Деструктивный перфекционизм и факторы-протекторы эмоционального благополучия студентов вузов

4

Аннотация

Данные исследований сообщают о возрастании показателей перфекционизма среди студентов. В статье описан социокультурный и образовательный контекст, обуславливающий выявленную тенденцию. Проведенное исследование на студенческой выборке (N=194) подтверждает выводы отечественных и западных исследователей относительно деструктивности смешанного и социально предписанного перфекционизма. Субъектность и тесно связанная с ней самоэффективность рассмотрены как возможные факторы-протекторы эмоционального благополучия, которые могут снижать негативное воздействие перфекционизма. Результаты корреляционного анализа и применение модели опосредования продемонстрировали защитное влияние выделенных факторов-протекторов. Делается вывод о необходимости проведения профилактических мероприятий в высших учебных заведениях с реализацией методов рефлексивно-деятельностного подхода, предполагающего актуализацию и поддержку субъектной позиции студентов.

Общая информация

Ключевые слова: студенты, перфекционизм, эмоциональная дезадаптация, самоэффективность, субъектная позиция, протективные факторы

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2024200206

Получена: 25.03.2024

Принята в печать:

Для цитаты: Цацулин Т.О., Холмогорова А.Б. Деструктивный перфекционизм и факторы-протекторы эмоционального благополучия студентов вузов // Культурно-историческая психология. 2024. Том 20. № 2. С. 50–59. DOI: 10.17759/chp.2024200206

Полный текст

Введение

Наблюдается тенденция возрастания показателей перфекционизма в студенческой популяции в ХХI веке, что связывается многими авторами с определенными тенденциями в современной культуре [16, 26]. Перфекционизм – это многомерный личностный конструкт, который отражает стремление к достижению высоких стандартов и идеалов, сопровождающееся чрезмерным самокритицизмом, требовательностью к себе и страхом неудачи и негативной оценки другими. Молодые люди с высоким уровнем перфекционизма ожидают от себя и своей деятельности идеальных результатов и переживают выраженный дискомфорт, если не оправдывают свои высокие притязания.

Перфекционизм рассматривается уже на протяжении десятилетий как деструктивная личностная черта, ведущая к эмоциональной дезадаптации [3, 16, 19, 23, 24, 26, 28]. Однако наряду с этим исследователями ведется дискуссия относительно наличия разных видов перфекционизма – адаптивного и дезадаптивного [16, 28]. К настоящему времени исследователи предлагают разные его классификации. Например, классики исследований перфекционизма П. Хьюит и Г. Флит выделяют «Я-адресованный перфекционизм», «Социально предписанный перфекционизм» и «Перфекционизм, адресованный другим»  [25]. Другой классик этих исследований Р. Фрост выделяет следующие аспекты перфекционизма: «Озабоченность ошибками»; «Родительские ожидания», «Родительская критика», «Личные стандарты»; «Организованность» и «Сомнения в действиях» [22]. В отечественной психологии также разработан оригинальный Трехфакторный опросник перфекционизма, где выделены следующие составляющие: «Озабоченность оценками со стороны других при неблагоприятных сравнениях с ними» (аналог «Социально предписанного перфекционизма»); «Высокие стандарты и требования к себе» (аналог «Я-адресованного перфекционизма»); «Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве» или «Перфекционистский когнитивный стиль» (близок «Озабоченности ошибками» и «Сомнению в своих действиях») [4].

Отметим, что деструктивность Я-адресованного перфекционизма ставится под сомнение во многих современных исследованиях [16, 28]. Анализ свидетельствует, что высокие стандарты и требования к себе разрушительны в сочетании с так называемым перфекционистским когнитивным стилем – с персистирующими мыслями о неудачах и ошибках, о собственном несовершенстве и с другими негативными когнитивными искажениями, свойственными пациентам с расстройствами аффективного спектра. «Социально-предписываемый» перфекционизм отражает убежденность в том, что другие люди ожидают от индивида совершенства, которая может соответствовать или не соответствовать реальности. В качестве «других» могут выступать члены семьи, друзья, коллеги, профессиональные и религиозные сообщества. При этом перфекционист убежден, что он должен соответствовать этим ожиданиям, чтобы не быть отвергнутым и опозоренным. В отличии от Я-адресованного перфекционизма, социально предписываемый перфекционизм предполагает подстройку под ожидания других людей одновременно со страхом сближения с ними и разоблачения своего несовершенства. Деструктивность этого вида перфекционизма не вызывает сомнений у современных исследователей [21, 27].

Л.С. Выготский ввел понятие социальной ситуации развития, под которой он понимал социальные связи и условия, в которых происходит становление личности в том или ином возрасте или тот путь, по которому социальное становится индивидуальным [2]. Важной характеристикой социальной ситуации развития современной студенческой молодежи являются очень высокие ожидания со стороны общества, с постоянными рейтингами и оценками их успешности.

Рост требований к себе связан, в том числе, с цифровизацией общества, создающей условия для постоянных социальных сравнений себя с другими людьми в социальных сетях [5]. Интернет-платформы, такие как Facebook и Instagram (принадлежат Meta, признанной экстремистской в России), «ВКонтакте», YouTube, а также многочисленные мессенджеры стали вездесущими, отличаясь высоким количеством уникальных пользователей, счёт которых идёт на миллионы. По данным Mediascope, более 40% населения России ежедневно проводят время в социальных сетях и мессенджерах, затрачивая на них в среднем около 36% всего времени, проведенного в сети Интернет [1]. Социальные сети играют роль рупора, транслирующего образ успешного человека, задавая соответствующие ценности превосходства над другими людьми. Для некоторых социальные сети могут стать главным источником социального признания и самоутверждения: получение «лайков», комментариев и подписчиков на своих страницах в социальных сетях, как критерий оценки своей популярности и привлекательности.

Сегодня образование для молодежи является фактором достижения жизненного и профессионального успеха, выступает в качестве важного конкурентного преимущества на рынке труда, открывает возможности для карьерного, профессионального роста, получения престижной и высокооплачиваемой работы [14]. Это оказывает значительное давление на молодых людей, заставляя их стремиться, конкурировать и соответствовать все более высоким требованиям в школе и университете, чтобы не навредить своей будущей цене на рынке специалистов [26].

К. Дуэк предлагает поощрять не за конкретный результат, а за проявленные старания, что формирует у обучающегося установку на «овладение мастерством», чтобы его высокие притязания были адекватны его реальным возможностям и не приводили к полному разочарованию в самом себе в случае неуспеха [20]. Под категорией «овладение мастерством» автор понимает несколько характеристик: любовь к обучению, ответственность, настойчивость в достижении цели, способность ценить усилия, приложенные собой или другими.

В отечественной психологии субъектность рассматривается как системное качество личности, выступает как характеристика субъекта деятельности. Ему противопоставляется понятие «объектность» – как качество индивида, при котором он преимущественно пассивен, не стремится проявить инициативу, действует под влиянием внешних «стимулов». Субъектная активность возникает там, где человек определяет для себя и меру субъектной включенности, и меру собственного творчества при достижении формулируемых для себя целей [13].

В рамках рефлексивно-деятельностного подхода при оказании помощи учащимся с трудностями в обучении было введено понятие «субъектная позиция», занимая которую учащийся является и субъектом осуществления деятельности, и субъектом ее рефлексии [7, 10]. При этом субъектная позиция по отношению к учебной деятельности рассматривается как ресурсная характеристика. В работах представителей этого подхода было показано, что субъектная позиция положительно связана с осознанностью, применением адаптивных копингов и способностью к рефлексии и социальному познанию, а также обратно связана с проявлением депрессивной симптоматики и проблемным использованием интернета [10; 12; 17; 18]. Важно, что поддержка и укрепление субъектной позиции даже в младшем школьном возрасте способствует позитивным личностным и когнитивным «шагам» в развитии и повышению успешности в учебе [6].

Личность, обладающая свойствами субъектности, способна к рефлексии, саморазвитию, стремится к преобразовательной деятельности, а также способна к смене позиции и пониманию других людей [17]. Субъектная позиция подразумевает осознанное, целенаправленное и активное участие ученика в учебной деятельности, а не пассивное восприятие информации. Субъектность, таким образом, неразрывна связана со способностью управлять своей деятельностью и преобразовывать свои отношения с миром. Понятие «субъектность» интегрирует следующие характеристики: активность, инициативность, самодетерминация, осознанность, произвольность. С точки зрения В.А. Татенко, субъектность – это, прежде всего, свобода в выборе поведения, которая раскрывается в понятиях автономный, свободный, независимый [15]. Содействовать развитию субъектности возможно через поддержку самостоятельной конструктивной активности учащихся и принятия ими самостоятельных решений с последующей рефлексией процесса воплощения собственных замыслов [7, 10].

Субъектная позиция в учебной деятельности может быть связана с некоторыми аспектами перфекционизма, такими как высокие ожидания от себя и стремление к высоким стандартам. Ученик, занимающий субъектную позицию, может ставить перед собой сложные цели и стремиться к их достижению, прилагая дополнительные усилия и активность. Обучающийся, как субъект учебной деятельности, будет искать дополнительные источники информации, проявлять позицию исследователя, участвовать в факультативных активностях, чтобы справиться с поставленными перед собой целями, что позволяет сделать вывод о важности конструкта «субъектная позиция» для понимания связи образования, развития и эмоционального благополучия [9].

Ещё одним фактором, который может выступать «протектором» эмоционального благополучия, является самоэффективность. В теории социального научения А. Бандуры самоэффективность рассматривается, как ожидания или уверенность человека в том, что он способен осуществить те действия, которые необходимы ему для достижения результата [19]. Такая уверенность в своих способностях снижает уровень стресса и способствует эмоциональному благополучию и стабильности, отрицательно связана с прокрастинацией и избеганием деятельности. Люди, уверенные в том, что способны контролировать и решать поступающие угрозы, не прибегают к дисфункциональным стратегиям поведения, таким как разные формы избегания.

Понимание и изучение различных аспектов перфекционизма и факторов, которые могут обуславливать их деструктивность или адаптивность необходимо для разработки эффективных программ психологической поддержки и помощи студентам вузов. Такие программы призваны развивать здоровые стратегии саморегуляции и снижать негативные последствия перфекционизма, связанные с упомянутыми выше негативными аспектами социальной ситуации развития современной молодежи.

Целью данной статьи является выявление связи разных аспектов перфекционизма с уровнем самоэффективности и позицией в учебной деятельности и определение их влияния на выраженность симптомов депрессии и тревоги.

Задачи исследования:

  1. Выявление связи различных видов перфекционизма с позицией в учебной деятельности и уровнем самоэффективности у студентов.
  2. Исследование влияния позиции в учебной деятельности и уровня самоэффективности на связь различных компонентов перфекционизма с выраженностью эмоциональной дезадаптации у студентов.

Методики исследования

  1. Трехфакторный опросника перфекционизма (Н.Г. Гаранян, А.Б. Холмогорова, 2018). Включает 18 утверждений, которые распределены по трем шкалам: 1) «Озабоченность оценками со стороны других при неблагоприятных сравнениях с ними»; 2) «Высокие стандарты и требования к себе»; 3) «Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве». Первая шкала тестирует социально предписанный перфекционизм, вторая — я-адресованный перфекционизм, третья — перфекционистский когнитивный стиль.
  2. Шкала депрессии А. Бека (Beck Depression Inventory, BDI, адаптация Н.В. Тарабриной, 2001).
  3. Шкала тревоги А. Бека (Beck Anxiety Inventory, BAI, 1993).
  4. Методика определения общей и социальной самоэффективности (М. Шееер, Дж. Маддукс, адаптация А.В. Бояринцевой, 2003). Включает 23 утверждения, распределенных по трём шкалам: 1) «Общая самоэффективность»; 2) «Самоэффективность в предметной деятельности»; 3) «Интерперсональная самоэффективность». По результатам определяется уровень субъективной убежденности обследуемого в потенциал своих сил в сфере предметной деятельности и в сфере общения.
  5. Опросник субъектной позиции, включающий вопросы, тестирующие выраженность субъектной, объектной и негативной позиции в учебной деятельности (Ю. В. Зарецкий, В. К. Зарецкий, И. Ю. Кулагина, 2014).

Характеристика выборки

Всего было обследовано 194 студента московских вузов старших и младших курсов. Исследование проводилось анонимно в форме онлайн тестирования путем сбора данных с помощью онлайн-анкеты, разосланной в студенческие группы в соцсетях. Студентам было предложено заполнить комплект, состоящий из ряда методик. Испытуемые были проинформированы перед началом исследования о замысле проводимого обследования, и о том, что исследование проводится анонимно и результаты не будут разглашены третьим лицам.

По полу испытуемые распределялись следующим образом – 140 женщин и 54 мужчин. Возраст обследуемых от 17 до 25 лет, средний возраст – 20 лет.

Выборка состояла из 86 учащихся 1 курса (44,3%), 27 учащихся 2 курса (13,9%), 53 (27,3%) учащихся 3 курса, 16 учащихся 4 курса (8,2%), 12 учащихся 5 курса (6,2%). Из них 146 (75,3%) человек учатся на факультетах естественно-научного направления, 25 (12,9%) на гуманитарных, 23 (11,9%) студенты технических специальностей.

Результаты

Оценка влияния пола показала, что у обследуемых женского пола более выражены симптомы депрессии. Сравнительный анализ студентов по курсу и направлению обучения не демонстрирует значимых различий между группами.

В табл. 1 приведены данные корреляционного анализа показателей выраженности разных видов перфекционизма и показателей эмоциональной дезадаптации в виде симптомов депрессии и тревоги. Из табл. 1 следует, что существует значимая положительная связь между выраженностью общего балла перфекционизма, его шкал «Озабоченность оценками со стороны других при неблагоприятных сравнениях с ними» и «Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве» со всеми проявлениями эмоциональной дезадаптации – депрессивными и тревожными симптомами. Шкала «Высокие стандарты и требования к себе» не выявляет значимых связей с выраженностью симптомов эмоциональной дезадаптации, хотя и регистрирует статистически незначимую обратную связь с депрессивной и тревожной симптоматикой, т.е. противоположную по направленности двум другим подшкалам опросника перфекционизма.

Таблица 1. Связь показателей перфекционизма и выраженности эмоциональной дезадаптации

(N = 194)

Параметры

Общий балл перфекционизма

Озабоченность оценками со стороны других

Высокие стандарты и требования к себе

Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве

Выраженность депрессивных симптомов

0,502**

0,525**

-0,060

0,496**

Выраженность симптомов тревоги

0,406**

0,481**

-0,024

0,326**

Примечание: «*» – корреляции статистически значимы, p<0,05 (коэффициент корреляции Пирсона), «**» – корреляции статистически значимы, p<0,01 (коэффициент корреляции Пирсона)

Как видно из табл. 2, общий балл самоэффективности и самоэффективность в предметной деятельности обратно коррелируют со всеми изучаемыми симптомами эмоциональной дезадаптации. Интерперсональная самоэффективность обратна связана с проявлениями депрессии, с тревогой же корреляции не доходят до уровня значимых. Субъектная позиция показывает обратную связь с выраженностью депрессивной и тревожной симптоматики. Объектная позиция связана прямо с проявлением депрессии. При этом стоит учитывать, что все описанные коэффициенты корреляции регистрируют значимые, но слабые связи. Негативная позиция к учебной деятельности значимых корреляций с симптомами эмоциональной дезадаптации не выявила.

Таблица 2. Связь показателей самоэффективности и позиции в учебной деятельности со степенью выраженности эмоциональной дезадаптации (N = 194)

Парамет-ры

Самоэффективность

Самоэффективность в предметной деятельности

Интерперсональная самоэффективность

Субъектная позиция

Объектная позиция

Негативная позиция

Выраженность депрессивных симптомов

-0,382**

-0,317**

-0,336**

-0,225*

0,291**

0,130

Выраженность симптомов тревоги

-0,169*

-0,174*

-0,069

-0,224*

0,155

0,111

Примечание: «*» – корреляции статистически значимы, p<0,05 (коэффициент корреляции Пирсона), «**» – корреляции статистически значимы, p<0,01 (коэффициент корреляции Пирсона)

В табл. 3 приведены связи показателей разных видов перфекционизма и факторов протекторов. Общий балл перфекционизма коррелирует обратно практически со всеми параметрами, кроме шкал интерперсональной самоэффективности, а также субъектной и негативной позиции (где связь не достигает значимой), также наблюдается прямая значимая связь с объектной позицией. Однако в данном исследовании более интересны связи с разными параметрами перфекционизма. Показатели по шкале высоких стандартов деятельности или Я-адресованному перфекционизму прямо и значимо связаны с общим баллом самоэффективности, самоэффективностью в предметной деятельности и с субъектной позицией. Это говорит о том, что высокие требования к себе могут основываться на вере в свои силы справляться со сложными задачами и на активной осознанной позиции в учебной деятельности. Обратная связь Я-адресованного перфекционизма с негативной позицией в учебной деятельности свидетельствует о том, что стремление к овладению материалом и преодолению трудностей на этом пути не совместимы с отрицанием значимости учебы. Перфекционисткий когнитивный стиль – негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве – также имеют обратную связь с общим баллом самоэффективности и самоэффективностью в предметной деятельности, а также прямую связь с выраженностью объектной позиции. Последнее свидетельствует о том, что пассивная подчиняемая позиция связана с неуверенностью и сомнениями в себе и в своих силах. Также связи полученные по шкале «Озабоченность оценками со стороны других» или Социально предписываемый перфекционизм свидетельствуют о его деструктивности, ведущей к низкой самоээфективности и дефициту субъектности и преобладанию объектной позиции в учебной детяельности.

Таблица 3. Связь показателей перфекционизма, самоэффективности и позиции в учебной деятельности (N = 194)

Параметры

Перфекционизм

Высокие стандарты деятельности к себе

Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве

Озабоченность оценками со стороны других при неблагоприятных сравнениях с ними

Самоэффективность

-0,200**

0,237**

-0,266**

-0,277**

Самоэффективность в предметной деятельности

-0,200**

0,283**

-0,270**

-0,303**

Интерперсональная самоэффективность

-0,095

0,001

-0,117

-0,071

Субъектная позиция

-0,070

0,428**

-0,189

-0,212*

Объектная позиция

0,397**

0,099

0,383**

0,336**

Негативная позиция

0,041

-0,350**

0,123

0,178

Примечание: «*» – корреляции статистически значимы, p<0,05 (коэффициент корреляции Пирсона), «**» – корреляции статистически значимы, p<0,01 (коэффициент корреляции Пирсона)

В следующих четырех таблицах показаны различия всех исследуемых параметров (самоэффективности и позиций в учебной деятельности) у студентов с разной выраженностью общего (табл. 4), социально предписываемого (табл. 5) и Я-адресованного перфекционизма (табл. 6), а также перфекционисткого когнитивного стиля (табл. 7).

Из табл. 4 видно, что степень самоэффективности значимо различается в группах студентов с разными уровнями общего перфекционизма: низкий уровень соответствует более высоким показателям самоэффективности. Те же самые закономерности наблюдаются у самоэффективности в предметной деятельности. Кроме того, значимые различия выявлены по параметру объектной позиции: высокий и средний уровень общего перфекционизма соответствует более высоким показателям по объектной позиции. По параметрам интерперсональной самоэффективности, субъектной и негативной позиции значимых различий между группами не выявлено. Однако при рассмотрении разных аспектов перфекционизма эти различия, которые сглажены при сравнении показателей в группах с раной выраженностью общего перфекционизма, отчетливо проступают.

Таблица 4. Уровень выраженности показателей самоэффективности и позиции в учебной деятельности у студентов с разными уровнями общего перфекционизма (N = 194)

Параметры / группы

Перфекционизм

Уровень значимости — Критерий Краскала—Уоллиса

Низкий уровень

N = 67

M (SD)

Средний уровень

N=61

M (SD)

Высокий уровень

N=66

M (SD)

Самоэффективность

27 (33,7)

14 (31)

-11 (39,2)

0,031*

Самоэффективность в предметной деятельности

27,1 (30,6)

15,8 (25,2)

-2 (32)

0,110

Интерперсональная самоэффективность

0 (11,1)

-1,6 (10,3)

-8,4 (10,6)

0,037*

Субъектная позиция

8 (2,9)

8 (2,4)

7,4 (2,8)

0,643

Объектная позиция

4,1 (2,6)

5,7 (2,9)

6,1 (2,5)

0,007*

Негативная позиция

5,9 (3,1)

6,6 (2,5)

5,9 (2,5)

0,463

Примечание: «*» - различия между группами испытуемых статистически достоверны (критерий Краскала-Уоллиса)

В табл. 5 приведены данные различий по показателям выраженности самоэффективности и позиций в учебной деятельности в группах с разным уровнем наиболее деструктивного вида перфекционизма – социально предписанного. Различия по самоэффективности сходны с предшествующей таблицей, но еще добавляются значимые различия по показателю объектной позиции: чем выше социально предписанный перфекционизм, тем более выражена пассивная объектная позиция в учебной деятельности и, наоборот, меньше выражена субъектная позиция.

Таблица 5. Уровень выраженности показателей самоэффективности и позиции в учебной деятельности у студентов с разными уровнями социально предписанного перфекционизма (N = 194)

Параметры / группы

 

Озабоченность оценками со стороны других при неблагоприятных сравнениях с ними

Уровень значимости — Критерий Краскала—Уоллиса

Низкий уровень

N = 62

M (SD)

Средний уровень

N=74

M (SD)

Высокий уровень

N=58

M (SD)

Самоэффективность

32 (28)

9,9 (31)

-19 (39)

0,002*

Самоэффективность в предметной деятельности

33 (24)

12,4 (26)

-10 (32,1)

0,002*

Интерперсональная самоэффективность

0 (11)

-2,3 (9,8)

-8 (11,2)

0,158

Субъектная позиция

8,5 (2,6)

8 (2,5)

6,7 (2,9)

0,033*

Объектная позиция

4,2 (2,8)

5,5 (2,5)

6,3 (2,7)

0,006*

Негативная позиция

5,5 (2,9)

6 (2,7)

6,7 (2,4)

0,227

Примечание: «*» - различия между группами испытуемых статистически достоверны (критерий Краскала-Уоллиса)

Выше уже упоминалось, что Я-адресованный перфекционизм многие авторы рассматривают как относительно адаптивный. Это подтверждают данные таблицы 6, большинство связей в которой имеют противоположную направленность по сравнению со связями таблиц 4 и 5. А именно, чем выше Я-адресованный перфекционизм, тем выше самоэффективность (как общая, так и в предметной деятельности) и более выражена субъектная позиция, и тем ниже негативные установки по отношению к учебе.

Таблица 6. Уровень выраженности показателей самоэффективности и позиции в учебной деятельности у студентов с разными уровнями я-адресованного перфекционизма

(N = 194)

Параметры / группы

 

Высокие стандарты и требования к себе

Уровень значимости — Критерий Краскала—Уоллиса

Низкий уровень

N = 61

M (SD)

Средний уровень

N=74

M (SD)

Высокий уровень

N=59

M (SD)

Самоэффективность

-5 (30,7)

1,3 (39)

26 (37,2)

0,078

Самоэффективность в предметной деятельности

-2,5 (25)

6,2 (31,8)

29,8 (30,4)

0,013*

Интерперсональная самоэффективность

-3,2 (10,3)

-4,8 (10,3)

-3,4 (12)

0,739

Субъектная позиция

6,3 (2,9)

7,8 (3,25)

8,9 (2,5)

0,001*

Объектная позиция

5 (2,8)

5,5 (2,5)

5,5 (3,1)

0,739

Негативная позиция

7,7 (2,3)

5,6 (2,3)

5,3 (2,8)

0,000*

Примечание: «*» - различия между группами испытуемых статистически достоверны (критерий Краскала-Уоллиса)

Наконец, в табл. 7 мы видим, что у студентов с выраженным пефрекционистким когнитивным стилем ниже самоэффективность (общая и в предметной деятельности) и преобладает объектная позиция.

Таблица 7. Уровень выраженности показателей самоэффективности и позиции в учебной деятельности у студентов с различным уровнем перфекционистского когнитивного стиля (N = 194)

Параметры /

Группы

Негативное селектирование и фиксация на собственном несовершенстве

Уровень значимости — Критерий Краскала—Уоллиса

Низкий уровень

N = 60

M (SD)

Средний уровень

N=66

M

(SD)

Высокий уровень

N=68

M

(SD)

Самоэффективность

34,8 (28,8)

8,2 (26,9)

-12,6 (39)

0,007*

Самоэффективность в предметной деятельности

34,6 (25)

11,6 (24)

-5,2 (32)

0,002*

Интерперсональная самоэффективность

0 (10)

-3,3 (10)

-7,4 (11,4)

0,100

Субъектная позиция

8,5 (2,6)

7,9 (2,5)

7,1 (2,8)

0,76

Объектная позиция

4 (3)

5,4 (2,5)

6,4 (2,3)

0,001*

Негативная позиция

5,5 (2,9)

6,2 (3)

6,4 (2,4)

0,539

Примечание: «*» - различия между группами испытуемых статистически достоверны (критерий Краскала-Уоллиса)

Для оценки роли самоэффективности и субъектной позиции в учебной деятельности в  деструктивных видах перфекционизма и адаптивном Я-адресованном перфекционизме (см. таблицы 4-7), был проведен частный корреляционный анализ, исключающий влияние показателей общей самоэффективности и субъектной позиции на связь структурных компонентов перфекционизма с симптомами эмоциональной дезадаптации. По сравнению с проведенным парным корреляционным анализом (табл. 2) коэффициенты корреляции общего перфекционизма, негативного селектирования и социально предписанного перфекционизма при исключении влияния общей самоэффективности и показателей субъектной позиции уменьшились, но при этом всё ещё остаются значимыми. Но особенно важно подчеркнуть, что при исключении влияния протекторов эмоционального благополучия (самоэффективности и субъектной позиции в учебе) я-адресованный перфекционизм начал показывать прямую корреляцию с симптомами депрессии, хоть эта связь и не доходит до уровня значимой. Т.е. высокие стандарты без веры в свои силы и активной позиции в учебной деятельности являются деструктивными для психического здоровья.

Таблица 8. Связь видов перфекционизма и симптомов эмоциональной дезадаптации при исключении влияния параметров самоэффективности и позиции в учебной деятельности (N = 194)

Исключенные переменные

Параметры

Выраженность депрессивных симптомов

Выраженность симптомов тревоги

Субъектная позиция

и

Самоэффективность

Перфекционизм

0,435**

0,406**

Негативное селектирование

0,339*

0,258*

Высокие стандарты деятельности к себе

0,308*

0,199

Озабоченность оценками других

0,386**

0,478**

Примечание: «*» - корреляции статистически значимы, p<0,05 (коэффициент корреляции Пирсона), «**» - корреляции статистически значимы, p<0,01 (коэффициент корреляции Пирсона)

Дополнительно для проверки опосредованного влияния факторов-протекторов на связи отдельных видов перфекционизма и симптомов эмоционального неблагополучия применялся критерий Соубела (Sobel), используемый в психологических исследованиях для тестирования моделей опосредования. Алгоритм подсчёта этого критерия предполагает построение двух моделей регрессионного анализа. Проверялись гипотезы, выдвинутые на основе полученных связей, ранее подтвержденных регрессионным анализом, чтобы проверить и уточнить воздействие факторов-протекторов в раскрытых закономерностях.

Проверялось опосредующее влияние показателей самоэффективности (общий балл) на связь между перфекционизмом (общий балл) и депрессией (общий балл). Результат представлен схематично на рис. 1:

Примечание: «X» - предиктор, «Y» - зависимая переменная, «M» - медиатор, «*» - коэффициенты регрессии являются значимыми (p<0,001)

Рис. 1. Опосредующее влияние самоэффективности на связь перфекционизма и депрессии

Эмпирическое значение критерия Соубела – 2,463 при р = 0,013, p<0,05. Эмпирическое значение статистики Арояна – 2,426 при р = 0,015, p<0,05. Гипотеза о значимом опосредующем влиянии самоэффективности на связь между перфекционизмом и депрессией получила подтверждение.

В модели множественного регрессионного анализа отражено совместное влияние перфекционизма и самоэффективности на депрессию, в совокупности объясняющих 32,8% ее дисперсии (R2=0,328).

Для выяснения степени опосредования самоэффективностью связи между перфекционизмом и депрессией подсчитывался частный коэффициент корреляции между этими показателями при контроле вклада самоэффективности. Его значение r = 0,471 (р < 0,001) меньше, чем значение коэффициента корреляции Пирсона (R = 0,502, р < 0,001), отражающего связь между перфекционизмом и депрессией, при этом связь остаётся статистически значимой. Этот результат свидетельствует о том, что самоэффективность частично опосредует связь между перфекционизмом и депрессией.

Обсуждение результатов

Нами было изучено влияние перфекционизма и таких личностных характеристик, как позиция в учебной деятельности и самоэффективность, на эмоциональное благополучие студентов московских вузов. Полученные данные свидетельствуют о наиболее дезадаптивных видах перфекционизма, связанных с озабоченностью оценками со стороны других и фиксацией на собственном несовершенстве, которые прямо коррелируют с изучаемыми симптомами депрессии и тревоги.

Шкала высокие стандарты и требования к себе, описывающая я-адресованный перфекционизм показывает прямую связь с самоэффективностью, причём студенты, со средним и высоким уровнем я-адресованного перфекционизма демонстрируют более выраженную субъектную позицию, что может свидетельствовать об адаптивности данного вида перфекционизма.

Обратные корреляции между параметрами субъектной позиции и самоэффективности с симптомами эмоциональной дезадаптации подчеркивают важность данных конструктов как факторов-протекторов эмоционального благополучия. Дополнительно их защитное влияние показал частный корреляционный анализ, исключающий влияние факторов протекторов на связь структурных компонентов перфекционизма с симптомами эмоциональной дезадаптации. Высокие требования к себе без наличия уверенности в своих силах и выраженной субъектной позиции становятся деструктивными для психического здоровья.

С помощью модели опосредования было подтверждено влияние самоэффективности на связь между перфекционизмом и депрессией, что указывает на значимую роль самоэффективности в снижении негативного влияния перфекционизма на эмоциональное благополучие студентов.

Актуальным становится вопрос о возможных средствах укрепления рассматриваемых факторов-протекторов. Средства поддержки субъектной позиции учащегося и повышения его самоэффективности разрабатываются в рефлексивно-деятельностном подходе, как направлении культурно-исторической психологии, реализующем целый ряд положений о связи обучения, развития и здоровья, а также условиях, при которых обучение ведет за собой развитие [6; 8; 9].

Выводы

  1. Перфекционизм и такие его параметры как социально предписанный перфекционизм и перфекционисткий когнитивный стиль тесно связны с симптомами эмоциональной дезадаптации, как с депрессивными, так и с тревожными. Данные соотносятся с уже полученными результатами современных исследований [21, 23, 27].
  2. Субъектность и самоэффективность определены, как факторы-протекторы эмоционального благополучия. Они обратно связаны с показателями депрессивных и тревожных симптомов и могут обуславливать адаптивность я-адресованного перфекциониозма. Деструктивный перфекционизм связан с выраженностью объектной позиции в учебной деятельности и сниженной самоэффективностью.
  3. С целью укрепления факторов-протекторов предполагается использование в программах методов рефлексивно-деятельностного подхода, выстроенного на принципах культурно-исторической психологии Л.С. Выготского. Предложенный подход акцентирует поддержку субъектной позиции в учебной деятельности, предоставляя студенту важный ресурс для его эмоционального благополучия и преодоления учебных трудностей.
  4. Полученные данные могут быть использованы психологическими службами и преподавателями учебных заведений для такой организации процесса учебной деятельности, которая будет способствовать как успешной учебе, так и психологическому благополучию студентов.

Литература

  1. Аудитория Интернета в 2022 году [Электронный ресурс] // https://mediascope.net. 2022 URL: https://mediascope.net/library/presentations (дата обращения 19.12.23)
  2. Выготский Л.С. Проблемы детской (возрастной) психологии. М.: Педагогика, 1984. С. 243—432.
  3. Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б., Юдеева Т.Ю.Перфекционизм, депрессия и тревога // Консультативная психология и психотерапия. 2001. Том 9. № 4. С. 18–48.
  4. Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б., Юдеева Т.Ю. Факторная структура и психометрические показатели опросника перфекционизма: разработка трехфакторной версии // Консультативная психология и психотерапия. – 2018. – Т. 26. – № 3. – С. 8—32. DOI:10.17759/cpp.2018260302
  5. Гаранян Н.Г., Пушкина Е.С. Проверка валидности и надежности русскоязычной версии методики «Шкала ориентации на социальные сравнения Iowa-Netherlands» в выборке студентов // Консультативная психология и психотерапия. – 2016. – Т. 24. – № 2. – С. 64–92. DOI: 10.17759/cpp.2016240205
  6. Глухова О.В., Воликова С.В., Зарецкий Ю.В., Зарецкий В.К. Результаты лонгитюдного диагностического исследования по проекту «Шахматы для общего развития» // Консультативная психология и психотерапия. 2022. Том 30. № 4. С. 49–75. DOI: 10.17759/cpp.2022300404
  7. Зарецкий В.К. Становление и сущность рефлексивно-деятельностного подхода в оказании консультативной психологической помощи // Консультативная психология и психотерапия. – 2013. – Т. 21. – №. 2. – С. 8–37.
  8. Зарецкий В.К. Зона ближайшего развития: о чем не успел написать Выготский… // Культурно-историческая психология. – 2007. – Т. 3. – №. 3. – С. 96–104.
  9. 9. Зарецкий В.К., Холмогорова А.Б. Связь образования, развития и здоровья с позиций культурно-исторической психологии // Культурно-историческая психология. 2020. Том 16. № 2. С. 89–106. DOI: 10.17759/chp.2020160211
  10. Зарецкий Ю.В. Субъектная позиция по отношению к учебной деятельности как ресурс развития и предмет исследования // Консультативная психология и психотерапия. – 2013. – Т. 21. – №. 2. – С. 110–128.
  11. Зарецкий Ю.В., Зарецкий В.К., Кулагина И.Ю. Методика исследования субъектной позиции учащихся разных возрастов // Психологическая наука и образование. – 2014. – Т. 19. – № 1. – С. 99–110.
  12. Земцова В.А., Николаевская И.А. Связь позиции по отношению к учебной деятельности с эмоциональной дезадаптацией у старшеклассников и студентов // Психология и психотерапия. – 2018. – С. 182–196.
  13. Осницкий А.К. Проблема исследования субъектной активности // Вопросы психологии. –1996. – №1.– С. 5–20.
  14. Соколова М.В. Социологическое исследование мотивации получения высшего образования [Электронный ресурс] // Вестник ННГУ. 2008. №5. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sotsiologicheskoe-issledovanie-motivatsii-polucheniya-vysshego-obrazovaniya (дата обращения 18.12.2023)
  15. Татенко В.Л. Субъект психической активности: поиск новой парадигмы // Психологический журнал. – 1995 Т.16. –– № 3. – С. 23–34.
  16. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Цацулин Т.О. Динамика показателей перфекционизма и симптомов эмоционального неблагополучия в российской студенческой популяции за последние десять лет: когортное исследование // Культурно-историческая психология. –2019. – Т. 15. – № 3. – С. 41–50. DOI:10.17759/chp.2019150305
  17. Холмогорова А.Б., Клименкова Е.Н. Способность к эмпатии в контексте проблемы субъектности // Консультативная психология и психотерапия. – 2017. – Т. 25. – № 2. – С. 75–93. DOI: 10.17759/cpp.2017250205
  18. Холмогорова А.Б., Казаринова Е.Ю., Рахманина А.А. Позиция обучающихся в учебной деятельности и предпочитаемый ими контент в интернете как факторы проблемного использования пространства Всемирной сети // Психологическая наука и образование. –2022. – Т. 27. – № 3. – C. 104–116. DOI: 10.17759/pse.2022270308
  19. Bandura, A. Self-efficacy: toward a unifying theory of behavioral change // Psychological review. – 1977. – Т. 84. – №. 2. – С. 191. DOI:10.1037/0033-295X.84.2.191
  20. 20. Dweck, C.S. Self-theories: Their role in motivation, personality, and development // Psychology press. – 2013. – C. 212. DOI:10.4324/9781315783048
  21. Etherson M.E. et al. Perfectionism, mattering, depressive symptoms, and suicide ideation in students: A test of the Perfectionism Social Disconnection Model //Personality and individual differences. – 2022. – Т. 191. – С. 111559. DOI:10.1016/j.paid.2022.111559
  22. Frost R. et al. The dimensions of perfectionism //Cognitive therapy and research. – 1990. – Т. 14. – С. 449-468. DOI: 10.1007/BF01172967
  23. Flett G. et al. The destructiveness and public health significance of socially prescribed perfectionism: A review, analysis, and conceptual extension //Clinical Psychology Review. – 2022. – Т. 93. – С. 102130. DOI:10.1016/j.cpr.2022.102130
  24. Hewitt P., Flett G. Perfectionism and depression: A multidimensional analysis //Journal of social behavior and personality. – 1990. – Т. 5. – №. 5. – С. 423.
  25. Hewitt P., Flett G. The multidimensional scale of perfectionism //Journ. of Counseling and Development. – 1999. – Т. 9. – С. 44. DOI: 10.1037/1040-3590.3.3.464
  26. Hill A.P., Curran T. Multidimensional perfectionism and burnout: A meta-analysis //Personality and social psychology review. – 2016. – Т. 20. – №. 3. – С. 269-288. DOI:10.1177 / 1088868315596286
  27. Smith M.M. et al. Why does socially prescribed perfectionism place people at risk for depression? A five-month, two-wave longitudinal study of the Perfectionism Social Disconnection Model //Personality and Individual Differences. – 2018. – Т. 134. – С. 49-54. DOI: 10.1016/j.paid.2018.05.040
  28. Stoeber J., Madigan D. J., Gonidis L. Perfectionism is adaptive and maladaptive, but what's the combined effect? //Personality and Individual Differences. – 2020. – Т. 161. – С. 109846. DOI: 10.1016/j.paid.2020.109846

Информация об авторах

Цацулин Тихон Олегович, аспирант кафедры клинической психологии и психотерапии факультета клинической психологии и психотерапии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, e-mail: ttsatsulin@yandex.ru

Холмогорова Алла Борисовна, доктор психологических наук, профессор, декан факультета консультативной и клинической психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), ведущий научный сотрудник, ГБУЗ «НИИ СП имени Н.В. Склифосовского ДЗМ», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5194-0199, e-mail: kholmogorova@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 6
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 6

Скачиваний

Всего: 4
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 4