Презумпция человечности (к 80-летию Виктора Ивановича Слободчикова)

13

Аннотация

2 июня 2024 г. исполнилось 80 лет видному деятелю психологической науки и отечественного образования Виктору Ивановичу Слободчикову. В статье представлен краткий биографический очерк и обзор научных и профессиональных достижений юбиляра.

Общая информация

Ключевые слова: Слободчиков В.И., развитие, образование, психологическая антропология, субъективная реальность, событийная общность, христианская психология

Рубрика издания: Памятные даты

Тип материала: персоналии

Получена: 07.05.2024

Принята в печать:

Для цитаты: Шувалов А.В. Презумпция человечности (к 80-летию Виктора Ивановича Слободчикова) // Культурно-историческая психология. 2024. Том 20. № 2. С. 129–134.

Полный текст

2 июня 2024 г. исполнилось 80 лет Виктору Ивановичу Слободчикову – доктору психологических наук, профессору, члену-корреспонденту Российской академии образования, действительному члену Международной славянской академии имени Я.А. Коменского, члену Координационного совета по взаимодействию Министерства образования и науки Российской Федерации и Московской патриархии Русской Православной Церкви.

Вспоминаю, как в 1994 году еще задолго до момента очной встречи и личного знакомства с Виктором Ивановичем товарищи порекомендовали и одолжили совсем ненадолго ксерокопию автореферата его докторской диссертации «Развитие субъективной реальности в онтогенезе (психологические основы проектирования образования)». Помню и то, какое сильное впечатление произвело на меня прочитанное (совсем непохожее на то, чему нас учили в институте): «Категория субъективности — это та основа, которая позволяет развернуть и панораму, и перспективу наших представлений о человеке, становящемся и определяющемся в мире… Субъективность составляет родовую специфику человека, принципиально отличает собственно человеческий способ жизни от всякого другого… Именно в силу своей противоположности миру объектов субъективность принципиально непознаваема в качестве объекта, непознаваема и при подходе к ней с мерками естественнонаучного объяснения». С благодарностью берегу уже много лет спустя подаренный мне автором последний личный экземпляр этой работы.

Общение с Виктором Ивановичем — это своего рода интеллектуальное пиршество, в котором он раскрывается своей незаурядностью, душевной щедростью и интеллектуальной мощью. Отнюдь нечастые наши встречи схожи в одном: договариваемся ненадолго, но буквально с порога втягиваемся в многочасовую беседу (признаюсь, многие мои профессиональные замыслы оформлялись и испытывались по ходу таких разговоров). И удивительно как эти продолжительные разговоры бывают скоротечны.

Сложно объять и трудно передать в тексте всю палитру человеческих достоинств и многогранность профессионального дарования В.И. Слободчикова. Но можно привести факты, которые скажут сами за себя.

Виктор Иванович Слободчиков родился 2 июня 1944 года в селе Архангельское Наро-Фоминского района Московской области. В следующем 1945 году еще в раннем возрасте он осиротел: отец Иван Григорьевич погиб на фронте, а мама Александра Прокопьевна умерла. Сколько было сил, Виктора пестовала уже пожилая бабушка Аксинья Фроловна. Простая малообразованная деревенская женщина была человеком добрым, чутким и мудрым. Она не только согревала и оберегала своей сердечностью сироту Виктора, но и ввела мальчика в православный храм, сумела передать неустранимое ощущение духовной родины, духовной укорененности. Аксинья Фроловна стала первым по-настоящему значимым человеком в жизни Виктора Слободчикова.

В 1955 году бабушка тяжело заболела, слегла и, предчувствуя приближающуюся кончину, наказала Виктору собираться в детский дом. По воспоминаниям Виктора Ивановича, для него — 11-летнего мальчишки — эмоционально и морально это была буквально трагедия, «почти катастрофа» отлучения от отчего дома и самого родного человека. И, тем не менее, он самостоятельно шел пешком аж за 18 верст в районный центр Наро-Фоминск и смиренно обходил все положенные инстанции, чтобы оформить документы и получить направление в детдом.

В июне 1956 года Виктор оказался в Клеменовском детском доме в окрестностях города Егорьевска. В то время это заведение имело дурную репутацию криминализированного и плохо управляемого: воспитанники делились на группировки и промышляли в округе воровством. Но ситуация начинает кардинальным образом меняться с 1957 года, когда на должность директора детского дома назначают Семена Афанасьевича Калабалина, который прибывает со своей супругой Галиной Константиновной.

С.А. Калабалин — легендарный человек неординарной судьбы. О перипетиях его жизни и деятельности снят документальный фильм «Семен Калабалин. Учитель с железным крестом». Малолетний преступник, приговоренный к высшей мере наказания, но буквально чудом избежавший расстрела. Участник Великой отечественной войны, ставший одной из центральных фигур в сложном и драматичном противостоянии советской контрразведки и фашистских структур Абвера. Любимый ученик и наиболее масштабный продолжатель педагогического подвига Антона Семеновича Макаренко [1].

Гениальность социально-педагогического новаторства А.С. Макаренко состояла в том, что в крайне сложные годы смуты, нужды и государственного переустройства он был вынужден решать сразу две беспрецедентные задачи. Первая — нужно было вернуть беспризорному ребенку человеческое лицо (до этого у него была личина и кличка) и тем самым возвратить его в человеческое сообщество. Однако — в какое сообщество? — ведь старые формы общественной жизни были разрушены или дискредитированы революцией, а новые пока оставались фрагментом фантазий коммунистической идеологии. Отсюда вторая задача: нужно было экспериментально нащупать и утвердить главный смысл, структуру и уклад этого нового и жизнеспособного сообщества. Найти осмысленную, одновременно и реабилитирующую и развивающую форму человеческого общежития, форму совместной, полноценной жизни и деятельности взрослых и детей.

В начале 1930-х годов А.С. Макаренко благословил своего блестящего ученика и верного сподвижника С.А. Калабалина на стезю педагогического служения. По завету учителя Семену Афанасьевичу предстояло показать тогдашнему «Педагогическому Олимпу», как называл сам Макаренко идеологов социалистического воспитания, что педагогическая система, созданная им в колонии имени М. Горького и коммуне имени Ф. Дзержинского, обеспечивает замечательные педагогические результаты не только в работе с малолетними правонарушителями, но и в практике обычных детских домов — с детьми, оставшимися без попечения взрослых.

С.А. Калабалин в полной мере сумел и показать, и доказать педагогическую эффективность воспитательной системы А.С. Макаренко. Известно, что за более чем 40-летний период работы с трудными, педагогически запущенными детьми через руки семьи Калабалиных прошло более 7 тысяч воспитанников, и никто из них впоследствии не попал в тюрьму.

В упомянутый период конца 1950-х начала 1960-х годов педагогика Макаренко—Калабалина обеспечила кардинальные изменения уклада и качества жизни воспитанников Клеменовского детского дома. Педагогическими приоритетами здесь стали нравственное возрастание и человеческое возмужание подростков средствами общественно полезного производительного труда и самоуправления на всех уровнях организации жизни детского дома.

По инициативе и приглашению С.А. Калабалина в выходные и праздничные дни детский дом навещали и всячески посильно ему помогали студенты из МАИ и МВТУ имени Н.Э. Баумана. Они оказывали на воспитанников детского дома серьезное влияние. Конечно, рассказывали ребятам о своих институтах и об инженерных профессиях. В те годы вся страна была воодушевлена полетом Ю.А. Гагарина и другими отечественными успехами в освоении космоса. Обучение в вузах с «космическими» специальностями было на пике общественного признания. Поэтому после окончания школы Виктор Слободчиков предпочел поступить в МАИ. Но, проучившись в институте два года, почувствовал, что к инженерным профессиям у него «душа никак не лежит». Поехал тогда советоваться к своему учителю и наставнику С.А. Калабалину, который выслушал и к удивлению озадаченного студента заключил: «Не терзайся, бросай этот институт…» И со всей серьезностью добавил: «Все равно будешь учиться, никуда не денешься — у тебя натура такая». Так, по совету прозорливого наставника Виктор оставил институт и устроился вожатым в знаменитом в те годы пионерском лагере «Орленок». С.А. Калабалин стал вторым чрезвычайно значимым человеком на пути взросления и становления Виктора Слободчикова.

Обретенная в детском доме закалка, осмысление необычности социально-педагогического опыта, к которому он волею судьбы приобщился, пробудили у Виктора глубокий интерес к человековедческим дисциплинам. Эта склонность в итоге и возобладала: через два года молодой человек вновь воспылал желанием учиться и поехал поступать в Ленинградский университет на психологический факультет. Решение принимал уже осознанно, движимый возрастающим интересом к вопросам происхождения человека, его места и назначения в системе мироздания. Психология, как тогда казалось, должна была располагать если и не исчерпывающим знанием, то, как минимум, «ключами» к поиску ответов. 22-летний первокурсник, уже наученный жизненным опытом, относился к учебе со всей серьезностью. Читал труды Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, слушал лекции Б.Г. Ананьева, В.Н. Мясищева, Б.Ф. Ломова, других видных представителей ленинградской школы, самостоятельно знакомился с зарубежными публикациями и, таким образом, вникал в специфику и погружался в суть фундаментальных и прикладных проблем психологии.

Усердно обучаясь на дневном отделении два года, Виктор вознаграждается новым поворотом своего жизненного пути. Это произошло благодаря очередной знаковой и незабываемой встрече — на этот раз с известным детским психологом Даниилом Борисовичем Элькониным. Эльконин — ученик самого Льва Семеновича Выготского — открывал в Москве лабораторию диагностики психического развития детей и пригласил одаренного и преуспевающего студента Виктора Слободчикова к себе на работу. Ради этого Виктор перевелся на заочное отделение и переехал в Москву.

В столице студент-заочник обнаружил заметную разницу между двумя главными в нашей стране психологическими школами. В Ленинграде была мощная естественнонаучная составляющая образования: на факультете психологии студенты основательно изучали биологию, психоневрологию и психиатрию (профессиональной базой был психоневрологический институт имени В.М. Бехтерева), много учебных часов отводилось на математику и информатику. Московская же школа была скорее философско-психологической — ведущие столичные психологи по осведомленности и владению философским знанием вполне могли составить конкуренцию тогдашним профессиональным философам.

Обе психологические школы каждая по-своему оказывали влияние на формирование молодого специалиста и стали подспорьем на пути восхождения от положения абитуриента, от должности научного сотрудника до репутации самобытного исследователя, видного ученого-теоретика, руководителя академического института и авторитетного эксперта.

В Москве, став полноправным членом тогда еще камерного психологического сообщества, В.И. Слободчиков получил возможность слушать и непосредственно контактировать с ярчайшими представителями старшего поколения — П.Я. Гальпериным, Л.И. Божович, В.В. Давыдовым, Н.И. Непомнящей, с философами А.С. Арсеньевым, Ф.Т. Михайловым, Э.В. Ильенковым, Г.С. Батищевым, М.К. Мамардашвили. Это были очень образованные и талантливые люди. Общение с ними и обогащало, и воодушевляло. Помимо науки они интересовались и религиозными вопросами. Так, Анатолий Сергеевич Арсеньев познакомил молодого психолога Слободчикова с русской религиозной философией, «…но не изнутри, а как бы со стороны» [2, с. 146]. Чтение книг по философии, а потом и по богословию, побудило к пониманию, что без учета духовной составляющей затруднительно верным образом понять что-либо в человеческой реальности и суметь здраво выстроить свои отношения с другим человеком.

В 1976 году В.И. Слободчиков защитил кандидатскую диссертацию по теме «Психологические особенности знания детей о предметном мире». Это исследование было связано с научной и философской проблемой сознания, а, занимаясь сознанием, невозможно обойти человека. Довлела мысль: «Если мы изучаем некое свойство, но не знаем и не понимаем того, свойством чего оно является, мы и в самом свойстве мало что уразумеем. Если сознание — родовая способность человека, то, не имея представления о сущности человека, я мало что пойму в феноменах сознания. А где человек? Как он возможен с точки зрения психологии?» [Там же].

Эти размышления и поиски привели к идее «со-бытийной общности» как начала и источника развития «собственно человеческого в человеке». Идея эта зиждется на принципе неслиянности и нераздельности, который пронизывает всю человеческую жизнь. Став профессиональным исследователем, В.И. Слободчиков обнаружил, что этот христианский принцип требует специального рассмотрения в психологии как мировоззренческий ориентир и методологическое основание для решения многих научных и практических проблем, связанных с развитием и существованием человека.

В 1988 году был создан Временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК «Школа») для разработки Концепции развития общего среднего образования в СССР. Работа над заданием обнаружила, что размышления и публикации В.И. Слободчикова по психологической и педагогической антропологии оказались своевременными и чрезвычайно уместными для реализации данного госзаказа. Более того, в 1990 году на базе ВНИК «Школа» был открыт Институт педагогических инноваций (ИПИ РАО), который В.И. Слободчиков в скором времени и возглавил. Деятельность ИПИ РАО — это целая эпоха в инновационном движении отечественного образования, время серьезной проверки на реалистичность и реализуемость теоретических и прикладных психолого-педагогических разработок предыдущих лет.

Этот период в определенном смысле можно считать кульминационным для ученого В.И. Слободчикова. В 1994 году проходит блистательная защита докторской диссертации по теме «Развитие субъективной реальности в онтогенезе (психологические основы проектирования образования)» [6; 13]. Обосновано новое научное направление — психологическая антропология. Публикуется резонансный учебный комплекс «Основы психологической антропологии» В.И. Слободчикова и Е.И. Исаева [7; 8; 9; 10; 1]. В.И. Слободчиков входит в число наиболее цитируемых научных авторов. По всей стране умножается число единомышленников, последователей, учеников.

Сам ученый на вопрос о наиболее значимых для него результатах научной работы отвечает так: «Если быть кратким, то это, во-первых, введение в психологию развития представления о субъективности[2] человека, о его внутреннем мире как особой реальности, а не просто искаженном, пристрастном восприятии действительности; а, во-вторых, утверждение в психологии и педагогике антропологического принципа, как основы для исследования, понимания и построения антропопрактики[3] — практики вочеловечивания человека» [2, с. 147].

Одна из особенностей антропологической теории развития состоит в том, что в ней постулируется антиномия человеческой субъективности: она есть средство («орган») саморазвития человека, и она же должна быть преодолена (преображена) в его духовном возрастании и нравственном совершенствовании. Для научной психологии — это эвристичный взгляд.

Многим коллегам В.И. Слободчиков известен как один из лидеров Московской школы христианской психологии, которая была официально зарегистрирована как научная школа в 2016 году в Российском православном университете святого Иоанна Богослова. Так именует себя научное направление, история которого восходит к началу 1990-х годов, когда на факультете психологии МГУ под руководством профессора Бориса Сергеевича Братуся и священников РПЦ были организованы первые семинары по христианской антропологии и психологии. Сам термин «христианская психология» появился в России еще во второй половине XIX века, когда христианские контексты в психологических сочинениях были вполне обычным явлением. Он связан с именами святителей Феофана Затворника и Игнатия (Брянчанинова) и многих светских дореволюционных ученых. Эта ветвь психологического знания в ХХ веке была более других репрессирована, почти уничтожена. Христианская психология — неотъемлемая часть духовно-интеллектуальной традиции, которая открывает перспективы преображения для каждого человека. Ныне эта отрасль знания выполняет важную историческую миссию: она восстанавливает временно нарушенные связи незыблемого духовного знания и гуманитарного научного познания.

В.И. Слободчиков замечает, что «…христианская психология, в сущности своей, — это психология духовного возрастания человека. Она призвана выявлять благоприятные (способствующие) и неблагоприятные (препятствующие) условия этого процесса как в самом человеке, так и в обстоятельствах его жизни. Именно поэтому христианская психология — это не просто специфические знания о человеке абстрактном, о “человеке вообще” с его психофизическими и биосоциальными свойствами, а психология для человека, выходящего на путь духовно-нравственного совершенствования. Иными словами, это такая психология, которая прозревает человека в перспективе его духовного возрастания и преображения» [2, с. 149].

В.И. Слободчиков вошел в число победителей XIX Национального конкурса «Золотая Психея» в номинации «книга года по психологии» как один из авторов коллективной монографии «Христианская психология в контексте научного мировоззрения» [11; 12].

В последние годы В.И. Слободчиков возглавляет рабочую группу экспертов, которая трудится над проблемой восстановления суверенитета отечественного образования. Коллективом авторов разработаны аналитический доклад «Системный кризис отечественного образования как угроза национальной безопасности России» и аналитическая записка «Системный кризис отечественного образования и пути его преодоления» [5]; проект Национальной доктрины образования Российской Федерации, в которой определены основания перехода к национально ориентированному образованию [4]; проект Концепции воспитания человека в Российской Федерации, в которой определены базовые смыслы и основания воспитания, раскрывающие образ будущего России как стратегическую сверхзадачу общества [3]. В итоговых редакциях Доктрины и Концепции учтены замечания и предложения широких слоев педагогической общественности, высказанные во время Парламентских чтений в Совете Федерации и Слушаний в Общественной палате РФ.

Фундаментальные исследования В.И. Слободчикова посвящены проблемам сознания, рефлексии, развития субъективной реальности, внутреннего мира человека, периодизации и диагностики психического развития, проектирования систем развивающего образования, философии и антропологии образования. Особо значимым результатом научного творчества является создание нового направления исследований и проектных разработок в отечественной психологии — психологической антропологии, в том числе открывающей перспективы развития православно ориентированной педагогики и психологии.

В.И. Слободчиков щедро наделен даром мыслителя. Учитывая главенствующую — антропологическую — линию его научных трудов, справедливо заметить, что в своих печатных работах разных периодов он философичен, романтичен и даже поэтичен.

За научные достижения и их реализацию в практике В.И. Слободчиков награжден медалью К.Д. Ушинского (1995). Во внимание к трудам по сохранению православных традиций в науке, культуре и образовании награжден орденом Русской Православной Церкви преподобного Сергия Радонежского III степени (2004) и орденом святителя Луки Крымского (2019).

Есть в жизни Виктора Ивановича еще один главный человек, чей вклад в его профессиональные и жизненные достижения трудно переоценить. 9 марта 2024 года ознаменовалось пятидесятой годовщиной супружеского союза Виктора Ивановича Слободчикова и Веры Григорьевны Щур. В народе такую дату принято называть «золотой свадьбой». Вера Григорьевна — известный московский психолог, кандидат психологических наук, бессменный редактор ведущего отечественного издания «Вопросы психологии». Верная спутница, соратница, охранительница. Гарант и творец славного гостеприимства семьи Слободчикова—Щур. В духе и традиции многих русских женщин она предпочла посвятить большую часть своих сил и дарований любимому мужу.

Завершая очерк, хочется обратиться непосредственно к юбиляру и сердечно пожелать: многая лета в добром здравии, дорогой Виктор Иванович!


[1] С.А. Калабалин стал прототипом Семена Карабанова в книге А.С. Макаренко «Педагогическая поэма».

[2] Субъективная реальность (субъективность, самость) есть форма существования и способ организации человеческой реальности, суть — самостоятельность духовной жизни человека.

[3] Антропопрактика — это специальная работа в пространстве сопряжения субъективной реальности и со-бытийной общности, направленная на культивирование (выращивание) предельного (максимального) выражения «человеческого в человеке».

Литература

  1. Исаев Е.И., Слободчиков В.И. Психология образования человека: Становление субъектности в образовательных процессах: учеб. пособие / М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. 432 с.
  2. К 70-летию В.И. Слободчикова // Вопросы психологии, 2014. № 4. С. 143—149.
  3. Концепции воспитания человека в Российской Федерации. Проект / В.И. Слободчиков [и др.] // Народное образование, 2022. № 5. С. 115—129.
  4. Национальная доктрина образования Российской Федерации. Проект / В.И. Слободчиков [и др.] // Народное образование, 2022. № 4. С. 28—39.
  5. Системный кризис отечественного образования и пути его преодоления / В.И. Слободчиков [и др.] // Народное образование, 2016. № 9—10. С. 7—20.
  6. Слободчиков В.И. Развитие субъективной реальности в онтогенезе: автореф. дис. д—ра психол. наук. М., 1994. 78 с.
  7. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности: учеб. пособие для вузов. М.: Школа—Пресс, 1995. 384 с.
  8. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе: учеб. пособие для вузов. М.: Школьная Пресса, 2000. 416 с.
  9. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека: Введение в психологию субъективности: учеб. Пособие. 2—е изд., испр. и доп. М.: Изд—во ПСТГУ, 2013. 359 с.
  10. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе: учеб. Пособие. М.: Изд—во ПСТГУ, 2013. 395 с.
  11. Слободчиков В.И. Христианская психология как методологическая возможность // Христианская психология в контексте научного мировоззрения / Под ред. Б.С. Братуся, С.Л. Воробьева. М.: Никея, 2017. С. 155—171.
  12. Слободчиков В.И. От «психологии психики» к «психологии человека» // Христианская психология в контексте научного мировоззрения / Под ред. Б.С. Братуся, С.Л. Воробьева. М.: Никея, 2017. С. 172—182.
  13. Слободчиков В.И. Субъективная реальность: ее возможность и действительность / Научн. ред. и сост. А.А. Остапенко. М.: Фонд «Просветитель», 2021. 232 с.

Информация об авторах

Шувалов Александр Владимирович, кандидат психологических наук, доцент, факультет психологии, Российский православный университет святого Иоанна Богослова, психолог, психологическое отделение, ГБУ "Кризисный центр помощи женщинам и детям", Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0009-4379-6815, e-mail: virtusfront@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 28
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 28

Скачиваний

Всего: 13
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 13