Психические и поведенческие нарушения при идиопатических генерализованных эпилептических расстройствах

870

Общая информация

Ключевые слова: психические нарушения, поведенческие нарушения, эпилептические расстройства, эпилептические энцефалопатии, аутизм

Рубрика издания: Теория и методология

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Зенков Л.Р., Ронкин М.А. Психические и поведенческие нарушения при идиопатических генерализованных эпилептических расстройствах // Аутизм и нарушения развития. 2011. Том 9. № 4. С. 1–8.

Полный текст

 

В течение последних двух десятилетий независимые исследования в четырёх смежных областях медицины — неврологии, эпилептологии, психиатрии и клинической нейрофизиологии привели к выделению группы патологии, характеризующейся выраженной перманентной дисфункцией головного мозга, проявляющейся психическими, нейропсихологическими и поведенческими расстройствами, сочетающимися с устойчивой эпилептиформной активностью в электроэнцефалограмме. Эпилеп­тологические исследования убедительно показали, что между клиническими нарушениями и эпилептическими разрядами в мозге, проявляющимися как эпилепти­формная активность, существует причинная патогенетическая связь. Именно ненормальная эпилептическая гиперсин­хронная активность нейронов в функционально значимых отделах мозга приводит к нарушению соответствующей психической функции [1-5]. Эта констатация привела к введению в классификацию эпилепсий новой обширной рубрики — эпилептические энцефалопатии. Введение её, как и ряд других изменений классификации и терминологии, мотивируется тем, что в предшествовавшей классификации не находили места многочисленные вновь описываемые формы и, в том числе, рассматриваемые в данной статье синдромы. Непароксизмальные психические и поведенческие расстройства, обусловленные эпилептической дисфункцией мозга или эпилептической энцефалопатией, составляют значительную часть всех психических и поведенческих расстройств и достаточно большую часть эпилептических синдромов. Они часто неправильно диагностируются, если упускается из виду их эпилептическая природа, что приводит к запаздыванию с правильным лечением, иногда с необратимыми последствиями. Не только непродуманное назначение нейролептиков, антидепрессантов, ноотропов, психостимулянтов может вести к неэффективности лечения или утяжелению симптоматики, но и неправильный выбор противосудорожного препарата, поскольку ряд из них также утяжеляют как клинические проявления, так и эпилептическую активность в мозге.

Вопреки общему суждению о том, что идиопатические генерализованные эпилепсии не сопровождаются психическими и поведенческими расстройствами, имеются многочисленные данные о том, что не только при первично-генерализо­ванных эпилепсиях могут наблюдаться существенные психические отклонения, но и о том, что эпилептические разряды, соответствующие паттернам типичных идиопатических генерализованных припадков (абсансов) без явных клинических их проявлений могут сопровождаться психозами и поведенческими расстройствами.

Характерные для типичных абсансов генерализованные билатерально-синхронные разряды комплексов спайк- волна триггируются в неспецифической восходящей ретикулярной системе, включающей диэнцефальные, септаль­ные ядра и системы волокон, составляющие продольный ретикулярный пучок переднего мозга, продолжающийся в орбито-фронтальную кору и другие медиобазальные структуры префрон­тальной коры, определяющие уровень бодрствования, широту поля внимания и его направленную фокусировку, и осуществляющей общую регуляцию функциональной активности мозга [1, 6]. Особенностью этой системы является ретикулярная организация, тесная связь гомологичных структур двух полушарий через поперечные спайки мозга и диффузные, двусторонние корковые проекции. Такая организация способствует тому, что локальная активация подкорковой части системы приводит к одновременному вовлечению всего мозга. Это определяет роль неспецифических срединных структур в генерализации эпилептического процесса, вовлечение в эпилептические разряды самих неспеци­фических систем объясняет нарушение сознания при эпилептическом припадке, а билатеральное диффузное вовлечение определяет характерные черты пат­терна абсанса в ЭЭГ, такие как билатеральная синхрония и широкое распространение по мозгу [1, 7, 8].

У больных с генерализованной эпилепсией и паттернами абсансов в ЭЭГ наблюдаются не только соответствующие типы припадков, но и нарушения функции слежения, направленного внимания, краткосрочной памяти, выявляющиеся в моменты субклинических разрядов в ЭЭГ при применении более тонких тестов на слежение и реагирование на внешние стимулы. Специальные нейропсихологические тесты показывают, что при эпилепсии с типичными абсан­сами отмечается сохранность, в основном, вербальных функций и памяти, в то время как общее познавательное функционирование, визуопространственные навыки, невербальная и долгосрочная память отстают от возрастного контроля, причем обратно пропорционально возрасту появления абсансов [8, 9]. Эти пациенты страдают дефицитом внимания, гиперактивностью и другими поведенческими и педагогическими расстройствами. Panayiotopoulos C.P. et al. (1997 г.) описали своеобразный идиопа­тический синдром «фантомных», как они их определяют, абсансов и статусов абсансов, сочетающихся с редкими гене­рализованными тонико-клоническими припадками. Хотя ни один из пациентов (как и их близкие) не предъявлял каких- либо жалоб на припадки, при ЭЭГ мониторинге обнаруживались нарушения вычислительных и других мыслительных операций в периоды генерализованной спайк-волновой активности в ЭЭГ. Статусы абсансов проявлялись умеренной спутанностью, дезориентацией, замедленностью реагирования, ощущением странности, причем эти состояния тянулись иногда до нескольких дней [10]. Описанные выше мягкие нарушения, связанные с эпизодическими разрядами генерализованных билатерально-синхронных разрядов в ЭЭГ, расцениваемых обычно как «субклинические», получили название «транзиторные когнитивные нарушения». Показано, что они могут лежать в основе серьезных нарушений обучения, развития и поведения у детей с эпилепсией, причем степень этих перманентных нарушений коррелирует с частотой и интенсивностью эпилептического электрогенеза в ЭЭГ [9, 11]. Что касается бессудорожных генерализованных эпилептических статусов у больных эпилепсией детей и подростков, то при их нераспознавании они могут расцениваться как общие нарушения обучения и поведения, в то время как правильная их диагностика открывает путь к значительному улучшению когнитивных возможностей пациента [12].

Ретикулярные структуры промежуточного мозга продолжаются в виде продольного пучка переднего мозга в сеп­тальные ядра, медиобазальные лобные лимбические образования, орбито-фронтальную кору и определяют функции целенаправленного поведения, настойчивости, последовательности деятельности, исполнительные функции и функции социализации [13]. Эти структуры и связи лобных медиобазальных отделов лимбико-ретикулярного комплекса даже получили в нейропсихологии обозначение «социальных структур мозга» [13]. Вовлечение этих структур в эпилептическую активность обычно проявляется также нелатерализованными билатераль­но-синхронными разрядами эпилепти­формной активности, неотличимыми от ЭЭГ картины типичных абсансов, а в интериктальном статусе может приводить к разнообразным психическим расстройствам [6, 14].

При эпилептическом вовлечении срединных структур мозга отмечаются нарушения целостного мышления, проявляющиеся психиатрической симптоматикой. Так ещё в 1949 г. Wycis H.T. et al. с помощью долгосрочных стереотаксиче­ских регистраций показали, что у части больных с диагнозом шизофрения, никогда не имевших эпилептических припадков, паранойяльная симптоматика непосредственно связана с эпилептическими разрядами, регистрирующимися в медиобазальных структурах мозга при нормальной конвекситальной ЭЭГ [15]. Непароксизмальные эпилептические расстройства, связанные с вовлечением неспецифических срединных структур и проявлявшиеся билатерально-синхронными разрядами по типу паттернов типичных абсансов, хронических бессу- дорожных эпилептических статусов с постоянными билатерально синхронными разрядами с поведенческой, аутисти­ческой симптоматикой, с картиной приобретенного лобно-долевого синдрома, шизофреноподобных нарушений многократно описаны в литературе [1-4, 14, 16].

Ниже приведены наши собственные наблюдения когнитивных, поведенческих и психических нарушений при первично- генерализованных эпилептических расстройствах. Поскольку большинство из обсуждаемых пациентов не имеют типичных эпилептических припадков, а клиническая симптоматика проявляется как психическое и поведенческое расстройство, они требуют двойного кодирования по шкалам МКБ-10: по разделу «F» и как эпилептический синдром или эпилептическая энцефалопатия по шкале «G».

ЭПИЛЕПТИЧЕСКИЕ МОЗГОВЫЕ ДИСФУНКЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ПАТТЕРНАМИ АБСАНСОВ

Эпилептические мозговые дисфункции с паттернами типичных абсансов в ЭЭГ мы наблюдали у 6 пациентов в возрасте 6-17 лет. У 1 психический синдром сочетался с мягко протекающей юношеской эпилепсией с абсансами, у остальных только в форме психиатрического расстройства без клинических эпилептических припадков. Наблюдались следующие психические расстройства: обсессивно-компульсивное расстройство — 2, шизофреническое расстройство — 1, детский аутизм — 2, синдром дефицита внимания и гиперактивно­сти — 1.

G40.8 Эпилептическая дисфункция
с симптоматикой

F42 Обсессивно-компульсивное
расстройство

Обсессивно-компульсивная симптоматика характерна для больных с эпилепсией и, в частности, входит в картину так называемых «эпилептоидных черт характера». Как доминирующий в картине заболевания синдром при эпилептических расстройствах она описана рядом авторов [17]. В наших исследованиях обсессивно-компульсивная симптоматика у пациентов с паттернами типичных абсансов наблюдалась в качестве основного психического расстройства у девочки 15 лет с юношеской абсансной эпилепсией с редкими (всего 3 за 4 года наблюдения) генерализован­ными атоническими припадками и с субклиническими абсансами продолжительностью около 3 сек с застыванием, которое удалось идентифицировать как припадок только при повторных прои­грываниях ЭЭГ-видеомониторинга. Ни близкие пациентки, ни она сама не знали ничего об этих абсансах и даже при обращении их внимания на наличие таковых их не замечали. Девочка успешно сочетает учёбу в десятом классе средней школы с занятиями изобразительным искусством, готовится в художественный ВУЗ. Если мать беспокоили только два (с интервалом в 1,5 года) приступа падения, протекавших в нетяжёлой форме бледных синкоп, то саму девочку на протяжении месяцев крайне тревожат скрываемые от матери и длящиеся в течение месяцев ощущения, что за ней недоброжелательно наблюдают, особенно когда она остается одна или находится на лестничной клетке, которую стремится проскочить как можно быстрее, чтобы избежать слежки. В комнате старается располагаться в углу лицом к двери и окнам, оглядывается. Понимает объективную неосновательность этих ощущений, но не может с ними справиться. Стесняется этих переживаний, скрывает от окружающих. Состояния эти появились незадолго до первого приступа и периодически утяжеляются. В неврологическом статусе отклонений не выявляется. Несмотря на, казалось бы, правильно выбранный по типу припадков препарат депакин хроно в дозе 2000 мг/сутки (концентрация в плазме крови — 110 мг/л), никак не влиял ни на припадки, ни на психическую симптоматику. В связи с тем, что начальные спайки разряда возникали в фронто­полярных отведениях, а трехмерная локализация давала его источник в орби­то-фронтальной медиальной коре (см. рисунок), была предположена лобнодо­левая природа расстройства и проведена замена вальпроата на ламотриджин (ламиктал), который в дозе 200 мг/сутки дал прекращение всех видов припадков и психической симптоматики.


Рис. А. ЭЭГ пациентки М-а А. 15 лет на лечении вальпроатом в дозе 2000 мг/сутки. На четвертой минуте гипервентиляции трехсекундный разряд билатерально-синхронных комплексов спайк-волна частотой 4 Гц, амплитудой 500 мкВ, с максимумом в полюсах лобных долей (Fp1, Fp2). Зеркально отраженная по горизонтальной оси симметрии форма комплексов спайк-волна говорит о глубинной локализации источников потенциала.

Рис. Б. Трехмерная локализация начальных спайков эпилептиформных разрядов. Выявляется плотная группа диполей в правой парасагиттальной медиальной области, первые из которых возникают в проекции поясной извилины, а последующие перемещаются по кривой, соответствующей траектории цингуляр- ных путей, в базальные фронто-полярные и орбито-фронтальные отведения.

 

Также имеет смысл обсудить несколько общих моментов. Идиопатическими генерализованными эпилепсиями называют эпилепсии, при которых нет данных за их симптоматическое происхождение, а клиника и ЭЭГ не выявляют фокальных изменений. Они, естественно, не исчерпываются только узкой номенклатурой уже внесенных в классификацию форм, являющихся малой частью реально существующих генера­лизованных эпилепсий, а к этой группе следует относить синдромы, удовлетворяющие указанным в начале абзаца условиям, даже если они формально не «влезают» в уже имеющиеся «канонические» рубрики. Именно для этого в рекомендациях Комиссии по терминологии и классификации Международной про- тивоэпилептической лиги принято положение о том, что диагноз в индивидуальных случаях может формулироваться как по форме эпилепсии, так и на основании типа припадков и других симптомов, если случай не подходит под уже известные рубрики [18]. Таким образом, расстройства, протекающие без припадков, но с перманентной симптоматикой, связанной с генерализованны­ми эпилептиформными изменениями в ЭЭГ, правомерно включить в круг первично-генерализованных эпилептических расстройств.

Следующий момент связан с нейро- патофизиологическим содержанием понятия «генерализованные». Термин «генерализованные», как и всякое классификационное понятие, является условным. С нейрофизиологической точки зрения никакой припадок не может быть первично-генерализован­ным, т.е. начинаться по всей коре независимым эпилептическим возбуждением многих миллионов нервных клеток. Одномоментные стереотипные разряды, возникающие по всему мозгу, как это наблюдается, к примеру, при абсан­сах, очевидным образом могут возникнуть только в результате одномоментного прихода афферентной посылки, запускающей эти разряды. Точно так же, генерализованный разряд при мио­клонической эпилепсии даже при асинхронности эпилептиформных феноменов внутри разряда может возникнуть только в результате внезапного изменения уровня возбуждения по всему мозгу, что также может быть реализовано только посредством одновременного поступления на симметричные и распространенные отделы обоих полушарий модулирующей возбуждение афферентной посылки. Неоспоримые доказательства того, что разряды, обусловливающие миоклонические судороги, являются в свою очередь ответом на афферентную посылку из срединных структур мозга, были получены нами при исследовании связанных с миоклониями и вызванных афферентной стимуляцией потенциалов мозга [1]. Таким образом, при так называемых «первично-генерализован­ных» эпилептических расстройствах пейсмейкером (запускающим механизмом) как припадков, так и разрядов в ЭЭГ являются неспецифические срединные структуры мозга. Учитывая их роль в регуляции психической активности и поведения человека, понятно, почему их дисфункция проявляется кругом симптомов, описанных выше. То, что при рассматриваемых расстройствах показано как в литературе, так и в наших случаях, частое вовлечение пре­фронтальной медиобазальной коры, соответствует данным о том, что пре­фронтальная кора является как по происхождению, так и по функциональным связям, прямым продолжением ретикулярных структур переднего мозга: неспецифических ядер таламуса и гипоталамуса, септальных ядер. Непосредственная обусловленность разрядов при типичных абсансах медиобазальной пре­фронтальной корой была показана во многих работах и специально исследована в серии исследований Карлова В.А., Гнездицкого В.В. и др. [6].

Психические нарушения при эпилептической активности, вовлекающей срединные и медиобазальные неспеци­фические структуры мозга, могут обусловливаться как функциональным выключением структур общей регуляции поведения, эмоций и мышления, так и их дезорганизованной избыточной активностью в зависимости от степени вовлеченности того или иного звена. Как показывают стереотаксиче­ские исследования, эти психические расстройства могут вызываться или ограниченными подкорковыми разрядами в срединных структурах при сохранности видимо нормальной или десинхронизованной активности в поверхностной электроэнцефалограмме, или генерализованным вовлечением коры в билатерально-синхронные разряды через билатеральные диффузные связи [4, 6]. Как показано в исследовании Mirsky A.F. et al. (1995 г.), для возникновения перманентных психических нарушений при эпилептической дисфункции необязательно постоянное присутствие в ЭЭГ эпилептиформной активности. Авторы характеризуют природу этих нарушений следующим образом: «Транзиторные вспышки спайк-волновой активности представляют макушку айсберга. Под поверхностью могут происходить более или менее постоянно активные патофизиологические процессы, отражающиеся в нарушении выполнения тестов на внимание и в связанных с событиями мозговых потенциалах» [19].

Фармакотерапия в первую очередь ориентирована на подавление эпилептиформ­ной активности в ЭЭГ, поскольку улучшение психических функций, в особенности когнитивных и речевых, часто отстает от нейрофизиологической динамики. Как и при лечении первично-гене­рализованных эпилепсий, препаратом первого выбора является вальпроевая кислота, поскольку она эффективно подавляет эпилептические разряды, проявляющиеся эпилептиформной активностью в ЭЭГ и являющиеся непосредственной причиной клинических симптомов. Особенно важно поддержание постоянной его концентрации в крови, поскольку падение её ведёт к экзацерба- ции эпилептиформной активности и нарушению психических функций. Оптимальным является оригинальный препарат вальпроевой кислоты с контролируемым высвобождением депакин хроно, который, по данным специального исследования, единственный имеет длительное плато концентрации, в отличие от имеющихся на рынке аналогов дженери­ков [20]. При неэффективности депакина или наличии противопоказаний следует пробовать ламотриджин (ламиктал) и леветирацетам (кеппра). Не показаны — фенитоин, фенобарбитал, карбамазепин, нейролептики группы фенотиазинов, трициклические антидепрессанты, ноотро­пы, извлекаемые из биологических материалов, могущие утяжелять заболевание и вызвать присоединение или утяжеление припадков. Обязательны настойчивая семейная и групповая психотерапия, пси­хосоциальная реабилитация, коррекционная педагогическая работа [1, 21].

Литература

  1. Зенков Л.Р. Непароксизмальные эпилептические расстройства (руководство для врачей). – М.: Медпрессинформ, 2007.
  2. Зенков Л.Р., Айвазян С.О., Осипова К.В., Усачева Е.Л., Харламов Д.А., Лазарева И.И., Притыко А.Г. Длительные бессудорожные эпилептические состояния и их лечение. 3-я Восточно-Европейская конференция «Эпилепсия и клиническая нейрофизиология». Ялта-Гурзуф 1-6 октября 2001. – С. 92-94.
  3. Zenkov L.R., Konstantinov P.A., Shiriayeva I.U., Sirazitdinova E.B. et al. Non convulsive Epileptic Encephalopathies with Neuropsychological, Psychic, Behavioural and Educational Disorders // Epilepsia. – 2003. – V. 44, Suppl. 8. – P. 136-137
  4. Зенков Л.Р., Шевельчинский С.И., Константинов П.А., Мясников В.Н., Сиразитдинова Э.Б. Бессудорожные эпилептические энцефалопатии, аутизм и другие растройства психического развития // Аутизм и нарушения развития. – 2004. – № 1. – С. 2-19.
  5. Binnie C.D. Significance and management of transitory cognitive impairment due to subclinical . EEG discharges in children // Brain Dev. – 1993. – V. 15 – P. 23-30.
  6. Карлов В.А., Гнездицкий В.В. Абсансная эпилепсия у детей и взрослых.- М.: Прессервис, 2005.
  7. Loisau P., Panayiotopoulos Ch. P., Hirsh E. Childhood absence epilepsy and related syndromes // Epileptic syndromes in Infancy, Childhood and Adolescence (3rd edn). J. Roger, M. Barbau, Ch. Dravet, . P. Genton, C.A. Tassinari & P. Wolf. 2002 John Libbey & Co Ltd, p. 203-227.
  8. Medford N., Sierra M., Baker D. David A.S. Understanding and treating depersonalisation disorder // Advan. Psychiatr. Treat. – 2005. – V. 11. – P. 92 – 100.
  9. Pavone P., Bianchini R., Trifiletti R. R. et al. Neuropsychological assessment in children with absence epilepsy // Neurology. – 2001. – V. 56. – P. 1047-1051.
  10. Panayiotopoulos C. P., Koutroumanidis M., Giannakodimos S., Agathonikou A. Idiopathic generalised epilepsy in adults manifested by phantom absences, generalized tonic-clonic seizures, and frequent absence status // J Neurol Neurosurg Psychiatry - 1997. – V. 63. – P. 622-627.
  11. Matricardi M., Brinciotti M., Paolella A., Porro G., Benedetti P. Neuropsychological correlates . of subclinical paroxysmal EEG activity in children with epilepsy: quantitative aspects // Functional . Neurol. – 1989. – V. 4. – P. 241-246
  12. Staufenberg E.F., Brown S.W. Some issues in non-convulsive status epilepticus in children and adolescents with learning difficulties [see comments] // Seizure. – 1994. – V. 3. – P. 95-105.
  13. Hamano T., Luders H.O., Ikeda A. et al. The cortical generators of the contingent negative variation in humans: a study with subdural electrodes // Electroencephalogr Clin Neurophysiol. – 1997. – . V. 104. – P. 257–268.
  14. Heath R.G. Common clinical characteristics of epilepsy and schizophrenia: clinical observation . and depth electrode studies // Am J Psychiatry. – 1962. – V. 118. – P. 1013–1026.
  15. Wycis H.T., Lee A.J., Spiegel E.A. Simultaneous records of thalamic and cortical (scalp) potentials . in schizophrenics and epileptics // Conf. neurol. – 1949. – V. 9. – P. 264-271.
  16. Engel J.Jr., Bandler R., Griffith N. C., Caldecott-Hazard S. Neurobiological evidence for epilepsy-induced interictal disturbances, in Neurobehavioral Problems in Epilepsy: Advances in Neurology, vol 55. Edited by Smith D., Treiman D., Trimble M. New York, Raven Press, 1991, pp 97–111.
  17. Levin B., Duchowny M. Childhood obsessive-compulsive disorder and cingulate epilepsy // Biol Psychiatry. – 1991. – V. 30. – P. 1049-1055.
  18. Engel J.Jr. A proposed diagnostic scheme for people with epileptic seizures and with epilepsy: report of the ILAE Task Force on Classification and Terminology // Epilepsia. – 2001. – V. 42. – P. 796-803.
  19. Mirsky A. F., Duncan C. C., Levav M. L. Neuropsychological and psychophysiolgical aspects of absence epilepsy. In: Duncan J. S., Panayiotopoulos C. P.(eds) // Typical absence and related epileptic syndromes. Edinburgh: Churchill Livingstone. P. 112-121.
  20. Соколов А.В., Белоусов Ю.Б., Тищенкова И.Ф. Сравнительная фармакокинетика препаратов вальпроевой кислоты с контролируемым высвобождением // Ремедиум. – 2006 (спецвыпуск). – № 4. – С. 2-6.
  21. Schmitz B. Mood effects of antiepileptic drugs. In: Progress in epileptic disorders. V. 1. Cognitive dysfunction in children with temporal lobe epilepsy // Arzimanoglou A. et al. (eds.). 2005, John Libbey Eurotext, Esher, Surrey, UK. – P. 233-250.

Информация об авторах

Зенков Леонид Ростиславович, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук, профессор Лаборатории клинико-электрофизиологических исследований при кафедре нервных болезней лечебного факультета ММА им. И.М.Сеченова, главный научный сотрудник Клиники нервных болезней им. А.Я.Кожевникова, Москва, Россия

Ронкин Михаил Аркадьевич, доктор медицинских наук, академик РАМТН, профессор, доктор медицинских наук. Клиника нервных болезней им. А. Я. Кожевникова, г. Москва Лаборатория клинической нейрофизиологии НИЦ ММА им. И. М. Сеченова, г. Москва, Москва, Россия

Метрики

Просмотров

Всего: 1499
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 4

Скачиваний

Всего: 870
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 5