Психологические особенности адаптации сирийских подростков в экстремальных ситуациях социогенного характера*

1681

Аннотация

В данной статье раскрыты особенности адаптации сирийских подростков, находящихся в лагерях беженцев, к экстремальной социогенной ситуации. В работе представлен обзор исследований по проблеме адаптации как психологического явления; дан анализ современной арабской психологической литературы по этой проблеме; раскрыта суть понятия «экстремальная ситуация»; отражены результаты исследований особенностей адаптации сирийских подростков в условиях военного кризиса; определено перспективное направление психоконсультативной работы с подростками, пережившими кризисные ситуации.

Общая информация

* Работа выполнена при грантовой поддержке по инициативным проектам подразделений в РУДН, проект «Этнокультурные ценности и мотивационные установки студентов международно-ориентированного вуза».

Ключевые слова: адаптация, тревожность, копинг-стратегии, пост-травматическое стрессовое расстройство (ПТСР), насилие, экстремальная ситуация

Рубрика издания: Социальная психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy.2016090307

Для цитаты: Карабущенко Н.Б., Иващенко А.В., Сунгурова Н.Л., Аль Масри И. Психологические особенности адаптации сирийских подростков в экстремальных ситуациях социогенного характера // Экспериментальная психология. 2016. Том 9. № 3. С. 81–90. DOI: 10.17759/exppsy.2016090307

Полный текст

КАРАБУЩЕНКО Н. Б. , Российский университет дружбы народов, Москва, Россия, e-mail: n_karabushenko@inbox.ru

ИВАЩЕНКО А. В.[*] [†], Российский университет дружбы народов, Москва, Россия, e-mail: ivashchenko1937@mail.ru

СУНГУРОВА Н. Л.[‡], Российский университет дружбы народов, Москва, Россия, e-mail: sungurovanl@mail.ru

АЛЬ МАСРИ И.[§], Российский университет дружбы народов, Москва, Россия, e-mail: ismaeel.almassri@mail.ru

В данной статье раскрыты особенности адаптации сирийских подростков, находящихся в лагерях беженцев, к экстремальной социогенной ситуации. В работе представлен обзор исследований по проблеме адаптации как психологического явления; дан анализ современной арабской психологической литературы по этой проблеме; раскрыта суть понятия «экстремальная ситуация»; отражены результаты исследований особенностей адаптации сирийских подростков в условиях военного кризиса; определено перспективное направление психоконсультативной работы с подростками, пережившими кризисные ситуации.

Введение

В современном мире социально-политическая ситуация крайне нестабильна. Война в Сирии, террористическая угроза породили потоки беженце в европейские страны. Многие мигранты, попав в экстремальную ситуацию, устремились в благополучные страны в поисках лучшей жизни. Но в условиях военных действий многие из них подвергались физическому и психическому насилию, которое оказало травмирующее воздействие на их психику и, как следствие, повлияло на снижение уровня адаптивности личности. Дезадаптивные проявления особенно характерны для лиц, переживших сильнейший травматический стресс, психологическим последствием которого в крайних проявлениях является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) (Боголюбова, Шестакова, 2015), возникающее как затяжная или отсроченная реакция на ситуации, сопряженные с серьезной угрозой жизни или здоровью.

Проблема адаптации является достаточно разработанной в различных отраслях психологической науки. Традиционно рассматриваются индивидные механизмы адаптации (Ананьев, 2010; Бернштейн, Селье, 1960); роль в них интеллектуальных структур (Абульханова-Славская, 1980, 1991; Анциферова, 1994; Дикая, 2007; Шапкин, Холодная, 2002, 2004, 2012); личностные и социально-психологические аспекты (Бандура, 2008; Халл; Реан, 2003, 2007). Значительное число исследований посвящено адаптации к новой профессиональной среде (Бирюков; Деркач 2011, 2010; Степанова, Палей). Адаптация предстает в них как многоаспектный разноуровневый и комплексный феномен, затрагивающий ключевые личностные образования (Реан, 2013).

Особенную значимость для нашего исследования приобретает изучение экстремальной ситуации, в условиях которой человек должен уметь адаптироваться. Экстремальной можно назвать ситуацию, которая выходит за пределы такого человеческого опыта, где источником травматизма выступают сам человек или общество (Д.А. Александров, И.А. Баева, Кадыров, С.В. Ковалёв, М.Ш. Магомед-Эминов, Н.В. Тарабрина). В последнем случае подобная ситуация носит название «экстремально-социогенной» (Е.О. Лазебная, Н.В. Тарабрина).

Экстремальная ситуация социогенного характера принципиально отличается присутствием в ней «другого» как агрессора, что неизбежно рождает трудности адаптации к новой действительности (Н.А. Агаев, И.Н. Артюхин, А.В. Носов, О.В. Тишина).

Проблемы адаптации испытывают наиболее остро дети и подростки, оказавшиеся в экстремальной ситуации. Это самые незащищенные слои населения, которые нуждаются в психологической помощи и поддержке. Физическая угроза, потеря родителей (или родителя), непосредственное присутствие на месте совершения насилия над другим человеком и др. порождают у подростков страх и ужас, состояние тревоги, систематический уход в прошлое, в переживания, связанные с травмирующей ситуацией.

«Арабская весна», кровопролитная война в Сирии, несомненно, отложили неизгладимый отпечаток на психическое состояние детей и подростков, что убедительно доказывают работы арабских ученых (Ahmed, 2015; Al-Rashidi, 1995; Al Badur, 1993; FKI, 1993; Hijazi, 1986; Jabbar, Zaza, 2014; Jacob, 1999; Okasha, 1990).

Исследователями подчеркивается, что психосоматические расстройства у детей 10-12 лет выражены сильнее, чем у их соотечественников 7-9 лет (Jabbar, Zaza, 2014). Раскрыты наиболее травмирующие факторы, воздействующие на психику ребенка: а) наблюдаемые детьми тяжелые формы физического насилия; б) звуки взрывающихся снарядов; в) страдания от издевательств в семье и школе (Ahmed, 2015). У подростков, находящихся на территории прямого военного конфликта, наиболее остро выражены признаки посттравматического стрессового расстройства. Они испытывают серьезные трудности в процессе адаптации к новым условиям жизни.

Проблема исследования состоит в том, что, несмотря на высокий интерес в психологической науке к вопросу адаптации личности, недостаточно изученными остаются собственно проблемы адаптации к экстремальной социогенной ситуации. Существует необходимость более глубокого исследования проблемы адаптации подростков к последствиям экстремальных ситуаций, связанных с социальной нестабильностью и напряженностью. Гипотезы исследования состоят в предположениях о том, что:

    существуют общие для всей выборки сирийских подростков особенности проявления адаптации к экстремальной социогенной ситуации;

    существуют половые различия в проявлениях адаптации личности к экстремальной социогенной ситуации.

Метод исследования

Выборка

Выборочную совокупность исследования составили 150 сирийских подростков (75 юношей и 75 девушек) в возрасте от 15 до 17 лет, находящихся на территории Иордании в лагере беженцев «Заатари» в период с марта 2013 г. по январь 2014 г. Распределение юношей и девушек по полу и возрасту представлено на рис. 1.


Рис. 1. Распределение юношей и девушек по полу и возрасту

 

Методики

Исследование проводилось с помощью метода социально-психологического опроса. В анкету было включено несколько методик, в том числе: «Адаптивность» (Крупнов, 2007); «Эссенский опросник личностной травмы (ETI-F)» (Tagay, Erim, Stoelk, M llering, Mewes, Senf, 2009), являющийся анкетой для самостоятельной оценки психотравмирую­щих событий и посттравматических осложнений, позволяющий диагностировать посттравматическое (ПТСР) и острое стрессовое расстройство (ОСР); «Методика измерения подростковой тревожности относительно будущего для подростков» Ю.А. Зайцева («МИПТ») (Байтингер, 2008); «Проактивное совладающее поведение» (PCI) (Грингласс, Шварцер, 1999). Процедура исследования включала в себя осуществление двойного перевода методик с русского языка на арабский и с арабского на русский. Заключительный вариант опросника прошел две итерации прямого и обратного перевода.

Для обработки полученных данных использованы следующие методы математической статистики: корреляционный анализ (коэффициент Спирмена); U-критерий Манна- Уитни; факторный анализ, - осуществленные при помощи программы IBM SPSS Statistics Version 20 и Microsoft Excel.

Результаты и их обсуждение

В результате анализа полученных данных были выявлены психологические особенности адаптации сирийских подростков к экстремальной ситуации социогенного характера. «Эссенский опросник травмы личности» позволил констатировать следующее: все исследуемые подростки пережили травмирующие события (рис. 2).

Рис. 2. Частотное распределение психотравмирующих событий и пост травматических о сложенений у сирийских подростков (%)


Подростки, пережившие травмирующие ситуации, ощущают беспомощность и бессилие; испытывают коммуникативные трудности, связанные с проблемами взаимопонимания, поддержания диалога и понимания других людей; используют стратегии избегания; отличаются повышенной возбудимостью, тревожностью, неуверенностью в себе; опасаются чего-либо нового; склонны к повторному переживанию травмирующих событий; носталь­гируют; характеризуются повышенным уровнем тревожности по отношению к будущему. Но, наряду с этим, они способны перестраивать свое поведение, исходя из новых требований и правил, предвосхищать наступающие события, осознают необходимость адаптации к новым условиям жизни.

Проведенное исследование позволило выявить характерные для всей выборки стратегии совладающего поведения в экстремальной социогенной ситуации: проактивный ко­пинг, являющийся базовым ресурсным потенциалом личности, способной ставить перед собой важные цели и достигать их благодаря саморегуляции и самоконтролю; рефлексивный копинг, позволяющий прогнозировать исход событий, выбирать способы выполнения деятельности и анализировать возникающие проблемы с целью поиска личностных ресурсов для их преодоления; поиск эмоциональной поддержки, отражающий потребность в поиске сочувствия со стороны окружающих.

По результатам осуществленного факторного анализа с помощью вращения Varimax были выделены следующие факторы адаптации сирийских подростков.

В первый фактор - «Рефлекивно-перспективный» - вошли шкалы со следующими факторными нагрузками: «Интрузия» (0,667), «Рефлексивный копинг» (0,609), «Взаимоотношения с родителями» (0,557), «Тревожность относительно будущего» (0,510), «Межличностные отношения со сверстниками» (0,442), «Травматические события, пережитые лично» (0,470). Подростки периодически возвращаются в травматические события, переживают их снова и снова. Данные воспоминания носят угнетающий характер и приходят в кошмарных снах. Размышления о жизни и случившихся событиях порождают необходимость поиска альтернативных выходов из травмирующих ситуаций. Подростки склонны к накоплению опыта, который в будущем позволит активизировать ресурсы личности и прогнозировать исход деятельности или трудной жизненной ситуации, а также способов преодоления стресса. При этом испытуемые выражают неуверенность в будущем, испытывают недостаток чувства безопасности в семье, нуждаются в положительных оценках себя и своих поступков сверстниками.

Второй фактор - «Адаптивно-стратегический» - включил в себя шкалы с максимальными нагрузками: «Проактивный копинг» (0,668), «Адаптация» (0,616), «Неуверенность» (-0,419). Подростки осознают, что дальнейшая жизнь зависит от них самих, а не от каких- либо внешних факторов. Они несут ответственность за свои поступки и в ситуации стресса способны быстро мобилизоваться, что снижает степень травмирующего эффекта определенной жизненной ситуации. Отсюда способность к более эффективной адаптации к новым условиям, к преодолению трудностей в незнакомых обстоятельствах, умение общаться и понимать представителей других культур, терпимость к новому. Отрицательные значения дает шкала «Неуверенность», так как подростки оказываются более уверенными в своих возможностях, менее подвержены тревоге, панике, страху.

Третий фактор включает весомые факторные нагрузки по шкалам «Уверенность» (0,636), «Ностальгия» (0,493), «Избегающий копинг» (0,420). Данный фактор свидетельствует о том, что подростки отличаются слабой уверенностью в себе, испытывают страх и тревогу в незнакомой обстановке и при выполнении новых заданий. Подростки настороженно смотрят в будущее, не верят в свои способности и ресурсы, часто испытывают неловкость. Из-за повышенной тревожности им не хватает теплоты в отношениях. Их отличает потребность погружаться в прошлое, в воспоминания о приятных моментах детства, но­стальгировать. Все это приводит к использованию избегающего копинга за счет вытеснения травмирующих обстоятельств из памяти, нежеланию принимать негативный жизненный опыт. Фактор можно назвать «Неуверенность».

Выявлена типология трудностей в адаптации сирийских подростков, связанная с различными проявлениями тревожности: коммуникативные трудности отражают ориентацию подростков на групповые нормы, конформизм и несформированность собственных критериев оценки действительности; трудности в уверенности порождают тревожность по отношению к сверстникам, снижение самооценки и неуверенность в успешности деятельности; эмоциональные трудности связаны с недоверием подростков в отношении родителей, которые неспособны обеспечить им безопасные условия жизнедеятельности.

Полученные результаты исследования также позволили выявить общие и особенные характеристики адаптации сирийских юношей и девушек к острой стрессовой ситуации. Проведенный нами сравнительный анализ с использованием U-критерия Манна-Уитни по методике «Адаптивность» (А.И. Крупнов) позволил выявить статистически значимые различия по двум шкалам: «Уверенность» и «Эмоциональность». По шкале «Уверенность» у девушек показатель неуверенности выше, чем у юношей. Это выражается в том, что девушки чаще испытывают состояние неуверенности, пасуют перед трудностями, опасаются чего-либо нового и не уверены в себе. Юноши более самостоятельны, не пасуют перед трудностями, не сомневаются в правильности совершенных поступков, настороженно, но с перспективой сморят в будущее. По средним показателям по шкале «Эмоциональность» у девушек ранг выше, чем у юношей. Это свидетельствует о том, что девушки более раздражительны, склонны к переживаниям, отличаются повышенной тревожностью и обидчивостью. Юноши более сдержанны, менее склонны к переживаниям, не отличаются робостью. Но при этом их легко можно вывести из себя и предчувствие чего-то нехорошего их посещает чаще (табл. 1).

Таблица 1. Сравнительный анализ показателей по двум выборкам
(юноши и девушки)

Показатели адаптации личности

Средний ранг (юноши)

Средний ранг (девушки)

U-критерий

Уровень значимости р

Адаптивность

Уверенность

63,17

87,83

3737,500

0,001

Эмоциональность

67,30

83,70

3427,500

0,021

«Эссенский опросник травматических событий»

Угроза физической целостности

87,71

63,29

1897,000

0,000

Субъективная оценка страха

85,91

65,09

3593,000

0,001

Измерение подростковой тревожности относительно будущего для подростков

Тревожность относительно будущего

68,40

82,60

3345,000

0,044

 

 

Надпись: Сравнительный анализ показателей по двум выборкам
(юноши и девушки)
Сравнительный анализ двух выборок при помощи использования U-критерия Манна-Уитни на основе «Эссенского опросника травматических событий» позволил выявить статистически значимые различия только по двум шкалам: «Угроза физической целостности» и «Субъективная оценка страха». Юноши чаще, чем девушки, оказывались в ситуациях, когда собственная жизнь или жизнь близкого человека были в опасности, когда была велика вероятность нанесения телесных повреждений окружающим людям со стороны агрессивно настроенных граждан. Субъективная оценка страха у девушек оказывается выше, чем у юношей, что отражает переживание беспомощности, бессилия, неспособности что-либо изменить в лучшую строну. Девушки сильнее и ярче испытывают страх и ужас как сильнейшие эмоциональные переживания. Таким образом, юноши травматические события воспринимают кинестетически, т. е. посредством сохранения физической целостности, а девушки - эмоционально, переживая гамму эмоциональных состояний, связанных со стрессом.

Интересные результаты были получены по методике «Измерение подростковой тревожности относительно будущего для подростков». Статистически значимые результаты были получены только по одной шкале - «Тревожность относительно будущего». Показатели девушек серьезно отличаются от показателей юношей. Девушки более остро переживают то, что случится с ними в будущем; они не уверены в завтрашнем дне, настороженно относятся ко всему новому. Их пугает изменившаяся социальная ситуация, новая культурная среда вызывает тревогу и недоверие. Юноши легче адаптируются к новым условиям, видят перспективу, с надеждой смотрят в будущее и ставят перед собой стратегические цели.

Выводы

Результаты исследования убедительно доказывают, что социально-политическая нестабильность, постоянная угроза жизни и здоровью, переживание травматических ситуаций откладывают неизгладимый отпечаток на психическое состояние подростков, являющихся самыми незащищенными слоями населения. Ответственность за безопасность страны и собственного народа должна нести политическая элита. Она должна быть открыта конструктивному диалогу и поиску сближающих позиций между враждующими сторонами (Карабущенко, Иващенко, 2012). Однако до тех пор, пока сирийское общество находится в ситуации войны, люди, особенно молодое поколение, нуждаются в психологической помощи и поддержке. Условия проживания в лагере беженцев «Заатари» не являются комфортными для сирийских подростков, поэтому вопросы адаптации их к новым условиям жизни стоят достаточно остро.

Проведенное нами исследование позволило решить поставленные задачи.

1.   Факторная структура по всей выборке свидетельствует об общих тенденциях в особенностях проявления адаптации у сирийских подростков, находящихся в экстремальных социогенных ситуациях. Подростки способны нести личную ответственность за собственные поступки в экстремальной ситуации, проявлять готовность к преодолению трудностей, при этом испытывают нехватку теплоты в отношениях, склонны но­стальгировать, испытывают острую потребность в безопасности и возврате в мирное прошлое.

2.   Было доказано, что наиболее типичными трудностями в процессе адаптации сирийских подростков являются: коммуникативные, трудности в уверенности в себе, эмоциональные трудности. Выявлены общие для всей выборки стратегии совладающего поведения в экстремальной социогенной ситуации: проактивный, рефлексивный копинги и поиск эмоциональной поддержки, способствующие усилению саморегуляции и самоконтроля личности, активизирующие процессы антиципации и критического анализа сложившейся ситуации, стимулирующие подростков находить в себе личностные ресурсы для преодоления кризисных ситуаций.

3.   Были выявлены психологические особенности проявления адаптации у сирийских юношей и девушек. Юноши проявляют большую самостоятельность, несут ответственность за совершенные поступки, смотрят с оптимизмом в будущее, сдержанны, самостоятельны, высоко ценят сохранение физической целостности. Девушек отличает неуверенность в себе, стремление избегать трудности, нетерпимость к изменениям и появлению чего-то нового. Они раздражительны, склонны к переживаниям, обидчивы, чаще испытывают страх и ужас, связанные с критическими ситуациями.

4.   Направление дальнейшего исследования должно включить в себя практико­ориентированное ответвление, так как назрела необходимость психоконсультационной и психокоррекционной работы с подростками, пострадавшими от чрезвычайных ситуаций социогенного характера. Особое значение приобретают практические рекомендации по адаптации юношей и девушек в сирийском обществе. При составлении рекомендаций целесообразно учесть специфические трудности адаптации, выбор копинг-стратегий, уровень тревожности и др., характерные как для всей выборки, так и для представителей обоих полов.

 
[*] Карабущенко Н.Б. Доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов. Е-mail: n_karabushenko@inbox.ru

[†] Иващенко А.В. Доктор педагогических наук, профессор кафедры психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов. Е-mail: ivashchenko1937@mail.ru

[‡] Сунгурова Н.Л. Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов. Е-mail: sungurovanl@mail.ru

[§] Аль Масри И. Аспирант, кафедра психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов. Е-mail: ismaeel.almassri@mail.ru

Литература

  1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М.: Наука, 1980. 334 с.
  2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. 301 c.
  3. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. М.: Питер, 2010. 282 с.
  4. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. № 1. Т. 15. С. 3–18.
  5. Бандура А. Подростковая агрессия: Изучение влияния воспитания и семейных отношений. М.: Апрель Пресс; ЭКСМО-Пресс, 2000. 508 с.
  6. Боголюбова О.Н., Шестакова А.Н. Посттравматический стресс и принятие решений: перспекти- вы исследований в парадигме нейроэкономики // Экспериментальная психология. 2015. Т. 8. № 2. С. 60–76. doi:10.17759/exppsy.2015080206
  7. Деркач А.А. Акмеологическая диагностика и оценка кадров государственной службы: монография: в 2 т. Т.1. М.: Российская акад. гос. службы при Президенте Российской Федерации, 2011. 215 с.
  8. Карабущенко Н.Б., Иващенко А.В. Психология профессиональных элит // Каспийский регион: по- литика, экономика, культура. 2012. № 4 (33). С. 210–221.
  9. Реан А.А. Психология личности. М.: Питер, 2013. 286 с.
  10. Психология адаптации и социальная среда: современные подходы, проблемы, перспективы / Отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев. М.: Ин-т психологии РАН, 2007. 622 с.
  11. Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. 2. изд., доп. и перераб. СПб.: Питер, 2002. 264 с.
  12. Jabbar S.A., Zaza H.I. Impact of conflict in Syria on Syrian children at the Zaatari refugee camp // Jordan (Article in press): Early Child Development and Care, 2014. DOI: 10.1080/03004430.2014.916074. (Reference date: 16.12.2015).
  13. Ahmed Alyaa. The impact of the crisis on the situation of children in the home [на арабском языке]. 4-th Edition-abstract-2015 [Electronic resource]. URL: http://delta-n.org/?lang=AR&node=27040 (Дата обращения:  16.12.2015).
  14. Nabulsi Mohamed Ahmed. Mental illness and treatment study on the Lebanese war society [на арабском языке]. Lebanon: University publications, first edition, 1985. 174 p.
  15. Hijazi Mustafa Saleh. The war and its consequences psychological, social and educational measures to children and young people in Lebanon, research scientific symposium held in Tunisia (wars, disasters and their effects on the situation of children) [на арабском языке] // Publishing the Arab security studies and training centre, Naif Arabic for Security Sciences, Riyadh. 1986. № 1. P.  51–89. Ref. 26291.
  16. FKI, Hamed Abdel Azeez. Negative effects on cognitive and behavioral and emotional suffering as a result of the Iraqi occupation [на арабском языке] // Journal of intellectual world, Kuwait. 1993. Vol. 22. № 1. P. 80–124.
  17. Al-Rashidi Bashir. Frustration effects and adaptation methods associated with constraints satisfy needs of Kuwaiti  citizen during the Iraqi aggression  [на арабском языке] // Educational  journal, scientific publishing Council, Kuwait University. 1995. Vol. 9. № 36. 61 p.
  18. Al Budoor Salman. Comparison of the effect of violent environment on Palestinian and Israeli boys and their development [на арабском языке] // Deployment of community training centre and crisis management, Al Aqsa University Department of psychology. 1993. P 19–23.
  19. Self-estimation and its relation with some environmental and personal changes in a sample of children from San’a [на арабском языке] / Mahmoud Fathi Okasha. Kuwait: Published by the Kuwaiti Society for the development of The Arab Childhood, The practical studies series, 1990. 30 p.
  20. Jacob Ghassan. Psychological wars, disasters and the role of psychotherapy (pressure disorder post- traumatic) [на арабском языке]. Beirut: Dar Al-Farabi, first edition, 1999.  243 p.

Информация об авторах

Карабущенко Н.Б., доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов, e-mail: n_karabushenko@inbox.ru

Иващенко А.В., доктор педагогических наук, профессор кафедры психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов, Москва, Россия, e-mail: ivashchenko1937@mail.ru

Сунгурова Н.Л., кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов, e-mail: sungurovanl@mail.ru

Аль Масри И., Аспирант, кафедра психологии и педагогики, Российский университет дружбы народов, e-mail: ismaeel.almassri@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 3596
В прошлом месяце: 18
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 1681
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 9