Детский телефон доверия как средство психолого-педагогической помощи родителям, воспитывающих детей в семьях с разным достатком

43

Общая информация

Рубрика издания: Особенности психологического консультирования детей средствами телефона доверия

Тип материала: материалы конференции

Для цитаты: Попова А.В. Детский телефон доверия как средство психолого-педагогической помощи родителям, воспитывающих детей в семьях с разным достатком // Телефон доверия как средство психологической помощи детям, родителям, педагогам.

Фрагмент статьи

На Детский телефон доверия часто обращаются родители с возмущѐнными вопросами: «Почему мой ребѐнок ничего не хочет делать?», «Почему он так неуважительно себя ведѐт по отношению к нам, родителям?», «Почему он всем недоволен, ведь мы стараемся, чтобы у него всѐ было?»  Причиной такого поведения детей зачастую становится неправильная позиция родителей в воспитании отношения к деньгам и роли ребѐнка в семье.

Полный текст

На Детский телефон доверия часто обращаются родители с возмущѐнными вопросами: «Почему мой ребѐнок ничего не хочет делать?», «Почему он так неуважительно себя ведѐт по отношению к нам, родителям?», «Почему он всем недоволен, ведь мы стараемся, чтобы у него всѐ было?»  Причиной такого поведения детей зачастую становится неправильная позиция родителей в воспитании отношения к деньгам и роли ребѐнка в семье.

Рассмотрим особенности воспитания в семьях с разным уровнем доходов.

Воспитание в малообеспеченной семье. Зачастую к малообеспеченным семьям относятся семьи с одним родителем, многодетные семьи, семьи, в которых либо ребенок, либо родитель - инвалиды. К специфическим чертам малообеспеченной семьи можно отнести невозможность матери выйти из сферы общественного труда и сосредоточить свое внимание на проблемах семьи и детей по экономическим причинам, независимо от желания самой женщины. Что же характерного вносит в воспитание детей фактор малообеспеченности семьи? Можно ли каким-то образом использовать специфические условия этой семьи и ее взаимоотношений с окружающим миром для получения позитивного воспитывающего эффекта?

Для начала разберѐмся в некоторых мифах общественного сознания абонентов в сфере воспитания. Обыденным сознанием предполагается, что большая родительская любовь, материальный комфорт, отдельная комната для ребенка, постоянный надзор за ним - это всегда хорошо. А нехватка жилплощади, средств, времени для общения с ребенком, невозможность постоянного контроля за его учебой и поведением - это всегда плохо.

На самом деле то, что хорошо или плохо для самочувствия или самооценки взрослых, оказывается далеко не всегда таким же в плане формирования личности ребенка. Так материально и социально благоприятные условия могут оказаться причиной излишне затянувшегося состояния детства: задержки развития, формирования инфантильности. Правда, беззаветная любовь матери-одиночки, посвящающей себя целиком «служению» своему обездоленному ребенку, часто оборачивается его душевной черствостью и эгоизмом. И наоборот, самоутверждаясь через реально необходимую заботу о матери, ребенок может получить весьма ценный опыт эмпатии, ориентировки в состоянии другого человека. Он быстрее становится взрослым, самостоятельным; бытовые трудности становятся условием ускоренного и повышенного развития отдельных сторон личности ребенка.

Таким образом, в сознании абонентов одновременно и независимо друг от друга существуют два противоположных взгляда на условия успешного воспитания. Это можно объяснить только тем, что для воспитания имеют значение не столько условия воспитания, сколько наша оценка и педагогическая инструментовка, то есть применяемые методы воспитания, концепция воспитательного воздействия.

Многое зависит от общего уровня развития супругов, от их взаимоотношений, от сохранности эмоциональной связи, так необходимой для преодоления трудностей. Если, несмотря ни на что, эмоциональная связь не нарушена, то почти все функции семьи могут быть сохранены. Вот разве что в реализации воспитательной функции возникнут сложности. Связано это с тем, что процесс воспитания зависит не только от того, что ребенок получит в своей семье. Более того, принципы и моральные ценности бедной, но эмоционально и социально здоровой семьи могут находиться в явном противоречии с тем, что ребенок видит вокруг себя, с экрана телевизора, слышит в компании сверстников. До недавнего времени озабоченность своей внешностью была едва ли не главной причиной душевных терзаний взрослеющих мальчиков и девочек. Сравнение себя со сверстниками или, хуже того, с киногероями больно ударяло по самооценке. Сегодня у детей, причем не только у подростков, но и у младших школьников, критерием сравнения и оценки выступает благосостояние, вернее, его внешние признаки, которые отличают одного человека от другого: может ли человек носить дорогую одежду, какие у него игрушки (в каждом возрасте они свои). Дети из малообеспеченных семей с малых лет привыкают к чувству обделенности рядом с более обеспеченными сверстниками, поглядывающими на них свысока (известно, как порой жестоки бывают дети). В такой ситуации родителям очень трудно объяснить детям, что можно быть счастливым, не имея много денег. Это трудно объяснить даже взрослым, а уж дети почти не воспринимают подобных объяснений. Авторитет родителей – это единственная возможность сохранить хороший эмоциональный контакт с подростком в подобной ситуации. Но вся проблема в том и состоит, что в малообеспеченных семьях родителям крайне трудно сохранить авторитет и влияние, потому что ребенок считает, что если его родители в материальном плане неуспешны – значит они неудачники. Ребенок часто на интуитивном уровне чувствует, что в обществе строящегося капитализма человек тем более успешен, чем более материально он состоятелен. Нетрудно догадаться, как такой ребенок будет реагировать на слова мамы-отличницы, что если он будет хорошо учиться, то в будущем у него тоже все будет хорошо. Скорее всего, мама получит в ответ нечто вроде: «И много ли ты сама-то добилась?» Словом, в малообеспеченной семье могут возникнуть серьезные проблемы с сохранением хорошего эмоционального контакта с ребенком. 

Одним из источников воспитания в подростковом возрасте становятся компании сверстников, обеспечивающих главный вид деятельности переходного возраста – общение. О чем говорят подростки? О взаимоотношениях друг с другом, о популярной музыке и о том, что показывали по «ящику». Поэтому телевидение часто выступает источником формирования искаженного мировоззрения. Родители, привыкшие честным трудом зарабатывать деньги, стремятся такое же отношение сформировать и у ребенка. Но, увы, часто такие усилия оказываются безрезультатными, потому что ребенок видит, что собственными трудами родители не заработали никаких фантастических благ; и еще немаловажен тот факт, что в противовес упорному труду, с экранов телевизоров навязчиво насаждается культ легкого успеха. «Целый ломтик бесплатно», «два литра по цене полутора», «каждому покупателю – подарок от фирмы»… Если верить рекламе, то кто-то постоянно хочет нас облагодетельствовать или отдать нам что-то бесплатно. Взрослый человек усмехнется, а дети и подростки верят. Многие развлекательные программы усиливают это впечатление. На глазах многомиллионной аудитории обычный человек, угадав букву, увозит с собой телевизор или пачку банкнот. И происходит все это в атмосфере всеобщего веселья, легко и беззаботно. Сидящий у экрана подросток все прочнее усваивает: мир – это огромное поле чудес, стоит только пожелать,  что-то и обязательно получишь. А родители, толкующие про зарплату и квартплату, просто ограниченные люди, невидящие блеска окружающего мира. Главная опасность – это появляющееся у подростков убеждение, что жизненный успех может явиться сам собой, не требуя больших усилий. Поэтому незачем учиться и вообще чем-то всерьез заниматься. Понимание неизбежно наступит, но выросший подросток все-таки будет искать легких денег, пока не поймет окончательно, что самый верный способ - зарабатывать самому. Печальным последствием такого самообразования будет не только потеря авторитета родителями, но и возможная озлобленность как общая жизненная позиция. 

В семьях с низким уровнем достатка, где поневоле существует жесткая финансовая дисциплина, часто существуют и жесткие внутренние правила, нечто вроде «отец с матерью деньги зарабатывают, а дети должны отвечать благодарностью и хорошей учебой» или еще какими-то успехами. Такие семьи часто присваивают себе социальные правила в качестве своих внутренних. И тогда ребенок, который не справляется с какими-то внешними требованиями, например, школьными, оказывается для семьи человеком, который «позорит» семью. Неуспешный ребенок не получает в семье поддержки и помощи, в такой семье «учитель всегда прав», «взрослого нельзя критиковать», «получил двойку – сам виноват» и т.д. А дальше только хуже, потому что у ребенка нет возможности преодолеть трудности. В семьях, где родители из-за маленькой зарплаты берутся за любые подработки, чтобы хоть как-то обеспечить необходимым семью, существует некий «спартанский» тип воспитания, сводящий к нулю эмоциональный контакт с ребенком в силу постоянной занятости родителей, у которых зачастую нет ни времени, ни сил поддержать ребенка, вселить в него веру в собственные силы, а это все больше и больше увеличивает груз неуспеха. Цена такому «методу» воспитания – конец познавательной активности ребенка, потому что чем больше пробелов, тем труднее догонять, и ребенок постепенно вырабатывает собственную защиту: «Не учусь, потому что не хочу!» А дальше возможно девиантное поведение как плохая компенсация снижению самооценки, что-то вроде: «Плохо учусь – зато меня все бояться». 

Залог психического здоровья ребенка – душевное благополучие его родителей. Если отец и мать внешне бодрятся, а в душе страдают от невысокого заработка и необходимости во всем себе отказывать, то по-человечески это можно понять. Но важно помнить, что ребенок неосознанно перенимает их уныние и чувствует себя ущемленным. Психологические проблемы детей – это чаще всего прямая проекция проблем их родителей. Начав однажды сравнивать себя с другими, трудно остановиться и уже почти невозможно найти душевный покой, ведь сколь ни велико благосостояние отдельной семьи, всегда найдутся семьи более преуспевающие. Восточный мудрец сказал: «Я сетовал, что у меня нет обуви, пока не встретил человека, у которого не было ног». Любой человек, даже маленький, не так огорчится из-за несъеденного банана, если знает, что совсем рядом кому-то по-настоящему плохо. 

Не вызывает сомнения то обстоятельство, что в семьях с низким уровнем достатка будут затруднения с оплатой спортивных секций и клубов, экскурсий, покупкой обязательной и дополнительной литературы и других вещей, необходимых школьнику не только для учебы, но и для общего развития. Придется искать компромиссное решение вопроса, будет ли дочь посещать школу танцев или рисования или важнее, чтобы сын продолжил занятия в кружке авиамоделирования. Но это не означает, что такая семья не может справиться с воспитательной функцией. Ведь именно у ребенка, выросшего в малообеспеченной семье, может сформироваться серьезная мотивация к личным достижениям. Если в семье сохранена эмоциональная функция (удовлетворение потребностей в эмпатиии, признании, эмоциональной поддержке, психологической защите), если родители не растрачивают все свои силы в погоне за материальным благополучием, дети имеют достаточно шансов стать успешными. Наличие эмоционально окрашенных эмпатийных взаимоотношений в семье не находится в прямой зависимости от материального благополучия семьи. Люди могут быть по-настоящему близки в семье с низким уровнем жизни, а стремление преодолеть эти трудности будет еще больше сближать людей, но может быть и наоборот. Известно, что люди склонны собственные неудачи приписывать внешним обстоятельствам. На бытовом уровне это может означать, что один из супругов обвиняет другого, что в жизни что-то не сложилось: «Если бы не ты, я бы уже давно…» Наличие подобного симптома говорит о нарушении эмоциональной функции семьи, что само по себе является тревожным обстоятельством, так как ведет к постепенному нарушению и функции духовного (культурного) общения, т.е. отсутствию не только взаимного желания в совместном проведении досуга, но и невозможности взаимного духовного обогащения из-за отсутствия уважения друг к другу. 

Что касается взаимодействия малообеспеченной семьи со школой, здесь необходимо отметить, что невозможность постоянного родительского контроля над учебой и поведением ребенка далеко не однозначны в деле воспитания. Во-первых, сам факт постоянного внешнего родительского контроля работает против формирования у ребенка опыта самоконтроля в учебной деятельности. Во-вторых, при всей привычности для учителей и родителей неуклонного семейного надзора за школьными успехами ребенка, такие функции никак нельзя назвать педагогически разумными. Перепоручение школой своих прямых дидактических ролей родителям объективно снижает качество внутрисемейного общения, повышает напряженность в отношениях между родителями и детьми. В результате не так уж много выигрывая в успеваемости, семья существенно снижает при этом свои качества защитно-восстановительной психологической среды, так необходимой и для детей, и для взрослых.

В проблеме нехватки у обоих работающих родителей времени для общения с ребенком есть поверхностный и скрытый план. Это связано с тем, что семейное общение происходит не столько в прямом, сколько в косвенном и опосредованном виде. Например, прямое: «Слушай, что я тебе говорю…», косвенное: «Мама обрадуется…», опосредованное: постоянный режим, обязанности и забота. Нехватка времени для общения с ребенком, по сути, касается лишь времени для непосредственного общения (или прямого), однако даже примитивно организованное косвенное и опосредованное общение, требующее от ребенка деятельного поведения или самоуправления, на деле оказывается более эффективным. Дело в том, что прямое общение становится малоэффективным или даже получает негативный эффект, как только ребенок почувствует в нем педагогическую подоплеку. Для очень занятых родителей важно, чтобы краткие моменты их прямого общения с ребенком не становились временем примитивного воспитания в форме нравоучений, нотаций, попреков и наказаний. Чем меньше времени для общения, тем интересней оно должно быть для ребенка и самих родителей. В этом собственно и состоит искусство прямого семейного общения.

Вывод: малообеспеченная семья имеет достаточно возможностей для воспитания хорошего человека. Главное условие положительного результата семейного воспитания состоит в том, что родителям необходимо каждый раз суметь выделить значимый фактор, предусмотреть все возможные негативные и позитивные его следствия и соответственно организовать воспитывающие отношения. Так, нехватка средств является именно тем условием, которое содержит риск развития у ребенка зависти, падения авторитета родителей в связи с их «неумением жить» и т.п. Но она же может способствовать формированию его активной жизненной позиции, стремлению в пределах своих детских возможностей облегчить жизнь семьи, формированию бережливости и т.д. То есть малообеспеченность семьи - это не фатальная обреченность на заранее отрицательный результат воспитания, а серьезный фактор, с которым следует считаться, организуя воспитание, который несет в себе как плюсы, так и минусы.

Воспитание в обеспеченных семьях. В такой семье имеются средства для организации эффективного воспитания: комфортная среда для ребенка, возможность родителей повышать уровень своей педагогической компетентности, возможность пользоваться услугами дополнительного образования, а также приглашать к участию в воспитании ребенка педагогов-профессионалов и т.д. Однако материальная обеспеченность семьи отнюдь не решает все проблемы воспитания детей. Здесь может отмечаться такое негативное воздействие на результаты воспитания, как гиперопека - чрезмерная забота о ребенке, постоянный контроль его поведения. Имея возможность обеспечить ребенка не только необходимым, но и сверх того, родители не дают ребенку возможности самостоятельно решать какие-либо вопросы собственного бытия, развивать свою личность, преодолевая трудности, быть в ответе за свои действия. В такой ситуации личность ребенка формируется как безответственная, несамостоятельная, иждивенческая. 

В семье с большим материальным доходом при проявлении педагогической слепоты не исключены случаи пресыщения (излишняя ласка, задабривание, закармливание и пр.). Пресыщение — это такое отношение к жизни, материальным и духовным ценностям, созданными людьми, которое проявляется в полнейшем пренебрежении, безразличии к предоставляемым благам. Не случайно из числа пресыщенных с детства вырастают скептики, тунеядцы, искатели "острых" ощущений.

К негативным можно отнести явление психической депривации у детей из обеспеченных семей. Первая опасность, которая угрожает ребенку еще до его рождения, - ситуация нежелательной беременности. Часто женщины из таких семей обеспокоены в первую очередь своей карьерой или красотой, соответственно, здесь ребенок может стать только помехой. Переживания матери по поводу нежелательности ребенка сказываются на развитии плода: ребенок рождается с малым весом, поражением центральной нервной системы, различными физическими дефектами и даже предпосылками к возникновению психических заболеваний. Вторая депривационная ситуация - это отсутствие эмоционального контакта с матерью. Ребенку покупается все, что можно купить за деньги, но не достается самого главного, того, что за деньги не купишь - материнской любви. Окруженные завистью и недоброжелательством своих сверстников, одинокие в своей семье, такие дети глубоко несчастны. Лишенные положительного опыта общения, положительного примера здоровой семьи, такие дети, вырастая, чаще всего не могут создать собственную полноценную семью.

Что же происходит с такими детьми? Здесь возможны два варианта:

  • Первый - ребенок с маниакальным упорством добивается внимания и любви матери, потому что ему, скорее всего, не на кого больше опереться. Чтобы добиться внимания, такие дети часто болеют, причем болезнями, которые принято называть психосоматическими (ОРЗ, бронхиальная астма, заболевания ЖКТ, энурез). Они обычно тихи, упорны, преувеличенно вежливы. Затем, потеряв надежду добиться любви и внимания матери, они отчуждаются от матери, а по отношению к другим людям становятся психологическими «вампирами»: они чувствуют себя комфортно, делая близкого человека несчастным, усталым, подавленным, сломленным. 
  • Второй вариант - формирование истероидного типа характера. Ребенок начинает с раннего детства понимать, что добиться чего-либо от матери невозможно, но вполне можно добиться своего, устраивая скандалы другим людям. Такие дети часто нарушают дисциплину в школе: кричат, паясничают, бегают по коридору, затевают драки.

Дополнительная сложность в решении проблем таких детей связана с тем, что внимание школьных учителей, психологов, да и всего общества приковано к семьям с низким уровнем доходов, девиантным, асоциальным и т.п. Обеспеченные семьи «по умолчанию» считаются благополучными и педагогически состоятельными.

Чем отличается малообеспеченная семья от обеспеченной? Не просто количеством денег, а скоростью удовлетворения актуальных потребностей. Если у человека в малообеспеченной семье возникает потребность в чем-то материальном, то на пути к удовлетворению этой потребности будет лежать осмысление необходимости, оценка значимости конкретной вещи в жизненном пространстве человека. Проще говоря, человек, прежде чем купить, например, фотоаппарат, подумает, хватит ли денег на еду и есть ли все необходимое, чтобы дожить до следующей зарплаты. То есть, человек в каждую покупку вкладывает смысл, он точно знает, что хочет сделать с деньгами. Поэтому, потратив осмысленно деньги, человек получает не только материальное, но и эмоциональное удовлетворение, что очень важно для поддержания семейной атмосферы. Затем человек ставит новую цель (в контексте нашей темы – материальную цель) и движется к ней, вовлекая в этот процесс всех, даже младших членов семьи.

Как все это отражается на семейном взаимодействии? На бытовом уровне каждый член семьи, особенно дети, приобретают осмысленное знание того, что на пути к получению желаемого должна быть «целеустремленная активность» или «деятельность», что любовь и забота – это не стремление к мгновенному исполнению желаний, а осознанное соизмерение необходимого с реально доступным в данный момент.

В обеспеченных семьях проблема противоположная. При наличии материальных средств это условное время и расстояние, которое существует между возникновением потребности и ее реализацией очень коротко. С началом приобретения ненужного начинает пропадать взаимодействие в семье по вопросам организации быта, планирования покупок, по причине того, что эти важные вопросы семейного взаимодействия начинают осуществляться почти автоматически: жена идет и покупает то, что кажется ей нужным. Именно кажется, потому что процесс осмысливания необходимости покупки тем ниже, чем выше уровень обеспеченности семьи. Дальше все члены семьи привыкают к этому, и деньги как бы теряют свою ценность, они становятся всем, чем угодно, только не эквивалентом труда. У детей вообще возникает ощущение, что если по первому требованию не покупают желаемое – то это только потому, что хотят наказать, потребовать выполнения чего-то или просто не любят. Дети быстро начинают понимать, что у родителей всегда (или почти всегда) есть возможность удовлетворить все их потребности, поэтому если отказывают в качестве наказания, например, по поводу двойки в школе, то после получения пятерки последует поощрение – покупка желаемого. Таким образом, ребенок превращается в манипулятора, причем, ловко играя на взаимоотношениях отца и матери (часто проблемных в хорошо обеспеченных семьях), ребенок в материальном отношении всегда будет в «выигрыше»: если не мама, то папа купит. Добавьте сюда и то обстоятельство, что российские семьи в большинстве своем являются детоцентрированными, т.е. детские потребности (в обеспеченных семьях – это часто прихоти) удовлетворяются в первую очередь. Провалом воспитательной функции такой семьи может стать отсутствие интересов, стремлений, постоянная скука и отсутствие мотивации к чему-либо у подростка. Наличие этого симптома характерно для огромного большинства обеспеченных семей. 

Психологи на Телефоне доверия знают, что:

  • на семейное воспитание оказывают влияние такие особенности семьи, как ее тип, структура, материальная обеспеченность, место проживания, психологический микроклимат, традиции и обычаи, уровень культуры образования родителей и многое другое; 
  • уровень доходов семьи не является фактором, однозначно определяющим результат воспитания, но он вносит специфику в реализацию этого процесса;
  • специфика воспитания в малообеспеченной семье заключается в том, что родители должны даже среди негативных факторов отбирать и использовать те, которые имеют воспитательное значение; преодоление трудностей закаляет характер ребенка, его самостоятельность и жизнеспособность;
  • обеспеченная семья не должна окружать ребенка гиперопекой, а с другой стороны - не пренебрегать теплыми межличностными взаимоотношениями, заботой и искренним вниманием к ребенку.

Родителям-абонентам можно рекомендовать следующее:

  • Дети выходят из-под контроля, когда не получают то, что им необходимо. Без понимания потребностей ребѐнка родители не в состоянии дать ему необходимое.
  • Чтобы воспитать в ребѐнке дух сотрудничества, уверенность в себе и отзывчивость, необходимо развивать его волю, а не ломать еѐ.
  • Чтобы сохранить контроль над ребѐнком и оказывать на него влияние, необходимо постоянно беседовать о том, что происходит в его жизни. Будьте всегда в курсе: где и с кем сейчас находится ваш ребѐнок. 
  • Позволяя ребѐнку отличаться от других, совершать ошибки, вы способствуете его самопознанию и становлению. Позволяя ребѐнку говорить «нет» вы развиваете его волю, помогаете укрепить подлинное чувство «я».
  • Угроза наказания только настраивает детей против родителей и побуждает их к бунту. Используя наказание, вы становитесь ребѐнку врагами, от которых нужно таиться, а не родителями, от которых можно ждать помощи.
  • Дети внимательны к желаниям и требованиям родителей, когда родители внимательны к детям. Они учатся, прежде всего, посредством сотрудничества и подражания.
  • Дети, подвергающиеся жестоким побоям и издевательствам, живущие в асоциальных условиях, практически всегда оправдывают агрессивное поведение и не становятся надѐжной опорой родителям в будущем. Вместо наказания лучше ввести поправки относительно предоставленных ребѐнку прав.
  • Методы воспитания, основанные на страхе, пробуждают в современных детях склонность к саморазрушению и уходу от реальности.
  • Просите, а не приказывайте. Старайтесь, чтобы ребѐнок чувствовал, что он сотрудничает с вами, а не просто подчиняется; позволяйте ему сопротивляться. Но если сопротивление необходимо подавить, то вместо слов «ты должен», используйте выражение «я хочу» - оно сводит сопротивление ребѐнка к минимуму, поскольку напоминает ему, кто главный.
  • Поощрение позитивного поведения намного эффективней наказания негативного. Вместо того чтобы выискивать ошибки ребѐнка и обращать внимание на них, старайтесь «ловить» его на моментах, когда он делает что-то хорошее. Ваша реакция на ошибки должна колебаться от безразличия до скуки, а по поводу успехов ребѐнка следует проявлять воодушевление и одобрение.
  • Родители учат детей ответственности, когда сами проявляют ответственность. Всегда выполняйте свои обещания.

Литература

  1. Белянкова Н. Детки в «золотой клетке». Проблемы психической депривации у детей в обеспеченной семье // Народное образование, 2003, №4.
  2. Вершинин В. Малообеспеченная семья: тайны семейной дидактики. // Народное образование, 2002, №6.
  3. Зверева С., Ганичева А. Семейная педагогика и домашнее воспитание. М.: Издательский центр «Академия», 2000.
  4. Кийосаки Роберт Т., Лектер Шерон Л. Богатый папа, бедный папа. Минск, 2003
  5. Новикова Л. Повседневность и семья как воспитательное пространство // Педагогика, 2003, №6

Информация об авторах

Попова Александра В., психолог службы «Детский телефон доверия» Центра экстренной психологической помощи МГППУ, Москва, Россия, e-mail: sashapo@list.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 3916
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 2

Скачиваний

Всего: 43
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 0