Особенности насилия в сиблинговых отношениях: сравнительный анализ отечественных и зарубежных публикаций

118

Аннотация

В статье представлены результаты качественного анализа научных публикаций по проблеме насилия в сиблинговых отношениях на отечественной и иностранных информационных платформах. Показано, что проблема насилия в сиблинговых отношениях исследуется около 100 лет и имеет богатую историю и широкое пространство изучения. К сожалению, среди научных публикаций по рассматриваемой проблеме недостаточное количество отечественных исследований. Полученные данные позволили выделить направления изучения проблемы и провести качественный сравнительный анализ текстового материала, включающего названия статей, их аннотации и текст статей открытого доступа. В исследовании выделены следующие основные направления рассмотрения насилия среди сиблингов: характеристики насилия (личностные характеристики сиблингов и их отношений); формы насилия (физическое, сексуальное, психологическое и др.); последствия насилия для здоровья сиблингов (диапазон от ушибов, укусов до смертельных исходов); методы психологической помощи и диагностика насилия (методы помощи, диагностические средства и их чувствительность к изучению проблемы); факторы насилия среди сиблингов (биологические, психологические, социальные и др.); межпоколенческая передача насилия в семье (механизмы передачи и особенности проявления); влияние насилия среди сиблингов на отношения к другим (социальное пространство сиблингов). В качестве специальных тем исследования насилия среди сиблингов выделены: преступления между сиблингами; насилие среди сиблингов в период пандемии; безобидность восприятия насилия среди сиблингов; насилие среди сиблингов в кино; религиозные аспекты насилия сиблингов. Сравнительный анализ позволил установить доминирующие проблемы и их взаимосвязь, а также место насилия в сиблинговых отношениях в развитии их личности, семейном пространстве, в личной жизни, а также в отношениях с социальным окружением.

Общая информация

Ключевые слова: внутрисемейное насилие, насилие, сиблинги, семья, качественный анализ

Рубрика издания: Безопасность и право

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/ssc.2022030206

Получена: 24.11.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Жмурин И.Е., Корнейчик И.В. Особенности насилия в сиблинговых отношениях: сравнительный анализ отечественных и зарубежных публикаций [Электронный ресурс] // Социальные науки и детство. 2022. Том 3. № 2. С. 90–106. DOI: 10.17759/ssc.2022030206

Полный текст

Введение

Постановка проблемы. По данным отечественных специалистов, среди всего объ­ема внутрисемейного насилия жестокое обращение с детьми занимает 22 %, насилие в сиблинговых отношениях — 9 % [1], а зарубежные специалисты отмечают, что 30— 80 % детей, подростков и юношей в возрасте 3—17 лет сообщают о физическом насилии со стороны брата/сестры от одного раза в течение жизни [11] до 7—12 случаев насилия в течение 1 часа домашних наблюдений [16].

Однако исследователи отмечают, что истинное количество насилий между братьями и сестрами достаточно сильно искажается в официальных отчетах служб защиты детей и полиции. Так, R. Alaggia, D. Collin-Vézina, R. Lateef заявляют о 30-кратном превышении насилия среди сиблингов в исследованиях, основанных на самоотчетах в 1980-2008 гг., по сравнению с официальными отчетами [5].

Причинами трансформации данных, по мнению специалистов, являются следую­щие: а) большинство подвергшихся насилию раскрывает эти факты гораздо позже, в зрелом возрасте или вообще не сообщает [5], а эта задержка информации вызывает рост негативных последствий для жертвы, проблемы психического здоровья жертвы и род­ственников, необнаружение преступников и увеличение их жертв; б) факторами, затруд­няющими установление границ проявления насилия, выступают различия в правовых и концептуальных определениях этого термина в разных странах, что предполагает и культуральные, и исторические различия; в) слабая чувствительность разработанных диагностических средств, основанных на прямых отчетах о насилии или ретроспектив­ных отчетах насилия в детстве, а также недостаточное исследование восприятия насилия в семье [16].

История вопроса. Насилие выделено в 1996 году на 49-й сессии Всемирной ассам­блеи здравоохранения в ходе обсуждения Резолюции WHA49.25, объявившей насилие важнейшей, обостряющейся проблемой мирового здоровья и системы здравоохранения. В рамках семьи этому насилию подвержены все члены семьи с более сильным проявле­нием в отношении женщин, девочек.

В рамках последующего за этим осмысления исследований были определены доми­нирующие факторы насилия в семье, включающие психические расстройства и пост­травматические стрессовые расстройства, употребление алкоголя и наркотиков, а также дополнительные факторы: биологические (возраст родителей, рождение близнецов, бе­ременность, преждевременные роды, рождение детей с аномалией); негативные отноше­ния (интимный партнер, отец, мать, сиблинги); травма в прошлом и стрессоры (потеря работы, проблемы с финансами и жильем). В отдельную группу выделены социальные детерминанты здоровья, включающие культурные (этнос, социальные ценности и уста­новки) и организационные факторы (законодательство и политика) [27], которые учиты­вают уровень развития страны и особенности культуры, задающие уникальные формы насилия среди членов семьи.

По признанию специалистов, представленные выше закономерности и выводы уста­рели и не учитывают множество исследований, проведенных за последние годы, а ди­агностические средства не проявляют чувствительности к новым процессам в семье и особенностям проявления насилия в ее пространстве [5].

Программа исследования

Этапы исследования. Исследование проводилось в период с декабря 2021 года по февраль 2022 года и реализовано в три этапа. Первый этап включил определение цели, задач исследования и выбор информационных платформ для анализа публикаций. Вто­рой этап предполагал отбор научных статей по ключевым словам с использованием си­стемы фильтров выбранных платформ, а также качественный анализ названий и аннота­ций отобранных публикаций. На третьем этапе проведен анализ данных, полученных в результате качественного исследования, и сформулированы его выводы.

Системный поиск научных статей по проблеме насилия в сиблинговых отношениях проведен в следующих информационных базах:

  • научная электронная библиотека eLIBRARY.ru (основана в 1999 г., более 7800000 публикаций, более 15000 научных журналов);
  • онлайн информационная платформа научных исследований SpringerLink (основана в 1842 г., создана как онлайн-платформа в 1996 г., включает более 5000000 статей в 3300 научных журналах);
  • информационная платформа книжного издательства Taylor & Francis Group (1852 г., 4721000 статей, 2400 научных журналов);
  •  информационная платформа независимой издательской компании SAGE Publishing (ранее SAGE Publications, 1965 г., более 1000000 статей, 1116 научных журналов);
  •   текстовая база данных медицинских и биологических публикаций PubMed (Нацио­нальная медицинская библиотека США, 1996 г., более 33000000 статей, 5285 науч­ных журналов).

Это информационное пространство обеспечило доступ к наиболее полной мировой базе научных публикаций по рассматриваемой проблеме.

Методы исследования

В качестве методов исследования были использованы:

— система поиска публикаций по заданному тексту, реализованная на каждой из вы­бранных информационных платформ. Для выделения научных статей по проблеме насилия среди сиблингов были определены иерархии ключевых слов на русском и английском языках, которые выступили критериями отбора и были последовательно использованы в системе фильтров каждой из платформ:

1. «насилие» («violence») / «жестокое обращение» (abuse);

2. «семейное насилие» / «насилие в семье» / «домашнее насилие» («family violence» / «domestic violence»);

3. «сиблинг/сиблинги» / «брат, сестра/братья, сестры» («siblings» / «brothers and sisters»).

Иерархический отбор предполагал рассмотрение в рамках насилия его проявления в семье как самостоятельной социальной группе, а затем проявления насилия в рамках сиблинговых отношений, которые включены в структуру семейных отношений.

— качественный анализ названий, содержания аннотаций и текста статей (для ста­тей открытого доступа), основанный на фенологическом анализе и реализованный с использованием техники последовательной конденсации смыслов [2]. Техника вклю­чает выделение из текста естественных смысловых единиц (слова, словосочетания), которые связаны с темой исследования и позволяют распознать авторский взгляд на проблему и смысл текста. В процессе анализа названия статей и текста их аннота­ций авторы статьи выделяли в качестве естественных смысловых единиц следующие базовые слова и словосочетания: брат, сестра, братья, сестры, сиблинг, сиблинги, сиблинговые отношения, отношения между сиблингами, насилие (агрессия) между сиблингами (братьями и сестрами) и т.п. Техника обеспечила выделение тематиче­ских направлений изучения насилия в сиблинговых отношениях, которым посвяще­ны статьи.

Следует отметить, что качественный анализ позволил после 3-х этапов применения фильтров исключить из общего массива публикаций статьи, в которых:

  • представлено изменение сиблинговых отношений по причине насилия в отношении одного из них со стороны родителя (родственника);
  • упомянуто насилие от семейного окружения, но не детализировано насилие от си­блинга (сиблингов);
  • презентованы аннотации книг, отзывы или рецензии на них, статьи редакции жур­налов;
  • содержатся повторные варианты уже выделенных статей по рассматриваемой про­блеме и статей без аннотаций.

Целью исследования выступило определение основных научных проблем и направле­ний, рассматриваемых в публикациях о проявлении насилия между сиблингами.

Гипотеза исследования (применительно к качественной методологии — исследова­тельский вопрос) — предположение о том, что содержание и проблемы развития си­блинговых отношений в рамках семьи имеют значимое влияние на развитие личности человека и отражаются на всем протяжении жизни семьи, вплетаясь в различные сферы отношений сиблингов.

Процедура проведения исследования включала три этапа проведения иерархического отбора статей по проблеме насилия среди сиблингов с использованием системы филь­тров платформ и качественный анализ текста названий, аннотаций и содержания (для статей открытого доступа) научных публикаций (см. рис. 1).

Результаты исследования

Результаты отбора статей на всех этапах работы с использованием фильтров по клю­чевым словам на каждой из платформ представлены на рис. 2. Соотношение статей пред­ставлено в процентной доле по отношению к предыдущему этапу отбора (генеральной совокупности статей), что позволяет оценить распространение статей о насилии среди сиблингов в пространстве публикаций о семейном насилии, а также насколько насилие в рамках семьи представлено в статьях, посвященных теме насилия.

Рис. 2. Результаты отбора статей по ключевым словам с использованием системы фильтров на каждой информационной платформе

Результатом трехэтапного автоматического отбора статей выступила совокупность 39594 научных публикаций. Из них 53,2 % статей размещены на платформе Taylor & Francis Group и 28,8 % — на платформе SAGE Journals.

Среди наиболее цитируемых журналов по насилию среди сиблингов на платформе Taylor & Francis Group выступают: The Psychoanalytic Quarterly; The Psychoanalytic Study of the Child; Journal of School Violence; Terrorism and Political Violence; Journal of Child & Adolescent Trauma; Journal of Elder Abuse & Neglect; Journal of Child Sexual Abuse; Journal of Aggression, Maltreatment & Trauma.

На платформе SAGE Journals наиболее масштабно проблема насилия среди сиблингов освящена в журналах: Child Maltreatment; Journal of Interpersonal Violence; Trauma, Vio­lence, & Abuse; Violence Against Women; Youth Violence and Juvenile Justice; Sexual Abuse.

Качественный анализ названий, аннотаций и текста (для открытых статей) 39594 пу­бликаций по критериям анализа (изложены в разделе «методы и методики исследова­ния») позволил выделить 511 статей по проблемам насилия в сиблинговых отношениях и классифицировать их по 7 основным и 5 специальным тематическим узлам (см. табли­цу). Значительное количество статей (n=39083, 98,7 %), исключенных в результате ка­чественного анализа, подтвердило возможности применения техники последовательной конденсации смысла для более глубокого распознания смысла в тексте статей и явные преимущества перед автоматическим отбором статей с использованием системы филь­тров платформ. Вместе с тем автоматический отбор обеспечивает определение границ поиска и сокращение времени обработки материала.

Таблица

Распределение публикаций по тематическим направлениям по информационным платформам

Тематические узлы

(количество, % от общего количества)

Taylor & Francis Group

SAGE Journals

PubMed

Springer link

eLibrary.ru

характеристики насилия (n=176, 34,4 %)

40

10

98

22

6

формы насилия (n=114, 22,3 %)

25

6

60

19

4

последствия насилия для здоровья сиблингов (n=62, 12,1 %)

9

2

47

4

-

методы психологической помощи и диагностика насилия (n=48, 9,4 %)

6

2

35

3

2

факторы насилия среди сиблингов (n=31, 6,1 %)

1

-

23

4

3

межпоколенческая передача насилия в семье (n=26, 5,1 %)

1

-

21

3

1

влияние насилия среди сиблингов на отношения к другим (n=22, 4,3 %)

1

-

16

5

-

специальные темы:

преступления между сиблингами (n=20, 3,9 %)

3

4

9

3

1

насилие среди сиблингов в период пандемии (n=3, 0,6 %)

-

-

2

1

-

безобидность восприятия насилия среди сиблингов (n=2, 0,4 %)

-

-

2

-

-

Тематические узлы

(количество, % от общего количества)

Taylor & Francis Group

SAGE Journals

PubMed

Springer link

eLibrary.ru

насилие среди сиблингов в кино (n=2, 0,4 %)

2

-

-

-

-

религиозные аспекты насилия сиблингов (n=5, 1 %)

-

4

-

1

-

статьи для анализа (n=511):

88

(17,2 %)

28

(5,5 %)

313

(61,3 %)

65

(12,7 %)

17

(3,3 %)

 

Среди 511 выделенных статей по проблемам насилия среди сиблингов первыми пу­бликациями, рассматривающими или упоминающими освещаемую тематику, выступи­ли (статьи расположены в хронологии):

                     на SAGE Publishing — Van Waters M. (1924) Преступное отношение: исследование преступности несовершеннолетних с точки зрения человеческих отношений. The Family, 5 (5), pp. 109—113. DOI:10.1177/104438942400500502;

                     на Taylor & Francis Group — Ruth E. Smalley (1930) II. Влияние различий в возрасте, поле и интеллекте на отношение братьев и сестер друг к другу, Smith College Studies in Social Work, 1: 1, p. 23—40. DOI:10.1080/00377313009512726; Bertha M. Ross. (1931) Некоторые черты, связанные с ревностью к братьям и сестрам у проблемных детей. Smith College Studies in Social Work, 1: 4, pp. 364—376;

                     на PubMed — Bhattacharyya A.K., Mandal J.N. (1967) Синдром избитого ребенка: об­зор с отчетом о двух братьях и сестрах. Indian pediatrics, 4(4), pp. 186—194;

                     на Springer Link — Campbell M., Hersh S.P. (1971) Наблюдения за превратностями агрессии у двух братьев и сестер. J Autism Dev Disord, 1, pp. 398—410. DOI:10.1007/ BF01540531. 

Обсуждение результатов

Результаты иерархического поиска статей по насилию в сиблинговых отношениях позволяют отметить, что насилию в семье посвящено более половины публикаций на платформах Taylor & Francis Group, SpringerLink, SAGE Publishing и около половины на платформе PubMed. Эти данные отражают доминирующее значение семейного простран­ства в построении первых отношений в жизни человека. Вместе с тем при рассмотрении структуры семейных отношений, безусловно, реже всего насилие будет рассмотрено в сиблинговых отношениях, которые представлены в меньшем количестве семей по срав­нению с родительско-детскими и тем более супружескими отношениями. Эти закономер­ности предполагают, что сиблинговые отношения выступают не только более отсрочен­ными отношениями по своему построению, но и более наполненными уже существую­щими проблемами семьи, в пространстве которой они возникают и развиваются.

Сиблинговые отношения, по мнению Д. Винникотта [3], требуют значительного вни­мания, так как в жизненной перспективе социальные взаимодействия со сверстниками и ровесниками при построении любовных и профессиональных отношений более вос­требованы и продолжительны. Дж. Митчелл считает, что опыт сиблинговых отношений является фундаментом последующего отношения со сверстниками, а К. Леви-Стросс определяет эти отношения «атомом родства» [3]. Именно эти основания подчеркивают особенности проявления насилия в отношениях сиблингов.

Качественный анализ названий, аннотаций и текста 511 статей позволил установить, что более всего исследованы характеристики личности сиблингов, проявляющих наси­лие в своих отношениях (n=176, 34,4 %), а свыше половины таких статей (n=98, 55,7 %) размещены на платформе PubMed. Статьи, включенные в этот тематический узел, рас­крывают особенности насилия между сиблингами, которые имеют брата или сестру с ЛГБТ-ориентацией, аутизмом, наркотической зависимостью, гиперактивностью, глухо­той, онкологией и другими проблемами, а также исследовано насилие среди сиблингов в приемных семьях, между старшими и младшими, усыновленными и родными и др.

В этих статьях на примерах сравнительного анализа выделяются личностные харак­теристики и особенности статуса сиблингов, определяющие насилие или жестокое об­ращение среди братьев и сестер. Так, Р. Джейкобсон, Г. Стрейкер анализируют такие характеристики детей, как: пол, возраст и порядок рождения, врожденные дефекты и темперамент детей, их интеллект и особенности развития личности [17]. Такое рассмо­трение основано на личностном подходе, который подчеркивает доминирующее значе­ние личности каждого из сиблингов в построении отношений, а также необходимость исследования различных сочетаний личностных характеристик сиблингов и установле­ния новых критериев их анализа для изменения существующих и разработки новых под­ходов к снижению насилия, агрессии во взаимодействии между братьями и сестрами.

Изучение форм насилия и их особенности занимают достаточный объем (n=114, 22,3 %) среди выделенных научных публикаций и показывают границы проявления на­силия среди сиблингов, дают информацию об особенностях его проявления в различных формах отношений. Значительный сегмент (n=49, 43,0 %) представлен исследованиями о сексуальном насилии среди сиблингов, 11 (22,4 %) из них связывают сексуальное на­силие с проявлением агрессии. Второе место среди форм насилия занимает физическое насилие (n=17, 14,9 %), которое представлено через драки, нанесение побоев, укусы, вы­кручивание рук, поджоги волос, уколы острыми предметами и др. Следует отметить, что достаточно часто исследованы такие формы насилия, как: нанесение ожогов; вербаль­ная агрессия; эмоциональное унижение; замечания от сиблинга; конфликтное поведе­ние. Насилие в 55 статьях (48,2 %) представлено в смешанной форме с доминирующим включением сексуального насилия и унижения.

Такой широкий набор форм насилия в пространстве сиблинговых отношений Дж. Мит­челл связывает с изменением мира ребенка при рождении другого ребенка в семье и его попытками построить новый мир с братом/сестрой [24]. Модель этого мира всегда будет наполнена его переживаниями о новом младенце в его семье, который может быть его «заменой» для родителей и как бы «крадет его место» или разделяет его навсегда [3; 24]. Естественно, что эти переживания не закономерны, но возможны, и ответственность ро­дителей за построение родительско-детских отношений с первым ребенком может быть наполнена напряжениями в собственных отношениях и распространиться на будущие си­блинговые отношения, вызывая борьбу первого ребенка с сиблингом за себя.

Доминирующее место сексуального насилия связывают с психологическими особен­ностями развития ребенка и проигрыванием им определенных ролей, но эта игра, по мнению М. Кляйн, может быть наполнена негативными переживаниями, направленны­ми на родителя, и реализована в отношениях с сиблингом. В статьях сексуальное наси­лие над сиблингом связывают: по мнению J.R. Worling, со значительным количеством разногласий в семье, неприятием ребенка родителями, жесткой системой запретов и не­гативной атмосферой в семье [33]; H.L. MacMillan, M. Tanaka, E. Duku, T. Vaillancourt и M.H. Boyle в сравнительном исследовании мужчин и женщин отмечают обусловлен­ность сексуального насилия среди сиблингов значительным физическим насилием в семье над детьми (33,7 %), при более серьезном сексуальном насилии над девочками (22,1 %), чем над мальчиками (8,3 %), а в выводах авторы заключают, что подвержен­ность детей физическому и сексуальному насилию выступает фактором физического и сексуального насилия с сиблингом и в будущих отношениях [22]; L.I. Ascherman и E.J. Safier считают, что сексуальное насилие между братьями и сестрами достаточно редко исследовано и требует детального рассмотрения сложности индивидуальной и семейной динамики, ведущей к насилию, а также осторожности при обобщении зако­номерностей в семьях с сексуальным насилием между сиблингами [6]. Среди форм на­силия A.-Ch. Münger и A.-M. Markström обращают внимание на достаточно редкий эле­мент насилия, это наблюдение за ним во время его совершения, обозначаемое авторами как малозаметное и слабо изученное, но приводящее к негативным психологическим, социальным и когнитивным последствиям [25].

Изучение последствий насилия между сиблингами для их здоровья (n=62, 12,1 %) включает рассмотрение: полученных травм (n=11, 17,7 %) и психических расстройств (n=7, 11,3 %); убийства сиблинга, совершившего насилие (n=5, 8,1 %), и полученного стрессового расстройства (n=5, 8,1 %), а также проблем при лечении пострадавшего (n=4, 6,5 %) и последующего суицида (n=4, 6,5 %). Влияние на уровень физического и психического здоровья сиблингов насилия над ними со стороны родителей, братьев и сестер, по мнению W.C. Holmes, может быть обусловлено низким уровнем заботы со стороны родителей, которые не определили четких границ в отношениях, что ослабило обратную связь со стороны братьев и сестер [14]. Вместе с тем D. Finkelhor, R.K. Ormrod, H.A. Turner, S.L. Hamby считают, что не только само насилие, но и его частота, т.е. ко­личество событий, выступает мощным фактором, воздействующим на здоровье. Авторы отмечают, что количество насильственных действий оказывает влияние на изменчи­вость симптомов психических нарушений в большей степени, чем конкретные типы или категории насилия [10]. Крайним влиянием насилия на здоровье сиблинга выступает его смерть, это вызывает пристальное внимание со стороны судебных и правоохранитель­ных органов, и, по мнению О.А. Дмитриевой, Т.М. Федченко, А.С. Аветисян, Т.А. Да­ниляк [1], N. Romain, K. Michaud, B. Horisberger, C. Brandt-Casadevall, T. Krompecher, P. Mangin [29], эти действия, как правило, развиваются по двум сценариям: в первом — родитель/сиблинг убивает родных и совершает самоубийство; второй включает насилие, заканчивающееся смертельным исходом.

С рассматриваемой проблемой связаны и упоминаются совместно в ряде статей пре­ступления между сиблингами (n=20, 3,9 %). Этот тематический узел выделен автора­ми в специальные проблемы на основании того, что, как правило, статьи размещены в журналах юридической или правовой тематики, а авторы статей представляют данные, полученные правовыми, судебно-медицинскими, правозащитными организациями. До­статочно часто насильственные действия в семье классифицируются как насильствен­ные преступления. По данным исследования T. Frisell, P. Lichtenstein, N. Långström, про­водившим его в Швеции в 1973-2004 гг., среди 12500000 человек определена сильная семейная агрегация насилия среди родственников первой степени родства, насилие меж­ду сиблингами превышало насилие среди дальних родственников (двоюродных братьев и сестер) в 2,3 раза. По мнению авторов, риски насильственных преступлений более выражены у женщин с более высоким социально-экономическим положением, а также у сиблингов с опытом насилия в раннем возрасте. Частично доминирующее влияние качества сиблинговых отношений на риск совершения ими впоследствии насильствен­ного преступления подтверждают L.S. Kurniawan, L. Aryani, G.N. Chandra, T. Mahadewa, C. Ryalino, отмечающие, что сиблинги после родителей наиболее частые виновники на­силия, а те, кто пережил его, в 3,5 раза чаще становятся преступниками [20]. В качестве специфических выделены преступления в виде поджога родным братом/сестрой имуще­ства сиблинга [13].

Безусловный интерес представляют статьи, описывающие методы диагностики и психологической помощи жертвам насилия (n=48, 9,4 %). H. Foster, J. Brooks-Gunn вы­деляют 4 базовых направления исследования насилия: 1) подверженность физическому насилию (жестокому обращению с детьми, супружескому и общественному); 2) многоу­ровневые связи и причины насилия (характеристики социальной и географической среды неблагополучия; особенности семьи и факторы стресса в ней); 3) последствия насилия (проблемы психического здоровья, реализации социальных ролей, результаты обучения); 4) междисциплинарные посредники и модераторы влияния насилия (факторы школы, со­циальной среды, индивидуальные ресурсы) [9; 12]. Эти направления, применяя для иссле­дования насилия среди сиблингов, авторы дополняют изучением вклада, модификаций, нелинейности и времени воздействий каждого из факторов, провоцирующих насилие.

Пространство семьи выступает наиболее частым для проявления жестокого обраще­ния с детьми, а сиблинговые отношения — самым закрытым пространством для иссле­дования [9; 18], и важно знать, как психологи, психотерапевты воспринимают и пере­живают насилие в сиблинговых отношениях. По данным C. Katz, D. Tener, O.Y. Sharabi, специалисты отметили, что при обсуждении насилия сиблингами следует выделить три базовые темы: 1) отношения в детстве и взрослой жизни (упоминание жестокого обраще­ния со стороны сиблинга; 2) динамика сиблинга во время раскрытия (секретность в семье и роль сиблингов в ее поддержании; раскрытие старшими сиблингами информации для спасения младших); 3) особенности вмешательств в отношения сиблингов [18]. Наиболее определенно и детально среди психотерапевтических подходов описано использование психоаналитической парадигмы в решении родительско-детских и сиблинговых проблем [4; 25; 28], а остальные подходы не удалось классифицировать и распознать.

В статьях авторы отмечают необходимость подготовки специалистов психологиче­ской помощи по изучению особенностей развития сиблинговых отношений, психоди­агностики и анализа информации о проявлении насилия в их отношениях, что реали­зовано в разработке специальных диагностических средств (опросник насильственных переживаний [19], инструмент краткого скрининга для оценки агрессии между братьями и сестрами для медицинских работников и психотерапевтов [15], шкала негативных се­мейных взаимодействий: мера родительской и сиблинговой агрессии [30], шкала «Хро­нология жестокого обращения и надругательств» (MACE) для ретроспективной оценки жестокого обращения и пренебрежения во время развития [32] и др.), используемых в консультативной и психотерапевтической практике, а также рассмотрено соотношение насилия в сиблинговых отношениях с критериями классификации психических рас­стройств DSM-5 [8].

При рассмотрении проблем психодиагностики насилия в сиблинговых отношениях уже рассмотрены отдельные факторы, обуславливающие проявление насилия, но вы­деление статей, концентрированно изучающих факторы насилия между сиблингами (n=31, 6,1 %), позволяет определить среди них следующие группы: географические или территориальные, связанные с развитием, жилищными условиями, плотностью населе­ния [23]; культурные, определяющие процессы представления сиблингов о физических и психических проблемах, отношения между сиблингами, их самооценку [21]; семей­ные, включающие широкий круг обстоятельств: предшествующее насилие в отношении сиблинга со стороны родителей или членов его семьи; история родителя с переживани­ями насилия, в том числе и насилия со стороны интимного партнера; конфликтные или нарушенные отношения родителей; наличие отчима; социальная изоляция сиблингов или хроническое психическое/физическое заболевание [7] и др.

Выделение среди перечисленных факторов межпоколенческой передачи насилия в семье (n=26, 5,1 %) в отдельную группу отражает сущностные связи между построением отношений супругами, имеющими собственные, часто несовпадающие образы семьи, и последующими отношениями с детьми и между ними. Существующее динамическое взаимодействие между указанными отношениями в рамках одного поколения оказывает значимое влияние на распространение паттернов поведения в последующих поколениях [26], а также интернализацию/экстернализацию проблем поведения и рост риска распро­странения насилия в других видах отношений (свидания с партнером, групповое наси­лие) [31]. Последняя тенденция, связанная с распространением насилия в отношениях сиблингов на насилие в других отношениях (n=22, 4,3 %), позволяет определить соци­альное пространство взаимодействия конкретного сиблинга и оценить масштаб возмож­ного проявления насилия или других нарушений его личности. Такое распространение насилия K.J. Perry, J.M. Ostrov, S. Shisler называют каскадным воздействием, вызываю­щим реактивную агрессию, проявляющуюся импульсивными и ответными агрессивны­ми действиями в следующих формах: реактивная реляционная агрессия, включающая намерения в причинении вреда через отношения или угрозу их разрыва; реактивная фи­зическая агрессия, объединяющая намерения причинить вред физическими действиями или угрозой их реализации [26].

Заключение

Анализ научных публикаций на базовых информационных платформах по проблеме насилия в сиблинговых отношениях позволил установить актуальные результаты на­копленного потенциала отечественных и зарубежных исследований данной проблемы, а также определить: направления изучения насилия в семейном пространстве, их раз­работанность и взаимосвязь; проблемы диагностики насилия и ее чувствительность к его новым проявлениям; сложность и уникальность распознания насилия в сиблинговых отношениях; историю и актуальное состояние группы факторов, влияющих на развитие насилия среди сиблингов; новые формы насилия среди сиблингов и их вес в общем наси­лии в семье; следы насилия в сиблинговых отношениях в других социальных простран­ствах и жизни этих сиблингов.

Качественная методология исследования показала свою эффективность в процессе концептуализации фокуса исследуемой проблемы в процессе применения поисковых систем информационных платформ и детализации темы исследования.

Для теории и практики исследования насилия в сиблинговых отношениях и в семье в целом результаты исследования позволяют расширить представление о содержании насилия и факторах, обуславливающих его проявление в деятельности семьи как со­циальной группы, а также окажут помощь профессионалам в области психологической помощи в раскрытии информации о насилии и коррекции программ подготовки специа­ листов, а также понимания фокуса проблемы и возможностей конкретных методов ока­зания помощи обратившимся за ней или оформления ее предложения.

Исследовательский материал создает актуальное пространство научных результатов с возможной на данный момент детализацией изучаемой проблемы и позволяет закре­пить отдельные детали этой проблемы, которые могут быть изучены и уточнены в по­следующих исследованиях.

Литература

1.                 Дмитриева О.А., Федченко Т.М., Аветисян А.С., Даниляк Т.А. Медико-юридические аспекты внутрисемейного насилия // Тихоокеанский медицинский журнал, 2010, № 1. С. 85—88.

Информация об авторах

Жмурин Игорь Евгеньевич, кандидат психологических наук, директор Института практической психологии, НОЧУ ВО «Международный университет психолого-педагогических инноваций» (НОЧУ ВО МУППИ), доцент кафедры истории России средних веков и нового времени, ФГБОУ ВО «Московский государственный областной педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГОПУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2469-4663, e-mail: raketa302@mail.ru

Корнейчик Ирина Викторовна, заместитель директора Института практической психологии, НОЧУ ВО «Международный университет психолого-педагогических инноваций» (НОЧУ ВО МУППИ), доцент кафедры истории России средних веков и нового времени, ФГБОУ ВО «Московский государственный областной педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГОПУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5988-8591, e-mail: iv.korneichik@mgou.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 689
В прошлом месяце: 72
В текущем месяце: 45

Скачиваний

Всего: 118
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 3