Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 119Рубрики 53Авторы 9352Новости 1845Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

36 место — направление «Психология»

0,323 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,829 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Способ вербального сравнения акустических событий как показатель величины воспринимаемого между ними различия 1181

|

Носуленко В.Н.
доктор психологических наук, главный научный сотрудник, лаборатория познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии РАН, Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0591-2335
e-mail: valery.nosulenko@ipras.ru

Старикова И.В.
лаборант, Центр экспериментальной психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия
e-mail: irina.starikova@psyexp.ru

Полный текст

В настоящей работе представлены новые данные экспериментального исследования, организованного в рамках перцептивно-коммуникативного подхода (Барабанщиков, Но­суленко, 2004; 2007; Носуленко, Самойленко, 1995; Самойленко, 1986, 2010; Nosulenko, Samoylenko, 1997, 2001, 2009). В основе этого подхода лежит положение о роли общения в формировании перцептивного образа (Ломов, 1980, 1984), а также вывод о том, что клю­чевые характеристики образа проявляются в вербальных суждениях человека. Одним из условий, при которых вербализации становятся индикаторами особенностей перцептивно­го образа и могут рассматриваться как репрезентативные данные для его изучения, являет­ся ситуация вербального сравнения воспринимаемых объектов или их составляющих (Са­мойленко, 1986, 1987, 1988, 2010), которая и была задана в экспериментальной процедуре, где задачами испытуемых явились: (1) вербальное описание сходства и различия, предъяв­ляемых для сравнения объектов, и (2) психофизическое оценивание величины восприни­маемого различия и/или выбор по заданному критерию предпочитаемого объекта.

В экспериментах Е. С. Самойленко объединение процедур вербального сравнения и психофизической оценки сложных зрительных изображений позволило выявить связь между вербализацией и результатами выполнения психофизической задачи. Так, например, частота описаний сходства двух абстрактных объектов хорошо коррелировала с величиной субъективной оценки различия этих же объектов (Самойленко, 1986, 1987). Аналогичные результаты были получены и в экспериментах по сравнению синтезированных музыкаль­ных звучаний: вербализация сходства звуков той или иной пары звучаний чаще происходи­ла при вынесении малых, чем больших, субъективных оценок их различия, а вербализация различия, наоборот, осуществлялась чаще при вынесении больших, чем малых, оценок раз­личия (Samoylenko, McAdams, Nosulenko, 1996). Еще одно подтверждение этим выводам было получено в серии исследований восприятия автомобильных шумов (Носуленко, 2007; Носуленко, Паризе, 2002; Nosulenko, Parizet, Samoylenko, 1998, 2000). В этих исследованиях также значимо чаще описывалось сходство для пар шумов, различие между которыми вос­принималось как малое или же для которых невозможно было однозначно указать предпо­чтение. Значимая связь между данными вербального и психофизического сравнения была показана и на более сложных объектах – при изучении восприятия многомодальных со­бытий, таких, как одновременное воздействие шума и вибрации (Носуленко, 2007; Parizet, Amari, Nosulenko, 2007).

Другой тип связи вербальных описаний с величиной воспринимаемого различия или характера предпочтения обнаруживается при более глубоком анализе вербализаций. Речь идет о двух конкретных способах вербального сравнения: градуальном и классификацион­ном (Самойленко, 1986, 2010). При градуальном способе вербализации различий два объекта характеризуются как обладающие в разной степени одним и тем же признаком, выбранным в качестве параметра различения (например, «первый звук громче второго»). При классифи­кационном способе вербального сравнения объекты или их отдельные признаки относятся к разным категориям («первый – это звук гитары, а второй – пианино»). Во всех перечислен­ных выше работах также обнаружилась значимая связь с субъективной оценкой различия объектов и на этом уровне анализа. Классификационный способ описания чаще использу­ется при восприятии сравниваемых объектов сильно различающимися и/или в случае на­хождения критериев для однозначного предпочтения одного из них. И наоборот, для сопо­ставления сходных или неоднозначно предпочитаемых объектов применяется в основном градуальный способ вербального сравнения. Более того, соотношение разных способов вер­бального сравнения оказывается индикатором для оценки индивидуальных особенностей ис­пытемых, в частности, для их разделения по опыту восприятия сравниваемых объектов или по чувствительности к восприятию различий определенного типа. Так, было показано, что чем больше используется классификационных описаний, тем больше деталей воспринимает испытуемый и тем более стабильным оказывается для него выбор предпочтения. На осно­вании этих закономерностей, например, стало возможным выделить разные группы испы­туемых: а) являющихся профессиональными экспертами по оценке автомобильных шумов, б) работающих на автомобильном предприятии, но не имеющих прямого отношения к оценке шума и в) являющихся обычными пользователями продукции этого предприятия (Носулен­ко, 2007; Носуленко, Паризе, 2002; Nosulenko, Parizet, Samoylenko, 2000).

Важно отметить, что сопоставление психофизических и вербальных данных в ука­занных работах имело двухстороннюю направленность: психофизические оценки и дан­ные предпочтений уточняли границы адекватности вербализаций, а вербальный материал позволял интерпретировать результаты, которые в рамках психофизического анализа не поддавались объяснению. Так, например, была раскрыта причина вариативности данных в экспериментах по восприятию тембровых аналогий, которые провели С. МакАдамс и Ж. Канибил (McAdams, Cunibile, 1992). Оказалось, что в разных случаях одни и те же слу­шатели использовали разные критерии сравнения, что приводило к восприятию звучаний или как сходных («оба звука очень сходны, так как они оба очень искусственные»), или как различных («это различные инструменты; кроме того, они различаются высотой звука»). Ясно, что в двух таких ситуациях выносилась разная оценка субъективного различия зву­чаний; как результат – высокая вариативность усредненных данных (Носуленко, 2007; Samoylenko, McAdams, Nosulenko, 1996).

Общим выводом всех упомянутых исследований стало заключение о том, что особен­ности вербального сравнения могут являться индикатором величины субъективно воспри­нимаемого различия между объектами и индивидуальных особенностей восприятия этих объектов людьми. Полученные закономерности представляются важными для операцио­нализации исследования, в котором используются данные вербализаций. Ведь анализ со­отношения «сходства–различия» и «градуальности–классификационности» в описаниях является самым первым и простым этапом в обработке вербальных данных (Самойлен­ко, 1986, 1987, 2010; Nosulenko, Samoylenko, 1997). Этот анализ не требует определения экспертом значений вербальных единиц, поскольку базируется на выявлении лексико­грамматических конструкций, а значит, может быть автоматизирован.

Дальнейшей проверке этих выводов было посвящено обсуждаемое ниже эксперимен­тальное исследование, которое является продолжением цикла работ по изучению особен­ностей слухового восприятия в технологически насыщенной среде (Носуленко, Старикова, 2009a, 2009б; Nosulenko, Starikova, 2010). Имеются в виду звучания, характеризующиеся разным способом цифрового кодирования звука. Анализировались особенности выбора слушателями предпочтений, критерии этого выбора и субъективные оценки различия при сравнении звучаний, отличающихся способом кодирования. Главная цель такого анализа – выявить связь особенностей сравнения и предпочтения таких звучаний с их типом, опытом их прослушивания, а также с характером выполняемой испытуемыми задачи. Слушатели различались уровнем музыкального образования и опытом прослушивания звуков, воспро­изводимых с помощью современных технологий. Регистрируемыми показателями были предпочтения, субъективные оценки воспринимаемого различия и вербальные описания различий. Соответственно, проверяемые в эксперименте гипотезы предполагали существо­вание связи между выбранными переменными и регистрируемыми показателями.

Метод

В экспериментах участникам предъявлялись при помощи наушников музыкальные фрагменты, каждый из которых был закодирован двумя наиболее распространенными в на­стоящее время способами: WAVE и mp3. Выбор этих двух способов записи звуков обуслов­лен тем, что стандарт mp3 был создан как более экономичная альтернатива формату WAVE, позволяющая, по мнению разработчиков, существенно сократить объем файлов при сохра­нении качества звучания аналогичного качеству компакт-диска. Это обусловило удобство записи музыки на мобильных носителях и – как следствие – лавинообразное распростране­ние звучаний mp3 среди огромной массы потребителей, особенно среди молодежи.

В качестве исходного источника звука использовались лицензированные компакт­диски. Эталонный файл так называемого CD-качества обрабатывался с помощью програм­мы WAVE mp3 Editor v11.9x для получения mp3 файлов. Таким образом, были сформи­рованы пары звуков, в каждой из которых можно было сравнить звучания разного типа кодирования.

Проведено три серии экспериментов с использованием процедуры парных сравне­ний. В каждой паре предъявлялся один и тот же музыкальный фрагмент, но записанный в разном формате. В первой серии слушатели должны были выбрать в паре тот звук, ко­торый «больше нравится» (ответы: «первый», «второй» и «все равно»). Во второй серии они выбирали звук, воспринимаемый как «более естественный». В третьей серии испы­туемые описывали вслух особенности воспринимаемого различия звуков в паре. Для этой серии экспериментов была организована экспериментальная ситуация, характерная для ситуаций референтного общения (Самойленко, 1986, 2010). Ее особенность определяется задачей описать воспринимаемые объекты так, чтобы другой человек смог составить пред­ставление об их специфике. Такая задача формулировалась инструкцией, которая предъ­являлась испытуемому перед началом эксперимента. Дополнительно во всех трех сериях испытуемых просили оценить различие между звучаниями разных форматов по 8-балль­ной шкале.

Для эксперимента использовался набор из девяти музыкальных фрагментов, условно разделенных на «натуральные» и «искусственные» звучания. При предварительной экс­пертизе фрагментов использовался описанный опыт подбора звуков (см.: Ломов, Беляе­ва, Носуленко, 1986). Учитывались также общие рекомендации международного союза по телекоммуникациям (ITU – International Telecommunication Union), касающиеся методов субъективной экспертизы качества звука (ITU-Recommendation, 2003). Отобранные звуки различались как типом записанных музыкальных инструментов, так и наличием или от­сутствием в звучании человеческого голоса. Среди «натуральных» звучаний были записи живых музыкальных инструментов (№ 1 – гитара, № 8 – симфонический оркестр, № 9 – рояль) и человеческого голоса (№ 2 – женский голос в сопровождении симфонического оркестра, № 3 – мужской голос в сопровождении инструментального ансамбля, № 4 – муж­ской голос в сопровождении симфонического оркестра). «Искусственные» музыкальные звучания включали три фрагмента, представляющих записи искусственно синтезирован­ных инструментальных партий (№ 5 – несколько синтезированных инструментов и рит­мическая группа, № 6 и 7 – без ритмической группы). Длительность каждого фрагмента составляла 8–10 секунд.
Пары звуковых фрагментов записывались двумя способами, отличающимися поряд­ком следования звучания WAVE и звучания mp3. Это позволило составить эксперимен­тальную программу, исключающую влияние порядка предъявления тестовых звуков.

В первых двух сериях эксперимента участвовали 28 слушателей – 15 мужчин и 13 женщин в возрасте от 17 до 61 года. Каждого испытуемого просили заполнить специальную анкету, позволяющую выявить уровень его музыкального образования и опыт слушания музыки при помощи акустических средств. Интервал времени между участием в двух экс­периментах составлял от 2 до 8 месяцев. В третьей серии эксперимента участвовали 11 че­ловек, случайно выбранных из общей группы слушателей.

Экспериментальная программа первой и второй серий эксперимента содержала 90 пар звучаний. Пары каждого из девяти музыкальных фрагментов предъявлялись 10 раз. В третьей экспериментальной серии количество предъявлений каждой пары фрагментов было уменьшено до двух (всего – 18 предъявлений). Во всех трех сериях пары звучаний воспроизводились компьютером Vaio PCG-K415S (звуковая карта REALTEC AC97) с по­мощью наушников (Sennheiser НD 280pro).

При анализе данных предпочтений для каждого слушателя рассчитывались относи­тельные частоты выбора предпочтения следующим образом:
Ni
Pi = , где Ni – количество ответов с предпочтением звучания i, N – общее количество
N
пар, в которых присутствовало звучание i. При анализе данных оценок различия для каждого испытуемого рассчитывались средние оценки для разных типов сравниваемых звучаний.

Обработка полученных данных осуществлялась стандартными статистическими мето­дами: сопоставлялись измеряемые показатели (предпочтения и различия), получаемые при сравнении звучаний разных типов, а также выявлялись межгрупповые различия. Сравнение средних относительных частот выбора предпочтений и оценок различия осуществлялось с ис­пользованием непараметрического критерия (Mann-Whitney Rank Sum Test). Для статисти­ческого анализа использовался статистический пакет SigmaStat 3.0 (модуль пакета SPSS).

Полученные в третьей серии вербализации записывались на цифровой магнитофон, а затем переводились в текстовый файл и подвергались системному анализу с помощью про­цедуры, описанной в работах В.Н. Носуленко и Е.С. Самойленко (Носуленко, 2007; Носулен­ко, Самойленко, 1995; Самойленко, 1986, 2010; Nosulenko, Samoylenko, 1997, 2001, 2009).

Напомним, что процедура системного анализа вербализаций состоит из нескольких этапов. Первый этап анализа текста – выделение вербальных единиц. В качестве таких единиц можно рассматривать характеристики, независимым образом отражающие отдель­ные признаки объекта или его сложный образ. На втором этапе устанавливается связь вер­бальных единиц с другими видами исходной информации – индексирование вербальных единиц; затем осуществляется кодирование вербальных единиц. Выделенные вербальные единицы анализируются с точки зрения трех отношений: (1) логического, (2) предметного и (3) семантического.
В данной статье будут рассматриваться только результаты анализа логического отно­шения, а именно: (1) соотношение частот использования вербальных единиц, характеризу­ющих как сходство, так и различие между сравниваемыми звуками, и (2) соотношение ча­стот использования классификационных и градуальных способов сравнения. Полученные результаты будут сопоставлены с данными субъективных оценок различия и предпочтений, полученных в первой и второй сериях эксперимента, детали которых были опубликованы ранее (Носуленко, Старикова, 2009 a, 2009 б; Nosulenko, Starikova, 2010).

Результаты и обсуждение

Анализ данных описания сходства и различия показал, что при сравнении звучаний разного способа кодирования вербализовывались в основном различия между звуками. В среднем описаний сходства оказалось менее 5 %. Однако для некоторых типов звучаний соотношение описаний сходства и различия не было столь однозначным. Так, например, при описании звучания № 3 (мужской голос в сопровождении инструментального кварте­та) вообще ни разу не отмечается сходство двух звуков (100% описаний – различия). В то же время в описаниях звучания № 7 (синтезированный звук) сходство отмечается в 16 % случаев, а при описании звучания № 9 (рояль) испытуемые в 14 % случаев упоминают о сходстве. Сходство для звучания № 7 выражается прежде всего в том, что сравниваемые звуки «искусственные», «не похожи ни на какой природный звук», «сами по себе неприят­ные» и «как-то сглаженные». Описание сходства двух типов кодирования для звучания №9 заключается в том, что оба звука «приятные», «звучат достаточно четко», в обоих звуча­ниях «хорошо слышится инструмент» и в обоих «слышится очень низкий гул».

Отметим, что оба этих звучания (№ 7 и 9) характеризуются тем, что при их прослу­шивании не обнаруживается явного предпочтения ни одного из типов кодирования звука: доля предпочтений звучания WAVE и mp3 примерно одинакова, а более 35% ответов при их сравнении являются безразличными («все равно»).

Другой психофизический показатель – оценка различия – также связан с характером описаний сходства–различия сравниваемых звучаний. Наибольшая величина субъективной оценки различия (4,2) отмечается для звучания № 3, а наименьшая, значимо отличающаяся от средней (p<0,001), для звучаний № 7 (1,3) и № 9 (1,6). Таким образом, проведенный анализ по­зволяет сделать выводы, аналогичные выводам, основанным на результатах экспериментов на других объектах: чем меньше величина субъективного различия между сравниваемыми объек­тами, тем больше количество описаний, характеризующих сходство между этими объектами.

Теперь рассмотрим данные об использовании классификационного и градуального способов описания. Следует отметить, что среднее число вербальных единиц, характери­зующих этих два способа описания, оказалось примерно равным 45,4 – в случае классифи­кационных описаний и 44,7 описаний – в случае градуального способа сравнения.
Однако это соотношение меняется в зависимости от типа прослушиваемого музы­кального фрагмента. На рис. 1 можно видеть, как соотносятся частоты использования этих способов описания при сравнении звуков WAVE и mp3, если эти результаты рассматривать отдельно для каждого музыкального фрагмента. Результаты анализа распределены в по­рядке возрастания доли использования градуального способа при сравнении звучаний двух форматов отдельно для каждого из девяти музыкальных фрагментов.

Рис. 1. Соотношение классификационных и градуальных способов сравнения звучаний, записанных в разных форматах, в описаниях разных типов музыкальных фрагментов

Как видно из рисунка, в описани­ях звучаний № 3 и 4 классификацион­ная стратегия сравнения используется существенно чаще, чем градуальная (p<0,05). Например, звук №3 WAVE обычно описывается «как будто живая музыка», тогда как тот же звук в фор­мате mp3 воспринимается «как будто прошедший обработку» или «как будто его записали». В звучании №3 WAVE «голос хорошо распознается», а в зву­чании №3 mp3 «отсутствует детали­зация голоса». В варианте WAVE «мож­но в отдельности прослушать каждую партию», в то время как в формате mp3 «звуки сливаются друг с другом».

В описаниях звучания № 1, 7 и 9, наоборот, градуальная стратегия сравнения исполь­зуется чаще, чем классификационная (p<0,05). Например, фрагмент № 1 в формате WAVE звучит «выше», «ярче» и «звонче», чем тот же фрагмент в записи mp3. Звучание фрагмента № 7 в формате WAVE чаще всего воспринимается по сравнению со звучанием mp3 как «бо­лее яркое», «более пронизывающее», «более полное», «более резкое», «более громкое», «более качественное» и т. д. А звучание № 9 WAVE описывается обычно как «более насыщенное», «более объемное», «более звонкое», «более прорисованное» и т. д., чем звучание № 9 mp3. От­метим, что все три фрагмента представляют собой воспроизведение игры на одном музы­кальном инструменте.

В описаниях всех других звучаний не обнаруживается значимых различий в частоте использования этих двух стратегий.

Можно сделать вывод, что звучания WAVE и mp3 этих трех музыкальных фрагментов обладают значительным числом общих характеристик, в рамках которых можно осущест­влять сравнение. При этом обнаруживается связь между соотношением частот использова­ния градуальных и классификационных способов сравнения и психофизической оценкой воспринимаемого различия: после прослушивании этих трех музыкальных фрагментов была дана минимальная оценка различия. Отметим, что анализ вербальных способов срав­нения более чувствителен, чем анализ соотношения частот описаний сходства и различия. Связь между частотой продуцирования описаний сходства и субъективной оценкой раз­личия обнаруживается только на фрагментах № 7 и 9, тогда как количество указаний на сходство между звуками двух форматов при прослушивании фрагмента № 1 оказывается существенно ниже среднего (2 %).

Полученный результат хорошо соответствует данным об оценках различия, получен­ным в первой и второй сериях эксперимента. Так, коэффициент корреляции между средни­ми величинами оценок различия и количеством случаев, в которых использовалась класси­фикационная стратегия различия, составляет r = 0,84 для данных первой серии и r = 0,88 – для данных второй серии.

Более детальный анализ пока­зывает различия в частоте исполь­зования градуального и классифи­кационного способов сравнения в зависимости от ситуации предпочте­ния одних и тех же звуков (рис. 2).

Рис. 2. Соотношение частот использования разных способов вербального сравнения звуков, записанных в разных форматах, для случаев предпочтения звучания WAVE и для случаев предпочтения mp3. Приведены данные усреднения по девяти типам музыкальных фрагментов

Как видно из рис. 2, доля ис­пользования классификационного способа сравнения в ситуации пред­почтения формата WAVE несколько выше доли использования градуаль­ного способа. В ситуации предпочте­ния mp3 наблюдается обратная тен­денция. Эта тенденция соответствует тенденциям в субъективных оценках различия, выявленным при анализе данных первой и второй серий экс­перимента. Так, средняя оценка вос­принимаемого различия в звучаниях WAVE и mp3 равна 3,69 в случае, когда предпочита­ется звучание формата WAVE, и снижается до 2,51 (p<0,0005), если предпочтение отдается звучанию формата mp3. То есть, как и в результатах показанных выше работ, преимуще­ственное использование градуального способа вербального сравнения соответствует мень­шей величине воспринимаемого различия между сравниваемыми объектами.

Показанная на рис. 2 тенденция в изменении частоты использования двух способов сравнения оказалась незначимой для усредненных данных, однако при анализе данных по отдельным музыкальным отрывкам обнаруживаются любопытные статистически значи­мые результаты.

Рассмотрим данные использования двух способов сравнения в ситуации пред­почтения звучания типа WAVE (рис. 3). Как и на рис. 1, результаты анализа представ­лены в порядке возрастания доли использования градуального способа вербального сравнения.

Рис. 3. Соотношение частот использования разных способов вербального сравнения звуков, записанных в разных форматах, при прослушивании разных музыкальных фрагментов. Выбраны случаи предпочтения звучаний формата WAVE

Как видно из рисунка, выде­ляются две группы музыкальных фрагментов, для которых соотноше­ние частот использования класси­фикационного и градуального спо­собов вербального сравнения прямо противоположно. Если говорить только о музыкальных фрагментах, при прослушивании которых об­наруживаются значимые различия в использовании разных способов сравнения (p<0,05), то превышение описаний классификационного типа характерно фрагментам № 2, 3 и 4, а преимущественное использование градуального способа характерно для прослушивания фрагментов № 1, 7 и 9. Проанализировав содержание этих двух групп музыкальных фрагментов, мож­но выделить, по крайней мере, один общий параметр для каждой группы: в первой группе объединились музыкальные фрагменты, представляющие собой записи больших оркестров (№ 2 и 4 – симфонический оркестр, № 3 – инструментальный ансамбль); вторую группу составляют записи отдельных музыкальных инструментов как натуральных (№ 1 – гитара, № 9 – рояль), так и синтезированных (№ 7).

Если предположить, что в звучаниях большого оркестра воспринимается больше от­дельных составляющих, которые можно отнести к разным классам при сравнении звуков WAVE и mp3 (в первом «можно в отдельности прослушать каждую партию», а во втором «звуки сливаются друг с другом»), то в случаях звучаниях отдельных инструментов сравне­ние ведется преимущественно в рамках общей категории признаков (первый звук «более звонкий», чем второй). Однако это предположение справедливо только для случаев предпо­чтения звучаний, записанных в формате WAVE.

На рис. 4 представлены аналогичные данные для ситуации предпочтения звуков фор­мата mp3.

Рис. 4. Соотношение частот использования разных способов вербального сравнения звуков, записанных в разных форматах, при прослушивании разных музыкальных фрагментов. Выбраны случаи предпочтения звучаний формата mp3

Так же, как и в предыдущем случае, выделяются две группы музыкальных фрагментов, в кото­рых имеются значимые различия (p<0,05) противоположной направ­ленности в использовании разных способов вербального сравнения. При прослушивании двух фрагмен­тов (№ 5 и 6) чаще используется классификационный способ срав­нения звучаний WAVE и mp3, а при прослушивании фрагментов № 1, 2 и 8 чаще применяется градуальный способ вербального сравнения. Но общим параметром объединения му­зыкальных фрагментов в этих груп­пах оказывается отнесение записан­ных инструментов к искусственным или естественным. Преимущественное использование классификационного способа вербального сравнения характерно – в случае предпочтения mp3 – для синтезированных звуков, а градуального – для музыкальных фрагментов, пред­ставляющих собой запись натуральных инструментов. Напрашивается вывод, что предпо­чтение mp3 означает наличие у слушателей слуховых эталонов, сформировавшихся при частом прослушивании звуков именно такого формата и преимущественно синтезирован­ных звуков. Вероятно, эти слушатели находят возможность определять в синтезированных звучаниях достаточное количество деталей, относящихся к разным классам. Отсутствие достаточного опыта прослушивания натуральных инструментов не позволяет им детализи­ровать сравниваемые звучания, что приводит к преимущественному использованию граду­ального способа описания различий.

Заключение

Проведенный эксперимент подтверждает результаты, полученные ранее в других ис­следованиях и говорящие о возможности использования вербальных данных в качестве индикатора величины субъективного различия сложных объектов. Можно с достаточной уверенностью считать, что в ситуации вербального сравнения соотношение частот про­дуцирования описаний сходства и различия, а также соотношение частот использования классификационного и градуального способов описания различий связаны с величиной воспринимаемого различия. Обнаружено, что соотношение частот градуальных и класси­фикационных описаний музыкальных фрагментов связано с предпочитаемым типом коди­рования записи этих фрагментов. В ситуации предпочтения звуков, закодированных в фор­мате WAVE, чаще используется классификационный способ описания, а в ситуации пред­почтения звучаний mp3 – градуальный способ, что, в свою очередь, связано с величиной субъективно воспринимаемого различия в двух ситуациях предпочтения. В разных ситуа­циях предпочтения слушатели использовали разные критерии для сопоставления оцени­ваемых звучаний. Так, в случае предпочтения формата WAVE  классификационное сравне­ние осуществлялось чаще при прослушивании музыкальных фрагментов, представляющих собой запись больших оркестров, состоящих из натуральных инструментов, а градуальное сравнение производилось главным образом в отношении записи отдельных инструментов. Это подтверждает ранее полученный факт, что при прослушивании больших оркестров вы­является больше деталей, позволяющих отнести звучания разных форматов к разным клас­сам (Носуленко, Старикова, 2009 a). Однако в ситуации предпочтения звучаний формата mp3 классификационный способ вербального сравнения использовался преимущественно при прослушивании синтезированных звуков, что указывает на особенности слуховых эта­лонов, сформировавшихся у конкретных слушателей, вероятно, в результате частого про­слушивания звучаний именно такого формата. Однако данный вывод требует дальнейшей экспериментальной проверки.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Барабанщиков В. А., Носуленко В. Н. Системность, восприятие, общение. М.: Изд-во ИП РАН. 2004. Ломов Б. Ф. Особенности познавательных процессов в условиях общения // Психологический жур- нал. 1980. Т. 2. № 5. С. 26–42.
  2. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука. 1984.
  3. Ломов Б. Ф., Беляева А. В., Носуленко В. Н. Вербальное кодирование в познавательных процессах. М.: Наука. 1986.
  4. Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М.: Изд-во ИП РАН. 2007.
  5. Носуленко В. Н. Психология слухового восприятия. М.: Наука. 1988.
  6. Носуленко В. Н., Паризе Е. Особенности восприятия шума автомобилей с дизельным двигателем // Психологический журнал. 2002. Т. 23, № 1. С. 93–100.
  7. Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Вербальный метод в изучении восприятия изменений в окружаю- щей среде // Психология и окружающая среда. М.: Изд-во ИП РАН. 1995. С. 11–50.
  8. Носуленко В. Н., Старикова И. В. Сравнение качества звучания музыкальных фрагментов, различающихся способом кодирования записи // Экспериментальная психология. 2009 a. Т. 2. № 3. С. 19–34.
  9. Носуленко В. Н., Старикова И. В. Предпочтение и субъективная оценка различия акустических событий, преобразованных средствами звукозаписи // Психология человека в современном мире. В 6 томах. Т. 2. М.: Изд-во ИП РАН. 2009 б. С. 238–243.
  10. Самойленко Е. С. Операция сравнения при решении когнитивно-коммуникативных задач: Дис. ... канд. психол. наук. М.: ИПАН. 1986.
  11. Самойленко Е. С. Сравнение в решении когнитивно-коммуникативных задач // Вопросы психологии. 1987. № 3. С. 128–132.
  12. Самойленко Е. С. К проблеме адекватного использования вербальных данных в психологическом исследовании // Методологические и теоретические проблемы современной психологии. М.: ИПАН. 1988. С. 191–201.
  13. Самойленко Е. С. Проблемы сравнения в психологическом исследовании. М.: Изд-во ИП РАН. 2010. ITU-Recommendation. General Methods For The Subjective Assessment of Sound Quality // ITU-R BS. 1284-1. 2003.
  14. McAdams S., Cunibile J.-C. Perception of timbre analogies // Philosophical Transactions of the Royal Society. London: B336. 1992. P. 383–389.
  15. Nosulenko V., Parizet E., Samoylenko E. La méthode d’analyse des verbalisations libres: une application à la caractérisation des bruits de véhicules // Informations sur les Sciences Sociales. 1998. V. 37. № 4. P. 593–611.
  16. Nosulenko V., Parizet E., Samoylenko E. Différences individuelles de perception de bruits de véhicules à moteur Diesel // Revue française de marketing. 2000. V. 4-5. №179/180. P. 157–165. 
  17. Nosulenko V., Samoylenko E. Approche systémique de l’analyse des verbalisations dans le cadre de l’étude des processus perceptifs et cognitifs. // Informations sur les Sciences Sociales. 1997. V. 36. № 2. P. 223–261.
  18. Nosulenko V., Samoylenko E. Evaluation de la qualité perçue des produits et services: approche interdisciplinaire // International Journal of Design and Innovation Research. 2001. V. 2. № 2. P. 35–60.
  19. Nosulenko V. N., Samoylenko E. S. Psychological methods for the study of Augmented Environments // S. Lahlou (Ed.). Designing User Friendly Augmented Work Environments. London: Springer Verlag. 2009. P. 213–236.
  20. Nosulenko V., Starikova I. Préférence, évaluation subjective et verbalisation des différences entre les fragments musicaux enregistrés en WAVE et MP3 // Actes du 10ème Congrès Français d’Acoustique. Lyon: 12–16 Avril 2010.
  21. Parizet E., Amari M., Nosulenko V. Vibro-acoustical comfort in cars at idle: human perception of simulated sounds and vibrations from 3- and 4-cylinder diesel engines // Intern. J. Vehicle Noise and Vibration. 2007. V. 2. № 2. P. 143–156.
  22. Samoylenko E., McAdams S., Nosulenko V. Systematic analysis of verbalizations produced in comparing musical timbres // International Journal of Psychology. 1996. V. 31. № 6. P. 255–278.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика