Изменения характера мотивов аффилиации как показатель развития созависимости педагогов на разных этапах профессиональной деятельности

Аннотация

This article deals with the analysis of changes in affiliation motivation of teachers in the educational activity. The author examines the motives of teachers with different experience, teaching activities in the context of understanding the phenomenon of codependency.

Общая информация

Ключевые слова: мотивы аффилиации, созависимость, педагоги , стаж педагогической деятельности

Рубрика издания: Психология педагогического общения

Тип материала: материалы конференции

Для цитаты: Болдырева Е.В. Изменения характера мотивов аффилиации как показатель развития созависимости педагогов на разных этапах профессиональной деятельности // Психология образования в XXI веке: теория и практика.

Полный текст

Личность педагога – это значимая составляющая системы образования и своеобразный «ин­струмент» в реализации образовательно-воспитательных целей и задач. В нормативных и правовых актах, таких как рекомендация ЮНЕСКО «О положении учителей» (1966 г.), национальная доктри­на образования в Российской Федерации до 2025 г. (2003 г.), федеральная целевая программа разви­тия образования 2011–2015 гг. (2011 г.), закон «Об образовании» (1992 г., в ред. 2009 г.) и др., ука­зывается, что в числе прочих важнейшими целями образования являются обеспечение разносто­роннего и своевременного развития детей и молодежи; формирование навыков самообразования и самореализации личности; формирование духовно-нравственной, творческой личности; обеспече­ние преемственности поколений и интеграции личности в мировую и национальную культуру. По­мимо этого важными также являются цели внедрения информационных технологий, обеспечения инноваций образовательного пространства, преобразование систем контроля знаний (единый муни­ципальный и Единый государственный экзамен, системы онлайн-тестирования и пр.). Реализация данных целей образовательной среды требует от педагогов гибкости, мобильности, особого скла­да личности, позволяющего свободно ориентироваться в мире новых технологий и человеческих отношений. Так, современная образовательная система предъявляет высокие требования к педаго­гу. Это требования не только к уровню профессиональных знаний, умений и навыков, но и к лич­ностным характеристикам, способам и формам взаимодействия с учащимися, навыкам общения.

Созависимость понимается нами как характеристика личности, возникающая под влиянием социокультурных факторов и представляющая собой нарушение суверенности психологического пространства и выраженная в различных аддикциях (чаще от отношений), необходимых для под­тверждения и поддержания ценности собственного Я и влекущая за собой негативные изменения в личностном и деятельностном планах. Как комплексная характеристика личности созависимость проявляется и в личностных особенностях, общении с близкими людьми, и в профессиональной деятельности – ее мотивах, целях и способах их достижения, профессиональном общении. Невро­тический характер созависимости предполагает, что человек не вполне способен быть истинным субъектом своей деятельности, признавать наличие тех или иных проблем и сложностей, осозна­вать истинные цели и мотивы собственной деятельности. Так, в деятельности педагога, имеюще­го характеристики созависимой личности, мотивы аффилиации могут доминировать над мотива­ми, непосредственно связанными с содержанием деятельности [2; 5; 6], что служит препятствием на пути реализации целей и задач образовательного процесса. Созависимость педагога может рас­сматриваться с двух позиций: как причина выбора профессии и как результат профессиональной деятельности. Так, можно предположить, что по мере накопления педагогического опыта увеличи­вается степень созависимости личности, т.к. структура и содержание деятельности поддерживают и развивают созависимые конструкты [2].

Те или иные мотивы аффилиации, несомненно, могут служить отдельными признаками со­зависимой личности [5]. Так, высокий уровень страха отвержения как ведущий мотив аффилиа­ции свойствен созависимой личности, т.к. указывает на боязнь потерять значимые отношения и, как следствие, возможность подтверждения собственной значимости и ценности. Чрезмерно вы­сокий уровень стремления к принятию, в свою очередь, также может указывать на склонность к созависимым отношениям, т. к. гипертрофированные мотивы принятия служат базой для создания сверхценности отношений, в которых может не оставаться места для самой личности. Посмотрим далее, какие мотивы аффилиации преобладают в различных группах педагогов.

А. Мехрабиан выделяет две тенденции мотива аффилиации: надежду на аффилиацию (ожи­дание отношений симпатии, взаимопонимания в общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение не состоится или будет формальным). Сочетание этих тенденций дает четыре типа моти­вов аффилиации:

1) высокая надежда на аффилиацию, низкая чувствительность к отвержению; в большинстве случаев потребность в аффилиации постоянно удовлетворяется; в этом случае человек может быть общителен вплоть до назойливости (высокий СП, низкий СО);

2) низкая потребность в аффилиации, высокая чувствительность к отвержению; в большин­стве ситуаций потребность в аффилиации остается неудовлетворенной или же вовсе отвергается (низкий СП, высокий СО);

3) низкие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; большинство ситуа­ций обладают лишь очень слабым позитивным или негативным релевантным аффилиации подкреп­ляющим действием; в этом случае человек предпочитает одиночество (низкий СП, низкий СО);

4) высокие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению: в большинстве си­туаций потребность в аффилиации либо удовлетворяется, либо отвергается; у человека возника­ет сильный внутренний конфликт: он стремится к общению и в то же время избегает его (высокий СП, высокий СО).

Последний тип, по мнению А. Мехрабиана, является мотивационной основой выраженного конформного поведения, т.е. показателем мотива зависимости: частое применение позитивных и негативных санкций есть средство формирования у индивида тенденции к зависимости [3].

Получение эмпирических данных производилось нами с помощью методики диагностики мотивов аффилиации А. Мехрабиана [1]. Различия в выраженности мотивов аффилиации в груп­пах педагогов с различным стажем педагогической деятельности мы анализировали с помощью расчетов t-критерия Стьюдента для несвязанных выборок. Результаты расчетов по критерию пред­ставлены в таблице.

Различия в мотивах аффилиации в группах педагогов с различным стажем педагогической деятельности (t-критерий Стьюдента)

 

 

Стремление к принятию

 

 

Группа

1

2

3

4

5

6

1

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

3

2,45**

 

 

 

 

 

4

 

 

3,32**

 

 

 

5

 

 

2,78**

 

 

 

6

2,09*

 

 

2,54*

 

 

7

 

 

2,43*

 

 

 

 

 

Страх отвержения

 

 

Группа

1

2

3

4

5

6

1

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

3

 

 

 

 

 

 

4

 

 

 

 

 

 

5

 

2,85**

 

2,84**

 

 

6

 

 

 

 

2,05*

 

7

 

 

 

 

2,29*

 

Условные обозначения: * р≥0,05; ** р≥0,01.

При расчете эмпирических значений t-критерия Стьюдента для групп педагогов с различным стажем деятельности нами были обнаружены статистически достоверные различия в рассматри­ваемых группах по выраженности мотивов аффилиации. Так, различия на уровне статистической значимости 5% отмечаются по шкале «стремление к принятию» между группой 6 (стаж 25–30 лет) и группами 1 (стаж 1–5 лет) и 4 (стаж 15–20 лет). В группе 6 (стаж 25–30 лет) стремление к при­нятию является более выраженным и значимым мотивом аффилиации. Стремление к принятию также является ярко выраженным в группе 3 (стаж 10–15 лет) по сравнению с группами 1 (стаж 1– 5 лет), 4 (стаж 15–20 лет), 5 (стаж 20–25 лет) и 7 (стаж более 30 лет), что подтверждается на уров­не достоверности 5 и 1%.

По шкале «страх отвержения» также были обнаружены значимые различия между группа­ми педагогов. Здесь важно отметить более низкий уровень выраженности данного мотива в груп­пе 5 (стаж 20–25 лет) по сравнению с группами 2 (стаж 5–10 лет), 4 (стаж 15–20 лет), 6 (стаж 25– 30 лет) и 7 (стаж более 30 лет). Показатели по шкале в группе 5 (стаж 20–25 лет) различаются с до­стоверностью 5 и 1%.

Обобщив данные, полученные по методике диагностики мотивов аффилиации (А. Мехрабиан) и проанализированные с использованием t-критерия Стьюдента, мы отметили ряд важных моментов.

1.       Для группы 1 (стаж 1–5 лет) характерен низкий уровень такого мотива, как «стремление к принятию». Эта особенность обнаруживается прежде всего в сравнении с группами 3 (стаж 10– 15 лет) и 6 (стаж 25–30 лет) и подтверждается на уровне значимости 5 и 1%.

2.       В группе 2 (стаж 5–10 лет) выраженным мотивом аффилиации является страх отвержения, что подтверждается в различиях с группой 5 (стаж 20–25 лет) на уровне значимости 1%.

3.       В группе 3 (стаж 10–15 лет) доминирующим мотивом аффилиации является стремление к принятию, что обнаруживается по данным математического анализа при сравнении с группами 1 (стаж 1–5 лет), 4 (стаж 15–20 лет), 5 (стаж 20–25 лет) и 7 (стаж более 30 лет) и значимо на уров­не 5 и 1%.

4.       В группе 4 (стаж 15–20 лет) при сравнении с группами 3 (стаж 10–15 лет) и 5 (стаж 20– 25 лет) обнаруживаются более низкий уровень стремления к принятию и более высокий уровень страха отвержения (на уровне значимости 1%).

5.       В группе 5 (стаж 20–25 лет) наблюдается низкий уровень и стремления к принятию, и страха отвержения, что выражается в статистически значимых различиях практически со всеми рассматриваемыми группами (на уровне значимости 5 и 1%).

6.       В группе 6 (стаж 25–30 лет) отмечается высокий уровень развития обоих рассматрива­емых мотивов аффилиации. Эта особенность ярко проявляется в различиях на уровне значимости 5% с группами 1 (стаж 1–5 лет) и 5 (стаж 20–25 лет).

7.       Для группы 7 (стаж более 30 лет) характерно сочетание низкого уровня стремления к при­нятию и высокого уровня страха отвержения. Данные различия существуют в сравнении с группа­ми 3 (стаж 10–15 лет) и 5 (стаж 20–25 лет) и значимы на уровне 5%.

 

Вероятнее всего у испытуемых, входящих в состав групп 5 (стаж 20–25 лет) (низкий СП и низкий СО) и 6 (стаж 25–30 лет) (высокий СП и высокий СО), может существовать некоторый внутренний дискомфорт, т.к. рассматриваемые мотивы аффилиации в этих группах приблизи­тельно одинаково выражены. Для представителей группы 6 может быть свойственно испытывать внутриличностные конфликты, касающиеся мотивов, связанных с общением с окружающими.

По мере накопления опыта педагогической деятельности изменяются мотивы аффилиации. На различных этапах профессиональной деятельности выделяется свое соотношение мотивов. На начальных этапах профессионального пути (до 5 лет) слабо выражены как мотивы принятия, так и страх отвержения. Качество рассматриваемых мотивов в данном случае может указывать на отсут­ствие сверхзначимых отношений. Здесь сложно говорить о наличии такой характеристики лично­сти, как созависимость. Такое соотношение мотивов здесь может быть связано с существующим на данном этапе стремлением педагога овладеть профессией, приемами и методами обучения детей. Общение здесь может не иметь самостоятельной ценности и выступать в качестве средства реали­зации профессиональных целей и планов.

В период от 5 до 15 лет педагогического стажа выраженный страх отвержения сменяется стремлением к принятию. Наличие доминирующих мотивов того или иного качества в данном слу­чае уже может указывать на существование все возрастающей ценности тех или иных социальных связей и отношений. Далее на смену стремлению к принятию снова приходит страх быть отверг­нутым. Такие колебания могут свидетельствовать о протекании процесса формирования профес­сиональных позиций как в методологическом, инструментальном аспектах, так и в аспекте отно­шений с учениками и педагогическим коллективом.

После 20 лет педагогической деятельности мы наблюдаем снижение показателей как стрем­ления к принятию, так и страха отвержения. В данном случае такие показатели могут быть связаны с содержанием самого этапа профессионального и личностного развития учителя, на котором про­исходит стабилизация как профессиональной деятельности, так и других сторон жизни личности.

К 25–30 годам стажа педагог приходит с высоким уровнем развития как стремления к приня­тию, так и страха отвержения. После преодоления отметки в тридцать лет стажа на смену такому соотношению приходит доминирование страха отвержения. Появление данного страха, как и сама смена типа мотивации, может быть связано с приближающимся уходом на пенсию и боязнью по­терять значимую деятельность и отношения, в которых педагог мог ощущать ценность своей лич­ности. Мотивы аффилиации в данном случае, возможно, указывают нам на то, что личность будет стремиться не к созданию и преобразованию существующих социальных связей, а к поддержанию и сохранению уже имеющихся. Такие отношения могут строиться по типу созависимых.

х. хекхаузен отмечает, что лица, ориентированные на отвержение, не есть простая проти­воположность тем, кто ориентирован на аффилиацию [3]. Иначе говоря, от представителей первой группы их отличает не избегание аффилиации. Для обеих групп поиск аффилиации и ее достиже­ние являются первостепенной целью. Они различаются, таким образом, не столько по привлека­тельности аффилиации, сколько по ожиданию успеха, по умению осуществить направленное на аф­филиацию поведение, а также по реальному успеху у партнера. Невзирая на страх (ожидание не­удачи) отвержения (негативная привлекательность), мотивированные им испытуемые стремятся к аффилиации. Несмотря на накопленный ими опыт, аффилиация, по-видимому, обладает такой по­зитивной ценностью, требующей своей реализации, что страх отвержения приходится победить.

Типы мотива аффилиации складываются в результате подкреплений, испытываемых в со­циальных взаимодействиях прежде всего в детстве. Четвертый тип (одновременные высокие зна­чения СП и СО), по мнению А. Мехрабиана, является мотивационной основой ярко выраженно­го конформного поведения, т. е. показателем мотива зависимости, ибо частое применение пози­тивных и негативных санкций есть средство формирования у индивида тенденции к зависимости.

К. хорни в работе «Невротическая личность нашего времени» отмечает, что и стремление к принятию («жажда любви», «потребность в любви и привязанности»), и страх отвержения как мотивы создания отношений по сути представляют собой стремление к безопасности. При соче­тании мотивов принятия и страха отвержения человек полон тревожности и стремится к любого рода отношениям, привязанностям с целью снятия нарастающей тревожности. Однако центриро­ванность на поиске привязанности как защиты от тревожности, по мнению К. хорни, препятству­ет удовлетворению потребности в аффилиации [4]. Такой тип мотивации аффилиации встречает­ся в группе 6 (стаж 25–30 лет).

Таким образом, на различных этапах профессиональной деятельности складывается свое­образное соотношение мотивов аффилиации. Мотивы аффилиации педагогов проходят путь от от­сутствия сверхзначимых отношений через стремление к принятию и сочетание мотивов принятия и отвержения к выраженной боязни потерять значимые отношения и связи (в группе со стажем де­ятельности более 30 лет). Данные выводы свидетельствуют о том, что в ходе выполнения профес­сиональной педагогической деятельности происходит постепенное изменение личности в сторо­ну большей созависимости.

Литература

  1. Диагностика мотивов аффилиации (А. Мехрабиан) // Социально-психологическая диагностика раз­вития личности и малых групп / под ред. Н.П. Фетискина, В.В. Козлова, Г.М. Мануйлова. М. : Психотера­пия, 2002. C. 95–98.
  2. Морозова Г.В. Созависимость как фактор риска в педагогической профессии // На перекрестках пе­дагогики и психологии : сб. науч. тр. Ульяновск : УлГПУ, 2006. С. 126–130.
  3. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. М. : Педагогика, 1986. Т. 1.
  4. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. СПб. : Питер, 2002.
  5. Шорохова О.А. жизненные ловушки зависимости и созависимости. СПб. : Речь, 2002.
  6. Whitefield C.l. Co-Dependence – Healing the Human Condition. San Diego : HCI International, 1991.

Информация об авторах

Болдырева Елена Владимировна, асп. Оренб. гос. пед. ун-та, e-mail: saamaaya@rambler.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 6072
В прошлом месяце: 37
В текущем месяце: 25