Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 107Рубрики 53Авторы 8884Новости 1776Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Феноменология психологических последствий сексуального злоупотребления у детей и подростков в зависимости от действия различных факторов 1306

Нуцкова Е.В.
кандидат психологических наук, научный сотрудник, ФГБУ ФМИЦПП им. В.П. Сербского МЗ РФ, Москва, Россия
e-mail: nuckova@gmail.com

Полный текст

Проблема сексуального злоупотребления по отношению к детям и подросткам приобрела большую актуальность во всем мире. По данным ВОЗ, примерно 20 % женщин и 5–10% мужчин сообщают о том, что в детстве пережили насилие. По официальной статистике Следственного комитета, данные начала 2015 г. свидетельствует о росте числа посягательств на половую неприкосновенность детей и подростков. Более чем на 2% (по сравнению с 2014 г.) выросло количество изнасилований несовершеннолетних, почти на 13% – фактов ненасильственных действий сексуального характера.

Сексуальные преступления (сексуальное злоупотребление) в отношении несовершеннолетних подразумевают вовлечение ребенка в сексуальную активность, значение которой он полностью не осознает, на которую не может дать информированного согласия, к которой ребенок не подготовлен по уровню своего развития и не может дать на нее согласия, или которая нарушает законы или социальные табу общества (ВОЗ, 1999). Такими действиями могут считаться изнасилование, насильственные действия сексуального характера, действия сексуального характера без применения насилия и сексуальные действия без непосредственного физического контакта (развратные действия). Данная категория преступлений имеет высокую латентность, они могут длиться долгие годы, оставаясь незаметными даже для специалистов. При этом последствия таких преступлений относятся к наиболее тяжелым, и вред, наносимый здоровью и психическому развитию ребенка, зачастую непоправим [5; 18; 24].

Клинические проявления последствий сексуального злоупотребления чаще всего описывают, используя динамический подход, при котором прослеживается этапность в их формировании. В криминальной ситуации у большинства потерпевших возникает острая реакция на стресс (F43.0); в посткриминальной и следственной ситуациях, наиболее часто – депрессивные реакции (F43.2), фобические тревожные расстройства (F40), посттравматическое стрессовое расстройство (F43.1), смешанное расстройство эмоций и поведения (F43.25) [2]. В ряде исследований говорится о высокой распространенности посттравматического стрессового расстройства у детей, переживших сексуальное злоупотребление. [9; 10]. Анализ комплексных сексолого-психиатрических обследований потерпевших жертв сексуального злоупотребления, проведенный А.А. Ткаченко, М.Ю. Каменсковым (2014), позволил им выделить четыре основные группы заболеваний, возникающих вследствие перенесенной травмы: органические психические расстройства, дизонтогенетические состояния и искажения половой идентичности, аддиктивные и невротические расстройства [12].

В качестве основы развития психогенных состояний рассматривается ослабленная активность системы психической адаптации [1]. Б.Д. Цыганков, А.И Белкин и др. (1991) подчеркивают влияние патологической «почвы» в виде органического поражения головного мозга и придают особое значение дополнительным психогенным факторам, которые способствуют углублению и заострению болезненных проявлений в посттравматическом периоде [16].

В последние годы получил распространение клинико-диагностический подход, предложенный З.И. Кекелидзе, А.А. Портновой (2009), в рамках которого сексуальное насилие рассматривается как один из видов экстремальных, чрезвычайных ситуаций, приводящих к особым состояниям – кризисным реакциям. Кризисные реакции, возникшие после сексуального насилия, описывают как «синдром травмы изнасилования» [8].

Активное изучение и выделение проблемы последствий сексуального насилия и злоупотребления в отдельный предмет исследования началось в США и Западной Европе в 60-е гг. XX в. и продолжается до сих пор (Alexander P.C., Teti L., Anderson C.L., 2000; Amstadter A., Vernon L., 2008; Burgess A.W., David S. Finkelhor, 1985, 1990; Fergusson D.M., Mullen P.E., 1999; Holmstrom L.L., 1974; Malhatra S., 2006; Paul E. Mullen, 1996; Simpson T.L., Miller W.R., 2002 и др.). В нашей стране заметное развитие интереса к данной проблематике наблюдается в последние 15–20 лет (Воронова Е.Л., Шипшин С.С., 2000; Тарабрина Н.В., 2001; Трубицина Л.В., 2005;, Бадмаева В.Д., 2003; Цыганков Б.Д., Белкин А.И., 1991; Фурманов И.А., Фурманова Н.В., 2004; Шигашов Д.Ю., 2010 и др.).

Психологами выделены и описаны общие посттравматические реакции несовершеннолетних на факт сексуального злоупотребления, которые разделяют на непосредственные (такие как чувство беспомощности, гнева) и отсроченные (депрессия, низкая самооценка и т. п.) [3; 14; 15]. Обнаружены симптомы психологической травмы, характерные для различных возрастных периодов [17; 25; 27]. Большое внимание уделяется изучению гендерной специфичности в проявлении психологической травмы. Для девочек характерны такие реакции, как тревога, депрессия, самоповреждающее поведение и т. п. Кроме того, у девочек чаще, чем у мальчиков, обнаруживаются расстройства пищевого поведения и злоупотребление алкоголем, они находятся в конфликтных семейных отношениях, испытывая трудности сепарации от родителей, совершающих насилие. Мальчики демонстрируют гипермаскулинную компенсацию в форме агрессии, антисоциального поведения, насилия по отношению к другим, гомофобного поведения. Для мальчиков характерны трудности в школе, злоупотребление ПАВ, делинквентное и рискованное сексуальное поведение [5; 19; 21; 26; 28; 31].

Данные лонгитюдных исследований показывают, что в последующем для жертв насилия характерны проблемы с обучением, низкий социоэкономический статус и отсутствие работы, ревиктимизация, проблемы с воспитанием собственных детей [6; 20; 22; 29; 30].

Диагностика и оценка последствий, в том числе психологических, пережитого сексуального насилия имеет значение не только для дальнейшей медико-социальной реабилитации ребенка, но и для решения вопросов, возникающих в рамках судебно-следственных действий, о способности несовершеннолетних потерпевших давать показания, об оценке беспомощного состояния, уголовно-процессуальной дееспособности. Особый интерес представляют вопросы установления степени выраженности возникшего психогенного расстройства и определения динамических изменений психического состояния, а также индивидуально-психологических и личностных свойств несовершеннолетнего потерпевшего для экспертной оценки тяжести вреда здоровью [4; 11; 13].

Несмотря на продолжительную историю исследований, посвященных психологической травме, и активный интерес со стороны специалистов к проблеме жестокого обращения по отношению к детям и подросткам, до сих пор остаются недостаточно разработанными критерии диагностики и оценки реакций на травму у детей и подростков. До настоящего времени не была выработана и описана феноменологическая модель психологических последствий сексуального злоупотребления в отношении несовершеннолетних применительно к различным возрастным категориям.

Предпринятое нами исследование позволит выявить и описать психологические последствия сексуального злоупотребления по отношению к несовершеннолетним, в зависимости от действия различных факторов, для дальнейшей разработки критериев их диагностической и экспертной оценки и рекомендаций по профилактике и коррекции таких последствий.

Согласно нашей гипотезе, специфика феноменологии психологических последствий сексуального злоупотребления у детей и подростков связана с действием различных комплексов факторов. Среди этих факторов можно выделить следующие: возрастной период и пол несовершеннолетнего потерпевшего, тип криминальной ситуации (внесемейная, внутрисемейная), а также длительность злоупотребления (однократное, длительное). Вместе с тем, мы предположили, что психологические последствия сексуального злоупотребления будут различаться в группах несовершеннолетних с констатированным расстройством, имеющим причинно-следственную связь с пережитым злоупотреблением, с психическим расстройством, не связанным с психотравмирующим событием, и признанных психически здоровыми. Мы также предположили, что психологические последствия, возникающие вследствие психотравмирующей ситуации, отражаются на качестве жизни пострадавшего ребенка и характере его дальнейшего психического и личностного развития.

Материалом исследования стала сплошная выборка из 183 экспериментально-психологических заключений, выполненных в лаборатории психологии детского и подросткового возраста ФГБУ «ФМИЦПН имени В.П. Сербского» МЗ РФ в рамках комплексной судебной психолого-психиатрической и комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертиз несовершеннолетних потерпевших в 2010–2015 гг. Все заключения были разделены на группы по следующим признакам: возраст, гендерная принадлежность потерпевшего, тип и длительность злоупотребления, клиническая диагностика психического состояния.

Все подэкспертные находились в возрастном интервале от 3 до 18 лет. По возрастному критерию были выделены четыре группы: дошкольный возраст (включая детей как дошкольного, так и–в силу малочисленности – раннего возраста) – 2–6 лет (16 человек, 8,74%); младший школьный возраст – 7–11 лет (52 человека, 28,42%); подростковый возраст – 12–15 лет (70 человек, 38,25%); ранний юношеский возраст – 16–18 лет (45 человек, 24,59%).

По гендерной принадлежности потерпевшие распределились следующим образом: 133 девочки (72, 68%) и 50 мальчиков (27,32%).

В соответствии с типами сексуального злоупотребления выборка была разделена на следующие группы: внесемейное злоупотребление (115 человека, 62,84%), внутрисемейное злоупотребление (50 человек, 27,32%), злоупотребление в рамках деятельности псевдо-терапевтических организаций (18 человек, 9,84%).

По критерию длительности были выделены группы несовершеннолетних, пострадавших от длительного (от 2-х месяцев до 8 лет) сексуального злоупотребления (103 человека, 56,59%) и однократных эпизодов насилия и злоупотребления (80 человека, 43,41%).

По психическому состоянию выборка была разделена на три группы.

В первой группе экспертами констатировались различные психические расстройства, имеющие прямую и косвенную причинно-следственную связь с пережитыми психотравмирующими ситуациями, при отсутствии иных психических расстройств – 35 человек (19,13%).

Вторую группу составили потерпевшие, имевшие не связанные с пережитым злоупотреблением психические расстройства, при отсутствии клинически выраженных психогенно обусловленных расстройств – 35 человек (19,13%).

В третью, самую большую по численности группу, были включены признанные психически здоровыми потерпевшие – 113 человек (61,75%).

Организация сбора и анализа данных.

Исследование проводилось в рамках психологического обследования при выполнении КСППЭ несовершеннолетних потерпевших.

Для выявления особенностей актуального состояния и возникших психологических последствий пережитого детьми и подростками сексуального злоупотребления использовалась совокупность методов, включающая анализ материалов уголовного дела (характеристики потерпевших из учебных заведений, опросы потерпевших, опросы родственников и/или воспитателей), клиническую беседу, анализ рассказа потерпевшего о ситуации злоупотребления, полуструктурированное интервью для выявления признаков посттравматического стресса у детей Тарабриной Н.В., методику исследования качества жизни (опросник «PedsQL» для оценки качества жизни ребенка), карты оценки дезадаптации, соответствующие возрасту потерпевшего. Индивидуально-психологические особенности и особенности интеллектуальной сферы несовершеннолетних-потерпевших исследовались с помощью совокупности методик, используемых при производстве КСППЭ.

Для определения специфики психологических последствий сексуального злоупотребления у различных категорий потерпевших при различных видах злоупотреблений частота встречаемости фиксируемых последствий сравнивалась в соответствующих группах подэкспертных, определялся уровень статистической значимости различий по критерию Фишера.

Результаты и обсуждение

Общие для всех категорий потерпевших психологические последствия сексуального злоупотребления охватывают эмоционально-волевую сферу, смысловую сферу, поведение и психосексуальное развитие.

В эмоционально-волевой сфере обнаруживаются повышенный уровень тревожности и психического напряжения, повышенная раздражительность, пониженный фон настроения, эмоциональная неустойчивость, охваченность ситуацией злоупотребления, проекция травматических переживаний в материал выполнения экспериментальных заданий, повышенная возбудимость, чувство вины, безысходности, повышенная утомляемость. Смысловая сфера характеризуется амбивалентным отношением к происшедшему и обвиняемому, негативным отношением к мужским ролевым образцам (у девочек). В поведении отмечаются избегание социальных контактов, реакции агрессии, оппозиции, негативизм. Психосексуальная сфера описывается психологами как конфликтная, наблюдаются нарушения полоролевой идентичности, неприятие близких отношений, слабая дифференцированность мужских и женских образов.

Возрастной аспект последствий

При сравнении психологических последствий злоупотребления в разных возрастных группах потерпевших было обнаружено, что выраженность и глубина отмечаемых негативных симптомов, в целом, увеличивается с повышением возраста потерпевших (табл. 1).

Таблица 1

Выраженность психологических последствий сексуального насилия в зависимости от возраста потерпевшего

                                       Возрастной период

Психологические признаки

Ранний юношеский

Подростковый

Младший школьный

Дошкольный

Повышенная возбудимость

15,22%

5,80%

5,66%

6,25%

Снижение продуктивности

15,22%

5,80%

3,77%

0,00%

Неприятие близких отношений

17,39%

4,35%

5,66%

0,00%

Повышенная утомляемость

19,57%

7,25%

3,77%

0,00%

Негативное отношение к мужским полоролевым образцам

19,57%

8,70%

3,77%

0,00%

Проекция травматических переживаний

19,57%

11,59%

15,09%

0,00%

Амбивалентное отношение к обвиняемому

21,47%

8,70%

18,87%

12,50%

Чувство безысходности

21,74%

8,70%

1,89%

0,00%

Повышенная чувствительность

21,74%

21,74%

7,55%

0,00%

Неуверенность в себе

28,26%

20,29%

11,32%

0,00%

Охваченность травматической ситуацией

34,78%

17,39%

20,75%

12,50%

Пониженный фон настроения

36,96%

27,54%

18,87%

0,00%

Эмоциональная неустойчивость

43,48%

33,33%

35,85%

6,25%

Если в дошкольном возрасте возникающие нарушения охватывают преимущественно эмоционально-волевую сферу, то в подростковом и раннем юношеском возрасте затронутыми оказываются как эмоционально-волевая, так и смысловая, личностная сферы. Младшие школьники занимают промежуточное положение в этом отношении. По сравнению с подростками у них более выражены проблемы эмоционально-волевой сферы: повышенная возбудимость (p<0,01, по критерию Фишера), эмоциональная неустойчивость (p<0,01), проекция травматических переживаний (p<0,05), охваченность травматическим опытом (p<0,05). Потерпевшие младшего школьного возраста, даже если они еще не понимают характера совершаемых с ними действий, тем не менее, уже могут воспринимать ситуацию насилия как «неправильную», «угрожающую», «стыдную». Однако они еще не обладают зрелыми механизмами психологической защиты и способами совладания с подобными ситуациями, что приводит к использованию неадаптивных способов отреагирования негативных переживаний. В подростковом и раннем юношеском возрасте под действием стресса в качестве механизма адаптации происходит изменение структуры личности и смыслов.

Негативные изменения психосексуальной сферы можно наблюдать на протяжении всех возрастных периодов. Однако если в дошкольном и младшем школьном возрасте данные изменения проявляются непосредственно в поведении (сексуализированное поведение), то на подростковом и юношеском этапе развития изменения касаются личностной и смысловой сферы (негативное отношение к полоролевым мужским образцам, амбивалентное чувство к насилию и обвиняемому).

Гендерный аспект последствий

Таблица 2

Выраженность психологических последствий сексуального злоупотребления в зависимости от гендерной принадлежности потерпевшего

                                                                                                   Пол

 

Психологические признаки

Мальчики

Девочки

Уровень значимости различий

Повышенная возбудимость

18,00%

7,52%

**

Реакции агрессии

22,00%

2,26%

**

Оппозиционность и негативизм

20,00%

3,76%

**

Повышенное психическое напряжение

36,00%

15,79%

 

**

Чувство стыда

16,00%

7,52%

*

Сексуализированное поведение

30,00%

18,80%

**

Нарушения полоролевой идентичности

14,00%

5,26%

*

Гипермаскулинная компенсация

22,00%

0,00%

**

Неблагополучие в соматической сфере

20,00%

4,51%

**

Снижение продуктивности

8,00%

6,77%

**

Чувство вины

2,00%

7,52%

*

Трудности установления социальных контактов

6,00%

18,05%

 

*

Негативное отношение к мужским полоролевым образцам

4,00%

11,28%

 

*

Неприятие близких отношений

2,00%

9,77%

*

**p<0,01

*p<0,05

При сравнении психологических последствий сексуального злоупотребления среди мальчиков и девочек было выявлено, что мальчики значимо чаще, чем девочки демонстрируют такие особенности, как повышенная возбудимость (p<0,01 по критерию Фишера), реакции агрессии, оппозиции и негативизм (p<0,01), повышенное психическое напряжение (p<0,01), чувство стыда (p<0,05). В психосексуальной сфере значимо чаще отмечается сексуализированное поведение (p<0,01), нарушения полоролевой идентичности (p<0,05), гипермаскулинная компенсация (p<0,01). Кроме того, мальчики чаще жалуются на неблагополучие в соматической сфере (p<0,01) и снижение продуктивности (p<0,01). В то же время девочки чаще испытывают чувство вины (p<0,05), трудности установления социальных контактов (p<0,05), демонстрируют негативное отношение к мужским ролевым образцам (p<0,05), близким отношениям (p<0,05). Такие различия, подтверждают гипотезу о склонности мальчиков к экстернальным реакциям, в отличие от девочек, которые чаще проявляют интернальные способы реагирования.

Тип злоупотребления

Таблица 3

Выраженность психологических последствий сексуального злоупотребления в зависимости от его типа

                                                                                   Тип насилия

Психологические признаки

Внесемейное

Внутрисемейное

Деятельность псевдотерапевтических организаций

Суицидальные мысли

0,98%

12,00%

5,56%

Охваченность ситуацией правонарушения

22,55%

34,00%

5,56%

Неуверенность в себе

19,61%

22,00%

5,56%

Повышенная чувствительность

17,65%

20,00%

5,56%

Негативное отношение к мужском полу

11,76%

8,00%

0,00%

Амбивалентное отношение к злоупотреблению и обвиняемому

4,90%

14,00%

83,33%

Нарушения полоролевой идентичности

3,92%

2,00%

50,00%

Сексуализированное поведение

6,86%

10,00%

100%

Повышенное психическое напряжение

21,57%

14,00%

38,89%

Эмоциональная неустойчивость

29,41%

40,00%

50,00%

Реакции агрессии

6,86%

8,00%

0,00%

Негативизм, оппозиционность

5,88%

6,00%

16,67%

Чувство стыда

13,73%

4,00%

0,00%

Склонность избегать социальные контакты

12,75%

40,00%

16,67%

При анализе ситуаций злоупотребления по типу было обнаружено, что при внесемейном типе сексуального злоупотребления чаще, чем при внутрисемейном типе выявляется негативное отношение к мужскому полу (p<0,01). В изучаемой нами выборке данный тип насилия носил, как правило, однократный характер (74% случаев) и сопровождался физическим насилием (43,14% случаев), что могло служить причиной развития у данных потерпевших негативного отношения к мужским ролевым образцам. В рамках внесемейного типа злоупотребления можно выделить отдельный подтип – вовлечение несовершеннолетних в занятия проституцией. В данную группу вошли 15 человек (8,20% от общей выборки). Эта категория потерпевших характеризовалась склонностью к повышенному психическому напряжению, эмоциональной неустойчивости, реакциям раздражения, агрессии, негативизма, оппозиционности и чувству стыда. Как правило, такие дети находились в неблагополучной семейной ситуации, воспитывались в неполных семьях, алкоголизирующимися родителями, в условиях гипоопеки и недостаточного материального обеспечения. Реакцией потерпевших на раскрытие ситуации злоупотребления являлись проявления агрессии, раздражения, негативизм и оппозиционность, что может быть связано с чувством стыда. Потерпевшие стремились снять с себя ответственность за свое поведение в ситуации правонарушения, ссылаясь на измененное состояние сознания (под действием алкоголя, наркотиков), либо влияние старших товарищей, обвиняемого, сложившиеся обстоятельства.

Потерпевшие – жертвы внутрисемейного типа сексуального злоупотребления чаще, чем при внесемейном типе склонны избегать социальных контактов (p<0,01 по критерию Фишера), у них чаще наблюдаются суицидальные мысли (p<0,01), амбивалентное отношение к ситуации злоупотребления и обвиняемому (p<0,05). Дети и подростки, которые подвергаются насилию со стороны ближайших родственников, страдают не только от самого факта сексуального злоупотребления, но и от того, что не могут получить необходимой защиты, поддержки и ощущения безопасности в семье. Закрытость семейной системы, особенно при ее выраженном неблагополучии, не позволяет специалистам вовремя обнаружить проблемы, а детям – обратиться за помощью вовне, заставляя их, наоборот, избегать любых социальных контактов. Чувство безвыходности ситуации, невозможности найти поддержку и помощь провоцируют развитие у пострадавших суицидальных мыслей.

В ситуации злоупотребления в рамках деятельности псевдо-терапевтических организаций (сект) у потерпевших значимо чаще, чем при других типах злоупотребления, формируются характерные личностные изменения, в которые включаются амбивалентное отношение к насилию и обвиняемому (p<0,01 по критерию Фишера), нарушения полоролевой идентичности (p<0,01), сексуализированное поведение (p<0,01). Данный тип злоупотребления характеризовался вступлением потерпевших в длительные деструктивные межличностные отношения с обвиняемыми, характеризующиеся созависимостью, примитивно-девиантным половым поведением, формированием искаженных морально-этических норм и правил. Такие потерпевшие страдают от трудностей социальной адаптации и установления межличностных контактов вне деятельности псевдо-терапевтической организации.

Длительность злоупотребления

Таблица 4

Выраженность психологических последствий сексуального злоупотребления в зависимости от его длительности

                                                                 Длительность насилия

 

Психологические признаки

Длительное злоупотребление

Единичное злоупотребление

Уровень значимости различий

Амбивалентное отношение к обвиняемому и злоупотреблению

23,53%

3,80%

 

 

 

p<0,01

Сексуализированное поведение

33,33%

7,59%

 

p<0,01

Нарушения полоролевой идентичности

10,78%

3,80%

 

p<0,05

Негативное отношение к мужскому полу

3,92%

16,46%

 

p<0,01

Неприятие близких отношений

4,90%

11,39%

 

p<0,01

Повышенная утомляемость

5,88%

12,66%

 

p<0,05

Чувство стыда

6,86%

13,92%

 

p<0,05

Характерные изменения личности

17,65%

1,27%

 

p<0,01

 

Общий анализ случаев длительного злоупотребления показал, что потерпевшие значимо чаще, чем при однократном злоупотреблении, склонны к амбивалентному отношению к самому факту злоупотребления и обвиняемому (p<0,01 по критерию Фишера), проявляют сексуализированное поведение (p<0,01), нарушения полоролевой идентичности (p<0,05), характерные изменения личности (p<0,01). В случаях однократного злоупотребления или насилия потерпевшие чаще демонстрируют негативное отношение к мужскому полу (p<0,01), неприятие близких отношений (p<0,01), повышенную утомляемость (p<0,05), чувство стыда (p<0,05). Описанные результаты подтверждают исследования других авторов по данной проблематике и могут быть объяснены адаптацией жертв длительного злоупотребления к продолжающейся ситуации травмы. У таких потерпевших затронутой оказывается смысловая сфера, т. е. дети и подростки меняют свою систему смыслов, адаптируясь к новым условиям среды. В качестве отдаленного последствия злоупотребления происходят специфические личностные изменения, формирование «комплекса жертвы».

Психологические последствия сексуального злоупотребления в зависимости от клинических характеристик психического состояния потерпевшего

Потерпевшие, страдающие психическими расстройствами, связанными с перенесенным сексуальным насилием или злоупотреблением, значимо чаще, чем другие группы потерпевших, демонстрировали следующие особенности: эмоциональная неустойчивость (72,73%), повышенный уровень тревожности (54,55%), повышенная раздражительность (44,12%), повышенное психическое напряжение (42,42%), амбивалентное отношение к злоупотреблению и обвиняемому (39,39%), охваченность переживаниями, связанными с ситуацией злоупотребления (31,43%), конфликтность психосексуальной сферы (30,30%). Статистическая значимость различий с другими группами по этим параметрам составляла p<0,01 (критерий Фишера).

Хотя в 19,13% случаев у потерпевших, имеющих диагноз, не связанный со злоупотреблением (психические расстройства органического генеза, шизофренического спектра, умственная отсталость), психиатрами не диагностировались какие-либо травматические реакции, у них значимо чаще (p<0,01 по критерию Фишера), чем у психически здоровых потерпевших, психологами отмечались следующие особенности: охваченность ситуацией насилия (31,43%), эмоциональная неустойчивость (28,57%), пониженный фон настроения (25,71%), элементы сексуализированного поведения (22,86%), повышенный уровень тревожности (22,86%), амбивалентное отношение к обвиняемому и ситуации правонарушения (20,00%). В некоторых случаях потерпевшие данной категории демонстрировали обострение симптомов основного заболевания.

Одна из сложных диагностических задач состоит в выявлении последствий сексуального насилия у несовершеннолетних потерпевших, признанных психически здоровыми, в том числе отрицающих наличие каких-либо психологических проблем. У этой категории потерпевших психологами отмечаются следующие особенности: пониженный фон настроения, подавленность, ощущение непонимания и недоброжелательного отношения окружающих, ожидание опасности и потребность в защите, ригидность, эмоциональная неустойчивость со склонностью к накоплению отрицательных переживаний, склонность к раздражительности и вспышки агрессии к близким. Данные психологические последствия пережитого сексуального злоупотребления хотя и не позволяют квалифицировать у потерпевшего какое-либо психогенное расстройство, тем не менее влияют на качество его жизни. Большинство потерпевших описывают трудности общения со сверстниками, изменения в настроении, степени активности, оценке своих собственных возможностей и будущего.

Результаты проведенного исследования показывают, что психологические последствия сексуального злоупотребления у детей и подростков затрагивают все сферы жизни и деятельности потерпевшего, оказывая влияние на качество его жизни в целом. Было обнаружено, что с возрастом увеличивается глубина и выраженность посттравматических реакций, охваченность различных сфер личности. Согласно полученным данным, гендерная специфика последствий сексуального злоупотребления состоит в том, что девочки в большей степени демонстрируют их интернальные формы (чувство вины, трудности установления социальных контактов, негативное отношение к мужским ролевым образцам, близким отношениям), в то время как у мальчиков преобладают экстернальные проявления (повышенная возбудимость, реакции агрессии, оппозиции и негативизм, сексуализированное поведение, гипермаскулинная компенсация) наряду с повышенным психическим напряжением, чувством стыда, нарушением полоролевой идентичности, жалобами на неблагополучие в соматической сфере и снижением школьной продуктивности. Исследование групп потерпевших в зависимости от типа и длительности сексуального насилия и злоупотребления показало, что возможен широкий спектр последствий от выраженного эмоционального напряжения, тревоги, страха, негативного отношения к происшедшему и мужскому полу до амбивалентности в отношении к посягателю, нарушений полоролевой идентичности, сексуализированного поведения. Выраженность последствий сексуального злоупотребления у потерпевших, страдающих психическими расстройствами, связанными с пережитой травмой, выше, чем у потерпевших, признанных психически здоровыми или имеющих психические заболевания, не связанные с пережитыми психотравмирующими ситуациями. Вместе с тем обнаружено, что потерпевшие, признанные психически здоровыми или имеющие диагноз, не связанный с психотравмирующим воздействием, демонстрируют психологические последствия сексуального злоупотребления, оказывающие влияние на качество их жизни.

Полученные результаты дают возможность в дальнейшем развить начатое исследование, провести структурный анализ и выделить психологический и патопсихологический симптомокомплексы посттравматических реакций и выраженность входящих в них признаков. Это позволит уточнить критерии психологической диагностики и экспертной оценки последствий сексуального злоупотребления по отношению к несовершеннолетним, а также использовать данные результаты как при экспертной диагностике посттравматических стрессовых реакций, так и для оценки тяжести нанесенного вреда здоровью, а в дальнейшем – и для квалификации причинения морального вреда.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Александровский Ю.А. Состояния психической дезадаптациии их компенсация. М.: Наука, 1976. 272с.
  2. Бадмаева В.Д. Последствия сексуального насилия у детей и подростков // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2009. № 12. С. 34–37.
  3. Воронова Е.Л., Шипшин С.С. Дети – жертвы сексуального насилия. Правовые и психологические аспекты. Методические рекомендации. Ростов н/Д, 2000. 58с.
  4. Гурьева В.А., Морозова Н.Б. Острые аффективные реакции у несовершеннолетних с психогенным развитием личности (клиника, диагностика, судебно-психиатрическая оценка): метод. рекомендации. М., 1990. 16с.
  5. Дворянчиков Н.В. Особенности полового самосознания у несовершеннолетних, потерпевших насильственные сексуальные действия. Помощь детям и подросткам, пострадавшим от жестокого обращения и коммерческой сексуальной деятельности: метод. пособие / Под ред. З.В. Луковцевой. М.: ЭТИПАК, 2005. C.130–134.
  6. Дозорцева Е.Г. Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция. М.: Генезис, 2007. 128 с.
  7. Качаева М.М., Русина В.В., Сатьянова Л.С. Клинико-социальные факторы риска и судебно-психиатрическая оценка психического состояния женщин, жестоко обращавшихся со своими детьми («избивающие матери») // Российский психиатрический журнал. 2011. № 2. С. 25–30.
  8. Кекелидзе З.И., Портнова А.А. Критерии диагностики посттравматического стрессового расстройства // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. 2009. № 12. С. 4–7.
  9. Психология посттравматического стресса. Ч. 1. Теория и методы. Практическое руководство / Под ред. Н.В. Тарабриной. М.: Когито-Центр, 2007. 208 с.
  10. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб.: Питер, 2001. 272 с.
  11. Ткаченко А.А., Дворянчиков Н.В., Догадина М.А. Онтогенетические механизмы формирования способности к восприятию гендерных качеств у несовершеннолетних жертв сексуального насилия // Российский психиатрический журнал. 1999. № 2. C. 13–18.
  12. Ткаченко А.А., Каменсков М.Ю. Психические расстройства у несовершеннолетних жертв сексуального насилия // Психическое здоровье. 2014. № 11. С. 33–38.
  13. Ткаченко А.А., Яковлева Е.Ю. Методологические принципы судебно-экспертной оценки степени тяжести вреда здоровью в виде психического расстройства // Российский психиатрический журнал. 2008. № 4. С.15–20.
  14. Трубицина Л.В. Процесс травмы. М.: Смысл, 2005. 218 с.
  15. Фурманов И.А., Фурманова Н.В. Психология депривированного ребенка. М.: ВЛАДОС, 2004. 319 с.
  16. Цыганков Б.Д., Тюнева А.И., Былим А.И. Психические расстройства у жертв насилия и их медико-психологическая коррекция. М.: Медицина, 2006. 174 с.
  17. Amstadter A., Vernon L. Emotional reactions during and after trauma: A comparison of trauma types // Journal of Aggression, Maltreatment and Trauma. 2008. Vol. 16 (4). P. 391–408.
  18. Burgess A.W., Holmstrom L.L. Rape trauma syndrome // American Journal of Psychiatry. 1974. Vol. 131. P.981–986.
  19. Chandy J.M., Blum R.W., Naimark B. Gender-specific outcomes for sexually abused adolescent // Child Abuse and Neglect. 1996. Vol. 20. P. 1219–1231.
  20. Cuevas C., Finkelhor D. Clifford C., Ormrod R., Turner H. Psychological distress as a risk factor for re-victimization in children // Childs Abuse and Neglect. 2010. Vol. 34 (4). P. 235–243.
  21. Daignault I., Herbert M. Profiles of school adaptation: Social, behavioural and academic functioning in sexually abused girls // Child Abuse and Neglect. 2009. Vol. 33. P. 102–115.
  22. Fergusson D.M., Mullen P.E. Child sexual abuse: An evidence-based perspective. P.: Thousand Oaks CA Sage Publications, 1999. 144 p.
  23. Felitti V.J., Anda R.F., Nordenberg D., Williamson D F., Spitz A.M., Edwards V., et al. Relationship of childhood abuse and household dysfunction to many of the leading cause of death in adults: The adverse childhood experiences (ACE) study // American Journal of Preventive Medicine. 1998. Vol. 14(4). P. 245–258.
  24. Finkelhor D. Early and long-term effects of child sexual abuse: An update // Professional psychology. 1990. Vol. 21. P. 325–330.
  25. Finkelhor D. Review of Child Sexual Abuse: New Theory and Research // Contemporary Sociology. 1985. Vol. 14, № 6. P.712–713.
  26. Holmes W., Slap G. Sexual abuse of boys: definition, prevalence, correlates, sequelae and management // Journal of the American Medical Association. 1998. Vol. 280. P.1855–1862.
  27. Malhatra S. Behavioral and psychological assessment of child sexual abuse in clinical practice // International journal of behavioral consultation and therapy. 2006. Vol. 1 (2) .P.17–28.
  28. Meyerson L.A., Long L.A., Miranda R. and Marx B.P. The influence of childhood sexual abuse, physical abuse, family environment, and gender on the psychological adjustment of adolescents // Child Abuse and Neglect. 2002. Vol. 26. P. 387–405.
  29. Mullen Paul E. Long-term Effects of Child Sexual Abuse. (http://www.aaets.org/article176.htm)
  30. Ray K.C., Jackson J.L. and Townsley R.M. Family environments of victims of intrafamilial and extrafamilial child sexual abuse // Journal of Family Violence. 1991. Vol. 6. P. 365–374.
  31. Russel D. The incidence and prevalence of intrafamilial and extrafamilial sexual abuse in female children // Child Abuse &Neglect. 1983. Vol. 7. P. 133–146.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика