Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 129Рубрики 53Авторы 10005Новости 1954Ключевые слова 5095 Подать рукописьRSS RSS
Социальная психология и общество - №3 / 2011 | Перейти к описанию
Scopus
Web of Science СС

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

РИНЦ

Включен в Science Index

Входит в Ядро РИНЦ, Russian Science Citation Index

ВАК

CrossRef

Социальная психология и общество

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2221-1527

ISSN (online): 2311-7052

DOI: https://doi.org/10.17759/sps

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Язык журнала: русский

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Социолого-психологические проблемы современного российского образования * 1199

|

Толстых Н.Н.
доктор психологических наук, заведующая кафедрой «Социальная психология развития» факультета социальной психологии, ФГБОУ ВО "Московский государственный психолого-педагогический университет" (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3999-4503
e-mail: nnvt@list.ru

Ссылка для цитирования

Полный текст

Вышел в свет очередной (26-й) сбор­ник научных трудов Института социоло­гии образования РАО. Первый из таких сборников был опубликован еще в 1993 г., и с тех пор они под неизменной редакцией директора ИСО РАО акаде­мика В. С. Собкина выходили регуляр­но. Все эти годы автор настоящей рецен­зии был читателем данных изданий, не­изменно находя в каждом из них инте­ресный материал, позволяющий, с одной стороны, увидеть много далеко не оче­видного из происходящего в сфере оте­чественного образования, а с другой — задуматься над своими собственными исследованиями, иначе взглянуть на изучаемые проблемы, увидев их в коор­динатах в том числе и социологических фактов.

В этом плане не является исключением и рецензируемый сборник. В него вклю­чено 14 статей, посвященных самым раз­ным проблемам, имеющим отношение к современному российскому образова­нию: от мнений родителей детей до­школьного возраста об организации жизненной среды их детей и особеннос­тей отношения к ним воспитателей дет­ских садов до гендерной самоидентифи­кации молодых россиянок и проблемы терроризма в ее связи с информацией, идущей от СМИ.

Но прежде чем перейти к более по­дробному анализу 26-го выпуска, обра­тим внимание читателя на сам факт дли­тельности (почти двадцатилетней) и ре­гулярности публикации сборников на­учных трудов ИСО. В сегодняшней си­туации, когда никто даже и не думает планировать хоть сколько-нибудь про­должительные лонгитюдные исследова­ния, сравнительно небольшой научный коллектив, руководимый одним и тем же человеком, с одной и той же теоретико­методологической позиции проводит, по сути дела, многолетний многоаспектный мониторинг процессов, происходящих в российском образовании, изучая, как они отражаются в умах и душах и детей, и взрослых — прежде всего родителей и педагогов. В итоге, если собрать все эти материалы, мы получим своеобразную летопись двух переломных для страны десятилетий, увидев, как, в каких усло­виях и с какими последствиями шло ста­новление тех поколений, которые сего­дня выходят на авансцену истории, и тех, которые выйдут на нее завтра.

Второе, о чем следует сказать с само­го начала, поскольку это относится ко всем статьям рецензируемого сборника, отражая принципиальный подход его ав­торов и редактора, — это характер интер­претации полученных в исследованиях социологических данных. Он неизменно является не только или даже не столько социологическим, сколько психологиче­ским или социально-психологическим, что придает значительно большую глу­бину и анализу, и пониманию добытой фактологии. Добавим к этому, что эмпи­рически полученные материалы пред­ставлены с той мерой подробности и на­глядности, что это дает возможность чи­тателю реинтерпретировать их по-свое­му, сопоставляя с имеющимися у него своими идеями и представлениями.

«Скачок в обобщении», в переходе от эмпирии к теории — в социологических исследованиях встречается нечасто. Психологический подход к анализу дан­ных социологического исследования, встраивание выявленных закономернос­тей и зависимостей в широкий контекст психологии и, в частности социальной психологии, нисколько не умаляя значе­ния собственно социологических выво­дов, в высшей степени релевантен для понимания такой важной сферы общест­венной жизни, как сфера образования.

Приведем в качестве примера реали­зации подобного «скачка в обобщении» статью В. С. Собкина и Е. А. Калашнико­вой «Социология школьной отметки». Текст статьи предваряет в качестве эпи­графа определение из «Словаря русско­го языка» С. И. Ожегова: «Отметка — обозначение оценки знаний учащегося». Авторов в данном случае интересует не широко обсуждаемая сегодня проблема­тика оценивания в логике оценки конеч­ного результата (ЕГЭ) или международ­ных сравнительных исследований ус­пешности обучения (PIZA, TIMMS и др.), а то, что происходит с оцениванием и отметками на протяжении всего перио­да обучения детей в школе и как это ска­зывается на их развитии.

На материале опроса 3056 учащихся 5—9-х классов 22 общеобразовательных школ Москвы, проведенного во втором полугодии 2009/2010 учебного года, в статье приводятся данные, как изменя­ется с 5-го по 9-й класс число отлични­ков, хорошистов и троечников (число последних последовательно растет, ос­тальных — падает, причем отличников во всех параллелях, понятно, меньше всего); о том, что троечников больше среди мальчиков, а отличников и хоро­шистов — среди девочек; о том, что чис­ло слабоуспевающих с возрастом стре­мительно растет среди тех и других, причем принципиальное изменение со­отношения хорошистов и троечников (в сторону увеличения числа троечни­ков) приходится на этап подросткового кризиса (7-й класс) именно у мальчи­ков. Вся эта статистика, конечно, инте­ресна, но в целом известна практически любому, хотя бы немного знакомому с жизнью современной школы. Наиболее интересное начинается дальше, когда проводится анализ субъективного мне­ния учителей и учащихся об объектив­ности отметок. Подтверждается ожида­емая мысль о том, что учителя считают выставленные ими отметки совершенно объективными, однако не все школьни­ки разделяют это мнение: если 81,5 % отличников с ним согласны, то среди хорошистов таких уже только 67,2 %, а среди троечников и вообще меньше по­ловины — 43,7 %. Понятно, что большая часть тех, кто считает отметки необъек­тивными, полагают, что учителя их не­дооценивают, занижая отметки. Важно обратить внимание и на то, что среди слабоуспевающих школьников каждый четвертый (24,0 %) затруднился отве­тить на вопрос об объективности отме­ток, что авторы интерпретируют как ре­зультат отсутствия у таких учащихся твердых критериев оценки успешности свой учебной деятельности и приходят к следующему выводу: «Низкая учеб­ная успешность связана не только с не­гативными переживаниями ученика по поводу необъективного отношения к се­бе учителя (по сути дела, отсутствием сотрудничества между учителем и уче­ником в учебной деятельности), но и с несформированностью контролирую­щей фазы учебной деятельности» [с. 54].

И с этого социально-психологичес­кий анализ ситуации взаимодействия учеников и учителей только начинает­ся, поскольку далее читатель имеет воз­можность увидеть, как реагируют в ди­намике от 5-го к 9-му классу учащиеся с разной успеваемостью на адресованные им замечания учителей. Оказывается, что если говорить о динамике реагиро­вания на замечания учителей, то с 5-го по 7-й класс большинство школьников (хотя их число последовательно снижа­ется) «прислушивается и старается из­менить свое поведение». Вторым по ча­стоте выбора оказывается ответ «вы­слушиваю, но мое поведение — это мое личное дело». Число таких ответов, на­против, последовательно растет и, на­чиная с 8-го класса, становится больше, чем число ответов «прислушиваюсь и стараюсь изменить свое поведение». Остальные варианты ответов («не обра­щаю внимания», «специально делаю на­оборот», «мне не делают замечаний») встречаются сравнительно реже и не об­наруживают заметной динамики от 5-го к 9-му классу. Любопытно следующее: среди тех, кто прислушивается к учи­тельским замечаниям и старается изме­нить свое поведение, больше всего от­личников и меньше всего слабоуспева­ющих, зато среди тех, кто выбирает от­вет «выслушиваю, но мое поведение — это мое личное дело», больше всего тро­ечников и меньше всего отличников (хорошисты в обоих случаях занимают промежуточную позицию). Авторы справедливо замечают по этому поводу, что влияние отметки выходит за рамки непосредственно учебной деятельности и проявляется «в широком контексте социальных отношений между учите­лем и учеником» [с. 56].

Но обсуждение социально-психоло­гических вопросов, которые «нанизыва­ются» на проблему школьной отметки, на этом не заканчивается. В. С. Собкин и Е. А. Калашникова, предлагая учащимся оценить свою статусную позицию среди одноклассников: «я лидер в своем клас­се», «многие одноклассники уважают меня», «у меня лишь ограниченный круг друзей-одноклассников», «в своем клас­се я чувствую себя одиноко», «не ду­мал(а) об этом», получили данные, убе­дительно свидетельствующие, что среди отличников по сравнению с троечника­ми статистически достоверно больше тех, кто считает себя лидером в классе, а также тех, кого многие уважают. И на­против, троечники по сравнению с от­личниками чаще отмечают либо наличие ограниченного круга друзей среди одно­классников, либо вообще не склонны осознавать свою социальную позицию среди сверстников, попросту «не думают об этом».

Показательна в этом контексте про­слеженная авторами возрастная динами­ка, которая говорит о том, что если в 5— 6-х классах доля хорошистов среди ли­деров достаточно высока, то в более старших классах среди лидеров домини­руют троечники. Детальный, тщатель­ный анализ данных приводит к следую­щему выводу: «Лидерство в учебном коллективе отображает в определенном смысле структуру учебной успешности: если в группе большинство составляют хорошисты, то и лидеры, скорее всего, рекрутируются из их числа, в случае же когда доминируют троечники, лидер бу­дет из троечников» [с. 58].

В статье продемонстрировано также наличие связей между успеваемостью школьников и образовательным уров­нем их родителей, между успеваемостью и степенью оптимизма, с которым уча­щиеся разного возраста смотрят в буду­щее, между успеваемостью и учебной мотивацией, эмоциональным самочув­ствием школьников. В итоге выстроена объемная картина жизни и «драмы взросления» подростков, видимая сквозь призму их академической успеш­ности, с учетом целого ряда факторов (возраст, гендер, социальная стратифи­кация). Полученные данные позволяют авторам прийти к выводам, в определен­ном смысле противостоящим той благо­стной позиции, которой как бы априори придерживались разработчики нового Стандарта образования основной шко­лы: «Полученные в нашем исследова­нии материалы показывают, что реаль­ная ситуация на этапе обучения в основ­ной школе, к сожалению, выглядит со­вершенно иначе: с возрастом учащихся меняется социально-психологический климат в ученических коллективах, сни­жая позитивное отношение к учебной деятельности; в старших возрастных па­раллелях падает значимость познава­тельной мотивации; на учебную успеш­ность учащихся усиливается влияние социально стратификационных факто­ров» [с. 73].

Процесс взросления на этапе подро­стничества оказывается в центре вни­мания исследователей и при анали­зе идеалов подростков разных возрас­тов (открывающая сборник статья В. С. Собкина, А. С. Буреломовой и М. М. Смысловой «Идеалы российско­го подростка: от личностных характери­стик к культурным образцам»). Здесь вновь в качестве респондентов высту­пили учащиеся 5—9-х классов ряда мос­ковских школ, ответивших на комплекс вопросов, что позволило увидеть про­блему развития их идеалов в несколь­ких ракурсах: 1) в ракурсе рассмотре­ния представлений о значимых лично­стных характеристиках, динамика кото­рых, по мнению авторов, связана преж­де всего со структурными изменениями в микросоциальной среде подростков; 2) в ракурсе рассмотрения, как школь­ники видят приоритетные целевые за­дачи по формированию личности, кото­рые стоят сегодня перед школой (ведь идеалы подростков могут существенно отличаться от тех, которые транслиру­ются им преподавателями); 3) в ракурсе рассмотрения того влияния, которое оказывает современная культура через политику, СМИ, науку, искусство на становление идеалов современного рос­сийского подростка, т. е. в ракурсе опре­деления того «культурного горизонта», которым подросток очерчивает пер­спективы своего личностного развития. Такой способ рассмотрения проблемы сближает подход авторов статьи с эко­логической моделью отношений У. Бронфенбреннера, анализирующего социализацию на уровнях макро-, экзо­и микросистем. И вновь мы получаем в итоге объемную, увиденную в динамике картину взросления подростка.

Отличительной особенностью мето­дологии исследований, которые пред­ставлены в рецензируемом сборнике, является интерес к анализу не только структуры изучаемого объекта, но и ди­намики его изменения. Это утверждение можно отнести к целому ряду статей данного сборника, в которых также про­слеживается изменение характера про­явления того или иного социально-пси­хологического феномена на протяжении ряда лет пребывания ребенка в школе. Но еще больший интерес представляют, на наш взгляд, исследования, которые можно назвать кросс-историческими. В них проводится сравнительный ана­лиз одних и тех же явлений, но разде­ленных во времени десятью или даже двадцатью годами. Осуществление по­добных ремейков дает возможность содержательно понять, что происходит в современном образовании, в широком социокультурном контексте, особенно применительно к влиянию, которое этот контекст оказывает на изучаемое явле­ние. Сами авторы обозначают такие ис­следования как «сюжеты, длящиеся во времени».

Один из таких «сюжетов» связан с изучением жизненных ориентаций ро­дителей детей дошкольного возраста и представлен в статье В. С. Собкина, К. Н. Скобельциной и А. И. Ивановой. Авторы провели сравнительное иссле­дование жизненных перспектив и цен­ностных ориентаций отцов, незамуж­них и замужних матерей, воспитываю­щих девочек и мальчиков дошкольного возраста, сравнив данные по 1997 и 2007 гг. Такое сопоставление позволило не только выявить и зафиксировать то, что представляют собой временные пер­спективы и ценности названных катего­рий родителей, но и определить, что объединяет и различает родителей, ко­торые воспитывали дошкольников в конце ХХ в., и тех, кто делает это сего­дня. Анализ динамики изменения жиз­ненных ориентаций родителей за про­шедшие десять лет позволил авторам разглядеть факт явного снижения зна­чимости ценности воспитания ребенка и переориентации родителей на значи­мость своей профессиональной успеш­ности. Инвариантной при этом осталась позиция незамужней матери, которая, по-прежнему, как и десять лет назад, совмещает традиционные модели пове­дения матери (направленность на вос­питание ребенка) и отца (материальное обеспечение семьи).

Еще один длящийся во времени сю­жет — о формировании толерантности в сравнительно новых для отечественно­го образования, появившихся только в 90-е гг., школах с этнокультурным ком­понентом (статья В. С. Собкина и Л. Б. Коган-Лернер). В центре внимания исследователей оказались семь москов­ских школ с этнокультурным компонен­том (армянская, татарская, азербайд­жанская, две еврейские и две русские). В статье использованы материалы опро­сов, проводившихся в 2003, 2005 и 2008 гг., которые позволили в сравни­тельном плане проанализировать такие остро актуальные сегодня проблемы, как становление этноконфессиональной идентичности и развитие межкультур­ной толерантности.

Авторы пришли к выводу, что нельзя говорить о школах с этнокультурным компонентом как о едином типе образо­вательных учреждений в том числе по­тому, что разные школы заметно неоди­наковы по многим социально-стратифи­кационным параметрам. Результаты, полученные в рамках данного исследо­вания, показали, что в подобных учеб­ных заведениях складывается особое со­циокультурное пространство, в рамках которого существенно раньше, чем в об­щеобразовательных школах, складыва­ется этнокультурная идентичность. Учащимся этих школ более знакома си­туация конфликтов на национальной почве, причем, как оказалось, они чаще, чем учащиеся обычных общеобразова­тельных школ, выступают в роли объек­тов агрессии в межнациональных кон­фликтах. Вместе с тем среди них в це­лом выше доля тех, кто проявляет толе­рантное отношение к представителям другой национальности. Все это приво­дит авторов статьи к заключению, что своеобразие школ с этнокультурным компонентом может стать моделью ор­ганизации полиэтнического образова­ния, столь необходимого в современных условиях.

Объем рецензии не позволяет про­анализировать все включенные в сбор­ник статьи, хотя все без исключения ма­териалы не менее содержательны, чем рассмотренные нами. В связи с содер­жательным разнообразием статей сбор­ник можно смело рекомендовать само­му широкому кругу читателей. По его прочтении невольно возникает жела­ние, используя представленные в нем материалы, написать какие-то статьи мета-уровня, например, о роли гендера (практически во всех статьях просле­живается эта роль) или о том, каковы современные матери и отцы с точки зре­ния их представлений о мире, о детях, о воспитании и с учетом того, как их вос­принимают дети, или о том, как и по форме, и по содержанию меняется про­цесс социализации в условиях быстро и кардинально меняющегося социума.

Социологические исследования, по сути, беспроигрышны: в конце концов, ответы практически на любой вопрос, если его задавали тысячам человек, в содержательном плане будут интерес­ны. Но в данном случае с научной точки зрения были выверены и сами вопросы, и особую значимость имеют результаты виртуозного анализа полученных отве­тов. Завершая оценку рецензируемого сборника «Социология образования», хотелось надеяться, что с включенными в него материалами с безусловной поль­зой для себя ознакомятся как социоло­ги, так и психологи, профессионально нацеленные на изучение актуальных проблем социологии и психологии об­разования.

 
Электронная редакция психологических журналов
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2022 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика