Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа*

1659

Аннотация

Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа часто упоминается в англоязычных источниках по социальной психологии. При этом она используется для объяснения различных феноменов и в когнитивных исследованиях памяти, восприятия и категоризации. В статье описываются основные постулаты теории, касающиеся связи психологическоий дистанции и уровня конструкта. Представлены краткие описания и основные результаты ключевых исследований разных тематик в рамках теории. Подчеркивается важность теории конструктов разного уровня для области социального познания. Основные понятия теории служат удобными средствами для описания и объяснения разных феноменов социального познания. Описываются ключевые исследования в рамках теории, посвященные таким феноменам, как фундаментальная ошибка атрибуции, предсказание социальных событий, поведенческие намерения, самоконтроль, цели и средства осуществления дей- ствия. В заключение обсуждаются вопросы, остающиеся открытыми на современном этапе развития теории.

Общая информация

* Публикация подготовлена в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2016 г. и при частичной финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект № 15-06-02233 А «Автоматическая активация действий с предметами: механизмы контроля и условия возникновения».

Ключевые слова: теория конструктов разного уровня, психологическая дистанция, категоризация, социальное познание

Рубрика издания: Теоретические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2016070401

Для цитаты: Кривошеина И.В., Котов А.А. Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа // Социальная психология и общество. 2016. Том 7. № 4. С. 5–18. DOI: 10.17759/sps.2016070401

Полный текст

И.В. КРИВОШЕИНА[*],

Москва, Россия, krivosheina.irina@gmail.com

А.А. КОТОВ[†],
Москва, Россия,
akotov@hse.ru

Теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа часто упоминается в англоязычных источниках по социальной психологии. При этом она используется для объяснения различных феноменов и в когнитивных исследованиях памяти, восприятия и категоризации. В статье описываются основные постулаты теории, касающиеся связи психологическоий дистанции и уровня конструкта. Представлены краткие описания и основные результаты ключевых исследований разных тематик в рамках теории. Подчеркивается важность теории конструктов разного уровня для области социального познания. Основные понятия теории служат удобными средствами для описания и объяснения разных феноменов социального познания. Описываются ключевые исследования в рамках теории, посвященные таким феноменам, как фундаментальная ошибка атрибуции, предсказание социальных событий, поведенческие намерения, самоконтроль, цели и средства осуществления действия. В заключение обсуждаются вопросы, остающиеся открытыми на современном этапе развития теории.

Введение

Люди воспринимают непосредственно момент «здесь и сейчас», но также постоянно представляют предметы, ситуации, явления, находящиеся за пределами настоящего времени и места. С помощью этих образов человек не только может выходить за пределы текущего пространственно-временного измерения, но, например, делать предположения о намерениях другого человека. Мы применяем эту способность к анализу мира вокруг нас. Вспоминая прошлое, мысленно переносясь в будущее, люди создают возможные сценарии развития событий, ставят себя на место другого человека. Я. Троуп и Н. Либерман предположили, что такое мысленное «путешествие» по психологической дистанции подчиняется определенным правилам [26]. В предложенной ими теории конструктов разного уровня (Construal Level Theory — далее теория КРУ) это правило отражает взаимосвязь между психологической дистанцией и особенностями мысленных образов, ре­презентаций: чем больше дистанция, тем более абстрактный образ конструируется, или, с другой стороны, более абстрактный образ приписывается более отдаленной дистанции. Теория получила широкое эмпирическое подтверждение на разном материале [26], но практически не отражена в русскоязычных источниках по социальной психологии и психологии категоризации. Целью нашего обзора является описание главных положений теории КРУ и ключевых исследований, выполненных на ее основе. Важной особенностью данной теории является ее междисциплинарность. Она объясняет характерные черты мысленных образов и репрезентаций при разных психологических дистанциях, в области как социальной, так и когнитивной психологии.

Представляется важным обозначить роль теории КРУ для сферы социальной психологии. В данной теории социальная дистанция выделяется в качестве отдельной психологической дистанции, что уже позволяет оценить ее связь с разными конструктами и их разными уровнями. Это открывает перспективы для различных исследований в этом направлении. Кроме того, теория КРУ является новым и интересным инструментом для описания одного из основных феноменов социальной психологии — фундаментальной ошибки атрибуции, что будет подробнее описано ниже.

Стоит отметить, что теория конструк­тов разного уровня имеет не только теоретические, но практические приложения. Например, она нашла применение в потребительских исследованиях и разработке маркетинговых приемов [7; 19]. Понятие психологической дистанции также используется для объяснения экологических установок и поведения. Люди воспринимают экологические проблемы (например, глобальное потепление) как удаленные во времени, а также часто и в пространстве, с чем связана их меньшая активность в решении таких проблем [22].

В первой части обзора мы обсуждаем базовые понятия теории — «психологическая дистанция» и «уровень кон­структа» и их взаимосвязи. В следующих частях — основные положения теории конструктов разного уровня и ключевые исследования, выполненные в ее рамках в области когнитивной психологии (исследования восприятия и памяти) и социальной психологии (в частности, социального познания). В заключительной части обзора мы оценим дальнейшее развитие теории КРУ, а также трудности, с которыми она сталкивается на текущем этапе своего развития.

Основные понятия теории конструктов разного уровня

Согласно теории конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа, в ходе жизни мы формируем репрезентации различных объектов и событий [26], которые, помимо актуальной категори­зации, служат цели выхода за пределы текущей ситуации и тем самым отражают «психологически» отдаленные объекты. Под психологической дистанцией (psychological distance) авторы теории понимают субъективное представление о том, что нечто находится близко или далеко от человека, его текущего местоположения и настоящего времени. Психологическая дистанция характеризуется наличием так называемой эгоцентрической точки отсчета, которой является сам человек, и любой репрезентируемый объект может быть удален от него в разных аспектах: времени, пространстве, социальной дистанции и вероятностном плане (hypotheticality).

Согласно теории КРУ, мы выходим за пределы текущей ситуации с помощью создания психологических конструктов разного уровня, благодаря которым любое событие или объект можно представить на разных уровнях абстрактности. Конструкты низкого уровня конкретны, относительно неструктурированы и включают в себя второстепенные, производные от существенных свойств события или объекта (см. пример ниже). Кон­структы высокого уровня представляют собой более общие, схематичные, лишенные контекстуальной информации представления, которые содержат только суть понятия [26]. Например, «средство для общения» — это конструкт более высокого уровня по сравнению с конструктом «мобильный телефон». В первом случае в конструкт не включается такое (второстепенное) свойство, как тип дисплея (простой или сенсорный). Аналогично, в конструкт «веселое времяпрепровождение» не входит такое свойство конструк­та «игра в мяч», как наличие мяча. Таким образом, переход к конструкту более высокого уровня подразумевает под собой потерю специфичных, уникальных деталей, присущих конструкту более низкого уровня, которые не являются существенными с точки зрения конструкта более высокого уровня. Ключевой характеристикой конструктов высокого уровня является то, что при их изменении меняется смысл события. Изменения в конструктах низкого уровня к таким переменам не приводят [27].

Таким образом, уровни конструктов относятся к тому, что именно случилось; в то время как психологическая дистанция помещает репрезентацию этого на отрезок, где точкой отсчета является сам человек, когда событие случилось или случится, где оно случилось/тся, с кем оно случилось/тся и случилось/тся ли вообще [26]. Рассмотрим взаимосвязь между психологической дистанцией и уровнем конструкта.

Согласно теории конструктов разного уровня, все выделяемые авторами психологические дистанции схожи в своей основе, например, при описании времени используются пространственные метафоры (впереди, позади и т. д.) [5]. В исследовании Й. Бар-Анана и коллег [3] эта связь была проверена. Испытуемым демонстрировали картинки со стрелочками, расположенными ближе или дальше.

На стрелочках были написаны слова, соотносимые с близкой (например, завтра, мы, определенно) или отдаленной (например, через год, они, возможно) психологической дистанцией. В исследовании варьировались и проверялись все типы дистанций: пространственная, временная, социальная и вероятностная. Испытуемым нужно было как можно быстрее нажать на одну из двух кнопок, обозначающих, находится ли объект ближе или дальше. В другом эксперименте нужно было как можно быстрее нажать на кнопку, соответствующую слову на стрелочке. В обоих случаях испытуемые отвечали быстрее, если сочетание на картинке было конгруэнтным (например, в случае, если стрелочка, где написано «Мы», находится близко, — и пространственная, и социальная дистанция является короткой).

Схожие результаты были получены и при изучении других психологических дистанций. Например, степень вежливости человека связана с социальной дистанцией. В исследовании Е. Стефан и ее коллег [25] оказалось, что при праймин- ге с помощью конструкта высокого или низкого уровня испытуемые обращались к воображаемому собеседнику с большей или меньшей степенью официальности соответственно. Кроме того, при варьировании степени официальности сообщения (официальный или простой разговорный стиль) испытуемые потом предпочитали соответственно более или менее отдаленное место для будущего разговора.

К. Фидлер с коллегами [8] впервые проверили взаимосвязь всех четырех дистанций одновременно. В первой части исследования они просили испытуемых представить возможные события в их жизни в связи с определенными, данными в задании, глаголами и оценить их «отдаленность» с помощью четырех дистанций. Например, испытуемый должен был представить некое событие, связанное с глаголом «заботиться», а затем поставить оценки по четырем дистанциям для этого воображаемого события. Оценки по всем четырем дистанциям положительно коррелировали, что свидетельствует о том, что их можно объединять в рамках общего термина психологической дистанции и рассматривать как феномены одного порядка.

Насколько взаимосвязь между конструктами и дистанцией является осознанной? Могут ли выявленные закономерности проявляться и на неосоз­наваемом уровне регуляции действий? Для проверки этого исследователи [4] использовали имплицитный ассоциативный тест, в котором испытуемым предлагается отнести к одной из категорий (например, белый — приятный и черный — неприятный) разные слова. Считается, что скорость нажатия одной из кнопок (отнесения к одной из категорий) является показателем имплицитной связанности двух понятий для человека. Участникам исследования давалось задание как можно быстрее нажать на кнопку, которая соответствует одной из двух пар: конгруэнтной или неконгруэнтной. Испытуемые быстрее реагировали на конгруэнтные сочетания конструктов и дистанции (например, «год» — «овощ», «секунда» — «огурец»). Этот эффект был обнаружен с использованием разных психологических дистанций — временной, пространственной, социальной. Таким образом, основное положение теории подтвердилось на уровне автоматической ассоциации.

В этой части обзора мы представили базовые понятия теории КРУ. В целом, основные положения данной теории сводятся к положительной корреляции между величиной психологической дистанции и степенью абстрактности конструкта. Данная зависимость распространяется на любые виды субъективно переживаемых дистанций и проявляется на широком диапазоне действий (от осознаваемых суждений до автоматических реакций). В следующей части мы приведем примеры использования положений теории КРУ для объяснения разнообразных эффектов из области когнитивной и социальной психологии.

Теория КРУ в исследованиях восприятия и памяти

В физическом мире мы действительно видим общую картину при отдаленной дистанции и детали — на более близком расстоянии. Согласно теории конструк­тов разного уровня, такие же особенности существуют и при конструировании мира человеком в его репрезентации. Это предположение было проверено в целой серии исследований Н. Либерман и Й. Фёрстер [16] с использованием задачи Навона (Navon task). В ней испытуемым предъявляются буквы, которые сами состоят из мелких букв, и испытуемых просят ответить на вопрос, например, «Была ли буква Х на экране?», при этом данной буквой являлась либо общая, составленная из других букв, буква (глобальный признак), либо те, из которых состояла большая буква (локальный признак). В исследовании Н. Либерман и Й. Фёрстер испытуемых сначала просили написать эссе о завтрашнем дне или о дне в следующем году, которое выступало в качестве прайминга, а затем предъявляли задачу Навона. Оказалось, что в зависимости от временного промежутка, заданного в качестве темы для эссе, испытуемые быстрее реагировали либо на общую букву (при эссе об отдаленном временном промежутке), либо на буквы, из которых она состоит (эссе о близком промежутке). Те же результаты были получены и при прайминге с использованием пространственной и социальной дистанций [16]. В другом исследовании этих двух авторов было найдено обратное влияние: прайминг с помощью глобальных или локальных признаков влияет на восприятие психологической дистанции всех типов [15].

Кроме того, Й. Фёрстер [9] с коллегами проверили, повлияет ли прайминг временной психологической дистанции на выполнение задачи на завершение гештальта (Gestalt Completion Task). Это задание заключается в необходимости увидеть общую картинку или гештальт, составленную из более мелких деталей. То есть если человек сумеет абстрагироваться от отдельных деталей картинки, он увидит общую картинку. Оказалось, что испытуемые, которых просили подумать о промежутке их жизни через год, успешнее решали подобные задачи, чем те, кого просили подумать о промежутке их жизни на следующий день.

Также оказалось, что испытуемые формируют более широкие категории при прайминге с помощью более отдаленной психологической дистанции. Например, в исследовании Н. Либерман и коллег, когда испытуемые думали о каком-то событии, например, походе в более отдаленном временном промежутке, они объединяли связанные с этим событием вещи (например, спальный мешок, ботинки, шляпа и т. д.) в более широкие категории, формируя таким образом меньше групп [17]. В случае с использованием в качестве прайминга вероятностной дистанции наблюдался тот же эффект [28].

Помимо объектов в репрезентацию могут входить и действия, для которых также существуют конструкты высокого уровня (например, учиться) и низкого уровня (например, читать учебник). Такие конструкты для действий тоже связаны с психологической дистанцией. Например, в одном исследовании испытуемым был дан список действий (например, «смотреть телевизор», «читать научную книгу») [18]. Испытуемых просили представить, что они занимаются этой деятельностью на следующий день или через год, и описать это. Согласно результатам контент-анализа, оказалось, что для описания этой деятельности через год использовались категории более высокого порядка. Например, описывая деятельность «читать научную книгу», испытуемые говорили о «расширении своих горизонтов». А при описании этой же деятельности на следующий день, они использовали более частные признаки, а именно, «перелистывать страницы». Такой же результат в отношении действий был получен и на материале других психологических дистанций: пространственной [10] и социальной [20].

При использовании модифицированной версии опросника личных действий Р. Валлахера и Д. Вегнера (Behavior Identification Form) [18], который оценивает различия в интерпретации действий, оказалось, что испытуемые чаще выбирают описания действий, относящиеся к категориям высокого уровня, если представляют это действие в отдаленном будущем, и описания действий, относящиеся к категориям низкого уровня, если представляют его в ближайшем будущем. Опросник представлял собой набор из нескольких утверждений, к которым были предложены интерпретации. Например, оплата аренды жилья интерпретировалась как «сохранение места жительства» (конструкт высокого уровня, так как отвечает на более сущностный вопрос «почему?») или как «подписание чека» (конструкт низкого уровня, так как отвечает на более конкретный вопрос «как?»).

В других исследованиях подтвердилось, что связь работает и в обратном направлении. Например, в исследовании прокрастинации Ш. Маккри и коллег [21] испытуемым давался для заполнения опросник, задания которого были сформулированы с помощью конструктов высокого уровня (вопросы о том, какие личностные черты нужны для определенного поведения) или низкого уровня (вопросы о том, какие шаги нужно предпринять для реализации определенного поведения). Было доказано, что формулировка утверждений с помощью конструктов более низкого уровня способствовала тому, что испытуемые быстрее выполняли работу по заполнению опросника и лучше соблюдали срок ее выполнения.

В исследовании личных воспоминаний также проявилась зависимость между уровнем конструкта и дистанцией до события в памяти [24]. В данном эксперименте испытуемых просили припомнить случай, когда они помогали кому-то (конструкт низкого уровня) или проявляли такую черту, как отзывчивость (конструкт высокого уровня). В результате оказалось, что конструкт высокого уровня вызывал более старые (отдаленные) воспоминания по сравнению с конструктом низкого уровня. Данный эксперимент схож с другим экспериментом о влиянии речи как посредника в конструировании воспоминаний об эмоциональных событиях [12]. В данном исследовании дистанция до негативного события в памяти задавалась инструкцией описать это событие с помощью глаголов или совершенного вида («Что произошло?»), или несовершенного («Что происходило?»). Автор исследования показал, что использование глаголов совершенного вида как бы отдаляло неприятное событие в памяти и приводило к тому, что оценки данного события были более низкими (близкими к негативному полюсу шкалы) по сравнению описанием событий с помощью глаголов несовершенного вида. Обратное соотношение наблюдалось при оценке позитивных событий — описание в форме глаголов несовершенного вида увеличивало их эмоциональные оценки. Таким образом, речь может рассматриваться как регулятор, применяемый как в коммуникации, так и в метакогнитивных процессах для манипуляции семантическим содержанием репрезентации или уровнем конструкта и психологической дистанцией [1; 2].

Теория КРУ и социальное познание

Теория конструктов разного уровня предлагает также и объяснение фундаментальной ошибки атрибуции — склонность объяснять поведение других людей их личностными характеристиками, а не характеристиками ситуации [14]. В терминах теории КРУ это можно описать по-другому: люди склонны объяснять поведение других людей с помощью конструктов высокого уровня (общих личностных черт), а свое поведение — с помощью конструктов низкого уровня (ситуационные факторы) [26].

В первом исследовании на эту тему М. Хендерсона и коллег [13] испытуемым нужно было оценить потенциальное поведение другого студента, который, как сообщали, живет либо далеко, либо близко (разная пространственная дистанция), на основе эссе, где он выразил свои взгляды на определенный вопрос. При этом испытуемым в одном случае сообщали, что студенту дали задание в эссе написать определенным образом (а он сам при этом мог думать противоположным образом), а в другом — что студента просили выразить свое собственное отношение. Оказалось, что при оценке потенциального поведения студента при большей пространственной дистанции испытуемые отвечали, что его поведение согласуется с выраженными в эссе взглядами независимо от того, попросили ли его так написать или это было его собственное мнение. А при пространственной близости испытуемые при выполнении задания, когда студента попросили написать определенным образом, оценивали его поведение как в меньшей степени согласующееся с выраженными в эссе установками: в меньшей степени приписывали выраженные в эссе мысли ему самому, его личным взглядам. Таким образом, большая дистанция способствует большей выраженности фундаментальной ошибки атрибуции, т. е. склонности приписывать поведение человека его диспозициям. В схожем исследовании, проведенном Ш. Нассбаум и коллегами [23] с временной дистанцией, были получены аналогичные результаты.

Различия в предсказании будущего зависят не только от удаленности события или объекта во времени, но и от пространственной дистанции. Например, М. Хен­дерсон и коллеги попросили студентов Нью-Йоркского университета сделать прогноз относительно некоторых аспектов развития Нью-Йоркского кампуса этого университета и кампуса во Флоренции в 2005 г. (например, сколько сделано копий на копировальном устройстве), основываясь на информации 1999—2004 гг. На протяжении 1999—2003 гг. наблюдалась увеличивающаяся или снижающаяся тенденция, но 2004 год всегда отличался, т. е., наблюдалось существенное отклонение от общей тенденции. Студенты предпочитали делать прогноз, соответствующий основной тенденции (1999—2003 года) чаще при описании отдаленного кампуса, а при прогнозировании развития более близкого кампуса в большей степени обращали внимание на отклонение в последнем году. То есть пространственная удаленность способствует использованию конструктов более высокого уровня, в данном примере — на основе общего тренда, чем конструктов более низкого уровня — отклонения от него [13].

Поведенческие намерения, выраженные в конструктах высокого или низкого уровней, также связаны с разными видами психологической дистанции. Ценности обычно рассматриваются как некие абстрактные конструкты, которые обеспечивают стабильность и значение в меняющихся обстоятельствах. В исследовании Т. Эйала и коллег оказалось, что ценности как пример конструктов высокого уровня, в большей степени коррелируют с соответствующими поведенческими намерениями в отношении отдаленного будущего, чем в отношении близкого будущего или настоящего [6]. Однако при этом было обнаружено, что показатель осуществимости определенного поведения был более сильным предиктором поведения, чем ценности, в отношении событий ближайшего будущего. Например, ценность «доброжелательность» (benevolence) предсказывает поведенческое намерение стать волонтером в отдаленном, но не в ближайшем будущем. В ближайшем же будущем показатель по данной ценности не был связан с этим поведенческим намерением; оно зависело лишь от того, насколько удобно время волонтерской работы (показатель осуществимости).

Ситуации проявления самоконтроля также связаны с психологической дистанцией. Согласно позиции некоторых исследователей [см., например: 11], в таких ситуациях происходит борьба между противоположными мотивами, например, желанием пойти гулять с друзьями и необходимостью готовиться к занятию. По мнению К. Фаджито и коллег, данные ситуации можно описать через понятия теории КРУ как конфликт между конструк­тами высокого уровня (первичные цели, основные мотивы) и низкого уровня (второстепенные мотивы, не связанные с основной целью) [11]. В исследовании было обнаружено, что прайминг с использованием конструктов более высокого уровня повышает самоконтроль [11].

Теперь обратимся к понятиям средств и цели действия. Н. Либерман и Я. Троуп предположили, что репрезентация цели действия («почему?») относится к кон­структам высокого уровня, а репрезентация средства («как?») — к конструктам низкого уровня [18]. Таким образом, согласно теории КРУ, люди в большей степени обращают внимание на цель действия или его желательность при планировании в отдаленном будущем и на средства действия или его осуществимость при его планировании в ближайшем будущем. Это предположение было проверено в исследовании, где испытуемым нужно было выбрать одно из заданий, чтобы выполнить его через неделю или спустя 9 недель (на выполнение дается одна неделя в обоих случаях). Было два варианта: неинтересное, но легкое задание и интересное, но сложное задание. Результаты исследования подтвердили исходное предположение: испытуемые чаще выбирали интересное и сложное задание для выполнения в отдаленном будущем.

В данной части статьи мы рассмотрели эксперименты из когнитивной и социальной психологии, в которых находят подтверждение положения теории КРУ. Несмотря на различия в тематике данных экспериментов, их объединяет то, что все они указывают на роль уровня конструк­та как удобного средства для уточнения восприятия и собственных действий, и поведения других людей. При этом, такие факторы, как речь и мотивация, оказываются задействованы в процессе регуляции предсказаний событий на различных дистанциях с помощью уровней используемых конструктов.

Заключение

Мы описали лишь некоторые, наиболее показательные, исследования по данной теме, однако, основываясь на них, можно понять, что теория конструктов разного уровня Н. Либерман и Я. Троупа применима к широчайшему кругу явлений, поскольку понятия уровня конструк­та и психологической дистанции охватывают обширный круг феноменов. Вместе с тем, необходимо обозначить спорные, требующие дальнейшего исследования и разъяснения моменты рассматриваемой теории. Как ни странно, но в теории КРУ остается непроясненным вопрос сопоставления свойств конструктов на далекой и близкой психологической дистанции. Дело в том, что для более близких объектов по всем типам психологических дистанций информации, как правило, больше, чем для отдаленных объектов [7]. И даже если количество информации было бы равным для отдаленных и близких объектов, по мнению К. Фидлера, человек для объектов и событий в близкой перспективе может сам непроизвольно дополнить имеющуюся информацию своими личными предположениями, ближайшим прошлым опытом, воображаемыми сценариями, сомнениями, эмоционально-насыщенными ассоциациями в большей степени, чем в отношении объектов и событий отдаленного будущего. Частично этим может объясняться разница в выборе уровня конструкта для того или иного объекта. Получается, что влияние психологической дистанции на уровень конструкта может быть не столь автоматическим, как это представляется ее авторам, а опосредованным объективным количеством информации и возможностями ее увеличения, которые, как мы отмечали выше, предоставляются самими свойствами речи [12; 5].

Также на данный момент не понятно, что конкретно будет происходить, если в одной и той же ситуации у разных психологических дистанций будут разные показатели [7]. То есть, например, мы можем думать о незнакомом нам человеке (далекая социальная дистанция) в событии, отстоящем на небольшой временной промежуток от настоящего времени (близкая временная дистанция). Теория КРУ пока не предлагает оснований для прогноза репрезентации и принимаемых решений в таких случаях.

Сами авторы теории КРУ отмечают, что требуется изучение индивидуальных различий в способности «путешествовать» по психологической дистанции (например, способность встать на место другого или способность предпочитать более далекие цели близким). Особенно интересным представляется изучение особенностей и, в целом, способности совместно «перемещаться» по психологической дистанции у нескольких членов группы [26].

В совокупности, изложенные в данном обзоре положения теории конструк­тов разного уровня и вопросы к ней на современном этапе ее развития, с нашей точки зрения, говорят о перспективности включения данной теории в изучение широкого круга различных психологических явлений — от категоризации до вынесения суждений о социальных событиях, — и поиска лежащих в их основе общих закономерностей.


[*] Кривошеина Ирина Владимировна — магистрант программы «Прикладная социальная психология», департамент психологии, Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), Москва, Россия, krivosheina.irina@gmail.com

[†] Котов Алексей Александрович — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник НУЛ когнитивных исследований, Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), Москва, Россия, akotov@hse.ru

Литература

  1. Котов А.А., Котова Т.Н. Название объектов помогает дошкольникам запоминать новую информацию о категории // Вопросы психологии. 2016. Т. 3. С. 138—147.
  2. Котов А.А., Котова Т.Н. Произношение имен объектов и категориальный эффект вос- приятия // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2013. Т. 3. № 10. С. 75—86.
  3. Bar-Anan Y., Liberman N., Trope Y., Algom D. Automatic processing of psychological distance: Evidence from a stroop task // Journal of experimental Psychology: General. 2007. Vol. 136. Is. 4. P. 610—622.
  4. Bar-Anan Y., Liberman N., Trope Y. The association between psychological distance and construal level: Evidence from an implicit association test // Journal of experimental Psychology: General. 2006. Vol. 135. Is. 4. P. 609—622.
  5. Casasanto D., Boroditsky L. Time in the mind: Using space to think about time // Cog- nition. 2008. Vol. 106. P. 579—593. doi:10.1016/j.cognition.2007.03.004
  6. Eyal T., Sagristano M., Trope Y., Liberman N., Chaiken S. When values matter: Express- ing values in behavioral intentions for the near vs. distant future // Journal of Experimen- tal Social Psychology. 2009. Vol. 45. Is. 1. P. 35—43.
  7. Fiedler K. Construal level theory as an integrative framework for behavioral decision- making research and consumer psychology // Journal of Consumer Psychology. 2007. Vol. 17. Is. 2. P. 101—106. doi:10.1016/S1057-7408(07)70015-3
  8. Fiedler K., Jung J., Wänke M., Alexopoulos T. On the Relations Between Distinct Aspects of Psychological Distance: An Ecological Basis of Construal-Level Theory // Journal of Ex- perimental Social Psychology. 2012. Vol. 48. P. 1014—1021. doi:10.1016/j.jesp.2012.03.013
  9. Förster J., Friedman R.S., Liberman N. Temporal Construal Effects on Abstract and Concrete Thinking: Consequences for Insight and Creative Cognition // Journal of Per- sonality and Social Psychology. 2004. Vol. 87. Is. 2. P. 177—189.
  10. Fujita K., Henderson M., Eng J., Trope Y., Liberman, N. Spatial distance and mental con- strual of social events // Psychological Science. 2006. Vol. 17. P. 278—282. doi:10.1111/ j.1467-9280.2006.01698.x
  11. Fujita K., Trope Y., Liberman N., Levin-Sagi M. Construal levels and self-control // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 90. P. 351—367. doi:10.1037/0022-3514.90.3.351

  12. Hart W. Unlocking past emotion: verb use affects mood and happiness // Psychologi- cal Science. 2013. Vol. 24. Is. 1. P. 19—26.
  13. Henderson M., Fujita K., Trope Y., Liberman N. Transcending the «Here»: The Effect of Spatial Distance on Social Judgment // Journal of Personality and Social Psychology. 2006. Vol. 91. Is. 5. P. 845—856.
  14. Jones E.E., Harris V.A. The attribution of attitudes // Journal of Experimental Social Psychology. 1967. Vol. 3. Is. 1. P. 1—24.
  15. Liberman N., Förster J. Distancing from experienced self: How global-versus-local per- ception affects estimation of psychological distance // Journal of Personality and Social Psychology. 2009. Vol. 97. P. 203—216. doi:10.1037/a0015671
  16. Liberman N., Förster J. The Effect of Psychological Distance on Perceptual Level of Construal // Cognitive science. 2009. Vol. 33. Is. 7. P. 1330—1341.
  17. Liberman N., Sagristano M., Trope Y. The effect of temporal distance on level of men- tal construal // Journal of Experimental Social Psychology. 2002. Vol. 38. P. 523—534. doi:10.1016/S0022-1031(02)00535-8
  18. Liberman N., Trope Y. The role of feasibility and desirability considerations in near and distant future decisions: A test of temporal construal theory // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 75. Is. 1. P. 5—18.
  19. Liberman N., Trope Y., Wakslak C. Construal Level Theory and Consumer Behavior // Journal of consumer psychology. 2007. Vol. 17. Is. 2. P. 113—117.
  20. Liviatan, I., Trope, Y., Liberman, N. Interpersonal similarity as a social distance di- mension: Implications for perception of others’ actions // Journal of Experimental Social Psychology. 2008. Vol. 44. P. 1256—1269. doi:10.1016/j.jesp.2008.04.007
  21. McCrea S., Liberman N., Trope Y., Sherman S. Construal level and procrastination // Psy- chological Science. 2008. Vol. 19. № 12. P. 1308—1314. doi:10.1111/j.1467-9280.2008.02240.x
  22. Newell B., McDonald R., Brewer M., Hayes B. The psychology of environmental de- cisions // Annual Review of Environment and Resources. 2014. Vol. 39. P. 443—467. doi:10.1146/annurev-environ-010713-094623
  23. Nussbaum S., Trope Y., Liberman N. Creeping dispositionism: The temporal dynamics of be- havior prediction // Journal of Personality and Social Psychology. 2003. Vol. 84. Is. 3. P. 485—497.
  24. Semin G., Smith E. Revisiting the past and back to the future: Memory systems and the linguistic representation of social events // Journal of Personality and Social Psychology. 1999. Vol. 76. Is. 6. P. 877—892.
  25. Stephan E., Liberman N., Trope Y. Politeness and Psychological Distance: A Construal Level Perspective // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 98. № 2. P 268—280. doi:10.1037/a0016960
  26. Trope Y., Liberman N. Construal-Level Theory of Psychological Distance // Psycho- logical Review. 2010. Vol. 117. № 2. P. 440—463. doi:10.1037/a0018963
  27. Trope Y., Liberman N. Temporal construal // Psychological Review. 2003. Vol. 110. P. 403—421. doi:10.1037/0033-295X.110.3.403
  28. Wakslak C.J., Trope Y., Liberman N., Aloni R. Seeing the Forest When Entry is Un- likely: Probability and the Mental Representation of Events // Journal of Experimental Psychology: General. 2006. Vol. 135. P. 641—653. doi:10.1037/0096-3445.135.4.641

Информация об авторах

Кривошеина Ирина Владимировна, магистрант программы «Прикладная социальная психология», департамент психологии, Научно-исследовательский университет «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), Москва, Россия, e-mail: krivosheina.irina@gmail.com

Котов Алексей Александрович, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, научно-учебная лаборатория нейробиологических основ когнитивного развития, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО «НИУ ВШЭ»), Научно-технологический университет «Сириус», Сочи, Российская Федерация, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4426-4265, e-mail: al.kotov@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 3880
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 1659
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 10