Эволюционный подход в социально-психологических исследованиях: половые различия как ведущие детерминанты статусных предпочтений

1281

Аннотация

Статья посвящена проблеме возможностей и перспектив использования эволюционного подхода в социально-психологических исследованиях. На конкретных примерах социального поведения человека рассматривается сущность эволюционной парадигмы, а также тех собственно психологических методов диагностики социальных экспектаций, которые позволяют наиболее полно изучать различные универсальные поведенческие особенности, свойственные мужчинам и женщинам. Представлены результаты исследования статусных предпочтений мужчин и женщин, полученные с помощью опросника Д. Басса «События и факты, оказывающие влияние на статус и репутацию» (Events and Behavior Affecting Status and Reputation). Подробно описаны приемы и способы статусного поведения, свойственные мужчинам и женщинам в зависимости от уровня занимаемого ими социального положения.

Общая информация

Ключевые слова: эволюционная психология, статусность, статусное поведение, стратегия поведения, экспектации, социальное положение, статус, репутация

Рубрика издания: Экспериментальные исследования

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Кочетова Т.В. Эволюционный подход в социально-психологических исследованиях: половые различия как ведущие детерминанты статусных предпочтений // Социальная психология и общество. 2010. Том 1. № 1. С. 78–90.

Полный текст

Введение

Обращение к эволюционному подходу в современной социальной психологии основывается на теоретическом представлении, берущем свое начало в работах этологов и социобиологов, согласно которому множество особенностей социального поведения является точно таким же «продуктом эволюции», как и особенности морфологического строения [11; 12]. Такая междисциплинарная и межотраслевая объяснительная позиция эволюционного подхода позволяет не противопоставлять друг другу различные научные парадигмы в исследовании поведенческих особенностей, а описывать их проявления в терминах «единого языка», разделяемого большинством авторов, занимающихся разработкой этой проблематики.

Так, одним из важнейших положений эволюционного учения является представление, что все качественные преобразования морфологических и поведенческих признаков в процессе формирования человека продиктованы необходимостью приспособления организма к условиям окружающей среды [1; 3; 7]. Следовательно, эволюция «есть эволюция приспособительная... и состоит в развитии признаков» и видоспецифиче­ских особенностей, соответствующих той среде, в которой оказывается животное или человек [8, с. 149]. Предельно обобщая все известные способы приспособления к среде, можно выделить две большие группы.

К первой группе относятся преобразования морфологических особенностей и физиологических структур организма, закрепляемые наследственно [8, с. 150]. Вторую составляют преобразования поведенческих образцов на уровне популяций, которые подвергаются естественному отбору так же, как и любые другие феноти­пические характеристики особей [12].

Проследить особенности формирования приемов и способов социального поведения можно, обратившись к изучению так называемых «шаблонных» поведенческих форм — инвариантов. Впервые подробный анализ инварианта социального поведения был проведен в 70-х гг. XX в. Р. Трайверсом, который на примере репродуктивного поведения выделил и описал различия в приемах и способах, характерные для представителей обоих полов. В своей работе «Родительский вклад и половой отбор» (1971) Р. Трайверс объясняет природу этих различий: так, «у человека половой акт, ни к чему не обязывающий мужчину, для женщины может означать необходимость значительной затраты сил на протяжении девяти месяцев, а потом... еще и пятнадцать лет, что уже весьма существенно... Мужчина, конечно же, может участвовать в родительских заботах в течение этого периода, однако это вовсе не обязательно. Правда, после рождения ребенка женщина может прекратить о нем заботиться в любой момент, но в таком случае она потеряет все, что вложила в него ранее... Мужчина же при таком неравенстве вкладов может значительно увеличить свои шансы на оставление многочисленных потомков, вступая в связь со многими женщинами, а затем бросая их. Впоследствии некоторые из этих женщин в одиночку или с помощью других людей смогут вырастить своих детей» [24, с. 145].

Используя данное положение в качестве теоретической основы для обоснования роли половых различий в стратегиях репродукции, последователи Р. Трайверса обратились к изучению социальных предпочтений, определяющих брачное поведение. Так, спустя десятилетие американский психолог-эволюционист Д. Басс провел комплексное психологическое исследование стратегий брачного поведения и обнаружил, что половые различия «существенно влияют на различия в предпочтениях мужчин и женщин при выборе брачных партнеров. Эти предпочтения мужчин и женщин во всем мире свидетельствуют о том, какие именно ресурсы были необходимы нашим предкам для успешной репродукции» [16, с. 14]. Например, стратегии поиска брачного партнера у женщин обусловлены двумя типами предпочтений: предпочтение с ориентацией на «сильного мужчину» и предпочтение с ориентацией на «счастливую семью» [24, с. 145]. В первом случае женщина рассматривает в качестве потенциального брачного партнера такого мужчину, черты которого она желает видеть в своем ребенке вне зависимости от того, будет ли избранник разделять с ней тяготы, связанные с заботой о детях. Во втором случае женщина отдает предпочтение мужчине, который будет вместе с ней воспитывать детей и способен обеспечить семейное благополучие.

Следуя логике эволюционного подхода, можно предполагать, что различия между полами, проявляющиеся в способах решения адаптационных проблем, связанных с воспроизводством рода и воспитанием потомства, не только детерминируют различия в особенностях репродуктивного поведения, но и накладывают отпечаток на различия между мужчинами и женщинами в других инвариантах социального поведения [23]. Это происходит потому, что именно половой диморфизм обусловливает существенную часть предпочтений и ожиданий, свойственных мужчинам и женщинам по отношению друг к другу. Именно эти ожидания определяют конкретные способы и приемы универсального характера, которые используются мужчинами и женщинами во всем многообразии взаимодействия [5].

На наш взгляд, одним из инвариантов, в котором можно наиболее полно и подробно проследить особенности социальных экспектаций представителей обоих полов, является статусный, поскольку он отражает специфику взаимодействия индивидов в иерархически организованной структуре общества. Необходимо подчеркнуть, что именно этот инвариант, в отличие, например, от агрессивного или кооперативного на сегодняшний день изучен в меньшей степени.

Причин тому, как минимум, две.

Во-первых, отсутствие разработанной, разделяемой большинством ученых концепции статусного поведения (как инварианта социального) привело к тому, что роль и значение универсальных проявлений статусности оценивались различными исследователями по-разному. Так, например, Л. Милей указывала, что все формы поведения (в том числе, и асоциальные) имеют своей целью занятие индивидом определенного «места» в иерархически организованной общественной структуре [21]. Следовательно, самые разнообразные поведенческие проявления, будь то помощь окружающим или, наоборот, запугивание и проявление агрессии, формирование зависимости от окружения и тому подобное направлены на решение такой адаптационной проблемы, как поиск собственной «социальной ниши». Любые устойчивые паттерны социального поведения (альтруистические или агрессивные) могут рассматриваться в качестве статусных, а потому нет смысла выделять последние в качестве инварианта [21]. В отличие от данной точки зрения, Р. Хоган утверждает, что различные формы статусного поведения есть результат такой универсальной особенности человека, как «потребность жить в группах..., которые организованы иерархически...» [17, с. 2]. Таким образом, проявления статусности можно рассматривать в качестве самостоятельно инварианта социального поведения наряду с другими.

Во-вторых, во многих работах статусное поведение традиционно связывалось исключительно с особенностями поведенческих проявлений, демонстрируемых представителями «высших слоев общества» [22]. При этом основное внимание уделялось изучению различных психологических характеристик, свойственных лицам с высоким социально-экономическим статусом, что является самостоятельной проблемой и имеет весьма опосредованное отношение к проблеме формирования статусных предпочтений.

И, действительно, анализируя материал многочисленных исследований, посвященных изучению социального статуса, нетрудно заметить, что проявления статусности связываются с социально­психологическими факторами и, в частности, с социометрическим статусом, положением в обществе, социально-экономическим уровнем жизни индивида. Показательными могут быть данные исследований, иллюстрирующие взаимосвязь между принадлежностью индивида к определенному социальному классу и особенностями его статусного поведения [5; 13; 14].

Вместе с тем приходится констатировать, что подавляющее большинство подобных исследований по проблематике статусного поведения оставляют в стороне основной вопрос: почему самые различные общественные структуры всегда организованы иерархически и какую роль играют в организации иерархий структур статусные предпочтения? В этой связи обращение именно к эволюционному подходу в социально-психологических исследованиях открывает определенные перспективы, позволяющие выстраивать предположения относительно развития и трансформации статусности как универсального свойства , служащего основанием для решения различных адаптационных проблем в социальной среде и основой иерархичности общества.

Действительно, простые наблюдения показывают, что статусное поведение свойственно всем без исключения человеческим культурам и проявляется в самом широком спектре социальных ситуаций. Так, например, еще А. Маслоу неоднократно обращал внимание на распределение психологических параметров статусности в социальной среде и связывал их со склонностью к лидерству и доминированию, доставшейся людям от их ближайших предков [20]. Безусловно, для того «чтобы стадные иерархические группы предков человека могли пользоваться преимуществами мирного существования с разумным ограничением соперничества, должно было выработаться такое количество способности к лидерству, чтобы количество лидеров несколько превышало количество групп» [9, с. 39]. Допуская подобное объяснение, можно предположить, что небольшой излишек лидеров обеспечивает эволюционно выгодное соперничество для выявления сильнейших и способнейших в социальном соревновании. Это значит, что окажись группа без лидера, она не перестанет быть иерархически организованной. Лидер обязательно найдется среди тех, кто ранее «находился в запасе» [9].

Так, соотношение определенных параметров, определяющих склонность к лидерству, обусловливает в поведении человека сочетание двух противоположных тенденций: 1) доминирование над теми, кто находится «ниже» на иерархической лестнице; 2) подчинение «вышестоящим». Сочетание этих тенденций характеризует «линию» поведения индивида в социальной структуре общества, избирательность по отношению ко всем членам общественной структуры, его статусное поведение.

Таким образом, статусное поведение отражает продвижение индивида в существующей в обществе статусно-иерархической структуре, эволюционное значение которой состоит в том, что она обеспечивает выживание вида в целом и служит средством приспособления членов сообщества к условиям внешней среды с ограниченными ресурсами [11; 12; 25].

Итак, следуя логике, задаваемой рамками эволюционного подхода, мы обратились к исследованию различий в предпочтениях и социальных экспектациях мужчин и женщин, проявляющихся в статусном поведении.

Методология исследования

Для изучения социальных предпочтений и экспектаций мы использовали теоретическую модель, разработанную Д. Бассом, позволяющую измерить и проанализировать различные универсальные поведенческие проявления, сравнивая их психометрические показатели у представителей обоих полов.

Развивая идею эволюционного подхода, что все преобразования морфологических и поведенческих признаков осуществляются в двух направлениях: 1) «от формы к функции» (form-to-func- tion) и 2) «от функции к форме» (func- tion-to-form), Д. Басс предположил, что различные свойства психики универсального характера (ревность, зависть, статусность и др.) могут быть изучены посредством рассмотрения их функциональных проявлений через фиксацию параметров социального поведения [16].

Исследуя эволюционно-устойчивые стратегии (на примере ревности), Д. Басс разработал функциональную модель стратегических поведенческих особенностей, согласно которой в различных инвариантах социального поведения можно выделить наборы событий и фактов, которые характеризуют это поведение в определенных социальных ситуациях. В свою очередь, комбинации этих тактических приемов (combinations of tactics) характеризуют линию поведения индивида в более широком спектре социальных ситуаций, определяющих инвариант социального поведения в целом и его структуру [15; 18].

Цель исследования. Используя данную модель, мы решили рассмотреть универсальные проявления статусности и выделить наборы поведенческих проявлений, которые характеризуют статусное поведение, а также позволяют оценить статусные предпочтения по отношению к представителям противоположного пола с помощью теста-опросника, разработанного Д. Бассом «События и факты, влияющие на статус и репутацию».

Методика. Настоящий тест-опросник включает в себя 216 утверждений, содержащих представления (обобщенные кон­структы) о различных событиях и фактах жизни, оказывающих влияние как на представителей одного пола с респондентом, так и на представителей противоположного пола. Это позволяет исследовать экспектации, которые «носят неформали­зованный и не всегда осознаваемый характер» [6, с. 403] относительно универсальных проявлений статусности и, тем самым, определить вероятностный характер статусного поведения в различных социальных ситуациях [16; 17].

Опросник дает возможность точно оценивать степень влияния (дифференцированная система оценки каждого пункта от «-4» до» +4») отдельных психо­динамических свойств (эмоциональной устойчивости), свойств личности (общительности, социального доминирования и др.), а также различных средовых параметров (например, уровня образования, материального благополучия и др.), на статусное поведение мужчин и женщин. Все это позволяет получить значения по различным проявлениям «статусности», на основании которых могут быть вычислены показатели 23 тактических приемов, определяющих тип стратегий статусного поведения: «умение ориентироваться в пространстве» (1); «вербальная активность» (2); «щедрость/оказание материальной помощи другим» (3); «лидирующая позиция по отношению к другим» (4); «материальное благополучие» (5) «поддержка дружеских отношений» (6); «профессиональное продвижение» (7); «поддержка физической формы/физиче- ское доминирование» (8); «демонстрация социально отрицательных качеств» (9); «леность» (10); «агрессивность» (11); «использование секса для статусного продвижения» (12); «материальная незащищенность» (14); «использование провокаций для привлечения внимания» (15); «невос- питанность/дурные манеры поведения» (16); «неудачи в профессиональной сфере» (17); «активное продвижение по службе» (18); «поддержка семейных отношений» (19); «использование личных связей для завоевания статуса» (20); «внешняя привлекательность» (21); «контакт - ность/поддержка контактов с окружающими» (22); «автономия/обособленность от других» (23).

 

Характеристика выборки. Выборка испытуемых определялась в соответствии с целями исследования и формировалась по принципу добровольного участия. Общее число респондентов — 562 человека. В данную выборку вошли представители коммерческих организаций — 24,3 %, государственные служащие — 17,6 %, студенты различных вузов — 41,2 %, представители рабочих специальностей и временно неработающие — 16,9 %, проходившие тестирование с 2003 по 2006 г. Средний возраст 31,4 (±2,03), половой состав выборки: 327 женщин и 235 мужчин.

Для компьютерной обработки результатов исследования применялся статистический пакет «Статистика» («STATISTICA for Windows»).

Результаты исследования

Нами был проведен сравнительный анализ шкальных оценок относительно проявлений статусности представителями обоих полов. Другими словами, мы рассмотрели, насколько различаются тактические приемы и способы, направленные на поддержание статуса и репутации у мужчин и женщин. Результаты анализа представлены в табл. 1.

Т аблица 1

Сравнение шкальных оценок проявлений статусности у мужчин и женщин (n = 562)

 
 

Шкалы (тактические приемы и способы статусного поведения)

Предпочтения мужчин

Предпочтения женщин

t-критерий

x

G

x

G

Умение ориентироваться в пространстве

51,18

9,80

49,97

11,09

0,83

Вербальная активность

52,86

9,78

48,98

10,18

2,80**

Поддержка семейных отношений

47,88

10,30

53,41

10,09

-3,91**

Использование связей для завоевания статуса

47,28

9,80

53,87

9,79

-4,85**

Шкалы (тактические приемы и способы статусного поведения)

Предпочтения мужчин

Предпочтения женщин

t -критерий

x

с

x

с

Материальная незащищенность

45,61

10,44

50,09

9,50

-3,24**

Щедрость и оказание материальной помощи другим

50,87

9,46

51,12

10,99

-0,18

Лидирующая позиция по отношению к другим

52,91

9,59

47,81

10,74

3,62**

Автономия/обособленность от других

51,77

11,07

48,84

10,79

1,93

Внешняя привлекательность

47,10

10,26

54,20

10,16

-5,02**

Контактность/поддержка социальных контактов

50,14

11,03

52,28

10,90

-1,41

Использование провокаций для привлечения к себе внимания

43,99

9,17

55,86

8,86

-9,49**

Демонстрация отрицательных социальных качеств

49,30

10,58

50,35

10,57

-0,72

Материальное благополучие/ состоятельность

53,80

10,52

49,07

10,10

3,31**

Леность

52,12

11,72

49,86

11,00

1,43

Невоспитанность и дурные манеры поведения

51,04

11,05

49,62

10,64

0,94

Непринятие другими

47,11

10,23

50,15

9,52

-2,22*

Агрессивность

52,41

11,48

48,13

10,61

2,79**

Неудачи в профессиональной сфере

46,66

9,65

53,32

9,70

-4,96**

Активное отвержение другими

47,11

11,64

52,14

9,58

-3,40*

Поддержка дружеских отношений

48,70

11,07

50,55

10,54

-1,23

Поддержка физической формы и физическое доминирование

55,64

10,28

44,90

8,08

8,38**

Использование секса для статусного продвижения

55,85

9,44

46,33

8,80

7,52**

Профессиональное продвижение

51,88

11,80

48,47

11,20

2,14*

Примечание. x — средние значения; с — стандартные отклонения; t-критерий — t-критерий Стьюдента; * — р < 0,05; ** — р < 0,01.

 Из данных табл. 1 видно, что проявления статусности у мужчин и женщин существенно различаются. Исключения составляют восемь тактических приемов: «умение ориентироваться в пространстве»; «щедрость и оказание материальной помощи другим»; «демонстрация социально отрицательных качеств»; «поддержка социальных контактов»; «леность»; «невоспитанность и дурные манеры поведения»; «поддержка дружеских отношений»; «автономия, обособленность». Это позволяет сделать вывод, что данные приемы и способы характеризуют статусное поведение как таковое независимо от того, мужчина или женщина их использует.

После рассмотрения статусных предпочтений мы исследовали различия в приемах и способах статусного поведения мужчин и женщин в зависимости от занимаемого ими социального положения. Полученные результаты представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Сравнительный анализ приемов и способов статусного поведения мужчин
и женщин в зависимости от уровня их социального положения (n = 562)

Половые различия в проявлениях статусности в группах с высоким и средним социальным положением

Шкалы (тактические приемы и способы статусного поведения)

Предпочтения мужчин

Предпочтения женщин

t-критерий

x

с

x

с

Материальная незащищенность

46,23

10,28

49,73

9,27

-2,04*

Лидирующая позиция по отношению к другим

51,52

9,67

47,62

10,69

2,28*

Половые различия в проявлениях статусности в группах с высоким и низким социальным положением

Шкалы (тактические приемы и способы статусного поведения)

Предпочтения мужчин

Предпочтения женщин

t-критерий

x

с

x

с

Материальная незащищенность

47,14

10,36

50,98

8,9

-2,26*

Автономия/обособленность от других

48,55

10,78

52,95

9,84

-2,44*

Половые различия в проявлениях статусности в группах со средним и низким социальным положением

Шкалы (тактические приемы и способы статусного поведения)

Предпочтения мужчин

Предпочтения женщин

t-критерий

x

с

x

с

Материальная незащищенность

45,04

11,03

51,87

8,86

-3,28**

Щедрость и оказание материальной помощи другим

53,69

12,11

48,28

8,86

2,43*

Демонстрация отрицательных социальных качеств

47,73

10,6

52,88

9,42

-2,48*

Материальное благополучие/ состоятельность

53,44

11,22

49,81

10

1,65*

Леность

47,99

11,9

56,17

9,75

-3,61**

Агрессивность

47,81

13

53,96

11,13

-2,45*

Неудачи в профессиональной сфере

48,49

12,54

53,6

7,41

-2,34*

Активное отвержение другими

48,43

12,54

53,34

10,22

-2,06*

Профессиональное продвижение

51,92

10,91

47,25

10,57

2,11*

 

Примечание. x — средние значения; с — стандартные отклонения; t-критерий — t-критерий Стьюдента; * — р < 0,05; ** — р < 0,01.

 Исходя из результатов, представленных в табл. 2, можно заключить, что далеко не во всех приемах и способах статусного поведения проявляются различия, свойственные представителям обоих полов, занимающих высокое или низкое социальное положение. Так, существуют значимые половые различия у лиц с высоким и средним положением в двух тактиках: «материальная незащищенность» и «автономия/обособ- ленность от других»; для лиц с высоким и низким социальным положением — также «материальная незащищенность» и «лидирующая позиция по отношению к окружающим»; а у лиц со средним и низким социальным положением таких отличий существенно больше — «материальная незащищенность», «щед- рость/оказание материальной помощи другим», «демонстрация социально отрицательных качеств», «материальное благополучие», «леность», «агрессивность», «неудачи в профессиональной сфере», «активное продвижение по службе», «автономия/обособленность от других».

Обсуждение результатов и выводы

Результаты настоящего исследования наглядно показывают, что половые различия определяют существенную часть различий в приемах и способах решения адаптационных задач, направленных на завоевание и поддержание своего места в статусной иерархии. Однако наибольший интерес представляет содержательный анализ социальных предпочтений мужчин и женщин относительно проявлений статусности [2]. Так, было обнаружено, что мужчины предпочитают видеть у женщин следующие тактические приемы и способы статусного поведения, используемые для завоевания и поддержания своего положения в обществе: «контактность и поддержка социальных связей», «использование связей для завоевания статуса», «активное отвержение других» и «поддержка дружеских отношений» и, наоборот, отвергают «непринятие и игнорирование других». В числе ярко выраженных статусных предпочтений женщин по отношению к мужчинам оказались «материальное благополучие» и «профессиональное продвижение», а наиболее отвергаемыми оказались статусные проявления, связанные с «физическим доминированием», «агрессивностью», «использованием секса для статусного продвижения», а также с «невоспитанностью и дурными манерами поведения».

Выявленные в ходе исследования различия в статусных предпочтениях мужчин и женщин могут служить аргументом в пользу теоретического представления, что мужчинам в ходе эволюции было свойственно по-разному «завоевывать» и поддерживать свой социальный статус. Поэтому выглядит логичным допущение, что в ходе эволюционного развития статусные предпочтения мужчин трансформировались в социальные экспектации (ожидания) от женщин поведения, связанного, прежде всего, с поддержкой социальных связей, дружеских отношений, отвержением посторонних и т. п., без усилий и явной борьбы за социальный статус [19, с. 2].

В то же время вклад женщин в организацию статусно-иерархической структуры всегда был «ограничен» заботой о доме, поддержкой семейных отношений, а потому их статусные предпочтения направлены на мужчин, использующих приемы и способы, связанные с обеспечением материальной стабильности и состоятельности, профессионального продвижения, что в конечном счете служит гарантом стабильности и успешного воспитания детей [18]. Было обнаружено, что социальное положение индивида, безусловно, накладывает отпечаток на все проявления статусности у представителей обоих полов. При этом различия проявляются в приемах и способах индивидов, занимающих высокое и низкое социальное положение, а также в приемах и способах у лиц, занимающих низкое и среднее социальное положение [19, с. 13]. Причем у последних статусное поведение более дифферен­цированно и разнообразно, в отличие от представителей, занимающих высокий социально-экономический статус. В этой связи логично допустить, что существует два «пути» избрания приемов и способов статусного поведения во времени: 1) переход из одного социального статуса в другой может привести к изменениям в стратегиях статусного поведения; 2) относительная устойчивость средовых условий во времени будет способствовать стабильности и сохранению поведенческих проявлений статусности.

Таким образом, социальные предпочтения в приемах и способах статусного поведения мужчин и женщин, а также различия в проявлениях статус­ности, продиктованные различиями в уровне занимаемого социального положения служат основанием для конкретизации и уточнения вопроса о происхождении иерархичности общественных структур. Представляется логичным, что, поскольку статусное поведение имеет сложную и дифференцированную структуру, и эта структура обнаруживает себя в социальных экспектациях представителей обоих полов, характер связей в приемах и способах поведения по отношению к вышестоящим и нижестоящим служит основой выстраивания иерархии статусов.

Заключение

Использование эволюционного подхода в социально-психологических исследованиях открывает новые перспективы и возможности для изучения широкого спектра проявлений социального поведения человека.

Результаты нашего исследования позволяют глубже понять природу статусного поведения, проанализировать особенности проявлений статусности, а также некоторые психологические механизмы ее формирования. В результате проведенного анализа социальных предпочтений наметились пути для дальнейшего исследования статусного поведения, как минимум, в двух направлениях.

Во-первых, предложенная Д. Бассом модель изучения функциональных проявлений статусности может использоваться для изучения особенностей в других инвариантах социального поведения (например, в различных формах кооперации), а также при изучении некоторых психологических «черт» универсального характера (зависть, общение с незнакомцами, обман и др.).

Во-вторых, данная модель может быть дополнена другими социально­психологическими переменными, которые следует рассматривать в качестве предикторов, определяющих приемы и способы статусного поведения. Тогда, изучая детерминанты статусности, можно проследить степень влияния тех или иных социально-психологических факторов на социальное поведение в целом и статусное поведение в частности.

 

Литература

  1. Геодакян В. А. Эволюционная логика дифференциации полов // Природа. 1983. № 1.
  2. Кочетова Т. В. К вопросу кросс­культурной адаптации опросника Д. Басса «Собы­тия и факты, влияющие на статус и репутацию» на российской и американской вы­борках // Культурно-­историческая психология. 2010. № 2.
  3. Леонтьев А. Н. Эволюция психики. Воронеж, 1999.
  4. Лоренц К. Агрессия: так называемое «зло». М., 1994.
  5. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1997.
  6. Психологический словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М., 1985.
  7. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1973.
  8. Северцев А. Н. Эволюция и психика // Психологический журнал. 1982. № 4.
  9. Чалидзе В. Иерархический человек: социобиологические заметки. М., 1991.
  10. Эфроимсон В. П. Генетические основы эстетики. М., 1999.
  11. Barash D. Human reproductive strategies: A sociobiological overview // The Evolution of Human Social Behavior. N. Y., 1980.
  12. Barash D. Sociobiology and Behavior. N. Y., 1977.
  13. Brown D. E. Human Universals. Philadelphia, 1989.
  14. Brown R. Social Psychology. N. Y., 1965.
  15. Buss D. M. Evolutionary psychology: A new paradigm for psychological science// Psychological Inquiry. 1995. № 6.
  16. Buss D. M. Sex differences in mate preferences: Evolutionary hypotheses tested in 37 cultures // Behavior Brain Science. 1989. V. 12.
  17. Hogan R. A socioanalytic theory of personality / Nebraska symposium on motivation. Lincoln, 1982.
  18. Kyl­Heku L. M., Buss D. M. Tactics as units of analysis in personality psychology: An illustration using tactics of hierarchy negotiation // Personality and Individual Differences. 1996. V. 21.
  19. Lund Ole C. H., Tamnes C. K., Moestue C., Buss D. M., Vollrath M. Tactics of hierarchy negotiation // Journal of Research in Personality. 2007. V. 41.
  20. Maslow A. H. Dominance­feeling, behavior and status // Psychological Review. 1937. № 44.
  21. Mealey L. Differential use of reproductive strategies by human groups // Psychological Science. 1990. № 1.
  22. Smith R. L. Human sperm competition. In Sperm Competition and the Evolution of Animal Mating Systems. N. Y., 1984.
  23. Tooby J., Cosmides L. The past explains the present: emotional adaptations and the structure of ancestral environments // Ethology and Sociobiology. 1990. № 11.
  24. Trivers R. L. Parental investment and sexual selection / Sexual selection and the descent of man. Chicago, 1972.
  25. Wilson E. O. Introduction: What is sociobiology? // Sociobiology and Human Nature / Ed. by M. S. Gregory. San Francisco, 1978.

Информация об авторах

Кочетова Татьяна Викторовна, кандидат психологических наук, доцент , доцент кафедры психологии управления, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0746-680X, e-mail: kochetovatv@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 4161
В прошлом месяце: 28
В текущем месяце: 18

Скачиваний

Всего: 1281
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 6