Адаптация методик измерения фаббинга в близких отношениях: шкала фаббинга карадага и шкала партнерского фаббинга Робертса

509

Аннотация

Статья посвящена изучению фаббинга — относительного нового феномена межличностных, близких отношений. Проблема: отсутствие надежных психодиагностических методов на русском языке, направленных на измерение фаббинга и его восприятия в близких отношениях. Цель: адаптировать для русскоязычных респондентов короткие диагностические шкалы — Шкалу фаббинга и Шкалу партнерского фаббинга. Выборка: 337 человек (180 женщин и 157 мужчин) в возрасте 18—35 лет, включая 84 пары в близких отношениях 1—8 лет. Методы: Phubbing Scale E. Karadağ и др., 2015 и Partner phubbing (Pphubbing) J.A. Roberts, M.E. David, 2015; анализ надежности, конфирматорный факторный анализ, корреляционный анализ, параметрические методы сравнения. Результаты. Шкалы «Личный фаббинг» (α=0,83) и «Партнерский фаббинг» (α=0,87) обладают хорошими психометрическими характеристиками надежности; корреляционный анализ и конфирматорный факторный анализ как методы структурного моделирования подтверждают достаточную конструктную валидность шкал. Выводы. Обе методики (Шкала фаббинга и Шкала партнерского фаббинга) хорошо дифференцируют респондентов по исследуемым признакам в соответствующей генеральной совокупности. Адаптированные шкалы могут применяться в исследованиях фаббинга для русскоязычной выборки.

Общая информация

Ключевые слова: надежность методики, валидность методики, близкие отношения, партнерские отношения

Рубрика издания: Апробация и валидизация методик

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpp.2022300307

Финансирование. исследование выполнено при финансовой поддержке Министерства науки и высшего образования РФ FZEW-2020.

Получена: 11.10.2021

Принята в печать:

Для цитаты: Екимчик О.А., Крюкова Т.Л. Адаптация методик измерения фаббинга в близких отношениях: шкала фаббинга карадага и шкала партнерского фаббинга Робертса // Консультативная психология и психотерапия. 2022. Том 30. № 3. С. 112–128. DOI: 10.17759/cpp.2022300307

Полный текст

Введение

Одним из следствий научно-технического прогресса стало появление средств коммуникации, позволяющих общаться из разных точек мира. Смартфон в настоящее время совмещает функциональность телефона и персонального компьютера, имеющего выход в Интернет. Еще одним следствием прогресса стало создание виртуальной реальности: онлайн-игры и симуляторы, социальные сети, открывающие новые возможности для коммуникации человека и его развлечения [1; 4]. Результатом развития технологий является возникновение нового феномена в коммуникации двух и более людей в реальном времени — фаббинга (phubbing). Фаббинг — это пренебрежение общением с партнером путем регулярного отвлечения на гаджет [3; 16]. О распространении, масштабах и интересе к фаббингу свидетельствует ежегодный рост публикаций [9; 14; 21] и создание инструментов, позволяющих его изучать [9; 11; 16; 20]. Исследователи расходятся во мнениях: является ли фаббинг результатом аддикции [16] или это новая социальная норма [10]? Изучается структура фаббинга [11; 16; 20], которая предполагает наличие фаббера и фаббируемого. В самом явлении фаббинга выделяются различные компоненты: культурный, технологический, коммуникативный, психологический и социальный [9]; «одержимость» телефоном и трудности в коммуникации [7; 16]; у фаббера — номофобия1, самоизоляция, межличностный конфликт и признание проблемы, у фаббируемого — воспринимаемая норма, чувство игнорирования и межличностный конфликт [11].

Исследователи предпринимают различные попытки для понимания сущности фаббинга и его составляющих. Практически все сходятся во мнении, что фаббинг является негативным феноменом межличностной коммуникации, снижающим ее качество и блокирующим базовые потребности человека, связанным с низким уровнем удовлетворенности и депрессией [19]. В уже имеющихся работах установлено, что фаббинг — это явление, характерное не только для подростков и молодежи [8; 16], но и для взрослых [9; 15; 21]. Он проявляется как в партнерских [6; 20] и детско-родительских отношениях [13; 18], так и в деловых отношениях [22]. Негативные переживания фаббинг вызывает не только у того, кого игнорируют посредством гаджета, но и у стороннего наблюдателя [17].

В отечественных исследованиях проблема фаббинга также актуальна, предпринимаются попытки к ее исследованию [2; 3; 5]. Авторы данной статьи считают, что феномен фаббинга проявляется при контакте лицом-к-лицу (face-to-face) в общении. У игнорируемого партнера (того, кем пренебрегают в пользу гаджета) возникает чувство утраты контакта, ухода и изоляции [2]. Это вызывает негативные переживания, включающие ревность, утрату социального контроля над ситуацией и снижение удовлетворенности отношениям [12].

При исследовании фаббинга встает вопрос: на какой подход опираться при изучении фаббинга и какие использовать психодиагностические или экспериментальные методы? При анализе проблемы фаббинга не было обнаружено оригинальных отечественных психодиагностических методик, нацеленных на его выявление и измерение. В связи с этим была поставлена задача адаптировать имеющиеся надежные зарубежные шкалы, направленные на изучение фаббинга в близких отношениях. В данном исследовании мы ориентируемся на методологию авторов методик и пионеров в исследованиях данного явления (David, M.E., Roberts, J.A.; Karadağ, E. и др.), определяющих фаббинг как следствие зависимости от гаджета [12; 16; 20]. Близкие отношения определяются как субъективно значимые взаимосвязи партнеров, предполагающие откликаемость/отзывчивость (responsiveness) и основанные на привязанности. Они включают близость, аффективные переживания, доверие, взаимораскрытие и взаимозависимость в диаде.

Проблема: отсутствие надежных психодиагностических методов, направленных на измерение фаббинга и его восприятия в близких отношениях.

Цель: адаптировать для русскоязычных респондентов две методики — Шкалу фаббинга Карадага (Phubbing Scale, E. Karadağ, et al., 2015) и Шкалу партнерского фаббинга Робертса (Partner phubbing, J.A. Roberts, M.E. David, 2015).

Методы

Выборка. К исследованию были привлечены 337 человек, из них 180 женщин и 157 мужчин в возрасте от 18 до 35 лет (m = 21,85; Sd = 3,64).

На вопросы обеих методик ответили 256 человек, включая 132 женщины и 124 мужчины: из них 84 пары, состоящие в близких отношениях от 1 года до 8 лет. В общую выборку были также включены 81 респондент, те, которые ответили на вопросы только одной методики: 46 человек (27 женщин и 19 мужчин) заполнили только Шкалу фаббинга; 35 человек (21 женщина и 14 мужчин) заполнили только Шкалу партнерского фаббинга.

Методику Шкала фаббинга заполняли 291 человек, из них 153 женщины и 138 мужчин. Методику Шкала партнерского фаббинга заполнили 302 человека (159 женщин и 143 мужчины). Все респонденты имеют смартфоны и являются активными пользователями, участие было добровольным, преимущественно заполняли формы онлайн-опроса.

Методы. Шкала фаббинга (Phubbing Scale, E. Karadağ, et al, 2015) включает 10 пунктов, которые оцениваются по 5-балльной шкале Лайкерта. Инструкция: «Перед вами 10 утверждений. Прочитайте их внимательно и дайте оценку ситуациям, которые происходят на данный момент в Вашей жизни по шкале, где 1 — никогда, 2 — редко, 3 — иногда, 4 — часто, 5 — всегда. В методике содержится две субшкалы: нарушение коммуникации и “одержимость” телефоном».

Шкала партнерского фаббинга (Partner phubbing (Pphubbing), J.A. Roberts, M.E. David, 2015). Методика включает 9 пунктов, которые необходимо оценить также по 5-балльной шкале Лайкерта. Инструкция респондентам: «Дайте оценку ситуациям, которые происходят в ваших близких отношениях. После каждого высказывания обведите/выделите число от 1 до 5, которое будет соответствовать оценке данных ситуаций. Здесь нет неправильных или ошибочных ответов. Баллы означают: 1 — никогда; 2 — редко; 3 — иногда; 4 — часто; 5 — очень часто».

Каждая методика была переведена тремя экспертами с английского на русский язык, также был сделан обратный перевод на английский язык для оценки эквивалентности утверждений.

Для психометрической проверки использованы: анализ надежности, корреляционный анализ коэффициент Пирсона, конфирматорный факторный анализ для структурного моделирования, параметрические методы сравнения: t — критерий Стьюдента для независимых групп, t — критерий Стьюдента для зависимых групп, — включенные в пакет IBM SPSS Statistics 21.0 и IBM SPSS AMOS.

Результаты

С помощью статисти­ческого анализа были получены следующие результаты (табл. 1).

Таблица 1

Описательная статистика и надежность Шкалы фаббинга и Шкалы партнерского фаббинга

Название шкалы (количество пунктов)

n

m

Sd

Корреляции пунктов с суммарным баллом

α Кронбаха

Фаббинг (10)

291

2,83

0,80

0,33 < r < 0,68

0,86

Нарушение коммуникации (5)

291

2,48

0,89

0,47 < r < 0,72

0,82

«Одержимость» телефоном (5)

291

3,19

0,86

0,35 < r < 0,63

0,73

Партнерский фаббинг (9)

302

3,17

0,83

0,14 < r < 0,73

0,87

Уровень надежности пунктов шкалы фаббинга — хороший (α = 0,86). Субшкалы: нарушение коммуникации — хороший (α = 0,82), а «одержимость» телефоном — приемлемый (α=0,73) уровень согласованности. Корреляции пунктов с суммарным баллом по шкале и субшкалами по силе связи — от умеренных до высоких, все положительные. Можно говорить о хорошем уровне надежности шкалы фаббинга в целом для русскоязычных респондентов.

Проверка конструктной валидности методики сделана посредством конфирматорного факторного анализа (рис. 1), позволяющего оценить согласие эмпирических данных с теоретической моделью фаббинга, предложенной авторами опросника. В модель были включены два фактора: нарушение коммуникации (F1) и «одержимость» телефоном (F2).

Проверка исходных эмпирических данных на соответствие закону нормального распределения показала, что отклонений в распределении нет (Multivariate kurtosis = 2,75; Multivariate c.r. = 1,50). Получены коэффициенты по пяти критериям, свидетельствующие о хорошем согласии модели эмпирическим данным (χ2 = 33,85; df = 25; p > 0,05; CFI = 0,99; NFI = 0,97; GFI = 0,98; AGFI = 0,95; RMSEA = 0,04), подтверждающие конструктную валидность шкалы.

Анализ надежности Шкалы партнерского фаббинга (α = 0,87), измеряющей восприятие фаббинга человеком, которым пренебрегают, и корреляции пунктов с суммарным баллом (табл. 1) свидетельствуют о согласованности вопросов. Отдельное внимание привлекает пункт 7 «Мой партнер не использует свой телефон, когда мы говорим»: он является обратным при подсчете результатов по ключу.

Для оценки и структуры опросника и согласия эмпирических данных с теоретической моделью был использован конфирматорный факторный анализ (рис. 2). Эмпирические данные были проверены на соответствие закону нормального распределения (Multivariate kurtosis = 4,81; Multivariate c.r. = 2,67), отклонений не установлено. Согласно авторской концепции, шкала измеряет партнерский фаббинг (F1) с помощью девяти пунктов, один из которых обратный и не предполагает выделение субшкал.

По всем критериям получены хорошие коэффициенты согласия модели с эмпирическими данными (χ2 = 20,14; df = 18; p > 0,05; CFI = 0,99; NFI = 0,98; GFI = 0,99; AGFI = 0,96; RMSEA = 0,02). Можно заключить, что конструктная валидность Шкалы партнерского фаббинга — хорошая.

Зафиксировать внешний критерий фаббинга достаточно сложно, так как он связан с социальной перцепцией партнеров по общению — участников коммуникативного процесса. Была предпринята попытка оценить эмпирическую валидность путем сопоставления оценок феномена у фаббера, того, кто пренебрегает, и у фаббируемого (пренебрегаемого партнера) в близких отношениях. Для этого один из партнеров оценивал фаббинг у себя, а второй партнер оценивал фаббинг партнера. Далее корреляционным анализом установлены прямые средние достоверно значимые связи между оценками партнеров (табл. 2).

Для сравнения данных мужчин и женщин был применен t-критерий Стьюдента для независимых выборок, для анализа различий в паре был применен t-критерий Стьюдента для зависимых выборок. Различий в выраженности фаббинга, его составляющих («одержимость» телефоном, нарушения коммуникации), а также в партнерском фаббинге не было выявлено ни в парах, ни между мужчинами и женщинами.

Хи-квадрат=33,854; df=25; р=,111; CFI=,993; NFI=,973; GFI=,978; AGFI=,951; RMSEA=0,35

Рис. 1. Результаты конфирматорного факторного анализа Шкалы фаббинга:

F1 — нарушение коммуникации; F2 — «одержимость» телефоном; 1. лф … 10. лф — пункты опросника «Шкала фаббинга»

 

Хи-квадрат=20,137; df=18; р=,325; RMSEA=0,20; CFI=,998; NFI=,984; GFА=,985; AGFI=,964

Рис. 2. Результаты конфирматорного факторного анализа
Шкалы партнерского фаббинга:

F1 — партнерский фаббинг; 1. пф ... 9. пф — пункты Шкалы партнерского фаббинга

Таблица 2

Связи между фаббингом и партнерским фаббингом у партнеров,
состоящих в близких отношениях (n=84)

Мужчина

Женщина

Фаббинг

Нарушение коммуникации

«Одержимость» телефоном

Фаббинг партнера

Фаббинг

-0,06

-0,11

-0,01

0,64**

Нарушения коммуникации)

-0,08

-0,09

-0,09

0,58**

«Одержимость» телефоном

-0,04

-0,11

-0,11

0,61**

Фаббинг партнера

0,56**

0,56**

0,43**

0,17

Примечание: «**» — уровень значимости p < 0,01.

Обсуждение

Были сопоставлены результаты психометрической проверки методик на русскоязычной выборке с результатами зарубежных авторов на турецкой выборке по фаббингу [7] и на американской выборке по фаббингу партнера [20] (табл. 3).

Таблица 3

Психометрические характеристики и описательная статистика Шкалы фаббинга и Шкалы партнерского фаббинга

Данные выборки

(n)

Нарушение коммуникации

«Одержимость» телефоном

Фаббинг партнера

α

m (Sd)

α

m (Sd)

α

m (Sd)

Турецкая (n = 517)

0,84

2,66(0,85)

0,73

3,56 (0,88)

Русскоязычная (n = 291)

0,82

2,48(0,89)

0,73

3,19(0,86)

Американская (n = 308)

0,93

2,64(0,68)

Русскоязычная (n = 302)

0,87

3,17(0,83)

При сравнении турецкой и русскоязычной выборок по шкале фаббинга получены следующие результаты: надежность (α) нарушения общения не существенно ниже у последней (русскоязычной); по субшкале «одержимости» телефоном — аналогичная. Переведенная шкала хорошо измеряет составляющие фаббинга и устойчива к влиянию посторонних факторов. Обратившись к масштабному исследованию психометрических характеристик и инвариантности шкалы фаббинга [7] в 20 странах (n = 7696 человек, из них 68% — женщин, 32% мужчин; m = 25,32 года Sd = 9,5), можно отметить: надежность субшкалы «Нарушение коммуникации» колеблется в пределах от α = 0,71 (Индия) до α = 0,95 (Сербия); субшкалы «Одержимость телефоном» — от α = 0,66 (Словения) до α = 0,81 (Беларусь). Наши результаты вписываются в указанные диапазоны надежности шкалы.

Результаты конфирматорного факторного анализа (рис. 1) подтверждают, что полученные данные хорошо согласуются с априорной моделью шкал, предложенной авторами E. Karadağ, et al. [16]. Сами шкалы (F1 и F2) высоко коррелируют между собой (r = 0,76), указывая на то, что чрезмерная «одержимость» телефоном приводит к нарушениям коммуникации у респондентов. И наоборот, трудности в коммуникации способствуют погружению в телефон и стремлению уйти от живого общения, замкнуться таким образом. Корреляции пунктов с субшкалой «Нарушение коммуникации» (F1) — в пределах 0,53 < r < 0,82, что свидетельствует об их тесной связи с измеряемым фактором. В отношении фактора «Одержимость телефоном» (F2) корреляции пунктов с фактором находятся в пределах: 0,26 < r < 0,83. Из всех пунктов самая слабая связь у п. 6. «Мой телефон всегда под рукой», вероятно, потому, что это стало нормой жизни всегда быть с гаджетом в связи с его широкой функциональностью. Указанные величины коэффициентов корреляции подтверждают согласованность и однородность субшкал еще раз и свидетельствуют об их хороших психометрических параметрах, а также допустимости использования данной адаптации для русскоязычной выборки.

Сравнение результатов американских и русскоязычных респондентов (табл. 3) по Шкале партнерского фаббинга демонстрирует: согласованность шкалы (α) — хорошая, что указывает на надежность адаптируемой методики. По результатам конфирматорного факторного анализа (рис. 2) можно говорить о хорошем согласии эмпирических данных с моделью, причем коэффициенты критериев согласия выше, чем у автора методики [20]. При анализе корреляций пунктов (рис. 2) с фаббингом партнера (F1), все, кроме 7 пункта «Мой партнер не использует телефон, когда мы говорим», приемлемые (0,27 < r < 0,83). Пункт 7 имеет низкую корреляцию с общей шкалой (r = 0,09), что может говорить о необходимости уточнения перевода и корректировки содержания вопроса. В целом, психометрические характеристики надежности и конструктной валидности Шкалы партнерского фаббинга очень хорошие.

Конструктная конвергентная валидность адаптируемых шкал перепроверялась путем анализа корреляций в диадах, где у каждого из партнеров по близким отношениям был оценен как фаббинг (нарушение коммуникации и «одержимость» телефоном), так и партнерский фаббинг (табл. 2). Показатели проявления фаббинга (нарушение коммуникации и «одержимость» телефоном) положительно и тесно коррелируют с фаббингом партнера, причем это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Следовательно, когда один из партнеров отвлекается на гаджет и осознает возникшие трудности в коммуникации, то другой оценивает это как пренебрежение личным общением и уход от контакта. Необходимо отметить, что связей между проявлениями фаббинга партнерами в близких отношениях не выявлено. Уровень фаббинга, нарушения коммуникации, «одержимость» телефоном и партнерский фаббинг у одного из партнеров не коррелирует с идентичными характеристиками у другого партнера, что ставит под сомнение подход к фаббингу как нормативному социальному поведению [3;10].

Стоит обратить внимание на результаты измерения фаббинга и партнерского фаббинга, сопоставив средние значения и стандартные отклонения с данными, полученными авторами методик, для установления эмпирических норм в русскоязычной выборке. Для сравнения был применен t-критерий Стьюдента для независимых выборок, по всем шкалам получены достоверно значимые различия.

Средние значения (табл. 3) по фаббингу статистически выше у автора методик для турецких респондентов [7; 16], чем в русскоязычной выборке: нарушение коммуникации — t = 3, p < 0,01; «одержимость» телефоном — t = 5,78, p < 0,001. Можно утверждать, что проявление фаббинга более характерно для турецких респондентов, чем для русскоязычных, они чаще отмечают трудности в коммуникации с реальным собеседником, связанные с «одержимостью» телефоном и включенность в параллельное взаимодействие с гаджетом.

Для Шкалы партнерского фаббинга также был проведен анализ результатов, полученных автором методики для американских респондентов, и результатов русскоязычной выборки (табл. 3). При сравнении средних значений установлено, что у русскоязычных респондентов оценка партнерского фаббинга (t = -8,68; p < 0,001) выше, чем у американских. Русскоязычные респонденты более чувствительны к пренебрежению со стороны партнера с помощью гаджета, и это вызывает у них больше негативных эмоций. Американские респонденты спокойнее (терпимее) относятся к отвлечению партнера на гаджет во время непосредственной коммуникации.

Половых различий по фаббингу, его субшкалам, по партнерскому фаббингу не было выявлено. Фаббинг как пренебрежение партнером с помощью гаджета характерен для мужчин и женщин; и теми и другими он воспринимается болезненно и вызывает негативные переживания, что вносит коррективы в наши более ранние исследования [3].

Обращаем внимание: кроме адаптируемых методик, есть еще англоязычные инструменты для измерения фаббинга: Generic Scale of Phubbing (GSP) и Generic Scale of Being Phubbed (GSBP) [11], Phubbing behavior questionnaire [9], — но они еще не были апробированы в русскоязычной выборке, и сравнить их с адаптированными методиками нет возможности. Адаптация указанных методов и шкал может быть перспективой исследования.

Необходимо отметить некоторые ограничения исследования. Во-первых, в адаптации принимали участие взрослые люди от 18 до 35 лет, активные пользователи смартфонов. Следовательно, полученные результаты следует с осторожностью распространять на более старшую возрастную группу респондентов. Во-вторых, Шкала партнерского фаббинга направлена на восприятие фаббинга в близких отношениях, и это также накладывает некоторые ограничения для ее применения в измерении восприятия фаббинга в других межличностных отношениях. В-третьих, для перепроверки конструктной конвергентной валидности применялись адаптируемые методики в отношении друг друга.

Выводы

Фаббинг — это новый феномен в непосредственной коммуникации двух и более участников, проявляющийся в пренебрежении собеседника к одному или нескольким ее участникам путем отвлечения на гаджет. Фаббер — это тот, кто пренебрегает непосредственным общением, предпочитая гаджет собеседнику, имеет трудности в коммуникации и «одержимость» телефоном. Фаббируемый — это тот, кем пренебрегает в процессе общения партнер, отвлекаясь на гаджет.

Шкала фаббинга измеряет поведение того, кто пренебрегает партнером. Шкала партнерского фаббинга измеряет восприятие фаббинга как пренебрежения со стороны партнера. По результатам адаптации, обе шкалы обладают хорошими психометрическими характеристиками, а именно надежностью, конструктной валидностью и дискриминативностью. Результаты исследования позволяют сделать вывод о том, что они могут быть распространены на генеральную совокупность, соответствующую характеристикам выборки адаптации. Обе адаптированные шкалы могут быть использованы как в психологических исследованиях, так и в консультировании взрослых людей.

Существуют различия в интенсивности проявления фаббинга между русскоговорящими респондентами и фабберами из Турции. Нарушение коммуникации и «одержимость» телефоном более свойственны турецкой молодежи, нежели русскоязычной. Также есть различия в восприятии фаббинга партнера между американской и русскоязычной выборкой. Русскоязычные респонденты острее и негативнее воспринимают отвлечение на гаджет партнера в близких отношениях. Различий между мужчинами и женщинами в фаббинге не установлено.

1 Номофобия — страх остаться без мобильного телефона или вдалеке от него.

Литература

  1. Дубров Д.И. Информационно-коммуникационные технологии и семейные отношения: вред или польза? // Социальная психология и общество. 2020. Том 11. № 1. С. 72—91. DOI:10.17759/sps.2020110105
  2. Екимчик О.А., Рулева Е.С., Крюкова Т.Л. О взаимосвязи личностных черт и фаббинга у молодежи / Материалы международной научно-практической конференции «Зейгарниковские чтения. Диагностика и психологическая помощь в современной клинической психологии: проблема научных и этических оснований» (Москва, 18—19 ноября 2020 г). М.: ФГБОУ ВО МГППУ, 2020. С. 421—424.
  3. Крюкова Т.Л., Екимчик О.А. Фаббинг как угроза благополучию близких отношений // Консультативная психология и психотерапия. 2019. Том 27. № 3. С. 61—76. DOI:10.17759/cpp.2019270305
  4. Методика оценки вовлеченности в использование информационно-коммуникационных технологий / А.Н. Татарко [и др.] // Социальная психология и общество. 2020. Том 11. № 1. С. 159—179. DOI: 10.17759/sps.2020110110
  5. Чвякин В.А., Григорьев Н.Ю. Фаббинг в структуре социальных коммуникаций: социологический анализ явления // Гуманитарий Юга России. 2020. Том 9. № 5. С. 150—161. DOI:10.18522/2227-8656.2020.5.12
  6. Água J., et al. Partner phubbing: portuguese validation // Psicologia Saúde & Doenças. 2019. Vol. (1). P. 234—241. DOI:10.15309/19psd200119
  7. Błachnio A., et al. Measurement invariance of the Phubbing Scale across 20 countries // International Journal of Psychology. 2021. Vol. 56 (6), P. 885—894. DOI:10.1002/ijop.12790
  8. Brkljačić T., Šakić V., Kaliterna-Lipovča Lj. Phubbing among Croatian students [Электронный ресурс] // Protection and promotion of the well-being of children, youth, and families: Selected Proceedings of the 1st International Scientific Conference of the Department of Psychology at the Catholic University of Croatia / S. Nakić Radoš (Ed). Zagreb, Croatia: Catholic University of Croatia, 2018 P. 109—126. URL: https://www.researchgate.net/publication/329480038_Phubbing_among_Croatian_students (дата обращения: 26.09.2021).
  9. Capilla-Garrido E., Cubo-Delgado S., Gutiérrez-Esteban P. Design and validation of an instrument to evaluate phubbing behaviors [Электронный ресурс] // RELIEVE. 2020. Vol. 26 (2), art. 3. DOI: 10.7203/relieve.26.2.16955
  10. Chotpitayasunondh V., Douglas K.M. How «phubbing» becomes the norm: The antecedents and consequences of snubbing via smartphone // Computers in Human Behavior. 2016. Vol. 63. P. 9—18. DOI:10.1016 / j.chb.2016.05.018
  11. Chotpitayasunondh V., Douglas K.M. Measuring Phone Snubbing Behavior: Development and Validation of the Generic Scale of Phubbing (GSP) and the Generic Scale of Being Phubbed (GSBP) // Computers in Human Behavior. 2018. Vol. 88. P. 5—17. DOI:10.1016/j.chb.2018.06.020
  12. David M.E., Roberts, J.A. Investigating the impact of partner phubbing on romantic jealousy and relationship satisfaction: The moderating role of attachment anxiety // Journal of Social and Personal Relationships. March 2021. Vol. 38 (12). P. 3590—3609. DOI:10.1177/0265407521996454
  13. Denecker F., et al. The dyadic interplay between open communication about phubbing, interfamilial phubbing and parent-adolescent relationship quality [Электронный ресурс] // Etmaal van de communicatiewetenschap. 2021. DOI:10.13140/RG.2.2.20854.11843 URL: https://biblio.ugent.be/publication/8709666 (дата обращения: 26.09.2021)
  14. Garridoa E.C., et al. A descriptive literature review of phubbing behaviors // Heliyon. 2021. Vol. 7 (5): e 07037. DOI:10.1016/j.heliyon.2021.e07037
  15. Isrofin B., Munawaroh E. The Effect of Smartphone Addiction and Self-Control on Phubbing Behavior // Jurnal Kajian Bimbingan dan Konseling. [S.l.]. 2021. Vol. 6, № 1, P. 15—23. DOI:10.17977/um001v6i12021p015
  16. Karadağ E., et al. Determinants of phubbing, which is the sum of many virtual addictions: A structural equation model // Journal of Behavioral Addictions. 2015. Vol. 4 (2). P. 60—74 DOI:10.1556/2006.4.2015.005
  17. Nuñez T.R., Radtke T., Eimler S.C. A third-person perspective on phubbing: Observing smartphone-induced social exclusion generates negative affect, stress, and derogatory attitudes. Cyberpsychology // Journal of Psychosocial Research on Cyberspace. 2020. Vol. 14(3). Article 3. DOI:10.5817/CP2020-3-3
  18. Pancani L., et al. «Mom, dad, look at me»: The development of the Parental Phubbing Scale // Journal of Social and Personal Relationships. 2021. Vol. 38 (2). P. 435—458. DOI:10.1177/0265407520964866
  19. Parmaksız İ. Predictive Effect of Phubbing and Life Satisfaction on Depression Symptoms in Adults // Bağımlılık Dergisi. 2021. Vol. 22 (3). P. 236—247. DOI:10.51982/bagimli.888038
  20. Roberts J.A., David M.E. My life has become a major distraction from my cell phone: Partner phubbing and relationship satisfaction among romantic partners // Computers in Human Behavior. 2016 Vol. 54. P. 134—141. DOI: 10.1016/j.chb.2015.07.058
  21. Smołkowska W. Phubbing — gdy smartfon staje się ważniejszy od człowieka. Przegląd badań [Электронный ресурс] // Wyzwania i problemy społeczeństwa w XXI wieku. Lublin. Publisher: Wydawnictwo Tygiel., 2020, P. 224—241. URL: https://www.researchgate.net/publication/344434118 Phubbing_-_gdy_smartfon_staje_sie_wazniejszy_od_czlowieka_Przeglad_badan (дата обращения 26.09.2021).
  22. Yasin R.M., et al. Supervisor Phubbing Phenomenon in Organizations: Determinants and Impacts [Электронный ресурс] // International Journal of Business Communication. 2020. URL: https://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/2329488420907120?journalCode=jobd (дата обращения: 26.09.2021). DOI:10.1177/2329488420907120

Информация об авторах

Екимчик Ольга Александровна, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии, ФГБОУ ВО «Костромской государственный университет» (ФГБОУ ВО КГУ), Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6527-0210, e-mail: olga-ekimchik@rambler.ru

Крюкова Татьяна Леонидовна, доктор психологических наук, профессор кафедры общей и социальной психологии, ФГБОУ ВО «Костромской государственный университет» (ФГБОУ ВО КГУ), Кострома, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0825-3232, e-mail: tat.krukova44@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 1149
В прошлом месяце: 74
В текущем месяце: 41

Скачиваний

Всего: 509
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 20