать вероятность повторных правонарушений со стороны осужденного. Поэтому проблема перемещается в плоскость того, какие критерии (показатели) должны быть положены в основу прогнозирования рецидива.

Исходя из законодательных актов РФ, в нашей стране основным критерием, оказывающим влияние на принятие судом решения об условно-досрочном освобождении, является наличие достаточного объема сведений, которые подтверждают, что осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также учитываются сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Таким образом, в российской практике условно-досрочного освобождения основной акцент делается на исправление, а главным основанием является утрата общественной опасности.

Соответственно, основной вопрос в российской практике — это определение критериев исправления осужденных. В данном случае основным ориентиром является принцип исправления, выстроенный на потенциальных возможностях личности. Однако в рамках пенитенциарной практики реализацию данной системы не обходит ряд сложностей. Во-первых, это связано с некоторой идеализацией, поскольку в рамках такой системы предполагается, что в случае, если осужденный во время отбывания наказания в исправительном учреждении имеет положительную характеристику, в неблагоприятных жизненных обстоятельствах после освобождения из исправительного учреждения он как бы не может совершить преступление повторно [5]. Во-вторых, особенно остро в рамках данной парадигмы встает вопрос о критериях, которые ложатся в основу рекомендации к условно-досрочному освобождению со стороны администрации.

В зарубежных странах основной акцент в предупреждении повторных правонарушений, при принятии решения об условно-досрочном освобождении, делается на факторах риска повторного противоправного поведения. Под факторами рискам в данном случае подразумеваются социальные условия и личностные особенности, которые могут оказать влияние на совершение повторного правонарушения. Подход, обозначенный в основном оценкой риска повторного правонарушения, является более прагматичным, чем российская парадигма.

В определении факторов риска повторного правонарушения основными подходами являются: актуарный и клинический. Актуарный подход основывается на исследовании объективных характеристик осужденного. Клинический подход, в свою очередь, основан на углубленном изучении личности и возможностях предсказания на этой основе повторного правонарушения [5].

На основании проведенного анализа литературы можно выделить следующие основные критерии принятия решения о рекомендации к условно-досрочному освобождению, которые состоят из критериев исправления осужденного и факторов риска повторного правонарушения [2; 5; 6; 7; 11; 18]:

1)      отношение осужденного к совершенному деянию;

2)      наличие или отсутствие раскаяния лица в содеянном преступлении;

3)      социальные факторы риска (образование, семья, наличие жилья);

4)      факторы риска, основанные на криминальном опыте;

5)      медицинские факторы риска (наличие психического расстройства, зависимого поведения);

6)      психологические факторы риска (коммуникативная компетентность, ценностные ориентации, мотивационно-потребностная сфера и т.д.);

7)      сочетание совладающего поведения и агрессивности как черты личности;

8)      жизненные планы осужденного;

9)      условия внешней среды, в которую возвращается осужденный после освобождения (жилье, семья и взаимоотношения с ней, наличие работы);

10)   личностные особенности осужденного (такие так мировоззрение, черты характера, темперамент, интеллект, правосознание, морально-нравственные качества, особенности совладающего поведения, этические характеристики и т.д.).

Говоря о критериях принятия решения в отношении рекомендации к условно-досрочному освобождению, рассмотрим также мнение сотрудников по отношению к критериям исправления осужденных и возможности прогнозирования рецидива. А.П. Осипов, анализируя понятие «исправление» в уголовно-правовом и уголовно-исполнительном аспектах, приводит данные анкетирования сотрудником ИУ, результатом которого становятся следующие данные [12]: 51% сотрудников отметили, что считают возможным исправление осужденных, тогда как 49% отметили обратное; 29,9% сотрудников сообщили, что основным критерием исправления считают признание вины; 28% сотрудников выделили основным критерием исправления раскаяние; 42,5% сотрудников отметили выполнение режима основным критерием исправления осужденного.

Причинами рецидива освобожденных условно-досрочно 51% сотрудников предложили невозможность адаптации после освобождения: 39,5% сотрудников освобождение «неисправившихся» осужденных;47,5% вхождение освобожденного в «негативную» среду.

Анализируя вопрос практики принятия решения в отношении рекомендации к условно-досрочному освобождению, важно также остановиться на основных проблемах, которые существуют с юридической стороны данного вопроса. Можно выделить следующие основные проблемы практики применения условно-досрочного освобождения: отсутствие единообразия в судебной практике принятия решения; не всегда понятные для осужденного, претендующего на условно-досрочное освобождение, причины отказа; временное приспособление к требованиям среды (например, демонстрация положительного отношения к труду, правилам внутреннего распорядка, раскаяния) с целью освободиться условно-досрочно без истинного исправления [4;10]; отсутствие у осужденных «обязанности исправиться» [15]; мнение потерпевшего в российской практике учитывается достаточно редко [1]; противоречия в действующем законодательстве [3]; сложности в сопровождении осужденных после условно-досрочного освобождения (необходимость многоплановой работы) [14].

Несмотря на то, что основным критерием в принятии решения о рекомендации осужденного к условно-досрочному освобождению и в российской, и в зарубежной практике продолжает быть превенция повторных правонарушений, мы можем отметить по-разному расставленные акценты. Таким образом, в зарубежных странах акцент стоит на корректном выявлении факторов риска, тогда как в российской практике основой принятия решения является информация о критериях исправления осужденного и возможности его дальнейшей ресоциализации.

Организация исследования и характеристика выборки

На настоящем этапе исследования были проанализированы основные результаты работы психологической службы с 46 обследуемыми.

Материалами обследования стали базы данных Автоматизированного рабочего места пенитенциарного психолога (АРМ ПП), созданного на основе Psychometric Expert. Исследуемый материал был переведен в матрицу контент-анализа. Всего было проанализировано 214 параметров.

Для статистической обработки в связи с неоднородностью психологической работы, проведенной с указанными осужденными, из группы были отобраны 19 обследуемых (по критерию аналогичности типов проведенной психологической работы). 47% — не рекомендованы психологической службой к УДО; 53% —рекомендованы психологической службой к УДО. Небольшой объем выборки накладывает соответствующие ограничения на результаты проведенного исследования, однако на основе проведенного пилотажного исследования возможно сделать предварительные выводы и определить дальнейшие направления работы.

Основными методами анализа данных стали контент-анализ и статистическая обработка данных посредством критериев хи-квадрат Пирсона, таблицы сопряженности, U-критерия Манна — Уитни.

Возраст обследуемых от 21 до 78 лет (52% осужденных в возрасте от 21 до 31 года; 26% в возрасте от 31 до 41 года; 7% обследуемых в возрасте от 51 до 61 года; 13% обследуемых в возрасте от 41 до 51 года; 2% обследуемых в возрасте от 71 до 81 года). В выборке представлены осужденные, имеющие высшее (13%), среднее профессиональное (28%), среднее общее (17%) и основное общее (22%) образование; у 20% осужденных уровень образование неизвестен. Из общего числа обследуемых 89% не состоят на профилактическом учете в исправительном учреждении, 11% — состоят. Большая часть обследуемых осуждены по статьям, связанным с незаконным хранением или распространением психоактивных веществ (25%), кражей (20%), нанесением тяжких телесных повреждений (11%), убийством (9%), разбоем (9%). Из общего числа обследуемых 57% имели постоянное место работы до осуждения, 43% — не имели. В полной семье воспитывались 63% осужденных из настоящей выборки, 26% воспитывались только матерью, 4% воспитывались бабушкой и/или дедушкой, 2% осужденных воспитывались только отцом и оставшиеся 4% не предоставили сведений о своей семье. До актуальной судимости имеют одну 26% из общего состава выборки, две судимости имеют 24%, не имеют судимостей, кроме актуальной, 39%, имеют более двух судимостей 11%.

Помимо социально-демографических и криминологических характеристик выборки были проанализированы причины, цели, особенности проведения, выводы и рекомендации по таким видами проведенной с осужденными психологической работы, как психологическая диагностика, аудио-визуальная диагностика, индивидуальные консультации, групповая психопрофилактическая работа, индивидуальная психопрофилактическая работа, групповая психокоррекционная работа, индивидуальная психокоррекционная работа, просветительская работа.

Методы и методики исследования

Результаты классических методов исследования, таких как беседа, наблюдение, психологическая диагностика, были представлены в базе данных, анализ которой мы проводили при помощи контент-анализа. Был качественно проанализирован большой спектр психодиагностических методик, применяемых в психологическом исследовании; при этом для статистической обработки полученных данных использовались методики, которые были идентичны для всей выборки и вошли в статистический анализ:

·     многофакторный личностный опросник «Мини-мульт» в адаптации Березина Ф.Б., Мирошникова М.П.;

·     опросник суицидального риска в адаптации Шмелёва А.Г., Беляковой И.Ю.

Вместе с тем нами были проанализированы и другие психодиагностические методики (направленные на исследование: темперамента, личностных особенностей, особенностей стратегий совладающего поведения, адаптационных возможностей, мотивационно-потребностной сферы и др.); однако отсутствие однообразия, как в самих методиках, так и в измеряемых показателях, не позволило сделать достоверные выводы.

В целом, все используемые в исправительных учреждениях методики апробированы на выборке осужденных и соответственным образом модифицированы. Тем не менее, отсутствие единых требований (отсутствие алгоритма) к диагностическим методикам при достаточном методическом обеспечение ознаменовывает собой организационно-концептуальную проблему.

Таким образом, в качестве методов анализа данных были использованы:

·     контент-анализ;

·     статистическая обработка данных (хи-квадрат Пирсова, таблицы сопряженности, U-критерий Манна — Уитни).

Обсуждение результатов исследования

Проведенный в настоящий момент этап исследования [8] позволяет нам выделить ряд критериев, по которым были выявлены статистически значимые различия в группах рекомендованных и не рекомендованных к условно-досрочному освобождению. Условно разделим критерии на констатирующие и прогнозные. При этом под констатирующими мы понимаем фактические характеристики, которые можно констатировать у обследуемого на данный момент. Под прогнозными мы понимаем критерии, которые представляют собой предположение о будущем поведении осужденного.

Констатирующие критерии: аффективность, просоциальная направленность личности, взаимоотношения в семье, прошлый опыт отбывания наказания.

Прогнозные критерии: вероятность рецидива, прогноз девианотного поведения.

Остановимся на каждом из указанных констатирующих критериев подробнее.

Первым критерием, по которому были выявлены статистически значимые различия в группах, рекомендованных и нерекомендованных к УДО, стала аффективность (p=0,039). У осужденных, рекомендованных к условно-досрочному освобождению, в большей степени эмоциональные реакции преобладают над рациональными. Это может быть связано со стилем совладеющего поведения и особенностями адаптации к исправительному учреждению (поскольку в группе осужденных, которым не было рекомендовано условно-досрочное освобождение, преобладают осужденные, которые отбывают наказание в исправительном учреждении не первый раз и существует вероятность приспособительной реакции к пенитенциарной среде при помощи менее экспрессивных реакций в эмоционально-значимых ситуации). Вместе с тем можно предположить, что осужденные, рекомендованные к УДО, более открыты в проявлении эмоций.

Статистические различия также были выявлены по критерию «просоциальная направленность личности» (p=0,004). Осужденные, которые были рекомендованы к условно-досрочному освобождению, в большей степени осознают ответственность за близких, боятся боли и физических страданий, испытывают чувство долга.

Еще одним критерием стали особенности взаимоотношений в семье (p=0,033). Осужденные из числа не рекомендованных к условно-досрочному освобождению чаще характеризуют взаимоотношения с семьей нейтрально или негативно либо намеренно не предоставляют данных по этому вопросу. Осужденные, рекомендованные к условно-досрочному освобождению, напротив, в большинстве случаев характеризуют взаимоотношения с семьей положительно.

Статистически значимые различия также были выявлены по критерию «прошлый опыт отбывания наказания в исправительном учреждении» (p=0,003). Большая часть осужденных из числа не рекомендованных к условно-досрочному освобождению ранее отбывали наказание в исправительном учреждении.

Перейдем к критериям, связанным с прогнозом. Представленные параметры сами по себе являются обобщенными, включающими в себя ряд критериев, на основании которых делается прогноз.

Статистически значимые различия были выявлены по критерию «вероятность рецидива» (p=0,000). Осужденным, у которых была выявлена высокая вероятность девиации и/или высокая вероятность рецидива (таковых 42%), не было рекомендовано УДО. Осужденным, у которых отмечалась низкая вероятность (их 58% из общей выборки), было рекомендовано УДО.Предполагается, что вывод о вероятности рецидива делался психологом на основании проведенного психологического обследования, в котором исследуются, например, такие характеристики, как: тип темперамента, преобладающие стратегии в поведении, тревожность, отчуждение, ригидность, импульсивность, склонность к преодолению норм и правил, склонность к агрессии, склонность к риску, приятие криминальной субкультуры, прогноз адаптации осужденного на свободе, жизненные планы осужденного, его отношение к прошлому (в том числе к преступлению), настоящему и будущему, смысложизненные ориентации, психологические защиты, совладающее поведение, жизнестойкость, волевой контроль, и другие показатели, в том числе характеризующие актуальное эмоциональное состояния и индивидуально-психологические особенности обследуемого, — а также при помощи накопленной информации об осужденном за весь период отбывания наказания (в том числе анализ поощрений и наказаний).

Последним критерием, различия по которому были зафиксированы, стал прогноз поведения (p=0,025). Прогноз поведения делался психологом на основе психологического исследования, бесед, наблюдения и ранее зафиксированных фактов о том или ином поведении. На основе проведенной психологической диагностики и накопленной информации о поведении и личностных особенностях , у осужденных, которым не было рекомендовано УДО определяется вероятность такого поведения, как: членовредительство, деструктивное поведение, нарушение дисциплины при слабом контроле со стороны администрации, — а также дается в целом неблагоприятный поведенческий прогноз. У осужденных, которым было рекомендовано условно-досрочное освобождение, напротив, отмечается прогноз на законопослушное поведение, позитивное отношение к труду, направленность на социально-одобряемое поведение в целом.

Рекомендация к условно-досрочному освобождению в целом должна основываться на четких критериях оценки «исправления» осужденных, готовности к освобождению и прогнозе о возможности повторного правонарушения. На основе проведенного теоретического и эмпирического анализа мы обобщаем следующие рекомендации, исследование и дальнейшая реализация которых, на наш взгляд, повышает имеющуюся эффективность практики применения условно-досрочного освобождения.

1. Проведение индивидуальной работы (консультация, индивидуальная психокоррекция) перед принятием решения об условно-досрочном освобождении. На наш взгляд, необходимы обязательные индивидуальные консультации перед рекомендацией к условно-досрочному освобождению для более достоверного прогноза повторных правонарушений и оценки актуального психологического состояния осужденного, а также его жизненных планов.

2. Необходимы акцент на учете индивидуально-психологических особенностей и подробное исследование их влияния на вероятность повторного правонарушения.

3. Необходимо уделить отдельное внимание исследованию особенностей совладающего поведения осужденного.

4. Обоснование обязательных психологических методов и методик, которые должны быть использованы при принятии решения о рекомендации к условно-досрочному освобождению. Такой подход позволит строить эффективные прогнозные модели.

5. Учет социально-демографических данных об обследуемом, с акцентом на актуальные отношения с семьей (поддержание контактов и эмоциональная окраска таких контактов).

6. Учет криминологических данных об обследуемом с точки зрения качественного анализа (содержательный анализ факторов, которые привели к повторным правонарушениям).

7. Учет динамики и выводов психологической работы, проведенной в рамках исправительного учреждения.

8. Учет социальной ситуации, в которую выходит осужденный и создание новых служб по сопровождению осужденного после выхода из исправительного учреждения. Опыт показывает, что учет данного фактора влияет на снижение уровня рецидивов. Созданию и развитию системы пробации на данный момент уделено особое внимание в концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ на период до 2030 г.

9. Учет отношения к преступлению и раскаяния осужденных. Мы предполагаем, что учет таких аспектов крайне важен, однако следует учитывать, что у психологов исправительного учреждения нет достаточных организационных возможностей (например, нет прямого контакты с потерпевшим) и требуется привлечение сторонних специалистов.

Выделенные рекомендации легли в основу дельнейшего исследования психологического аспекта практики условно-досрочного освобождения. Увеличение объема выборки, как с точки зрения ее количества, так и с точки зрения территориальных органов, входящих в анализ, позволит выделить большее количество критериев, которые важно учитывать при решении вопроса об условно-досрочном освобождении и на их основе строить эффективные прогнозные модели, касающиеся повторных правонарушений.

Выводы (на основе результатов теоретического и эмпирического исследования)

1. На основе теоретического анализа можно выделить следующие критерии, которые необходимо учитывать при принятии решения об условно-досрочного освобождения: отношение осужденного к совершенному деянию; наличие или отсутствие раскаяния лица в содеянном преступлении; социальные факторы риска (образование, семья, наличие жилья); факторы риска, основанные на криминальном опыте; медицинские факторы риска (наличие психического расстройства, зависимого поведения); психологические факторы риска (коммуникативная компетентность, ценностные ориентации, мотивационно-потребностная сфера и т.д.); сочетание совладающего поведения и агрессивности, как черты личности; жизненные планы осужденного; условия внешней среды, в которую возвращается осужденный после освобождения (жилье, семья и взаимоотношения с ней, наличие работы); личностные особенности осужденного (такие так мировоззрение, черты характера, темперамент, интеллект, правосознание, морально-нравственные, особенности совладающего поведения, этические характеристики и т.д.).

2. На основе эмпирического анализа можно выделить следующие критерии констатирующего и прогнозного свойства, которые учитываются психологом при рекомендации к условно-досрочному освобождению. Констатирующие критерии: аффективность, просоциальная направленность личности, взаимоотношения в семье, прошлый опыт отбывания наказания. Прогнозные критерии: вероятность рецидива, прогноз девиантного поведения.

3. Можно выделить следующие основные проблемы практики применения условно-досрочного освобождения: отсутствие единообразия в судебной практике принятия решения; не всегда понятные для осужденного, претендующего на условно-досрочное освобождение, причины отказа; временное приспособление к требованиям среды (например, демонстрация положительного отношения к труду, правилам внутреннего распорядка, раскаяния) с целью освободиться условно-досрочно без истинного исправления; отсутствие у осужденных «обязанности исправиться»; учет мнения потерпевшего, которое в данный момент учитывается не всегда; сложности в сопровождении осужденных после условно-досрочного освобождения (необходимость многоплановой работы) и др.

4. Основные рекомендации, которые можно выделить на основе проведенного этапа исследования, следующие: проведение индивидуальной работы перед принятием решения в отношении условно-досрочного освобождения; акцент на учете индивидуально-психологических особенностей и подробное исследование их влияния на вероятность повторного правонарушения; обоснование обязательных психологических методов и методик, которые должны быть использованы при принятии решения о рекомендации к условно-досрочному освобождению; учет социально-демографических данных об обследуемом, с акцентом на актуальные отношения с семьей; учет криминологических данных об обследуемом с точки зрения качественного анализа; учет динамики и выводов психологической работы; учет социальной ситуации, в которую выходит осужденный, и создание новых служб по сопровождению осужденного после выхода из исправительного учреждения; учет отношения к преступлению и раскаяния осужденных.

Литература

  1. Андрейцо С.Ю., Хазов Е.Н. Уполномоченные по правам человека в России и их роль в защите прав потерпевших [Электронный ресурс] // Вестник экономической безопасности. 2021. № 2. С. 46—52. doi:10.24412/2414-3995-2021-2-46-52.    
  2. Ашин А.А., Симагина Н.А. Институт условно-досрочного освобождения: правовые и социально-психологические аспекты: монография. Владимир: Владимирский филиал РАНХиГС, 2015. 201 с.
  3. Бекетов А.О., Карпов К.Н., Стебенева Е.В. Толкование условий применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания [Электронный ресурс] // Правоприменение. 2021. № 2. С. 185—191. doi:10.52468/2542-1514.2021.5(2).185-191
  4. Дворянсков И.В. Концептуальные проблемы целей наказания [Электронный ресурс] // Пенитенциарная наука. 2021. № 2. С. 247—259. doi:10.46741/2686-9764-2021-15-2-247-259
  5. Дебольский М.Г. Практика условно-досрочного освобождения осужденных и психологические аспекты ее совершенствования // IV Международный пенитенциарный форум «Преступление, наказание, исправление» (к 140-летию уголовно-исполнительной системы России и 85-летию Академии ФСИН России) (г. Рязань, 20-22 нояб. 2019 г.): сборник тезисов выступлений и докладов участников: В 10 т. Т. 7. Рязань: Академия ФСИН России, 2019. С. 177—183.
  6. Дебольский М.Г. Проблемы риска рецидива при условно-досрочном освобождении осужденных [Электронный ресурс] // Психология и право. 2014. Том 4. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2014/n1/68316.shtml (дата обращения: 31.01.2022).
  7. Дядченко Е.А., Поздняков В.М. Психологическое прогнозирование рецидивных преступлений несовершеннолетних, осужденных без лишения свободы. Самара, 2014. 231 с.
  8. Мельникова Д.В. Участие психолога в подготовке и принятии решения об условно-досрочном освобождении: научный доклад. Москва: МГППУ, 2021. 29 с.
  9. Минимальные стандартные правила в отношении обращения с заключенными (Правила Нельсона Манделы) (пересмотренный текст) (приняты Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 17 декабря 2015 г.) [Электронный ресурс] // Гарант — информационно-правовое обеспечение. URL: https://base.garant.ru/1305346/ (дата обращения: 31.01.2022).
  10. Минязева Т.Ф. Уголовно-исполнительное право — особая отрасль права [Электронный ресурс] // Человек: преступление и наказание. 2021. Том 29(1–4). № 1. С. 32—39. doi:10.33463/2687-1238.2021.29(1-4).1.32-39
  11. Овчарова Е.В. Психологические критерии исправления осужденных [Электронный ресурс] // Прикладная юридическая психология. 2021. № 2 (55). С. 71—75. doi:10.33463/2072-8336.2021.2(55).071-075
  12. Осипов А.П. Исправление осужденных как цель в уголовно-исполнительном законодательстве [Электронный ресурс] // Закон и право. 2021. № 1. С. 132—134. doi:10.24412/2073-3313-2021-1-132-134
  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. № 8 (ред. от 28.10.2021) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» [Электронный ресурс] // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_87192/ (дата обращения: 31.01.2022).
  14. Сивова А.А. Применение института условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в зарубежных странах [Электронный ресурс] // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2020. № 7 (218). С. 56—63. URL: https://or.fsin.gov.ru/upload/territory/ Or/PDF/vedomosti/PDF/2020/Ved%20UIS_7_1-80.pdf (дата обращения: 20.09.2021).
  15. Смирнов А.М. Обязанность исправиться — главная обязанность осужденных [Электронный ресурс] // Вестник Самарского юридического института. 2021. № 1 (42). С. 89—94. doi:10.37523/SUI.2021.42.1.013
  16. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 №1-ФЗ (ред. от 21.12.2021) [Электронный ресурс] // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_12940/ (дата обращения: 31.01.2022).
  17. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 30.12.2021) [Электронный ресурс] // Консультант Плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_law_10699/ (дата обращения: 31.01.2022).
  18. Шишков С.Н., Сафуанов Ф.С. Влияние психических аномалий на способность быть субъектом уголовной ответственности и субъектом отбывания наказания [Электронный ресурс] // Государство и право. 1994. № 2. С. 82—90.
  19. Шумаков С.А. Юридическое значение возмещения ущерба, причиненного преступлением, при освобождении от наказания [Электронный ресурс] // Юристъ-Правоведъ. 2021. № 1 (96). С. 69—72. URL: https://media.mvd.ru/files/embed/2100131 (дата обращения: 31.01.2022).

Информация об авторах

Мельникова Дарья Вячеславовна, преподаватель кафедры клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4501-8207, e-mail: melnikovadv@mgppu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1158
В прошлом месяце: 56
В текущем месяце: 36

Скачиваний

Всего: 150
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 2