Критерии психотехнического понятия личности: постановка проблемы

1231

Аннотация

В статье ставится проблема наличия адекватного понятия личности в контексте современной психотехники и обосновывается необходимость исследования этой проблемы. Для того чтобы от имеющихся в мировой психологии различных представлений о личности перейти к понятию личности в психотехническом контексте, проанализированы параметры различения естественнонаучной парадигмы и психотехнической [2]. Для удобства соотнесения понятий с психотехническими требованиями параметры различения сведены к четырем критериям психотехничности. Далее в статье обоснована необходимость (и предложено определение) промежуточного для понимания динамики личности в психотехническом контексте понятие — совокупный субъект. В заключении сформулированы общие представления о психотехническом понятии личности, основанные на проведенном сравнительном анализе естественнонаучной и психотехнической концепций. Так же в заключении сформулировано гипотетическое определение личности для психотехнической парадигмы и поставлены вопросы для дальнейшего исследования.

Общая информация

Ключевые слова: личность, развитие, психотехника, совокупный субъект , субъектность, диалогичность, критерии психотехничности

Рубрика издания: Дебют

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2016240207

Для цитаты: Желябин А.В. Критерии психотехнического понятия личности: постановка проблемы // Консультативная психология и психотерапия. 2016. Том 24. № 2. С. 106–114. DOI: 10.17759/cpp.2016240207

Полный текст

В современном психотехническом контексте, подробно рассмотренном автором в статье «Категория развития в современном психотехническом контексте» [5] уникальная деятельная сущность, которая осуществляет целенаправленную осмысленную субъектную активность и сталкивается с критическими ситуациями, играет значимую роль. Иными словами в современной психотехнике [1; 5; 8], которая неотделима от психологической практики, представленной в наибольшей степени Понимающей психотерапией Ф.Е. Василюка [3; 7; 12], подразумевается, а значит, необходима, но отсутствует категория психотехнической личности. Именно переживания такой сущности и являются центральным предметом психотехнической концепции жизненных миров Ф.Е. Васи­люка [3]. Мы могли бы назвать такую сущность личностью, но данный термин нуждается еще в дополнительной разработке в контексте психотехники, поскольку сама психотехническая концепция подразумевает ряд особенных требований к категориальному и методологическому аппарату.

В рамках данной статьи мы ставим перед собой цель определиться с критериями психотехничности, и затем на основании этого описать ряд предположений относительно психотехнического понятия личности.

В ограниченном формате статьи мы оставим за кулисами подробный анализ мировых теорий. Детальное их рассмотрение может стать предметом для дискуссий, докладов на конференциях или будущих научных публикаций. Опыт подсказывает, что каждая персонологическая концепция может иметь столько трактовок, сколько серьезных исследователей занимается её изучением.

В заключении будут сформулированы основные задачи, которые предстоит решить в понимании личности и совокупного субъекта в контексте психотехники.

Критерии психотехничности

Особенности психотехнической формы познания выделил Федор Ефимович Василюк, противопоставляя психотехническую форму познания естественнонаучной [2]. Выделено 9 основных положений противопоставления:

1.    Психотехническое познание своей целью имеет эффективную практику, в то время как естественнонаучное — максимально полное описание реальности. Таким образом, философия практики противопоставляется философии гносеологизма.

2.    Описывая объективную действительность, естественная наука должна быть минимально пристрастной, независимой. Психотехник же, ориентируясь на практику, точно определяет свои ценности, такие как полезность, правильность, истина. Ценности, таким образом, в психотехническом познании имманентны процессу познания (встроены в него). В естественной науке ценности вносят помехи в процесс познания.

3.    Адресатом психотехнической теории является психолог-практик, психотехник, в то время, как естественнонаучным знанием пользуются ученые для формулирования новых теорий. Важно помнить, что адресатом психотехнической практики в свою очередь является теория. Автор психотехнического подхода к групповой работе формулирует средства для своей собственной работы.

4.    Если для естественных наук идеалом познания является ситуация, когда субъект наблюдения абсолютно изолирован от объекта, и объект не подвергается никакому постороннему влиянию, то психотехнический субъект познания осознает свое влияние, формирует его в соответствии со своими ценностями и включает объект познания (клиента, пациента, испытуемого) в процесс исследования, превращая его в субъект.

5.    В процессе психотехнического познания интенсивный эмоциональный и уникальный контакт включает в себя всех участников ситуации исследования, отличие от естественнонаучного познания, в котором специалист минимизирует свое участие, стандартизирует контакт, стремясь сделать объект минимально зависящим от исследователя. Метафора контакта представляет собой либо поток информации от испытуемого к исследователю (в естественной науке), либо общее поле взаимодействия совокупного субъекта — психолога и клиента.

6.    Естественнонаучное исследование имеет строгую программу, план событий. Процедуры психотехнического исследования гибки и уникальны, тонко реагируют на текущий процесс. Несомненно, процедура исследования имеет определенный план работы, но важен непосредственный актуальный опыт «здесь-и-теперь». В развивающей психологической работе не может быть заданной раз и навсегда программы, нужен такой инструмент, который сочетал бы гарантию результата с уникальностью и точностью хода в шахматной партии.

7.    Естественнонаучное знание — это знание о «них», в третьем лице, безлично, оторвано от реальности. Психотехническое знание является внутренним, личностным, наполненным индивидуальным смыслом. Это знание не обязательно о себе, но о некоторой общности или единстве, с которым субъект может себя отождествить — знание «о нас». Психотехническое знание зависит от позиции восприятия — это пост- неклассическое знание (по классификации В.С. Стёпина [10]). Каждый контакт эмоционален и потому уникален, следовательно уникально и знание про контакт и его участников.

8.    «...если общим предметом классической академической теории является фрагмент, выделенный методом из объекта исследования, ограненный и ограниченный этим методом, то общим предметом психотехнической теории является сам метод, ограняющий и созидающий пространство психотехнической работы-с-объектом», — пишет Ф.Е. Ва­силюк [2, с. 190]. Так естественнонаучный эксперимент Павлова помещает испытуемых собак в абсолютно искусственные условия, создавая предмет «условный рефлекс», а психотехническая работа психоаналитиков с бессознательным состоит в толковании бессознательного.

9.    В психотехническом познании «к эффективному практическому методу подбирается центральный предмет, для которого этот же метод является оптимальным методом исследования», — формулирует Ф.Е. Василюк [2, с 195]. Естественнонаучное познание выбирает метод исследования, исходя из центрального предмета.

Поскольку поставлена задача выявить соответствие представлений о личности психотехническому подходу, понадобятся удобные для сравнения признаки. Для того чтобы получить ясные признаки, которые позволят оценить концепцию или её компоненты, как соответствующие психотехническим ценностям, сведем критерии различения Ф.Е. Васи­люка к критериям психотехничности.

1.    Первым признаком является ориентированность теории на практическое применение. Теория (или её элементы) должна иметь своей философией практику, сочетать в своей концепции теоретическую модель и практику её применения, содержать такие знания, которые позволяют эффективнее взаимодействовать с реальностью (пункты 1, 3 и 7). Из психотерапевтических подходов исследователя-психотехника могут заинтересовать те, которые были систематизированы и описаны на теоретическом уровне. Значит, во всех рассматриваемых персоноло­гических концепциях особое внимание должно уделяться взаимно обогащающему сочетанию теории и практики.

2.    Рассматривая контакт между участниками психологического контакта, следует обратить внимание на уникальность или стандартизиро- ванность ситуации психологической работы, открытость опыту «здесь и теперь», монологичность или диалогичность (полилогичность, если участников больше, чем двое) ролевых отношений — фактически, активность участников взаимодействия в формировании ситуации. Должен быть задан вопрос, подразумевает ли теория субъектность всех участников психологической практики, или кто-то формирует ситуацию, а кто-то объектно испытывает на себе её влияние (пункты 4, 5 и 6).

3.   Должна быть рассмотрена роль личности психолога в данной пер­сонологической концепции — стремится ли психолог дистанцироваться от исследуемого явления или включен в него. Исследователя-психотехника должны интересовать такие средства работы, которые подразумевают живой личностный контакт между психотерапевтом и его клиентом, объединяющий их в одну общность и образующий эмерджентные свойства новой общности — совокупного субъекта (пункты 2, 5 и 7).

4.   Наконец, должен быть рассмотрен вопрос, подобран ли центральный предмет исследования в данном подходе так, чтобы главный практический метод был эффективным методом исследования.

Выделенные критерии психотехничности согласуются с онтологией жизненных миров, описанной Ф.Е. Василюком [3], которая утверждает неотделимость (слитность) человека и мира в деятельности. Так индивид, представляющий собой единственный субъект, становится дефици- тарным, недостаточным понятием. Для описания единицы-участника деятельности, содержащей несколько «действующих лиц» необходимо ввести в психотехническую парадигму новую категорию — «совокупный субъект». Борис Федорович Ломов определяет совокупный субъект как специфическую общность группы, формируемую в процессе обмена результатами познавательной деятельности каждого индивида (в общении), взаимной регуляции и коррекции выполняемых действий, взаимного стимулирования. Б.Ф. Ломов пишет: «Бехтерев для обозначения группы людей пользовался понятием “собирательная личность”. Он хотел этим подчеркнуть, что группа обладает некоторыми новыми качествами, несводимыми к сумме качеств индивидов, входящих в нее. Точнее здесь было бы применить понятие “совокупный субъект”» [6, с. 291]. Кроме Б.Ф. Ломова понятие «совокупный субъект» и «совокупный субъект деятельности» использовали Л.И. Уманский [4; 11], В.В. Рубцов [9], Ф.Е. Василюк и другие авторы, употребляя его в качестве синонима группового или коллективного субъекта. Таким образом, можно выделить существенные признаки совокупного субъекта:

1.    Наличие более чем одного активного субъекта,

2.   Сонаправленность, то есть согласованная деятельность всех индивидов, направленная на один объект,

3.   Наличие между индивидами в составе совокупного субъекта взаимно регулирующей коммуникации,

4.   Осознание индивидами своей общности в составе совокупного субъекта.

По замечанию Б.Ф. Ломова совокупный субъект обладает некоторыми качествами, не сводимыми к сумме качеств индивидов, следовательно, значение имеют специфические новообразования, возникающие при формировании новой общности. Мы обращаем внимание на это понятие, поскольку совокупный субъект представляет собой новую общность (по сравнению с простым индивидом), которая является целенаправленно действующей единицей. Однако мы различаем совокупного субъекта и личность как внешнюю и внутреннюю (интериоризирован- ную, говоря терминами отечественной психологии) форму общности.

Поэтому, анализируя представления о личности, следует принимать во внимания и представления о совокупном субъекте. Однако преждевременно было бы делать выводы о генеалогической связи между ними.

Заключение

Итак, рассмотрев отличия психотехнического знания от естественнонаучного, мы выделили четыре существенных критерия психотехнического понятия, которые теперь могут быть применены к анализу представлений о личности. Таким образом, стало возможно, используя такое категориальное «сито», отобрать именно те зерна, которые станут основой собственного для психотехники понятия личности. Описанных в данной статье критериев достаточно, чтобы проанализировать теории личности на предмет психотехничности.

Имея четыре критерия психотехничности понятия личности, мы имеем инструмент для поиска оснований разработки такого понятия. Применяя выделенные критерии к рассмотрению теорий личности, исследователь отыщет для психотехники важнейшие идеи, которые лягут в основание понимания природы интенциональной, статичной, уникальной и динамичной сущности — личности.

Для поиска оснований психотехнической личности могут и должны быть переработаны известные исторические и современные теории личности, в который при помощи выдвинутых нами критериев психотехнического понятия могут быть найдены существенные и опорные для психотехнической личности положения.

На этом этапе исследования возможно выдвинуть лишь гипотетическое понимания личности в контексте современной психотехники. Психотехническое понятие личности представляется нестатичным неинди­видуальным образованием, или даже процессом, который происходит (возникает и развивается) тогда, когда контакт включает двоих и более субъектов. Психотехническая личность — это такая ролевая пара (или более — тройка, четверка и т.д.), которая осуществляет деятельность «вместе», что означает «разделяя мотивы другого как свои». Из этого следует, то идентифицировать личность (как и определить мотивы поведения, как и сделать вывод о личностности поведения) можно лишь изнутри, став частью личности. Психотехническая личность ситуативна, то есть существует и развивается лишь в рамках одной конкретной деятельности. Имеет большое значение предположение, что психотехническая личность немыслима в отсутствие Другого, а значит, нелокализуема в единственном индивиде. Можно так же предположить, что развитие личности как качественное изменение связано с изменением характера деятельности личности (а значит, с преобразованием, реструктуризацией личности в рамках деятельности). Рост же личности как количественное изменение связан с расширением числа вовлеченных в деятельность персон, то есть «чем больше людей разделяют мой мотив, тем больше моя личность».

Исследователям нашего направления предстоит дать ответы на важные вопросы про необходимые и достаточные условия для возникновения психотехнической личности, определиться с процессом формирования и критериями развития психотехнической личности, а так же ответить на ряд сложных моментов о роли Другого или Других в рамках одной личности.

Литература

  1. Василюк Ф.Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ критиче- ских ситуаций // Психологический журнал. 1995. № 16 (3). С. 90—101.
  2. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М.: МГППУ, Смысл, 2003. 240 с.
  3. Василюк Ф. Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. М.: Издательство Московского университета, 1984. 200 с.
  4. Гайдар К.М. Социально-психологическая концепция группового субъекта. Воронеж : Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2013. 396 с.
  5. Желябин А.В. Категория развития в современном психотехническом контек- сте [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu. ru 2014, 6 (4), 219— 231. URL: http://psyedu.ru/journal/2014/4/Zhelyabin.phtml
  6. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. 445 с.
  7. Молостова А.Н. Психотехника помощи при решении творческих задач // Психологическая наука и образование. 2008. № 5. С.120—132.
  8. Пузырей А.А. Психология. Психотехника. Психагогика. М.: Смысл, 2005. 488 с.
  9. Рубцов В. В. Социально-генетическая психология развивающего образова- ния: деятельностный подход. М.: МГППУ, 2008. 416 с.
  10. Степин В.С. Классика, неклассика, постнеклассика: критерии различения // Постнеклассика: философия, наука, культура: Коллективная монография / Отв. ред. Л.П. Киященко и В.С. Степин. СПб.: Мiръ. 2009. С. 249—295.
  11. Уманский Л. И. Психология организаторской деятельности школьников. М. : Просвещение, 1980. 160 с.
  12. Шведовский О.В. Исследование микродинамики изменений личности в про- цессе понимающей психотерапии // Психологическая наука и образование. 2006. № 3. С. 89—98.

Информация об авторах

Желябин Антон Валерьевич, Московский государственный психолого-педагогический университет, аспирант кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета клинической и консультативной психологии, ООО «Неформально», Москва, Россия, e-mail: zhelyabinav@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 2390
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 9

Скачиваний

Всего: 1231
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 1