Нарративная транспортация как фактор психологического воздействия кино

44

Аннотация

В статье представлен подход к изучению психологического воздействия кино в контексте нарративного воздействия. Рассматривается теория транспортации, разработанная М. Грин и Т. Броком (Transportation Theory), и введенное ими понятие транспортации как особого состояния вовлеченности и погруженности в нарратив, которое способствует усилению его психологического воздействия и может привести к изменению связанных с содержанием нарратива убеждений человека. Выделяются две основные группы факторов, определяющих уровень нарративной транспортации при просмотре фильма: качество самого нарратива и индивидуально-психологические характеристики субъекта. Эмпирическое исследование, проведенное на выборке из 1171 студентов от 17 до 29 лет (49,3% мужчин и 50,7% женщин), выявило половые различия в выраженности нарративной транспортации, что могло быть обусловлено бóльшей близостью конкретного фильма к определенной аудитории. Обнаружена связь транспортации с эмпатией, а также с такими чертами личности, как открытость опыту и экстраверсия. Эмпатия явилась наиболее значимым предиктором транспортации. В результате анализа высказываний о фильме респондентов с высокими и низкими значениями уровня транспортации выделены характеристики транспортабельных нарративов: наличие смысла в фильме, важность и актуальность поставленных проблем, потенциал воздействия, а также сюжет фильма, его логичность и динамичность, реалистичность показанного и привлекательность самой истории

Общая информация

Ключевые слова: восприятие кино, психологическое воздействие кино, нарратив, транспорт

Рубрика издания: Психология искусства

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2023190403

Получена: 09.09.2023

Для цитаты: Кубрак Т.А., Старостина А.А. Нарративная транспортация как фактор психологического воздействия кино // Культурно-историческая психология. 2023. Том 19. № 4. С. 26–33. DOI: 10.17759/chp.2023190403

Полный текст

Введение

Психология кино в современной психологической науке выделилась в отдельную область исследований, которые в условиях активно развивающегося информационного общества приобрели новую значимость [2]. Ведутся исследования в этой области и в отечественной науке, затрагивая довольно широкий круг вопросов [1; 7 и др.]. В то же время следует отметить, что таких работ еще недостаточно, ощущается нехватка общих подходов к проведению психологических исследований кино, отсутствие специальных психометрических инструментов, позволяющих определять и оценивать факторы эффективности его воздействия.

При обращении к зарубежным исследованиям обнаруживается, что проблема психологического воздействия фильмов рассматривается в контексте нарративного воздействия. Нарратив определяется как «…репрезентация ограниченных пространством и временем и связанных между собой событий с участием конкретных персонажей, которая имеет определенную структуру и содержит скрытые или явные сообщения по затрагиваемой теме» [19]. Утверждается, что нарративное воздействие является более эффективным, чем риторическое, так как снижает недоверие к получаемой информации, усиливает эмоциональную вовлеченность и личную включенность в представленную историю, которые приводят к большей реалистичности воспринимаемого [14]. Погрузившись в нарратив, человек может не заметить изменения своих убеждений или не связать их причину с источником воздействия, т. е. с самим нарративом [16].

Нарративная транспортация и ее особенности

Разработанная американскими исследователями М. Грин и Т. Броком теория транспортации (Transportation Theory) утверждает, что степень погруженности человека в нарратив коррелирует с эффективностью его влияния на убеждения человека, причем вне зависимости от того, вымышленными или реальными являются представленные в нарративе события [15]. Понятие транспортации используется для описания особого состояния погруженности человека в нарратив, включающее эмоциональные и когнитивные реакции на его содержание [15]. В состоянии транспортации, во-первых, происходит отстранение от реального мира в пользу мира повествования. Во-вторых, транспортация может вызывать переживание сильных эмоций, даже когда известно, что представленные события нереальны. В-третьих, опыт транспортации может привести к изменениям убеждений, связанных с сюжетом, и поведения, им соответствующего. Транспортация имеет общие характеристики с потоком, вовлеченностью, присутствием, погружением и идентификацией, которые описывают нарративный опыт [23].

Вместе с теорией был разработан соответствующий психометрический инструмент, измеряющий уровень транспортации — Шкала транспортации (Transportation Scale, TS). Выделено три аспекта транспортации (когнитивный, эмоциональный и образный), которые составили общий показатель транспортации, отражающий целостный опыт погруженности в нарратив. Русскоязычная версия Шкалы нарративной транспортации была апробирована в 2023 г. [3].

Первые исследования в русле теории транспортации проводились с использованием текстовых материалов [15], а позже стала использоваться и аудиовизуальная продукция [14]. Несмотря на то, что ключевые психологические составляющие транспортации сохраняются независимо от модальности стимульного материала [17], для разного типа нарративов обнаруживается своя специфика. Так, свои отличительные особенности имеет нарративная транспортация в теле- и кинопродукцию, представляя собой более сложный процесс, определяемый двойной модальностью [11].

Манипуляции с условиями эксперимента и стимульным материалом в исследованиях транспортации

За последние десятилетия проведено множество исследований, которые были направлены на выявление факторов, влияющих на уровень транспортации в аудиовизуальную продукцию. Так, осуществлялись манипуляции с условиями эксперимента и стимульным материалом [25]. Показано, что прерывание просмотра значительно снижало уровень транспортации [16]. Положительный отзыв о фильме способствовал ее усилению [10], а представление фильма как вымышленного или основанного на реальных событиях влияния не оказывало [13]. Преждевременное раскрытие сюжета также не сказывалось на уровне транспортации [18]. Такая формальная характеристика, как размер экрана, не влияла на транспортацию [8]; в то же время частота просмотра, а именно «запойный просмотр», могла ее ослаблять [26].

Оказывали влияние на уровень транспортации и манипуляции с самим нарративом. Так, удаление из фильма ключевых с точки зрения логики сцен и отдельных эмоционально насыщенных эпизодов приводило к ее снижению [25]. Отмечалась значимость структурированности истории и место знакового события в ней, в то же время важность отсутствия противоречий со знаниями о реальном мире или правилами мира вымышленного, которые могли прерывать ощущение погруженности в историю и вызывать скептическое отношение к ней [17].

В целом можно констатировать, что, несмотря на то, что отдельные внешние манипуляции влияли на уровень транспортации, они давали небольшой и разнородный эффект [25]. Наиболее сильным же детерминантом транспортации явилось качество самого нарратива [16; 17].

Характеристики качественных нарративов

Оценка нарратива является сложной исследовательской задачей, тем не менее в соответствии с представлениями о нарративе и на основе анализа накопленных данных по транспортации выделяют основные компоненты, определяющие его качество: последовательность, персонажи, структура, хронотоп и техническая реализация [19].

Последовательность предполагает: связность событий для более легкого их осмысления; развитие сюжета через кульминацию к развязке для усиления эмоциональной и когнитивной вовлеченности; соответствие психологическим моделям действий персонажей для создания ощущения реальности происходящего.

Персонажи характеризуются: развитием, понятными мотивами и эмоциями для идентификации с ними и повышения эмоциональной и когнитивной вовлеченности; красноречием, ясностью выражения мыслей для удержания внимания, облегчения обработки информации и понимания смысла; интенсивностью и разнообразием эмоций для повышения эмоциональной вовлеченности и личной значимости сюжета.

Структура включает: драматическое напряжение, саспенс для усиления эмоциональной и когнитивной вовлеченности; нарушение канона, непредсказуемые повороты в сюжете для привлечения внимания и повышения когнитивной вовлеченности, формирования нового взгляда на происходящее.

Хронотоп характеризуется: реализмом ситуаций и персонажей для усиления идентификации с ними и повышения доверия к увиденному; узнаваемыми образами и символами для актуализации прежнего опыта, облегчения восприятия увиденного; соответствием культурным особенностям аудитории для повышения идентификации, облегчения осмысления сюжета и усиления ощущения реальности.

Техническая реализация включает свет, монтаж, звук и т. д., с помощью которых можно управлять вниманием зрителей и повышать визуальную притягательность истории, а также делать персонажей более близкими и привлекательными.

Не все характеристики на данный момент достаточно изучены, поэтому определение вклада каждой из них в качество нарратива является актуальной задачей для новых исследований [16; 19]. Тем не менее, резюмируя вышесказанное с опорой на эмпирические исследования, можно обозначить ключевые критерии транспортабельных нарративов: связность истории, развитие характеров персонажей, эмоциональная насыщенность сюжета, драматическая напряженность, психологический реализм [17].

Связь транспортации с индивидуальными особенностями

Считается, что состояние нарративной транспортации универсально и при взаимодействии с нарративами его испытывают все люди, однако интенсивность этого переживания может обусловливаться индивидуальными различиями.

Изучение связи уровня транспортации с полом продемонстрировало отсутствие значимых половых различий при нарративной транспортации [15; 17; 24], хотя есть данные, что мужчины больше увлекаются одними историями, а женщины — другими [15].

Существует немало исследований о связи транспортации с потребностью в познании [15; 20 и др.]. Несмотря на то, что чаще всего она является слабой или вовсе отсутствует [15], установлено, что высокий уровень потребности в познании способствует бо́льшей транспортации в серьезное кино [21]. Выявлена более сильная транспортация и более выраженный эффект нарративного убеждения у людей с высокой потребностью в аффекте [9], а также склонных к фантазированию [20]. Продолжается изучение связей нарративной транспортации с эмпатией [24].

Сравнительно недавно исследователи стали обращаться к изучению связей нарративной транспортации и медиавовлеченности с чертами личности. В ряде работ обнаружены противоречивые данные о наличии корреляций между нейротизмом и транспортацией [20; 22]. Выявлены положительные связи склонности к транспортации с такими чертами личности, как открытость опыту, доброжелательность и экстраверсия [20]. Однако полученных данных еще недостаточно, чтобы целостно оценить вклад личностных черт в нарративную транспортацию.

Завершая обзор исследований нарративной транспортации, можно заключить, что полученные в них данные обнаруживают две основные группы факторов, определяющих уровень транспортации при просмотре фильма. Одна из них относится к качеству самого нарратива, другая включает индивидуально-психологические характеристики субъекта. В связи с тем, что поставленные в работах по нарративной транспортации вопросы еще остаются открытыми и подобные исследования до настоящего времени на русскоязычной выборке не проводились, целью данной работы стал анализ факторов нарративной транспортации зрителей во время просмотра фильма с использованием русскоязычной версии Шкалы нарративной транспортации [3]. Реализация поставленной цели предполагала решение следующих задач: определение взаимосвязей индивидуально-психологических особенностей субъекта с уровнем его нарративной транспортации; выявление характеристик транспортабельных нарративов.

Метод

Выборка

В исследовании приняли участие 1171 человек — студенты вузов разных направлений обучения: 49,3% мужчин и 50,7% женщин (577 мужчин и 594 женщин); возраст — от 17 до 29 лет (средний возраст — 20 лет (M = 19,8), стандартное отклонение SD = 1,9).

Привлечение респондентов осуществлялось на безвозмездной основе через различные социальные сети и интернет-платформы университетов. Все респонденты дали информированное согласие на их добровольное и анонимное участие в исследовании.

Методики

В работе были использованы следующие методики: Шкала нарративной транспортации [3; 15]; Опросник эмоциональной эмпатии [5]; Шкала потребности в познании [6; 12]; Сверхкраткая версия Big Five Inventory-2 [4]. Отдельно оценивалась привлекательность фильма: респонденты отвечали на вопрос, насколько им понравился просмотренный фильм, по 6-балльной шкале Ликерта от «совсем не понравился» до «очень понравился».

Процедура

Исследование проводилось в онлайн-формате. Респонденты смотрели используемый в качестве стимульного материала фильм1 и сразу после просмотра заполняли методики.

Для оценки половых различий в уровне транспортации применялся критерий t-Стьюдента. Для определения взаимосвязей зависимой переменной (нарративная транспортация) и независимых переменных (индивидуально-психологические характеристики) использовался множественный регрессионный анализ. Обработка данных проводилась с помощью пакета статистических программ IBM SPSS Statistics 23.

Выявление характеристик качественных нарративов проходило следующим образом. Во всей выборке, ранжированной по уровню транспортации, были выделены группы с низкими и высокими значениями. В «низкую» группу вошли 297 респондентов (значения уровня транспортации — от 15 до 50), в «высокую» — 299 респондентов (значения уровня транспортации — от 71 до 104). По каждой группе проводился качественно-количественный анализ ответов тех респондентов (107 высказываний), которые выразили желание написать свое впечатление о фильме, что в нем понравилось и не понравилось.

Результаты и обсуждение

Проведен сравнительный анализ нарративной транспортации у мужчин и женщин. Обнаружено, что при просмотре одного и того же фильма выраженность нарративной транспортации у женщин значимо больше (табл. 1).

Полученные нами данные отличаются от данных ранее проведенных исследований, которые не выявили значимых половых различий в нарративной транспортации [15; 17; 24 и др.]. Такой результат может объясняться эффектом, который дает бóльшая близость конкретного фильма к определенной аудитории, делая тот или иной нарратив более транспортабельным для нее [15]. В нашем исследовании бóльшая выраженность транспортации у женщин, вероятно, вызвана тем, что главная героиня фильма — тоже женщина, и это может приводить к более сильной идентификации с ней женской части аудитории; сам сюжет также раскрывается с женской точки зрения,

Таблица 1.  Сравнение выраженности нарративной транспортации у женщин и мужчин

Мужчины

Женщины

t-тест

Размер эффекта

M

SD

M

SD

t

p

Cohen’s d

 

Транспортация

57,82

15,036

63,25

15,751

6,030

0,000

0,353

Когнитивный фактор

22,29

6,352

25,31

6,491

8,040

0,000

0,47

Аффективный фактор

14,25

5,828

15,06

5,998

2,326

0,020

0,137

Образный фактор

21,28

6,813

22,89

6,747

4,054

0,000

0,237

                             

 дополнительно усиливая погруженность в нарратив. Отличающиеся результаты исследований могут подтверждать представления о влиянии особенностей самого нарратива на уровень транспортации. В связи с этим перспективным является изучение связи идентификации и нарративной транспортации, что, однако, в настоящее время затруднено отсутствием русскоязычного опросника для измерения идентификации зрителей с героями фильма.

Для анализа взаимосвязей нарративной транспортации с индивидуально-психологическими характеристиками был проведен множественный регрессионный анализ. В качестве зависимой переменной выступил показатель транспортации, в качестве независимых переменных — пол, черты личности (экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, нейротизм, открытость новому опыту), уровень эмпатии и потребности в познании.

По данным регрессионного анализа предикторами нарративной транспортации оказались как пол, так и такие психологические характеристики, как эмпатия и относящиеся к чертам личности экстраверсия и открытость опыту (табл. 2). 

Таблица 2. Результаты регрессионного анализа

Переменные

Нарративная транспортация

B

SE

B

β

 

Пол

2,154

0,935

0,069*

Эмпатия

0,925

0,108

0,290***

Потребность в познании

0,046

0,052

0,028

Экстраверсия

0,503

0,165

0,094**

Доброжелательность

0,347

0,209

0,052

Добросовестность

–0,353

0,185

–0,060

Нейротизм

0,099

0,176

0,020

Открытость опыту

0,409

0,190

0,066*

R2

0,147

F

25,061***

             

Обнаружена значимая связь нарративной транспортации с двумя из пяти черт личности «Большой пятерки» — экстраверсией и открытостью опыту, что частично совпадает с данными других исследований [20]. Известно, что экстраверты ориентированы на поиск стимуляции вне себя, поэтому при обращении к фильмам они, вероятно, более склонны подвергаться транспортации в нарратив для достижения большего эффекта. Открытые опыту люди открыты новым знаниям и переживаниям, в связи с чем, возможно, с бо́льшим интересом относятся и к новым историям, представленным в фильмах, что усиливает их нарративную транспортацию. В то же время противоречивость данных о связи черт личности с транспортацией может быть обусловлена влиянием на уровень транспортации самого жанра фильма, привлекательность которого определяется, в том числе, и чертами личности [2]. Так, выбор драматичных фильмов связан с такой чертой, как открытость опыту [1]; и в случае просмотра драмы, как было в нашем исследовании, жанровая привлекательность фильма могла способствовать усилению нарративной транспортации. Полученные нами данные о значимой связи транспортации и привлекательности увиденного фильма (коэффициент корреляции Пирсона r = 0,628; p < 0,01) соответствуют этому предположению.

Несмотря на выявленные в сравнительном анализе различия в нарративной транспортации у мужчин и женщин, регрессионный анализ показал, что вклад половой принадлежности в уровень транспортации при просмотре фильма слабее, чем психологических характеристик.

В целом, полученные результаты демонстрируют наличие хоть и слабых, но значимых связей индивидуально-психологических характеристик с нарративной транспортацией, позволяя говорить о различной к ней предрасположенности [15]. Эта склонность, в первую очередь, определяется уровнем эмпатии, что находит подтверждение в большинстве исследований нарративной транспортации. В то же время данные о связях с другими характеристиками разнятся, что может объясняться влиянием качества самого нарратива как одного из основных факторов нарративной транспортации.

В связи с этим далее была поставлена задача сравнить, как респонденты, испытавшие разный уровень транспортации, выражают свое отношение к просмотренному фильму. Несмотря на то, что они смотрели один и тот же фильм, представляется, что полученные данные помогут в выявлении характеристик фильмов, способствующих усилению транспортации и соответственно определяющих качество транспортабельных нарративов.

Анализ высказываний о фильме позволил выделить ряд таких характеристик, которые были отнесены респондентами как к истории, рассказанной в фильме, так и к ее кинематографическому воплощению. Приведем основные характеристики, преимущественно ими отмеченные: наличие смысла, актуальность проблемы, воздействие, эмоциональные переживания, сюжет, персонажи, концовка, реализм показанного, личностная значимость, игра актеров, привлекательность самой истории. Следует отметить, что зрители с высоким уровнем транспортации чаще выражали желание высказаться о фильме и делали это более развернуто. 

Наибольшее количество упомянутых характеристик имело отношение к смыслу фильма. Более трети зрителей в группе с высокой транспортацией (34% из высказавшихся) написали о наличии смысла или попытались его изложить («Мне кажется, фильм попытался обратить внимание на большое непонимание поколений в настоящее время…») в отличие от группы респондентов с низкой транспортацией, 20% из которых, наоборот, отметили его отсутствие («Фильм не несет никаких новых идей»). Почти треть респондентов с высокой транспортацией (31%) указывают на актуальность фильма и важность поставленных в нем проблем («Проблема действительно актуальная в наше время»), при низкой транспортации об этом упоминает только один респондент. Аналогичные результаты получены по воздействию фильма: 21% пишут о его позитивном влиянии («Фильм действительно позволяет задуматься») и 15% — об испытанных эмоциональных переживаниях («Фильм, в целом, вызвал положительные эмоции»); в то время как при низкой транспортации воздействие фильма не отмечает никто, а переживание эмоций, причем негативных, отмечают только несколько участников («Фильм вызывает бурю отрицательных эмоций»). Еще одной характеристикой, демонстрирующей различие позиций в контрастных по транспортации группах, является сюжет фильма. В целом отрицательно его оценивают при низкой транспортации 25% высказавшихся, а позитивно — 5%, при высокой транспортации — 3% и 18% соответственно. При этом первые зачастую пишут о фильме как о скучном, банальном и нелогичном («Слишком скучный и предсказуемый сюжет»), а вторые — определяют его как динамичный, интересный и захватывающий («интересный и захватывающий сюжет»). Кроме того, при высокой транспортации 11% зрителей оценили, хоть и по-разному, концовку фильма («неожиданный финал»), а при низкой — на нее внимание обратил только один человек. Отдельно следует выделить такую характеристику, как реализм. В группе с низкой транспортацией 20% указывают на неправдивость представленных событий («Думаю, такого в жизни не существует»), в то время как с высокой транспортацией — почти такое же количество респондентов отметили реалистичность показанного («Очень правдивый, отлично отражает сегодняшнюю действительность»). Еще одной характеристикой, представленность которой обнаруживается в высказываниях зрителей с высокой транспортацией (10%) в отличие от участников с низкой транспортацией, является личная значимость увиденного («Фильм напоминает мне мою жизнь»). Высказывались зрители в обоих группах и в отношении «технических» характеристик фильма, при этом одинаково позитивно оценивая музыку и операторскую работу, в то время как игра актеров упоминалась чаще зрителями с низкой транспортацией (18% против 13%) и в половине случаев отрицательно, в отличие от зрителей с высокой транспортацией, отмечавших хорошее артистическое исполнение.

Наконец, важной характеристикой явилась привлекательность самой истории. В этом случае зрители давали оценку событиям фильма, его героям и их действиям, воспринимая их непосредственно, как бы «изнутри» сюжета. Такие высказывания обнаруживаются в обеих группах зрителей — и с высокой (24%), и с низкой (22%) транспортацией, однако в первом случае отношение к истории чаще позитивное, с сочувствием и эмпатией к героям («Боря красавчик, что продал наушники и купил плюшки»); во втором случае преобладает негативная оценка увиденного («Для меня главная героиня, вместе с ухажёром — глупые подростки, которые совершенно не обдумали ситуацию и «сбежали»). Как уже было отмечено выше, общая оценка привлекательности фильма соответствовала уровню нарративной транспортации.

Полученные результаты совпадают во многом с теми представлениями о качественном нарративе, которые были описаны ранее [17; 19]. Это прежде всего сюжет фильма, его логичность и динамичность, а также реалистичность показанного. Особенно «живо» зрители с низкой транспортацией описывают несовпадение их представлений об окружающей действительности с изображенным в фильме, что снижает доверие к рассказанной истории и не способствует транспортации [17]. В значительно меньшей степени отмечались респондентами «технические» аспекты фильма, хотя вне зависимости от уровня транспортации они оценивались скорее позитивно. В то же время нами были выявлены и такие характеристики, как смысл, актуальность проблемы и потенциал воздействия, по-видимому, способствующие нарративной транспортации, которые широко не упоминались ранее в работах по изучению качества нарратива. Открытыми остаются вопросы, свойственны ли эти характеристики фильмам определенных жанров и будут ли они так же важны для транспортации в нарратив другого кино, например, развлекательного.

Выводы

Рассмотрение проблемы психологического воздействия фильмов в контексте нарративного воздействия расширяет возможности изучения эффективности влияния кино, одним из факторов которого является нарративная транспортация. Транспортация представляет собой особое состояние вовлеченности и погруженности в нарратив, которое способствует усилению психологического воздействия и может привести к изменению связанных с содержанием нарратива убеждений человека. Сильным детерминантом нарративной транспортации является качество самого нарратива, в то же время существуют данные об индивидуально-психологических различиях в склонности к транспортации.

Результаты проведенного нами исследования демонстрируют наличие связи нарративной транспортации с полом и отдельными психологическими характеристиками, позволяя говорить о различной к ней предрасположенности. К этим характеристикам относятся, в первую очередь, эмпатия, а также такие черты личности, как открытость опыту и экстраверсия. В то же время различия в уровне нарративной транспортации у женщин и мужчин могут объясняться эффектом, который дает бóльшая близость конкретного фильма к определенной аудитории, делая тот или иной нарратив более для нее транспортабельным.

В результате анализа нами выделены характеристики нарратива, способствующие усилению транспортации в него. Это прежде всего наличие смысла в фильме, важность и актуальность поставленных проблем, потенциал воздействия. Кроме того, важен сюжет фильма, его логичность и динамичность, реалистичность показанного, а также привлекательность самой истории.

Полученные в работе данные предполагают дальнейшее уточнение и намечают перспективы разработки и проведения новых экспериментальных исследований.

Литература

  1. Кубрак Т.А., Гребенщикова Т.А., Павлова Н.Д. Психологический портрет современного кинозрителя: структура и связи кинопредпочтений // Экспериментальная психология. 2017. Том 10. № 4. С. 5–19. DOI:10.17759/exppsy.2017100401
  2. Кубрак Т.А. Латынов В.В. Психология кинодискурса: факторы выбора, восприятие, воздействие. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2019. 300 c.
  3. Кубрак Т.А., Старостина А.А. Апробация русскоязычной версии Шкалы нарративной транспортации (Transportation Scale, TS) // Психологический журнал. 2023. Том 44. № 4. С. 83—93.
  4. Мишкевич А.М., Щебетенко С.А., Калугин А.Ю., Сото К., Джон О. Апробация краткой и сверх-краткой версий вопросника Big Five Inventory-2: BFI-2-S и BFI-2-XS // Психологический журнал. 2022. Tом 43. № 1. C. 95—108. DOI:10.31857/S020595920017744-4
  5. Психодиагностика толерантности личности / Под ред. Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой. М.: Смысл, 2008. 172 с.
  6. Щебетенко С.А. Психометрика русской версии шкалы потребности в познании. // Вестник Пермского университета: Философия. Психология. Социология. 2011. № 6. C. 88—100.
  7. Яновский М.И., Антропова В.И. Воздействие фильма ужасов на Я-концепцию зрителя // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2021. Том 6. № 2(22). С. 147—168. DOI:10.38098/ipran.sep_2021_22_2_06
  8. Appel M., Mengelkamp C. Watching videos on a smartphone: do small screens impair narrative transportation? // Media Psychology. 2022. Vol. 25. № 5. P. 65—674. DOI:10.1080/15213269.2021.2025109
  9. Appel M., Richter T. Transportation and need for affect in narrative persuasion: a mediated moderation model // Media Psychology. 2010. Vol. 13. № 2. P. 101—135. DOI:10.1080/15213261003799847
  10. Appel M., Schreiner C., Haffmans M.B., Richter T. The mediating role of event-congruent emotions in narrative persuasion // Poetics. 2019. Vol. 77. DOI:j.poetic.2019.101385
  11. Brechman J.M. Narrative “flow”: A model of narrative processing and its impact on information processing, knowledge acquisition and persuasion (Doctoral dissertation). University of Pennsylvania, Philadelphia, PA, 2010.
  12. Cacioppo J.T., Petty R.E., Kao C.F. The efficient assessment of need for cognition // Journal of Personality Assessment. 1984. Vol. 48. P. 306—307. DOI:10.1207/s15327752jpa4803_13
  13. Caputo N.M., Rouner D. Narrative processing of entertainment media and mental illness stigma // Health communication. 2011. Vol. 26. № 7. P. 595—604. DOI:10.1080/10410236.2011.560787
  14. Dal Cin S., Zanna M.P., Fong G.T. Narrative persuasion and overcoming resistance // Resistance and persuasion / E.S. Knowles, J.A. Linn (Eds.). Lawrence Erlbaum Associates Publishers, 2004.
  15. Green M.C., Brock T.C. The role of transportation in the persuasiveness of public narratives // Journal of Personality and Social Psychology. 2000. Vol. 79. P. 701—721. DOI:10.1037/0022-3514.79.5.701
  16. Green M.C., Clark J.L. Transportation into narrative worlds: implications for entertainment media influences on tobacco use // Addiction. 2012. Vol. 108. № 3. P. 477—484. DOI: 10.1111/j.1360-0443.2012.04088.x
  17. Green M. Transportation into narrative worlds // Entertainment-education behind the scenes: Case studies for theory and practice / L.B. Frank, P. Falzone (Eds.). Palgrave Macmillan, 2021.
  18. Johnson B.K., Udvardi A., Eden A., Rosenbaum J.E. Spoilers go bump in the night: Impacts of minor and major reveals on horror film enjoyment // Journal of Media Psychology: Theories, Methods, and Applications. 2020. Vol. 32. № 1. P. 14—25. DOI:10.1027/1864‑1105/a000252
  19. Kreuter M., Green M., Cappella J., Slater M. Wise M., Storey D., Clark E., O'Keefe D., Erwin D., Holmes K., Hinyard L., Houston T., Woolley S. Narrative communication in cancer prevention and control: a framework to guide research and application // Annals of behavioral medicine: a publication of the Society of Behavioral Medicine. 2007. Vol. 33. P. 221—235. DOI:10.1080/08836610701357922
  20. Meade T. What moves you? Testing personality characteristics for transportability in entertainment // Journal of Mass Communication and Journalism. 2015. Vol. 5. № 9. P. 1—6. DOI:10.4172/2165-7912.1000274
  21. Owen B., Riggs M. Transportation, need for cognition, and affective disposition as factors in enjoyment of film narratives // Scientific Study of Literature. 2012. Vol. 2. № 1. P. 128—149. DOI:10.1075/ssol.2.1.08owe
  22. Rain M., Cilento E., Mar R.A. Adult attachment and transportation into narrative worlds. // Personal Relationships. 2017. Vol. 24. № 1. P. 49—74. DOI:10.1111/pere.12167
  23. Tan E. A psychology of the film // Palgrave Communications. 2018. Vol. 4. № 1. P. 82. DOI:10.1057/s41599-018-0111-y
  24. Thompson J.M., Teasdale B., Duncan S., van Emde Boas E., Budelmann F., Maguire L., Dunbar R.I.M. Individual differences in transportation into narrative drama // Review of General Psychology. 2018. Vol. 22. № 2. P. 210—219. DOI:10.1037/gpr0000130
  25. Tukachinsky R. Experimental Manipulation of psychological involvement with media // Communication methods and measures. 2014. Vol. 8. № 1. P. 1—33. DOI:10.1080/19312458.2013.873777
  26. Wirz D., Möri M., Ort A., Cordeiro J., Castro D., Fahr A. The more you watch, the more you get?: Re-examining the effects of binge-watching on entertainment experiences // Journal of Media Psychology. 2023. Vol. 35. № 2. P. 99—108. DOI:10.1027/1864-1105/a000355

Информация об авторах

Кубрак Тина Анатольевна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, Институт психологии Российской академии наук (ФГБОУ ИП РАН), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0701-1736, e-mail: kubrak.tina@gmail.com

Старостина Алёна Алексеевна, аспирантка факультета психологии, Государственный академический университет гуманитарных наук (ФГБОУ ВО «ГАУГН»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3843-3069

Метрики

Просмотров

Всего: 108
В прошлом месяце: 38
В текущем месяце: 2

Скачиваний

Всего: 44
В прошлом месяце: 24
В текущем месяце: 0