Клиническая картина манифестных психотических состояний в период пандемии COVID-19

2

Аннотация

АКТУАЛЬНОСТЬ: Пандемия новой коронавирусной инфекции стала одним из социально значимых потрясений всемирного масштаба в последнее десятилетие. Она оказала существенное влияние на уклад жизни многих людей, в том числе на больных с психическими расстройствами.

ЦЕЛЬ: Сравнить психопатологическую структуру манифестных психотических состояний у пациентов молодого возраста (до 40 лет) до пандемии COVID-19 и во время пандемии COVID-19.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ: Работа выполнена в клинике первого психотического эпизода, подразделении ГБУЗ «ПКБ №1 им. Н.А. Алексеева» ДЗМ. Всего в исследование включены 66 пациентов, отвечавших критериям включения — первичная госпитализация в ПКБ№1 весной 2019 (группа сравнения — 45 пациентов) или 2020 (основная группа — 21 пациент) года, диагноз из рубрики F23, отсутствие инвалидности, сопутствующей соматической или неврологической патологии, которая затрудняла обследование или требовала дополнительных лекарственных назначений. Проведена оценка клинико-психопатологических характеристик с выделением ведущего синдрома в рамках психотического состояния, психометрическая оценка по шкале PANSS, вышеуказанные показатели сопоставлены между основной группой и группой сравнения.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Выявлено статистически незначимое увеличение доли аффективно-бредовых и кататоно-бредовых состояний, а также уменьшение доли параноидных состояний за счет бредового их варианта. Результаты психометрической оценки по PANSS достоверно различались между пациентами с разными клинико-психопатологическими вариантами психозов, однако значимых различий между основной группой и группой сравнения обнаружено не было. Дополнительно было обнаружено уменьшение общего количества госпитализаций весной 2020 года.

ВЫВОДЫ: Выявленные в ходе исследования различия клинико-психопатологической структуры манифестных психотических состояний в период пандемии COVID-19 не продемонстрировали статистической значимости. Побочные результаты исследования могут указывать на изменение доступности психиатрической помощи для пациентов с манифестными психотическими состояниями, что требует дальнейшего изучения.

Общая информация

Ключевые слова: COVID-19, психоз, психические расстройства, PANSS

Рубрика издания: Исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17816/CP85

Получена: 28.06.2021

Принята в печать:

Для цитаты: Зяблов В.А., Гусев М.А., Чижиков В.С. Клиническая картина манифестных психотических состояний в период пандемии COVID-19 // Consortium Psychiatricum. 2021. Том 2. № 3. С. 27–33. DOI: 10.17816/CP85

Полный текст

Введение

Одним из наиболее значимых потрясений последних десятилетий, которое повлияло всех жителей планеты, бесспорно является пандемия новой коронавирусной инфекции. Помимо непосредственно «биологического» влияния на организм человека, пандемия COVID-19, повсеместно введенные противоэпидемические меры оказали существенное влияние на уклад жизни многих людей, в том числе страдающих психическими расстройствами1,2. Особенно широкомасштабные карантинные меры («lockdown», или «режим самоизоляции»), отразились на контакте с родственниками и близкими людьми, изменение привычного образа жизни, экономическую нестабильность, противоречивость информационных сведений и многие другие3-5. Таким образом, формируется глобальная психотравмирующая ситуация, которая влияет на психическое благополучие человека6,7. В период пандемии было отмечено увеличение заболеваемости психогенными психическими расстройствами, в том числе психотического регистра8. Помимо влияния на популяцию в целом, некоторые авторы указывают на возможность негативного влияния инфекции на пациентов с психическими расстройствами в анамнезе9, и более того – на экзацербацию разнообразных симптомов у пациентов с шизофренией10,11. В научной литературе последнего времени есть единичные указания на изменение клинической картины психических расстройств под влиянием коронавирусной инфекции или противоэпидемических мероприятий12. Несмотря на достижения последних десятилетий в области изучения психических расстройств в целом и их клинических особенностей, остаются нерешенными ряд вопросов, касающихся диагностики и клиники манифестных психотических состояний во время масштабных социальных потрясений13. Таким образом, принципиально важные вопросы, касающиеся прогноза и психопатологических особенностей манифестных психозов вовремя коронавирусной пандемии, требуют изучения с учетом возрастного фактора.

Цель исследования – сравнить психопатологическую структуру манифестных психотических состояний у пациентов молодого возраста (до 40 лет) до пандемии COVID-19 и во время пандемии COVID-19.

Гипотеза – психопатологическая структура манифестных психотических состояний изменилась во время пандемии COVID-19.

Материал и методы

Работа была выполнена в клинике первого психотического эпизода (руководитель А.М. Левин) государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Психиатрическая клиническая больница №1 им. Н.А. Алексеева Департамента здравоохранения города Москвы» (главный врач, проф. Г.П. Костюк).

Критериями включения в исследование были: соответствие критериям диагностической рубрики МКБ10 – F23; госпитализация с 1 марта по 31 мая 2019 или 2020 года; отсутствие инвалидности или сопутствующей соматической или неврологической патологии, которая затрудняла обследование или требовала дополнительных лекарственных назначений.

При проведении исследования было изучено 66 больных (мужчин – 27, женщин – 39), проходивших лечение в условиях круглосуточного стационара в связи с манифестными психотическими состояниями весной 2019 и 2020 годов. Все участники исследования распределены на 2 группы – основную группу (2020 год, n=21) и группу сравнения (2019 год, n=45). Выбор указанного периода времени в 2020 год был обусловлен введением наиболее радикальных противоэпидемических мер (Указ Президента РФ «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» от 02 апреля 2020 года), что, по нашему мнению, могло оказать наибольшее влияние на душевное состояние наших пациентов. Группа сравнения была отобрана из пациентов, госпитализированных в круглосуточный стационар за аналогичный период предыдущего года.

Для оценки репрезентативности сформированных групп было произведено сравнение основных социально-демографических показателей (распределение по полу, средний возраст, уровень образования, трудовой статус).

Оценка психического состояния пациентов проводилась клинико-психопатологическим методом, с выделением доминирующей психопатологической симптоматики.

Для оценки выраженности психотической симптоматики на момент поступления в стационар и перед выпиской из него была использована шкала PANSS (Positive and Negative Syndrome Scale) – шкала позитивных и негативных синдромов14. При анализе результатов психометрического обследования помимо привычных подшкал отдельно оценивалась “подшкала кататонии” (сумма пунктов N1-4, N6, G1-3, G5-7, G11, G13, G15, G16)15,16, условно обозначенная литерой “C”, а также общая сумма баллов по всем пунктам.

Статистический анализ полученных частотных данных выполнили с помощью критерия согласия Пирсона χ2. В случаях, когда применение критерия было невозможно, использовали угловое преобразование Фишера φ. Для сравнения средней длительности инициального этапа психоза, а также для сравнения характеристик по шкале PANSS с разделением на клинико-психопатологические варианты использовали t-критерий Стьюдента. Для оценки центральной тенденции применяли среднее (М), для разброса данных – среднеквадратическое отклонение (СКО)17. Критическим уровнем статистической значимости принято значение р≤0,05.

Исследование соответствовало положениям Хельсинской декларации по вопросам медицинской этики и проводилось с соблюдением прав, интересов и личного достоинства участников. Все обследуемые дали информированное согласие на участие в исследовании.

Результаты

Социально-демографические показатели

Основная группа (2020 год) была представлена 14 (66,6%) женщинами и 7 (33,3%) мужчинами, средний возраст составил 28,2 ± 7,3 лет. Группа сравнения (2019 год) – 25 (55,6%) женщин и 20 (44,4%) мужчин, средний возраст – 27,3 ± 5,6 лет. Группы пациентов оказались сопоставимы по полу и социально-демографическим характеристикам на момент обследования (таблица 1).

 

Таблица 1. Распределение больных по клиническим и социально-демографическим характеристикам на момент обследования

 

 

Параметр оценки

2019 год
(n=45)

2020 год

(n=21)

Показатели статистической значимости

n

%

n

%

Женщины

25

55,6

14

66,6

χ2 = 0,706; df=1;

р=0,403

Мужчины

20

44,4

7

33,3

χ2 = 0,719; df=1;

р=0,396

Уровень образования на момент обследования

Среднее

5

11,1

6

28,6

φ = 1,7; p < 0,05

Среднее специальное

6

13,3

2

9,5

φ = 0,4; p > 0,05

Неоконченное высшее

6

13,3

2

9,5

φ = 0,4; p > 0,05

Высшее

28

62,3

11

52,4

φ = 0,7; p > 0,05

Трудовой статус на момент обследования

Учащийся колледжа

3

6,7

1

4,8

φ = 0,3; p > 0,05

Студент ВУЗа

4

8,9

1

4,8

φ = 0,6; p > 0,05

Работа по специальности

3

6,7

1

4,8

φ = 0,3; p > 0,05

Неквалифицированный труд

7

15,5

2

9,6

φ = 0,7; p > 0,05

Не работает

28

62,2

16

76,2

φ = 1,2; p > 0,05

 

Клинико-психопатологическая оценка

Длительность инициального этапа манифестного психотического состояния (период, непосредственно предшествовавший развитию психоза, во время которого отмечались нарушения непсихотического уровня или транзиторные психотические симптомы), существенно различалась: 4,8±4,6 недель в основной группе против 14,6±11,1 недель в группе сравнения (p=0,03).

На основании преобладающей в клинической картине психопатологической симптоматики было выделено три варианта манифестных психотических состояний: аффективно-бредовые, параноидные и кататонические, каждый из которых был дополнительно разделен на подварианты.

Аффективно-бредовые синдромы (n=25) — характеризовались преобладанием измененного аффекта в сочетании с явлениями острого чувственного бреда, при отсутствии обманов восприятия и психических автоматизмов. С учетом доминирующего полюса аффекта этот вариант психотических состояний был представлен маниакально-бредовыми, депрессивно-бредовыми и смешанными аффективно-бредовыми состояниями.

При маниакально-бредовых состояниях (n=7) доминировал повышенный фон настроения, чаще – с оттенком раздражительности, чему соответствовали бредовые фабулы величия, особых способностей, мессианства, всегда сопровождавшиеся идеями преследования.

Структура депрессивно-бредовых состояний (n=3) была представлена тревожно-депрессивным аффектом с бредовыми идеями вины, греховности, заражения, опасениями надвигающейся неотвратимой кары.

Смешанные аффективно-бредовые состояния (n=15) отличались неустойчивым аффектом с элементами симптомокомплексов, характерных для каждого из полюсов, эпизодами интенсивной беспричинной тревоги, дезорганизацией мышления, растерянностью, явлениями инсценировки, бредовыми идеями особого значения.

Параноидные синдромы (n=22) — в качестве основной психопатологической симптоматики выступали выраженные галлюцинации или психические автоматизмы, а также бредовые переживания персекуторного характера.

Галлюцинаторный вариант состояния (n=9) характеризовался высокой интенсивностью галлюцинаторной симптоматики, определявшей содержание бредовой фабулы и поведение больных.

При бредовом варианте (n=13) при отсутствии галлюцинаций или их низкой интенсивности состояние определялось выраженными психическими автоматизмами, обычно представленными не только идеаторными, но и моторными или сенсорными их видами, а также бредовыми идеями воздействия или овладения.

Кататонические синдромы (n=19) — психотические состояния этой группы объединяло преобладание кататонической симптоматики (психомоторное возбуждение, ступор, каталепсия, мутизм, негативизм, речевые и двигательные стереотипии, эхолалии или эхопраксии).

При кататоно-бредовых состояниях (n=15) кататонической симптоматике сопутствовали галлюцинации, психические автоматизмы, бред преследования или воздействия.

Реже наблюдались состояния, представленные исключительно кататонической симптоматикой (n=4). Такие состояния соответствовали определению “люцидной” кататонии и отличались преобладанием двигательных расстройств гипокинетического полюса в виде ступора или субступора. Эти пациенты были исключены из статистического анализа в связи с отсутствием пациентов этого подтипа в клинической группе.

Результаты распределения пациентов на основе клинико-психопатологической структуры состояния представлены в таблице 2.

 

Таблица 2. Распределение пациентов по психопатологической структуре психотического состояния

 

Вариант состояния

2019

(n=45)

2020

(n=21)

Показатели статистической значимости

n

%

n

%

Аффективно-бредовый

16

35,5

9

42,9

χ2 = 0,328; df = 1; p = 0,567

Параноидный

16

35,5

6

28,6

χ2 = 0,302; df = 1; p = 0, 583

Кататонический

13

29

6

28,6

χ2 = 0,001; df = 1; p = 0,9736

 

При сравнении частоты встречаемости отдельных типов психотических состояний между основной группой и группой сравнения статистически значимых отличий обнаружено не было.

Психометрическая оценка с использованием шкалы PANSS

Пациенты с аффективно-бредовым вариантом психоза продемонстрировали более высокий балл по шкале P (2019 – 26; 2020 – 24,6), чем N (2019 – 23,4; 2020 – 23,8). Балл по подшкале кататонии был умеренно высоким – 41,9 и 42,2 в 2019 и 2020 гг. соответственно, общая тяжесть расстройств также была промежуточной в сравнении с другими группами (2019 – 107,4; 2020 – 105).

При параноидном варианте психоза пациенты набирали в среднем более низкий общий балл (2019 – 99,8; 2020 – 102,6), а также более низкий балл по шкале продуктивной симптоматики (2019 – 24,3; 2020 – 24,2) при несколько более высоких баллах по шкале N (2019 – 22,9; 2020 – 24,3), при этом баллы по подшкале кататонии не отличались от таковых у аффективно-бредового типа (2019 – 40,0; 2020 – 42,5).

При кататоно-бредовых состояниях была выявлена наибольшая тяжесть психопатологических расстройств (2019 – 126,1; 2020 – 135,2). Баллы по шкале продуктивных расстройств были немного выше, чем в предыдущих группах (2019 – 26,8; 2020 – 28), однако по шкале негативных расстройств эти пациенты набрали значительно больше баллов (2019 – 29; 2020 – 33,8. Отметим также значительно более высокие баллы по подшкале кататонии, которые существенно не отличались у предыдущих групп – в этой группе показатели составили 53,8 и 57 баллов в 2019 и 2020 году соответственно.

Были выявлены статистически достоверные различия между отдельными клиническими вариантами при сравнении суммы баллов (p=0,04), а также при попарном сравнении кататоно-бредового варианта с аффективно-бредовым и параноидным по подшкале С (p=0,02). Различия между группой сравнения и основной группой в каждом из клинических вариантов не продемонстрировали статистической значимости (таблица 3).

 

Таблица 3. Результаты оценки пациентов по шкале PANSS с разделением на клинико-психопатологические варианты (М±СКО)

Шкала

Клинико-психопатологические варианты

Аффективно-бредовый

Параноидный

Кататонический

2019

2020

2019

2020

2019

2020

P

26±4,8

24,6±6,3

24,3±5,2

24,2±3,6

26,8±6

28±5,3

N

23,4±6,1

23,8±4

22,9±5,2

24,3±6

29±7,4

33,8±11,5

G

49,1±8,8

49,2±6,1

45,1±7,3

47,3±7,9

60,5±12,7

64,5±13,5

C

41,7±9,5

42,2±9,5

40,1±6,2

42,5±8,5

53,8±13,1

57±14,4

107,4±16

105±12,8

99,8±18,1

102,6±18,2

126,1±27,1

135,2±31,3

P – шкала позитивной симптоматики; N – шкала негативной симптоматики; G – шкала общей психопатологической симптоматики; C – подшкала кататонии; ∑ - сумма баллов.

 

Обсуждение

Манифестные психотические состояния в контексте пандемии COVID-19 мало изучены. Отечественными исследователями в основном проводилось изучение различных аспектов влияния пандемии на распространенность психических расстройств непсихотического уровня18-20. Зарубежными авторами описан ряд клинических случаев острых психозов у пациентов, перенесших новую коронавирусную инфекцию21-23, либо психозов, развитие которых могло быть связано с психологическим влиянием неблагоприятной эпидемической обстановки24,25.

Отмечено, что общее количество пациентов, госпитализированных с диагнозами рубрики F23 было значительно больше в 2019 году (45 пациентов), чем в 2020 году (21 пациент). Это наблюдение согласуется с данными о снижении общего количества госпитализаций с различными диагнозами в круглосуточный стационар ПКБ№1 за исследуемый период (2152 госпитализаций в 2019 году; 1597 госпитализаций в 2020 году). Вкупе с другими наблюдениями – достоверным уменьшением длительности инициального периода, а также более высокой частотой клинически более тяжелых – смешанных аффективно-бредовых и кататоно-бредовых состояний, это позволяет предположить, что обнаруженная закономерность обусловлена не истинным увеличением тяжести манифестных психотических состояний, а мнимым их преобладанием в связи с предпочтительной госпитализацией наиболее тяжелых и острых пациентов на фоне общего снижения количества госпитализаций.

При исследовании содержания переживаний пациентов не удалось выявить каких-либо значимых влияний пандемии коронавируса – 1 пациент (4,8%) с кататоно-бредовым и 1 (4,8%) – с галлюцинаторным вариантом психоза за 1,5 месяца до госпитализации болели новой коронавирусной инфекцией, что не нашло отражения в их переживаниях. В 1 случае (4,8%) у пациента с депрессивно-бредовым вариантом психоза, не имевшего какого-либо контакта с инфицированными, в структуре бредовых переживаний ипохондрического характера отмечался страх заражения коронавирусом.

Дискуссия

В результате исследования установлено, что не подтвердилось наше предположение (гипотеза) о изменчивости психопатологической структуры манифестных психотических состояний у больных во время пандемии COVID-19. Нами не выявлено статистически значимых изменений клинико-психопатологических характеристик манифестных психотических состояний между основной и контрольной группами.

Следует отметить, что на результаты исследования могли оказать влияние несколько факторов. Во-первых, проверки на статистическую значимость были существенно ограничены небольшим объемом исследовательской выборки. Во-вторых, мы заметили, что общее число, госпитализированных с диагнозом F23 было значительно выше в 2019 году (45 пациентов), чем в 2020 году (21 пациент). Эти результаты соответствуют данным об уменьшении общего числа госпитализаций в Психиатрической клинической больницы №1 им. Н.А. Алексеева в изученный период (2157 поступлений весной 2019 года и 1597 поступлений весной 2020 года). Вероятное уменьшение доступности психиатрической помощи могло оказать влияние на пациентов, госпитализированных в 2020 году. В-третьих, среди обследованных пациентов было мало тех, кто перенес подтвержденную инфекцию COVID-19. Таким образом, Таким образом, в основной группе лишь психосоциальные факторы, но не инфекционный агент, мог оказать какое-либо влияние на течение психотических расстройств.

Заключение

В первые месяцы пандемии COVID-19 не было обнаружено различий в психопатологической структуре манифестных психотических состояний стационарных больных между контрольной группой и группой сравнения. Поэтому необходимо дальнейшие (обширные) исследование с целью изучить влияние пандемии COVID-19 на симптоматику психотических состояний.

Литература

  1. Gaebel W, Lukies R, Stricker J. COVID-19: сonsequences for mental health and the use of e-Mental health options. Consortium Psychiatricum. 2020;1(1):3-7. doi: 10.17650/2712-7672-2020-1-1-3-7
  2. Karpenko OA, Syunyakov TS, Kulygina MA, et al. Impact of COVID-19 pandemic on anxiety, depression and distress – online survey results amid the pandemic in Russia. Consortium Psychiatricum. 2020;1(1):8-20. doi: 10.17650/2712-7672-2020-1-1-8-20
  3. Filgueiras A, Stults-Kolehmainen M. Risk Factors for Potential Mental Illness Among Brazilians in Quarantine Due To COVID-19. Psychol Rep. 2021:33294120976628. doi: 10.1177/0033294120976628
  4. Luo X, Estill J, Wang Q, et al. The psychological impact of quarantine on coronavirus disease 2019 (COVID-19). Psychiatry Res. 2020;291:113193. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113193
  5. Torales J, Rios-Gonzalez C, Barrios I, et al. Self-Perceived Stress During the Quarantine of COVID-19 Pandemic in Paraguay: An Exploratory Survey. Front Psychiatry. 2020;11:558691. doi: 10.3389/fpsyt.2020.558691
  6. Brooks SK, Webster RK, Smith LE, et al. The psychological impact of quarantine and how to reduce it: rapid review of the evidence. Lancet. 2020;395(10227):912-920. doi: 10.1016/s0140-6736(20)30460-8
  7. Pandey D, Bansal S, Goyal S, et al. Psychological impact of mass quarantine on population during pandemics-The COVID-19 Lock-Down (COLD) study. PLoS One. 2020;15(10):e0240501. doi: 10.1371/journal.pone.0240501
  8. Tucker P, Czapla CS. Post-COVID stress disorder: another emerging consequence of the global pandemic. Psychiatric Times. 2021;(38)1.
  9. Yang Y, Li W, Zhang Q, et al. Mental health services for older adults in China during the COVID-19 outbreak. Lancet Psychiatry. 2020;7(4):e19. doi: 10.1016/s2215-0366(20)30079-1
  10. Yao H, Chen J-H, Xu Y-F. Patients with mental health disorders in the COVID-19 epidemic. The Lancet Psychiatry. 2020;7(4):e21. doi: 10.1016/s2215-0366(20)30090-0
  11. Fischer M, Coogan AN, Faltraco F, Thome J. COVID-19 paranoia in a patient suffering from schizophrenic psychosis - a case report. Psychiatry Res. 2020;288:113001. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113001
  12. Gouse BM, Spears WE, Nieves Archibald A, Montalvo C. Catatonia in a hospitalized patient with COVID-19 and proposed immune-mediated mechanism. Brain Behav Immun. 2020;89:529-530. doi: 10.1016/j.bbi.2020.08.007
  13. Neznanov NG, Shmukler AB, Kostyuk GP, Sofronov AG. The first psychotic episode: epidemiological aspects of care provision. Article in Russian. Sotsial’naya i klinicheskaya psikhiatriya. 2018;28(3):5-11.
  14. Correa-Palacio AF, Hernandez-Huerta D, Gomez-Arnau J, Loeck C, Caballero I. Affective psychosis after COVID-19 infection in a previously healthy patient: a case report. Psychiatry Res. 2020;290:113115. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113115
  15. Smith CM, Komisar JR, Mourad A, Kincaid BR. COVID-19-associated brief psychotic disorder. BMJ Case Rep. 2020;13(8). doi: 10.1136/bcr-2020-236940
  16. Parra A, Juanes A, Losada CP, et al. Psychotic symptoms in COVID-19 patients. A retrospective descriptive study. Psychiatry Res. 2020;291:113254. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113254
  17. Huarcaya-Victoria J, Herrera D, Castillo C. Psychosis in a patient with anxiety related to COVID-19: A case report. Psychiatry Res. 2020;289:113052. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113052
  18. vRentero D, Juanes A, Losada CP, et al. New-onset psychosis in COVID-19 pandemic: a case series in Madrid. Psychiatry Res. 2020;290:113097. doi: 10.1016/j.psychres.2020.113097
  19. Cooper JJ, Ross DA. COVID-19 Catatonia-Would We Even Know? Biol Psychiatry. 2020;88(5):e19-e21. doi: 10.1016/j.biopsych.2020.07.001
  20. Caan MP, Lim CT, Howard M. A Case of Catatonia in a Man With COVID-19. Psychosomatics. 2020;61(5):556-560. doi: 10.1016/j.psym.2020.05.021
  21. Zain SM, Muthukanagaraj P, Rahman N. Excited Catatonia - A Delayed Neuropsychiatric Complication of COVID-19 Infection. Cureus. 2021;13(3):e13891. doi: 10.7759/cureus.13891
  22. Sarli G, Polidori L, Lester D, Pompili M. COVID-19 related lockdown: a trigger from the pre-melancholic phase to catatonia and depression, a case report of a 59 year-old man. BMC Psychiatry. 2020;20(1):558. doi: 10.1186/s12888-020-02978-2
  23. Lynch A, Bastiampillai T. COVID-19 Pandemic-Induced Late-Onset Psychotic Depression With Catatonia. Prim Care Companion CNS Disord. 2021;23(1). doi: 10.4088/PCC.20l02827
  24. Ostrovskii DI, Ivanova TI. (2020). Influence of the new coronavirus COVID-19 infection on human mental health (literature review). Article in Russian. Omskii psikhiatricheskii zhurnal. 2020;S2-1(24). doi: 10.24411/2412-8805-2020-10201
  25. Sorokin M, Kasyanov ED, Rukavishnikov GV, et al. Structure of anxiety associated with СOVID-19 pandemic: the online survey results. Bulletin of Russian State Medical University. 2020((3)2020):70-76. doi: 10.24075/brsmu.2020.030
  26. Gritsenko VV, Reznik AD, Konstantinov VV, et al. Fear of Сoronavirus Disease (COVID-19) and Basic Personality Beliefs. Clinical Psychology and Special Education. 2020;9(2):99-118. doi: 10.17759/cpse.2020090205
  27. Mosolov SN. Влияние новой коронавирусной инфекции COVID-19 на психическое здоровье человека (обзор литературы). Novyi tsvet; 2001.
  28. Kay SR, Sevy S. Pyramidical Model of Schizophrenia. Schizophrenia Bulletin. 1990;16(3):537-545. doi: 10.1093/schbul/16.3.537
  29. Zhilyaeva TV, Sergeeva AV, Blagonravova AS, Akimova EV, Kasimova LN. Folate metabolism genetic polymorphism MTHFR 677C>T and catatonic symptoms of schizophrenia. Article in Russian. Nevrologicheskii vestnik, 2016;48:2-S:12-6. doi: 10.17816/nb13977
  30. Trushchelev SA. General issues of statistical analysis methodology: data types and algorithms selection tables, graphical visualizations. Article in Russian. Russian Journal of Psychiatry. 2014;(1):68-73.

Информация об авторах

Зяблов Владимир Андреевич, кандидат медицинских наук, врач-психиатр Клиники первого психотического эпизода, ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница №1 им. Н. А. Алексеева Департамента здравоохранения города Москвы» , Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6986-1250, e-mail: v.zyablov@gmail.com

Гусев Михаил Андреевич, врач-психиатр Клиники первого психотического эпизода, ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница № 1 им. Н.А. Алексеева Департамента здравоохранения города Москвы», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7577-0884, e-mail: powilenski@gmail.com

Чижиков Василий Сергеевич, врач-психиатр Клиники первого психотического эпизода, ГБУЗ «Психиатрическая клиническая больница № 1 им. Н.А. Алексеева Департамента здравоохранения города Москвы», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9885-6664, e-mail: dr.chigikov@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 31
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 2

Скачиваний

Всего: 2
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 1