«Социальный мозг» с точки зрения представлений о психологических системах Л.С. Выготского

750

Общая информация

Рубрика издания: Дискуссии и дискурсы

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Ахутина Т.В. «Социальный мозг» с точки зрения представлений о психологических системах Л.С. Выготского // Культурно-историческая психология. 2012. Том 8. № 4. С. 100–102.

Полный текст

 

Статья О.В. Рычковой и А.Б. Холмогоровой написана на актуальную тему, а именно, как понимать достаточно новое и часто используемое понятие «социальный мозг». Статья содержательна в своей описательной части, авторы сообщают много ценной информации об исследованиях социального мозга, недостаточно известных широкому кругу читателей. В то же время статья дискуссионна, как по вопросу понимания термина «социальный мозг», так и по интерпретации высказывания Л.С. Выготского и его подхода к пониманию проблемы «мозг и психика».

Итак, как понимать новое понятие «социальный мозг»? Во-первых, важно отметить два значения этого выражения, которые четко прозвучали на круглом столе «Социальный мозг» в ходе конференции памяти А.Р. Лурии 1 декабря 2012 г. Первое (старое) значение: человек — социальное существо, и в ходе филогенеза его мозг трансформировался так, чтобы стать органом, способным к культурному научению. Рост коры и особенно третичных зон, длительный период их созревания/пластичности, готовность к обучению и созданию сложных функциональных систем — все это делает возможным овладение социальными формами поведения через их интерио- ризацию, т. е. освоение культуры. Второе (новое) значение — есть особые зоны мозга, которые по своей локализации и истории развития таковы, что позволяют в ансамбле с другими структурами обеспечивать решение важных социальных задач. Эти два значения дополнительны, они не противоречат друг другу. Человек знакомится с другим человеком, слушает нового политического оратора — он мгновенно принимает решение, насколько опасен этот человек, насколько он ему нравится. Этот сторожевой пункт — опасен / не опасен, привлекателен/ не привлекателен, глубоко укоренен в филогенезе. Он работает в тесном контакте с нашей эмоциональной памятью, которая постоянно обновляется, аккумулируя эмоциональные реакции, которые могут быть как осознанными (я понимаю, почему кто-то мне не нравится, в такой рефлексии участвует кора головного мозга), так и неосознанными (о структурах, участвующих в социальном восприятии и оценке см. комментарий Р.И. Мачинской).

Есть близкое к новому значению социального мозга понятие «эмоциональный мозг», оно возникло ранее и обсуждалось еще Л.С. Выготским. Для дискуссии о социальном мозге очень важны размышления Выготского о мозговом субстрате эмоций. Например, «. не случайно аффективные функции обнаруживают непосредственную связь как с наиболее древними подкорковыми центрами, которые развиваются первыми и лежат у основания мозга, так и с самыми новыми, специфически человеческими областями мозга (лобными долями), развивающимися позднее всех. В этом факте находит анатомическое выражение то обстоятельство, что аффект есть альфа и омега... всего психического развития» [2, с. 296; см. также 3, с. 255; 4, с. 139—159].

Почему для Л.С. Выготского, которого никто не упрекнет в редукционизме, важно, что в организацию эмоций включаются старые и новые структуры? Потому что это позволяет ему подойти к объяснению специфичности эмоций по сравнению с другими познавательными высшими психическими функциями. Очень важно напомнить мнение Л.С. Выгот­ского о психических и физиологических процессах, сформулированное в статье 1930 г. «Психика, сознание, бессознательное». Там Выготский пишет: «До сих пор еще широко распространено мнение, что содержание и предмет психологической науки составляют психические явления или процессы и что, следовательно, психология как самостоятельная наука возможна только на основе идеалистического философского допущения самостоятельности и изначаль- ности духа наравне с материей» [1, с. 133]. Он продолжает: «Неразрешимость психической проблемы для старой психологии и заключалась в значительной степени в том, что из-за идеалистического подхода к ней психическое вырывалось из того целостного процесса, часть которого оно составляет, и ему приписывалась роль самостоятельного процесса, существующего наряду и помимо процессов физиологических» [там же, с. 137]. Этой точке зрения Выгот­ский противопоставляет диалектический подход к проблеме: «Диалектическая психология исходит раньше всего из единства психических и физиологических процессов»; он разъясняет: «. психику следует рассматривать не как особые процессы, добавочно существующие поверх и помимо мозговых процессов, где-то над или между ними, а как субъективное выражение тех же самых процессов, как особую сторону, особую качественную характеристику высших функций мозга» [там же]. В то же время Выготский возражает против отождествления психических и физиологических процессов: «Диалектическая психология... не смешивает психические и физиологические процессы, она признает несводимое качественное своеобразие психики, она утверждает только, что психологические процессы едины. Мы приходим, таким образом, к признанию своеобразных психофизиологических единых процессов, представляющих высшие формы поведения человека, которые мы предлагаем называть психологическими процессами.» [там же, с. 138].

 

Как приведенное мнение Выготского соответствует его утверждению, процитированному в статье О.В. Рычковой и А.Б. Холмогоровой? Там Выгот­ский возражает против гипотезы относительно тождества психологической природы высших интеллектуальных процессов с элементарными, чисто-ассоциативными процессами образования связей или навыков у животных, выдвинутой Э. Торндайком. Если различаются функции (поиск ассоциации или опосредованный знаками произвольный поиск решения), то не могут сопоставляться и их субстраты. Выготский пишет: «Сигнификативная структура высших функций не идентична ассоциативной структуре элементарных процессов. Само по себе накопление ассоциативных связей никогда не приводит к появлению высшей формы интеллектуальной деятельности» [5, с. 107]. Выготский критикует Торндайка за то, что он «игнорирует качественные отличия, возникающие в процессе эволюции интеллекта, требующие различных единиц для своего измерения, и в частности не делает различия между биологической и исторической эволюцией интеллекта» [там же, с. 109]. Таким образом, говоря Psychologica psychologice, Выготский выступал против игнорирования качественных различий психики животных и человека и не призывал рассматривать психические процессы вне того единства, которое он называл психологическими процессами.

Мне представляется, что излагая взгляды сторонников концепции «социальный мозг», авторы в конце статьи упрощают их взгляды, забывая, что писали в ее начале. На первой странице части I статьи они справедливо пишут, что концепт «социальный мозг» создан в парадигме «системного подхода», что за ним стоит междисциплинарное направление, которое «стремится интегрировать современные нейробио- логические теории функционирования мозга, данные из когнитивной, клинической психологии, психологии развития, общей и частной психопатологии, этологии, антропологии, социальной психологии и других областей знания». Странно предполагать, что сторонники этого направления могут ставить своей целью «поиск жесткого соответствия между психическими функциями и определенными зонами головного мозга», или что они «спешат объявить «социальный мозг» местом, где локализованы основные психические свойства и функции, обеспечивающие социальную, собственно человеческую деятельность» [см. с. 90].

Отстаивая свою точку зрения, авторы представляют взгляды Л.С. Выготского таким образом: «Л.С. Выготский развел натуральные, природные и высшие (собственно человеческие) психические функции по критерию опосредствованности последних. Это означает, что собственно человеческие, или высшие, психические функции не предзаданы эволюционно, а формируются в процессе интериоризации определенных культурных средств их организации, тем самым они являются продуктом и функцией, прежде всего развития культуры, а не эволюции мозга» [см. с. 90]. При этом, на мой взгляд, авторы забывают, что в докладе «О психологических системах» 9 октября 1930 г. Выготский противопоставил свою старую и новую точку зрения на развитие психических функций. Основная идея его сообщения «заключается в том, что в процессе развития, и в частности исторического развития поведения, изменяются не столько функции, как мы это раньше изучали (это была наша ошибка), не столько их структура., сколько изменяются и модифицируются отношения, связи функций между собой, возникают новые группировки, которые были неизвестны на предыдущей ступени» [1, с. 110]. Отсюда следует, что изучение меж­функциональных систем возможно и с точки зрения качественного анализа осуществляемых ими функций, и с точки зрения участвующих в них мозговых структур. Такой структурно-функциональный подход характерен, и для нейропсихологии и для нейро­науки в целом, и он не противоречит традиционной биопсихосоциальной модели генеза расстройств, разработанной в отечественной патопсихологии в продолжение идей Б.В. Зейгарник, ученицы и последователя Л.С. Выготского.

И последнее замечание. Авторы статьи пишут, что «высшие психические функции не предзаданы эволюционно, а формируются в процессе интерио­ризации, тем самым они являются продуктом и функцией прежде всего развития культуры, а не эволюции мозга». Это утверждение противоречит современной точке зрения о ко-эволюции поведения и мозга в ходе исторического развития человека. Даже в онтогенезе каждого человека формирование мозговых структур идет в зависимости от его участия в социальных формах активности, недостаток социального общения в раннем возрасте может вести к необратимым последствиям в формировании и функционировании мозга.

Завершая свой комментарий, я хочу поблагодарить авторов статьи А.Б. Холмогорову и О.В. Рыч­кову за то, что они поставили на обсуждение кон­цепт «социальный мозг», один из чрезвычайно актуальных вопросов современной психологии и нейронауки. Концепт недостаточно известен в нашей стране, труден для восприятия и вызывает разные толкования, поэтому спасибо авторам статьи за вынесение этого злободневного вопроса на всеобщее обсуждение.

Литература

  1. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 1. М., 1982.
  2. Выготский Л.С. Собр. соч. Т. 4. М., 1984.
  3. Выготский Л.С. Собр. соч. Т. 5. М., 1983.
  4. Выготский Л.С. Собр. соч. Т. 6. М., 1984.
  5. Выготский Л.С. Проблема высших интеллектуальных функций в системе психотехнического исследования. Переплетение филогенетической и культурной истории в онтогенезе // Культурно-историческая психология. 2007. № 3.

Информация об авторах

Ахутина Татьяна Васильевна, доктор психологических наук, главный научный сотрудник лаборатории нейропсихологии факультета психологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8503-2495, e-mail: akhutina@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1566
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 750
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 8