Деятельность по осмыслению жизненного опыта: статус, процесс и результат

1122

Аннотация

В статье с позиций культурно-деятельностной психологии дается определение и обосновывается статус активности по осмыслению жизненного опыта как самостоятельной деятельности, продолжающейся в течение всей жизни человека. Описываются: 1) мотив — достижение согласованной определенности в жизненном мире, 2) действия, нацеленные на осмысление и переработку жизненного опыта в конкретной жизненной ситуации и на согласование между собой разных частей жизненного опыта в целостную картину собственной жизни и 3) разнообразные операции деятельности по осмыслению жиз-ненного опыта: рассматриваются формы (самостоятельное или совместное с другими), уровни (спонтанное и осознанное) и сферы осмысления жизненного опыта. Специально обсуждается результат данной деятельности — формирование индивидуального жизненного мира человека. Индивидуальный жизненный мир — сложная чувственно-практическая и знаково-символическая реальность, в которой протекает жизнь человека, а также интегральное знаково-символическое средство упорядочивания, организации, направления и регуляции жизнедеятельности человека.

Общая информация

Ключевые слова: деятельность по осмыслению жизненного опыта, мотив, цели и операции, осмысление, индивидуальный жизненный мир, роль культурных представлений в деятельности осмысления

Рубрика издания: Теория и методология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2015110102

Для цитаты: Колпачников В.В. Деятельность по осмыслению жизненного опыта: статус, процесс и результат // Культурно-историческая психология. 2015. Том 11. № 1. С. 7–12. DOI: 10.17759/chp.2015110102

Полный текст

Одной из ключевых теоретико-методологических и научно-практических проблем современной философии, психологии, психотерапии, педагогики, а также ряда других смежных гуманитарных дисциплин является проблема смысла.

Во многих современных психологических теорях личности подчеркивается стремление человека к осмыслению собственного бытия, определению смысла различных сторон действительности и собственной жизни в целом. Наиболее известными теориями, в которых подчеркивается стремление человека к смыслу, являются культурно-историческая психология Л.С. Выготского [6], деятельностный подход А.Н. Леонтьева [8; 9] и его последователей [2; 4; 11 и мн. др.], логотерапия В. Франкла [15] и экзистенциальный анализ А. Лэнгле [12] , экзистенциальная психология и психотерапия И. Ялома [20] и др.

Удивительным представляется то, что, подчеркивая стремление и активность человека по осмыслению жизненного опыта, исследователи смысла до сих пор не предприняли усилий по определению статуса этой активности. Например, В. Франкл говорит о «воле к смыслу» — сквозному, через всю жизнь, стремлению человека к нахождению и воплощению смысла [15]. А.Н. Леонтьев [8; 9] говорит о смысле и смыслообразовании как составных компонентах деятельности человека. Б.С. Братусь [4], рассматривает разные уровни смысла и иллюстрирует их центральную роль в жизнедеятельности человека, но не определяет статус активности по осмыслению жизни. А.Г. Асмолов [2 и др.] говорит о динамических смысловых образованиях личности и их регулятивной роли в человеческой деятельности на разных ее уровнях. Д.А. Леонтьев [11], всесторонне рассматривая динамическую смысловую систему личности и тщательно обсуждая ее работу на разных уровнях, все же не концептуализирует четко эту сквозную активность человека.

С нашей точки зрения, культурно-деятельностная психология позволяет концептуализировать активность человека по осмыслению жизненного опыта как отдельную самостоятельную деятельность. Деятельность осмысления — это активность, протекающая как во внутренней, так и внешней форме, по прояснению, соотнесению, упорядочиванию различных аспектов собственного жизненного опыта в согласованное целое — целостную смысловую организацию жизнедеятельности человека.

 

Мотивом деятельности осмысления является достижение согласованной определенности в жизненном мире. В. Франкл [15], И. Ялом[20], А. Эллис [17], А.Н. Леонтьев [8; 9] и Д.А. Леонтьев [11], Ф.Е. Васи­люк [5], М.С. Яницкий [21], А.В. Серый[14] и многие другие психологи утверждают, что мотивация к осмыслению собственной жизни является неотъемлемой стороной человеческого бытия именно в связи с потребностью обретения определенности и ясности, необходимых для целенаправленного достиже- ния/воплощения значимых устремлений.

Ф.Е. Василюк в своей книге «Психология переживания» [5] вводит представление о переживании как деятельности смыслостроительства в критических ситуациях невозможности продолжения жизни. Нахождение смысла (осмысление ситуации, привнесение в нее смысла) выступает здесь как необходимое условие продолжения жизни. Жизнь невозможна — и не продолжится! — без нахождения и воплощения в собственной жизненной активности человека значимых и содержательных смыслов, которые оправдывают его существование и упорядочивают, организуют всю жизнедеятельность человека и его жизненный мир.

Об этом же, по сути, пишут В. Франкл [15] и его последователи. У человека есть потребность в смысле как представлении о том, ради чего, для чего осуществляет он ту или иную собственную деятельность, действие, поведение. Без этой смысловой определенности человек испытывает состояние потерянности — экзистенциального вакуума и/или кризиса — состояние психологически чрезвычайно тяжкое и дискомфортное, в котором жизнь не может продолжаться конструктивно. С другой стороны, человек, которому есть «для чего» жить, может выдержать любое «как»: рождаются силы для преодоления любых препятствий и невзгод, жизнь и мир упорядочиваются и организуются вокруг центральных смыслов жизни в некоторое определенное и организованное целое.

Действия в рамках деятельности осмысления нацелены на осмысление и переработку жизненного опыта в конкретной жизненной ситуации. Такими действиями могут быть целенаправленное осмысление конкретного опыта или аспекта собственной жизни, а также такие сложные и особенные действия, как осознанный выбор, сознательные поступки, формирование осознанных убеждений. Кроме того, согласование между собой разных частей жизненного опыта в целостную картину собственной жизни может выступать комплексным действием, побуждаемым осознанным мотивом-целью.

Операциями по осмыслению опыта в различных условиях могут быть прислушивание к себе — собственным чувствам и ощущениям, связанным с конкретными впечатлениями и представлениями, соотнесение и согласование представлений между собой, интерпретация, прояснение/кларификация, переживание, рефлексия, защитные механизмы и многие другие.

Деятельность по осмыслению жизненного опыта начинается в самом раннем возрасте с появлением проблесков сознания у младенцев и продолжается в течение всей сознательной жизни человека.

Можно выделить две формы осмысления человеком жизненного опыта: 1) самостоятельное осмысление жизненных событий, явлений и процессов собственной жизни, начинающееся с самого раннего возраста и продолжающееся до конца жизни и 2) совместное с другими определение/осмысление реальности.

Самостоятельному осмыслению жизненного опыта много внимания уделено в концепциях нео­психоанализа, в частности, в индивидуальной психологии А. Адлера [1]. Он вводит представление о «базовых ошибках» — результатах раннего осмысления реальности ребенком, которые определяют отношение к различным сторонам жизненного мира и само- отношение человека нередко на протяжении всей жизни. Сюда же относятся работы Э. Эриксона [19] о базовых личностных диспозициях, приобретаемых человеком на каждом из этапов развития, и представления А. Эллиса [17] об иррациональных идеях, служащих причинами психологического неблагополучия человека.

Совместное с другими определение/осмысление реальности активно исследуется в культурно­исторической традиции. В изначально совместном бытии становящийся человек — в совместной практике — опробует, проверяет и принимает/не принимает[II] представления, знания и способы деятельности, которые уже используются другими людьми. Эти представления, знания и способы деятельности/об- щения становятся его собственными инструментами упорядочивания и организации жизненного опыта и активности. Именно этот процесс обмена знаниями и представлениями, как и способами деятельности, создает почву для большей или меньшей общности всегда уникально-индивидуальных картин мира, и, соответственно, большего или меньшего взаимопо- нимания/непонимания между людьми — созда- ние/творение совместного жизненного мира. Здесь можно отметить множество нюансов и аспектов. Этим объясняется большее взаимопонимание людей принадлежащих к одной и той же культуре (субкультуре), и большие трудности взаимопонимания между представителями различных культур. Дис­курсы различных сообществ/групп — создают общность понимания тех или иных сторон мира, с которыми имеют дело представители данных сообществ. Притягательностью принадлежности к групповому целому, имеющей жизненный смысл надежности и защищенности целым индивидуального существования, объясняется удовлетворение от совпадения собственных взглядов/представлений с групповы- ми/общественными. Этим, кстати, объясняются и социально-психологические феномены группового давления и конформизма.

Можно выделить два уровня протекания деятельности осмысления жизненного опыта — спонтанный и осознанный.

1.  Спонтанная деятельность осмысления. Движимый разнообразными потребностями, человек «находит» и символизирует небезразличные для его жизнедеятельности элементы, процессы, события, принимает в процессе совместной деятельности со значимыми другими людьми их взгляды, представления, способы понимания/осмысления/кон- цептуализации мира и самого себя в нем. В изначально совместном бытии становящийся человек опробует, проверяет и принимает (или не принимает) представления, знания и способы деятельности, которые уже используются другими людьми. Эти представления, знания и способы деятельности/общения становятся его собственными инструментами упоря­дочивания и организации собственного жизненного опыта и активности. Именно этот процесс обмена знаниями и представлениями, как и способами деятельности, создает почву для большей или меньшей общности всегда уникально-индивидуальных картин мира, и, соответственно, большего или меньшего взаимопонимания/непонимания между людьми. Все это в значительной степени происходит спонтанно, как бы само собой. Правда, в основе этого процесса, тем не менее, всегда лежит забота [16], деятельность становящегося человека.

2.    Осознанная деятельность осмысления. В процессе осмысления жизненного опыта в некоторых — обычно сложных, противоречивых — жизненных ситуациях человек неизбежно становится перед необходимостью осознанного личностного выбора. Мы выбираем, как поступить в такой ситуации, и тем самым укрепляем, утверждаем своими личностными выборами и поступками те или иные представления о мире, в котором живем, и о собственной жизни. Мы выбираем, во что верить или не верить («Есть ли на свете мужество и любовь каждый решает сам»). Мы выбираем, какие мы — что истинно в нас и окружающих нас людях («я — верный друг», «я не вор», «людям присуще стремление к самоактуализации и самореализации» и т.п.). Выбор подчас ясен и спонтанен, подчас — сложен и мучителен. Но необходимость осознанно выбирать является некоторой неотъемлемой и неизбежной экзистенциальной данностью [20]. В этом осмыслении жизненного опыта активно используются культурные представления, предлагаемые окружающими людьми (семьей, значимыми другими), системой образования, массовой культурой, идеологией и т.д. Но культура сложна и противоречива. В ней всегда присутствуют разные представления и способы действия. И человек неизбежно в своей жизни сталкивается с необходимостью осознанно выбирать. Остановимся более подробно на проблеме использования культурных представлений и практик в развитии и протекании деятельности по осмыслению жизненного опыта.

Роль культуры в развитии человеческой психики и личности чрезвычайно велика. Здесь мы хотим подчеркнуть, что любому становящемуся человеку целенаправленно и стихийно предлагается огромный набор культурных представлений и способов организации и сценариев жизни, которые становятся инструментами осмысления и организации собственного жизненного опыта и организации жизненной активности. Сюда относятся и традиционные бытовые представления, организующие повседневную жизнь сообщества, религиозные, научные, субкультурно-групповые, контр-культурные, мик- росоциально-семейные сценарии и многие другие. Культура подобна океану — с многообразными пересекающимися, перекрещивающимися, подчас конфликтующими течениями — как явными, так и подводными, невидимыми, но составляющими его реальную частицу. Сориентироваться во всем этом многообразии чрезвычайно сложно. Чаще человек спонтанно усваивает представления групп, к которым принадлежит, и эти представления становятся его представлениями о мире вокруг и начинают регулировать его жизненную активность. Это происходит в процессе собственной практической жизнедеятельности человекаво взаимодействии и общении с другими людьми.

Как было отмечено выше, представления одной из референтных групп человека могут противоречить представлениям другой его референтной группы. И перед человеком встает задача согласования, упорядочения этих представлений друг с другом. Иначе говоря, культурные представления не сами по себе управляют поведением человека и определяют его видение мира, но должны быть приняты и осмыслены самим человеком в процессе собственной уникальной, конкретной жизнедеятельности.

3.    Эриксон [19], рассматривая развитие человека, вводит принцип эпигенеза — как соответствия требований и предложений социума возрастным потребностям и жизненным запросам становящегося человека. Действительно, большинство устоявшихся культур выработало свои представления о развитии человека и о необходимых образовательно-педагогических мерах, способах воспитания и обучения, соответствующих той или иной ступени его развития. Поэтому влияние культуры на формирование мировоззрения каждого конкретного человека чрезвычайно велико и значимо. Индивидуальное осмысление жизни происходит обычно в рамках культурно-общественных представлений и на их основе, с их использованием в индивидуально-специфических сочетаниях. Выход за рамки существующих культурных представлений чрезвычайно редок. Но именно с формированием и регулирующей ролью уникально-специфичных смысловых картин мира связано — удивительным образом! — развитие и культуры жизнедеятельности всего сообщества. Индивидуальный образ жизни, регулируемый таким уникально-специфическим образом мира, в случае его конструктивности, продуктивности, ведущей к удовлетворению важнейших устремлений (потребностей, мотивов) человека, может становиться привлекательным для окружающих. Так распространяется новый образ жизни и соответствующая ему картина-образ мира. Это четко обосновывает культурно-генетическая теория личности, развиваемая А.Г. Асмоловым [2].

Сочетание описанных форм и уровней деятельности осмысления позволяет предварительно выделить сферы жизнедеятельности, в которых происходит специфическое (по форме и уровню) осмысление жизненного опыта (табл. 1).

Таблица 1

Сферы осмысления жизненного опыта

Уровни осмысления

Самостоятельное осмысление

Совместное с другими осмысление

Спонтанное

осмысление

Повседневная практическая деятельность

Совместная практическая деятельность

Осознанное осмысление

Осознанные значимые личностные выборы, поступки, рефлексия собственной жизни и опыта

Совместная учебная, познавательная, исследовательская деятельность, психологическое консультирование и психотерапия, диалогическое общение/ беседа и др.

В повседневной практической жизнедеятельности процесс осмысления ситуативного опыта происходит преимущественно спонтанно и, предположительно, в соответствии с уже устоявшимися представлениями и знаниями. Происходит ассимиляция ситуативного жизненного опыта устоявшимися привычными знаково-символическими формами представлений. Это иллюстрируют и подтверждают многочисленные исследования в области психологии мышления и восприятия: эффекты фиксированных установок, стереотипов и др.

В совместной с другими практической деятельности происходит спонтанная передача и усвоение представлений о реальности и способов обращения с ними участников взаимодействия. Инструментальными формами подобного присвоения являются такие известные психологические механизмы, как подражание, идентификация с партнером по совместной деятельности, научение через наблюдение [3] и др.

В ситуациях рефлексии собственной жизни или при совершении значимых личностных выборов человек с большей или меньшей степенью осознанности осмысляет и переосмысляет «реалии» собственной жизни, значимое и не-значимое для себя и утверждает эти «реалии» в собственных действиях и поступках. Каждый такой выбор и поступок — это словно бы утверждение человеком: «Я — такой» и «Мой мир — такой». Тем самым деятельно конструируется и поддерживается индивидуальный жизненный мир человека.

В совместной учебной, познавательной, исследовательской деятельности, психологическом консультировании и психотерапии, диалогическом общении партнеры по этому взаимодействию вместе открывают, осознают, осмысляют актуальные реалии собственной жизни. Означенный и символизированный, этот опыт становится частью индивидуального и совместного жизненного мира участников взаимодействия.

Тщательное изучение особенностей осмысления жизненного опыта в различных жизненных сферах еще ждет своих исследователей.

Результатом деятельности по осмыслению жизненного опыта является: 1) ситуативно: большая или меньшая определенность конкретной ситуации актуальной деятельности, что позволяет организовать собственную целесообразную активность в ней; 2) надситуативно: индивидуальный жизненный мир человека.

Остановимся на втором результате более подробно. Индивидуальный жизненный мир человека — это не некая не зависящая от субъекта «объективная действительность», но сложная чувственно­практическая и знаково-символическая реальность, в которой протекает жизнь человека. Индивидуальный жизненный мир человека, обеспечивая большую или меньшую определенность и ясность, становится интегральным знаково-символическим средством упорядочивания, организации, направления и регуляции жизнедеятельности человека. Основы категории «жизненный мир» в философии и психологии заложили Э. Гуссерль [7], М. Хайдеггер [16], С.Л. Рубинштейн [13], А.Н. Леонтьев [10] и другие. Но, бесспорно, данная категория требует дальнейшего теоретической и эмпирической разработки. Важной исследовательской и практической задачей, наряду с концептуальной разработкой категории «индивидуальный жизненный мир», является разработка вопросов формирования и поддержания индивидуального жизненного мира человека в его жизнедеятельности; формирования изощренных систем личностного мировоззрения — как результата соединения культурных представлений (религиозных, научных и проч.) с личными; формирования и функционирования таких индивидуальных жизненных миров, которые являются «хорошими» или «плохими» средствами в достижении человеком конструктивной, продуктивной и приносящей удовлетворение жизни и др.

Выводы

Представляется конструктивным и целесообразным рассматривать человеческую активность по осмыслению жизненного опыта как самостоятельную деятельность, со своим особенным мотивом — достижением согласованной определенности в жизненном мире, специфическими действиями и операциями, позволяющими осмыслять конкретную ситуацию и жизнь в целом. Можно выделить разные формы (самостоятельную и совместную) и разные уровни (спонтанный и осознанный) данной деятельности, а также некоторые жизненные сферы осмысления жизненного опыта. Деятельность осмысления всегда протекает в рамках определенного социокультурного образа жизни, поэтому роль культурных представлений и практик в ее протекании чрезвычайно велика. Результатом деятельности по осмыслению жизненного опыта является индивидуальный жизненный мир — интегральное знаково-символическое средство упорядочивания, организации, направления и регуляции жизнедеятельности человека.

 

 

[*] Колпачников Вениамин Валентинович, кандидат психологических наук, доцент, кафедра психологи личности, НИУ «Высшая школа экономики», Москва, Россия. venyak@gmail.com

[II] «Интериоризирует» в терминологии культурно-исторической психологии.

[‡] Kolpachnikov Benjamin Valentinovich, PhD in Psychology, associate professor at the Department of Psychology of Personality, National Research University Higher School of Economics, Moscow, Russia. venyak@gmail.com

Литература

  1. Адлер А. Теория и практика индивидуальной психо­логии. М.: НПО «Прагма», 1993. 296 c.
  2. Асмолов А.Г. Психология личности: учебник. М.: Изд-во МГУ, 1990. 367 с.
  3. Бандура А. Теория социального научения. СПб.: Ев­разия, 2000. 320 с.
  4. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. 301 с.
  5. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М.: Изда­тельство Московского Университета, 1984. 200 с.
  6. Выготский Л.С. Собр. соч: в 6 т. М.: Просвещение, 1982—1984.
  7. Гуссерль Э. Логические исследования: в 2 т. Т. 2. М.: ДИК, 2001. 332 с.
  8. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Из­дательство Московского Университета, 1972. 584 с.
  9. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. 304 с.
  10. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психоло­гические произведения. М.: Педагогика: в 2 т. Т. 2, 1983. С. 251—261.
  11. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.: Смысл, 1999. 487 с.
  12. Лэнгле А. Жизнь, наполненная смыслом. М.: Гене­зис, 2003. 128 с.
  13. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. СПб.: Питер, 2012. 224 с.
  14. Серый А.В., Яницкий М.С. Ценностно-смысловая сфера личности: учеб. пособие. Кемерово: Кемеровский го­сударственный университет, 1999. 92 с.
  15. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
  16. Хайдеггер М. Бытие и время. СПб.: Наука, 2006. 451 с.
  17. Эллис А. Гуманистическая психотерапия. Рацио­нально-эмоциональный подход. М.: Сова, Эксмо-Пресс, 2002 . 272 с.
  18. Эльконин Д.Б. Детская психология (развитие ребен­ка от рождения до семи лет). М., 1960. 293 с.
  19. Эриксон Э.Г. Детство и общество. СПб.: Летний сад, 2000. 416 с.
  20. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М.: Неза­висимая фирма «Класс», 1999. 576 с.
  21. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. 204 с.

Информация об авторах

Колпачников Вениамин Валентинович, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии личности, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3792-9476, e-mail: venyak@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 2394
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 1122
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 1