Социально-демографические факторы приверженности к лечению при фибрилляции предсердий: взгляд психолога

325

Аннотация

В статье представлен обзор зарубежных и отечественных исследований социально-демографических факторов приверженности пациентов к лечению при фибрилляции предсердий и других хронических заболеваниях. Низкая приверженность к лечению при долгосрочной терапии является основной причиной снижения эффективности лечения. Рассмотрены такие социально-демографические предикторы приверженности к лечению, как пол, возраст, расовая принадлежность, семейное положение, уровень образования и дохода. Анализ результатов исследований показывает неоднозначность и нередко противоречивость связи этих факторов с приверженностью к лечению. Вместе с тем, приверженность к лечению изучается в связи с индивидуально-личностными факторами – личностными чертами, уровнем эмоционального интеллекта, самоэффективностью, мотивационными особенностями. Выдвигается предположение о взаимодействии индивидуально-личностных и общих социально-демографических факторов и их опосредованном влиянии на приверженность к лечению при долгосрочной терапии.

Общая информация

Ключевые слова: приверженность к лечению, социально-демографические факторы, индивидуально-личностные предикторы, индивидуальные различия, фибрилляция предсердий

Рубрика издания: Клиническая психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2019080309

Финансирование. Исследование выполнено при поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-00-01661 (18-00-01326)

Для цитаты: Шепелева Е.А., Лаптева Н.М., Мухорина А.К., Богданова Р.С., Сыркина Е.А. Социально-демографические факторы приверженности к лечению при фибрилляции предсердий: взгляд психолога [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Том 8. № 3. С. 78–87. DOI: 10.17759/jmfp.2019080309

Полный текст

 

В статье представлен обзор зарубежных и отечественных исследований социально-демографических факторов приверженности пациентов к лечению при фибрилляции предсердий и других хронических заболеваниях. Низкая приверженность к лечению при долгосрочной терапии является основной причиной снижения эффективности лечения. Рассмотрены такие социально-демографические предикторы приверженности к лечению, как пол, возраст, расовая принадлежность, семейное положение, уровень образования и дохода. Анализ результатов исследований показывает неоднозначность и нередко противоречивость связи этих факторов с приверженностью к лечению. Вместе с тем приверженность к лечению изучается в связи с индивидуально-личностными факторами личностными чертами, уровнем эмоционального интеллекта, самоэффективностью, мотивационными особенностями. Выдвигается предположение о взаимодействии индивидуально-личностных и общих социально-демографических факторов и их опосредованном влиянии на приверженность к лечению при долгосрочной терапии.

Введение

Согласно докладу Всемирной организации здравоохранения от 2003 г., приверженность пациентов к лечению при долгосрочной лекарственной терапии является основным фактором, определяющим успешность лечения. Даже в развитых странах лишь приблизительно 50% пациентов, страдающих хроническими заболеваниями, придерживаются рекомендаций врачей по долгосрочному лечению, для развивающихся стран это число еще ниже. Проблема может быть выражена следующим образом: «Лекарства не будут действовать, если их не принимать» [39]. Низкая приверженность к лечению ослабляет оптимальные клинические преимущества терапии и, таким образом, снижает общую эффективность систем здравоохранения, в том числе является причиной повышения расходов. Согласно сообщению ВОЗ, долгосрочные последствия повышения результативности мероприятий по обеспечению приверженности к лечению могут быть более эффективными для здоровья населения, чем любое улучшение специфического лечения [39].

«Низкая» или «плохая» приверженность к лечению выражается как в полном игнорировании рекомендаций лечащего врача, так и в нарушении предписанного режима и дозировок приема выписанных препаратов. Степень приверженности к лечению может быть оценена разными способами — по самоотчету больных, с помощью подсчета принятых медикаментов, в том числе с использованием специальных электронных таблетниц, а также по анализу содержания в организме больных выписанных препаратов [5]. К. Крюгер, Б. Фелки и Б. Бергер сообщают, что доля хронических заболеваний в причинах смертности в США составляет 70%, при этом от 20 до 50% пациентов не следуют рекомендациям врачей по лечению. Оценено, что низкая приверженность к лечению может дополнительно «стоить» государству 100 миллиардов долларов ежегодно [24].

Причины, по которым пациенты не следуют рекомендациям врачей по лечению заболеваний, разноплановы и обусловлены как экономическими и социальными, так и медицинскими и психологическими факторами. Как полагают эксперты ВОЗ, повышение приверженности пациентов к лечению не всегда возможно силами системы здравоохранения, врач также может не иметь ресурсов для работы с пациентами в этом направлении. ВОЗ рекомендует использовать междис- цилинарный подход для поиска решения проблемы низкой приверженности пациентов к лечению, при этом социальная и семейная поддержка пациентов в процессе лечения рассматривается как ключевой фактор, влияющий на состояние здоровья и поведение пациентов [39]. Вероятно, совместная исследовательская работа специалистов — врачей и психологов, направленная на изучение индивидуальных социально-демографических предикторов низкой приверженности к лечению, позволит лучше представлять возможности для ее повышения. Представленный в данной статье обзор по проблеме социально-демографических факторов, вносящих вклад в степень приверженности к лечению, а также анализ подходов к их психологической интерпретации проведен с целью поиска путей решения этой проблемы, значимой как на социальном, так и на индивидуальном уровне.

Общие социально-демографические факторы приверженности к лечению

Социально-демографические факторы, связанные с приверженностью к лечению при долгосрочной терапии, являются предметом изучения как врачей [2] так и психологов [3]. Подход специалистов сферы здравоохранения направлен, скорее, на выявление социальных групп риска неприверженности к лечению, чем на анализ психологического состояния пациентов, относящихся к таким группам риска. Одним из наиболее полных исследований такого рода является метаанализ Е. Миллз с соавторами, обобщающий результаты более 100 работ по выявлению социальных факторов, способствующих и препятствующих приему пациентами антивирусной терапии при ВИЧ- инфекции. Данные метаанализа позволили четко обозначить социальные факторы, являющимися барьерами и фасилитаторами приверженности к лечению. К снижающим приверженность к лечению факторам относится социальная изоляция больных, финансовые трудности, бездомность, хаотический график работы, сложность координации лечения с работой, семьей, обязанностями по уходу. Повышающими приверженность к лечению факторами являются совместное проживание с кем-либо, особенно способствует лечению проживание с детьми, а также напоминания со стороны семьи и друзей о необходимости лечения [9]. Несмотря на то, что полученные результаты, вероятно, опосредованы спецификой течения ВИЧ- инфекции, при которой больным известно, что низкая приверженность к лечению неизбежно приведет к летальному исходу, эти данные позволяют лучше представлять социально-демографические факторы приверженности к лечению и при других хронических заболеваниях, требующих долгосрочной профилактики или терапии. Конкретизировать механизмы действия выявленных социально-демографических факторов могут помочь психологические исследования, направленные на изучение индивидуально-психологических ощущений больных при воздействии общих социальных причин низкой приверженности к лечению. Примером такого исследования является работа Дж. Симони, П. Фрика, Д. Локхарта и Д. Лейбовица (2002), проводившаяся в США на выборке 50 больных с ВИЧ-инфекцией, главным образом малоимущих и относящихся к расовым меньшинствам. Было выявлено, что пациенты в целом обладали высокой приверженностью к лечению (принимали более 85% предписанных лекарств за последние 3 дня), но не всегда следовали инструкциям по режиму приема и дозированию препаратов. В этом исследовании не было выявлено социально-демографических показателей, связанных с приверженностью к лечению, вероятно, в связи с однородностью выборки. Наиболее часто пациенты не принимали препараты по причине забывчивости и плохого самочувствия. При этом индивидуальная потребность в социальной поддержке оказалась связана с низкой приверженностью к лечению, причем эта связь оказалась опосредована самоэффек­тивностью и депрессивной симптоматикой [26].

Существенное количество данных о социально­демографических факторах риска неприверженности к лечению при долгосрочной терапии получено на выборках больных, проходящих лечение в связи с сахарным диабетом [19; 22; 30]. Выделяются такие социально-демографические факторы приверженности к лечению, как пол, возраст, расовая принадлежность, уровень дохода, а также функциональность семьи. Так, в недавнем исследовании взаимосвязи приверженности к приему лекарственных препаратов больных сахарным диабетом II типа и функциональных возможностей их семей, проведенном в Нигерии на выборке 120 пациентов от 27 до 81 года, было показано, что степень здоровой функциональности семьи значимо связана с приверженностью пациентов к лечению и гликемическим контролем. В целом, семейная поддержка ассоциировалась с возрастающим уровнем приверженности к лечению, при этом чаще семья проявляла ее по отношению к более старшим пациентам. Авторы исследования полагают, что необходимо выявлять пациентов, которые могут быть лишены поддержки семьи, и проводить в таких ситуациях семейно ориентированную терапию [22].

Во многих исследованиях выявлены социально­демографические факторы приверженности к лечению при долгосрочной терапии в области кардиологии [12; 23; 27], в частности, при фибрилляции предсердий [2; 11; 28; 31; 32], при тромбозах [10; 15; 33], при артериальной гипертензии [21; 29].

Метаанализ М. ДиМаттео, обобщающий результаты 122 исследований взаимосвязи социальной поддержки и приверженности к лечению при различных заболеваниях с 1948 до 2001 г., показал наличие значимых корреляционных связей среднего уровня между приверженностью к лечению и практической и эмоциональной социальной поддержкой, семейной сплоченностью и семейными конфликтами, семейным положением и условиями жизни взрослых пациентов. Наиболее высокие связи были выявлены между приверженностью к лечению и практической поддержкой — медианный и средний размеры эффекта составили 0,27 и 0,31 соответственно. В отношении связи эмоциональной поддержки и приверженности к лечению как средний, так и медианный размеры эффекта составили 0,15, при этом для не конкретизированной социальной поддержки медианный и средний размеры эффекта составили 0,21 и 0,20 соответственно.

Приверженность к лечению в 1,74 раза выше у пациентов из сплоченных семей и в 1,53 раза ниже у пациентов из семей, находящихся в конфликте. Хотя существуют исследования, результаты которых демонстрируют положительную взаимосвязь между состоянием в браке и приверженностью к лечению, общего значимого эффекта обнаружено не было. Тем не менее, у состоящих в браке приверженность к лечению в 1,27 раз выше, а у не состоящих неприверженности выше в 1,13 раз. Эффект влияния совместного проживания с кем-либо был опосредован спецификой болезни — так, при острых заболеваниях он составил 0,25, а при хронических — всего 0,04. Автор рекомендует проводить исследования медиирующих переменных между социальной поддержкой и здоровьем [16].

Ввиду широты проблемы приверженности к лечению при различных заболеваниях можно полагать, что общие причины низкой приверженности, такие как социально-демографические и индивидуально-психологические факторы, могут быть рассмотрены также в отношении лечения при фибрилляции предсердий. Конкретизировать эти факторы позволят прицельные исследования, проведенные на выборках пациентов, проходящих терапию ввиду выявленной у них фибрилляции предсердий. Спецификой данной болезни является невыраженность симптомов заболевания, что может вносить негативный вклад в приверженность к терапии.

Проблема приверженности к лечению при фибрилляции предсердий

Ведущей причиной смертности у взрослых в США являются заболевания сердца. С 1980 по 2000 г., благодаря введению профилактических мер по изменению образа жизни и приему предписанных медикаментов, смертность от наиболее частого сердечно-сосудистого заболевания — ишемической болезни сердца — снизилась на 50%. Тем не менее, приблизительно треть пациентов, перенесших инфаркт миокарда, не придерживаются назначенных схем лечения [35].

Фибрилляция предсердий, или мерцательная аритмия — наиболее распространенная устойчивая аритмия, частота встречаемости которой увеличивается с возрастом, характеризующаяся широким спектром симптомов и степеней тяжести. ФП требует индивидуализированных подходов к лечению, целью которых является профилактика тромбоэмболии (прежде всего ишемического инсульта), контроль частоты пульса (сокращений желудочков), а также, во многих случаях, восстановление и поддержание нормального синусо­вого ритма посредством медикаментозной терапии или проведения интервенции, аблации [40]. Нарушения гемодинамики и тромбоэмболические осложнения в связи с фибрилляцией предсердий значительно повышают заболеваемость, ее хроническое течение примерно в 1,5—2 раза увеличивает риск смерти [4].

По данным исследований, приверженность к лечению больных с фибрилляцией предсердий может быть особенно низкой, лишь приблизительно третья часть пациентов регулярно принимают антитромботическую терапию ввиду не выраженности симптомов заболевания [1; 2]. В то же время, именно фибрилляция предсердий ассоциируется с ростом смертности у больных с артериальной гипертензией, частотой острого нарушения мозгового кровообращения и других тромбоэмбо­лических осложнений, а также сердечной недостаточностью и снижением качества жизни [2], поэтому ее своевременная диагностика и лечение приобретают особенное социальное значение. Приверженность больных к лечению может рассматриваться как основной фактор успешности терапии. Таким образом, актуальность исследуемой проблематики обусловлена ее высокой общественной и индивидуальной значимостью и необходимостью междисциплинарного подхода для изучения и повышения приверженности пациентов к лечению.

В недавнем исследовании, проведенном в США С. Ридингом и коллегами на выборке 12 159 пациентов с диагностированной фибрилляцией предсердий, изучались факторы риска неприверженности к ее лечению. Пациенты заполняли «опросник здоровья», состоящий из 35 пунктов, в который входили вопросы об их социально-демографическом статусе — расовой и этнической принадлежности, семейном статусе, уровне образования и семейного дохода, а также о физической активности, вредных привычках и субъективном ощущении физического и психического здоровья. Степень приверженности к лечению также оценивалась посредством самоот- четного опросника. Информация о поле и возрасте респондентов была получена из медицинской документации. Результаты исследования показали, что не соблюдающие предписанный врачом режим приема медикаментов наиболее часто являются людьми моложе 65 лет, относятся к расовым/этническим меньшинствам, не состоят в браке или не проживают с партнером, а также имеют наименьший уровень семейного дохода. Кроме того, не приверженные к лечению пациенты сообщали о сниженной физической активности, ниже оценивали свое физическое и психическое здоровье, чаще жаловались на плохой сон и снижение памяти, а также имели недостаточный уровень медицинской грамотности по сравнению с другими пациентами. В данном исследовании не было обнаружено значимых различий в приверженности к лечению в мужчин и женщин [32]. В одном из последних исследований, проведенном на небольшой выборке российских пациентов с диагностированной фибрилляцией предсердий, также выявлена меньшая приверженность к лечению у пациентов среднего возраста по сравнению с пациентами более старшего возраста. Кроме того, мужчины демонстрировали меньшую приверженностью к лечению, чем женщины [2].

В отдельных исследованиях получены противоречивые данные относительно таких факторов, как принадлежность к расовому меньшинству и совместное/одинокое проживание — эти факторы названы способствующими приверженности к лечению при кардиоваску­лярных заболеваниях в исследовании Дж. Дунбар- Джекоб и коллег [2003]. В то же время, в работах С. Ридинг с коллегами [2019], анализирующих факторы приверженности к лечению при фибрилляции предсердий, и в метаанализе М. ДиМатео, посвященном общей роли социальной поддержки в приверженности к лечению [2004], они относятся к снижающим приверженность. Также неоднозначны результаты относительно факторов пола и возраста — несмотря на то, что во многих исследованиях показана более высокая приверженность к лечению у больных старшего возраста и женского пола [11], в исследовании М. Качковского и О. Краснослободской [2010] возраст старше 75 лет ассоциировался с нерегулярным приемом лекарств при фибрилляции предсердий. Такие данные могут быть объяснены возрастным снижением когнитивных функций, в частности памяти. В некоторых исследованиях показана лучшая приверженность к лечению у женщин [2; 11], в то время как в других связи приверженности с полом не обнаружено [32]. Вероятно, собственно психологические исследования, направленные на анализ внутриличностных факторов приверженности к лечению и их взаимодействия с более широкими социально­демографическими предикторами, могут объяснить эти неоднозначные результаты. С практической точки зрения, результаты психологических исследований позволят выделить конкретные группы риска пациентов с низкой приверженностью к лечению.

Психологические подходы к анализу социально-демографических причин низкой приверженности к лечению при долгосрочной терапии

Существующие исследования, затрагивающие социально-демографические факторы приверженности пациентов к лечению при соматических заболеваниях, можно условно разделить на два направления — изучение роли объективных «общих» факторов, таких как пол, возраст, семейный статус, материальное положение, уровень образования пациентов, и исследования субъективных переживаний больных в связи с этими факторами, которые можно отнести к психологическим. Положительная роль такого общего фактора, как благополучность семейного окружения, продемонстрирована во многих исследованиях [16]. Тем не менее, собственно психологический подход состоит в изучении конкретного влияния частных особенностей семейного и дружеского взаимодействия, а также в исследовании медиирующих факторов, таких как когнитивные и индивидуально-личностные особенности пациентов, в частности, личностные черты.

В последние десятилетия в научной психологии одной из лидирующих концепций является модель личности «Большая пятерка», согласно которой человеческая личность включает в себя пять относительно независимых черт — экстраверсию, нейротизм, доброжелательность, сознательность и открытость опыту [14]. Существует большое количество эмпирических данных, демонстрирующих, что такая личностная черта, как сознательность, или добросовестность, связана с большей заботой о своем физическом здоровье и с более высокой приверженностью к лечению [13; 17].

Найденные нами в научной литературе результаты исследований, анализирующих связь личностных черт с приверженностью к лечению, получены в отношении различных хронических заболеваний, в частности, сердечно-сосудистых, сахарного диабета и бронхиальной астмы. Показано, что в целом нейротизм оказывает отрицательное влияние на приверженность к лечению, а сознательность и доброжелательность — положительное. Важным результатом исследований является сложный опосредованный характер связи личностных черт с приверженностью к лечению — так, при высоком уровне сознательности и низкой приверженностью к лечению у пациентов также обнаруживался высокий нейротизм, а при сочетании высокой сознательности и доброжелательности может наблюдаться как высокая, так и низкая приверженность к лечению [36]. Эти результаты могут объясняться тем, что люди с высокой добросовестностью и сознательностью обладают также высокой степенью умственной независимости и самостоятельно принимают решение о необходимости предложенной врачом терапии. Возраст также может выступать опосредующим фактором — более молодые люди более уверены в своей самостоятельности.

Подходы к индивидуально-психологической интерпретации социальных факторов приверженности лечению

Индивидуально-психологические факторы приверженности к лечению широко исследуются в России и за рубежом [7; 8; 18; 34]. Изучается вклад в приверженность к лечению индивидуально-личностных факторов, в частности, самоэффективности, копинг-страте- гий, эмоционального интеллекта, личностных черт [34; 37; 38].

На основании проведенного анализа литературы можно сделать вывод о том, что общие социально­демографические факторы, вносящие вклад в приверженность к лечению при хронических заболеваниях, могут иметь различное влияние в зависимости от индивидуальных черт пациентов — их личностных, эмоциональных, мотивационных особенностей, а также субъективных ощущений наличия или отсутствия социальнойи семейной поддержки. Проведенный обзор демонстрирует, что такие факторы, как пол, возраст, расовая принадлежность могут быть как барьерами, так и фасилитаторами приверженности к лечению при долгосрочной терапии. Объяснить противоречивость полученных эффектов может влияние индивидуально-личностных факторов. Так, в метаанализе М. ДиМатео [2004] неоднозначные выводы относительно роли семейной поддержки в приверженности к лечению объясняются возможным влиянием медииру- ющих переменных, в частности, когнитивных, личностных, мотивационных, эмоциональных особенностей пациентов [16].

Практическое значение исследований социально­демографических и индивидуально-психологических факторов приверженности к лечению состоит в выделении пациентов групп риска и в разработке конкретных способов улучшения приверженности. Обзор методов повышения приверженности, проведенный З. Маркум и коллегами [2017] показал, что обучающие и поведенческие мероприятия, а также фармацевтическое консультирование могут быть как эффективными, так и не эффективными в разных ситуациях. В то же время прямые напоминания, а также мероприятия по упрощению лечения для пациентов повышали приверженность к лечению во всех случаях [25].

Совместные исследования специалистов сферы здравоохранения и психологов могут внести как теоретический, так и практический вклад в решение проблемы низкой приверженности к лечению при долгосрочной терапии хронических заболеваний.

Заключение

Результаты проведенного обзора социально-демографических факторов приверженности к лечению при фибрилляции предсердий позволили сформулировать следующие выводы.

1.   Влияние социально-демографических факторов на приверженность к лечению может быть опосредовано индивидуально-психологическими особенностями пациентов.

2.   Для выделения групп риска пациентов с вероятно низкой приверженностью к лечению необходимы дифференциально-психологические исследования.

3.   Наиболее эффективным практическим методом повышения приверженности к лечению являются напоминания о приеме препаратов и упрощение их приема для пациентов.

4.   Необходимо проведение совместных исследований и мероприятий специалистов — врачей и психологов — по повышению приверженности пациентов к лечению при долгосрочной терапии.

 

Финансирование

Исследование выполнено при поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-00-01661 (18-00-01326).

Литература

  1. Качковский М., Краснослободская О. Приверженность медикаментозной терапии больных с фибрилляцией предсердий [Электронный ресурс] // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Медицина. 2010. № 4. С. 229–233. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/priverzhennost-medikamentoznoy-terapii-bolnyh-s-fibrillyatsiey-predserdiy (дата обращения: 13.09.2019).
  2. Коробейникова А.Н., Мальчикова С.В. Изучение приверженности лечению пациентов с фибрилляцией предсердий в амбулаторной практике // Лечащий врач. 2017. № 2. С. 16–20.
  3. Любаева Е.В., Ениколопов С.Н. Роль индивидуальных психологических характеристик пациентов в формировании приверженности терапии туберкулеза и ВИЧ [Электронный ресурс] // Консультативная психология и психотерапия. 2011. № 2. С. 111–127. URL: https://psyjournals.ru/files/47092/mpj_2011_n2_Lubaeva_Enikolopov.pdf (дата обращения: 13.09.2019).
  4. Марк Б. The Merck Manual. Руководство по медицине. Диагностика и лечение. Москва: Литтерра, 2011. 3698 с.
  5. Мачильская О.В. Факторы, определяющие приверженность к лечению больных артериальной гипертензией (обзор литературы) // Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2016. № 3. С. 55-65. doi:10.17116/kardio20169355-65
  6. Семенова О.Н., Наумова Е.А. Факторы, влияющие на приверженность к терапии: параметры ВОЗ и мнение пациентов кардиологического отделения // Бюллетень медицинских Интернет-конференций. 2013. Т. 3. № 3. С. 507–511
  7. Сирота Н.А., Московченко Д.В., Ялтонская А.В. Совладающее поведение женщин с онкологическими заболеваниями репродуктивной системы [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электронный научный журнал. 2014. № 1(24). 10 с. URL: http://www.mprj.ru/archiv_global/2014_1_24/nomer07.php (дата обращения: 27.03.2019).
  8. Хохлов А.Л., Лисенкова Л.А., Раков А.А. Анализ факторов, определяющих приверженность к анти-гипертензивной терапии [Электронный ресурс] // Качественная клиническая практика. 2003. № 4. С. 59–66. URL: https://www.clinvest.ru/jour/article/view/301?locale=ru_RU#tab1 (дата обращения: 27.03.2019).
  9. Adherence to HAART: a systematic review of developed and developing nation patient reported barriers and facilitators / E. Mills [et al.] // PLoS Med. 2006. Vol. 3. № 11. 438 p. URL: https://doi.org/10.1371/journal.pmed.0030438 (дата обращения: 27.03.2019).
  10. Adherence to long-term anticoagulation treatment, what is known and what the future might hold / J.K. Abdou [et al.] // British Journal of Haematology. 2016. Vol. 174. № 1. P. 30–42. doi:10.1111/bjh.14134.
  11. Adherence to Oral Anticoagulants in Atrial Fibrillation: An Australian Survey / K.O. Obamiro [et al.] // Journal of Cardiovascular Pharmacology and Therapeutics. 2018. Vol. 23. № 4. P. 337–343. doi:10.1177/1074248418770201
  12. Baroletti S., Dell’Orfano H. Medication adherence in cardiovascular disease // Circulation. 2010. Vol. 121. 1455–1458. doi:10.1161/CIRCULATIONAHA.109.904003.
  13. Booth-Kewley S., Vickers RR Jr. Associations between major domains of personality and health behavior // Journal of Personality. 1994. № 62. P. 281–298. doi:10.4236/psych.2012.38083
  14. Costa P.T., McCrae R.R. Revised NEO Personality Inventory (NEO-PI-R) and NEO Five-Factor Inventory (NEO-FFI) professional manual. Odessa, FL: Psychological Assessment Resources, 1992. 101 p.
  15. Determinants of oral anticoagulation control in new warfarin patients: analysis using data from clinical practice research datalink / A.F. MacEdo [et al.] // Thrombosis Research. 2015. Vol. 136. № 2. P. 250–260. doi:10.1016/j.thromres.2015.06.007
  16. DiMatteo M. Social Support and Patient Adherence to Medical Treatment: A Meta-Analysis // Health Psychology. 2004. Vol. 23. № 2. P. 207–218. doi:10.1037/0278-6133.23.2.207.
  17. Edmonds G.E., Bogg T., Roberts B.W. Are personality and behavioral measures of impulse control convergent or distinct predictors of health behaviors? // Journal of Research in Personality. 2009. Vol. 43. № 5. P. 806–814. doi:10.1016/j.jrp.2009.06.006
  18. Executive Function, Working Memory, and Medication Adherence Among Older Adults / K. Inse [et al.] // The journals of gerontology. Series B, Psychological sciences and social sciences. 2006. Vol. 61. № 2. P. 102–107. doi:10.1093/geronb/61.2.P102
  19. Factors affecting adherence to antihypertensive medication in Greece: results from a qualitative study / V. Tsiantou [et al.] // Patient preference and adherence. 2010. Vol. 4. P. 335–343. doi:10.2147/PPA.S12326.
  20. Frishman W.H. Importance of medication adherence in cardiovascular disease and the value of once-daily treatment regimens // Cardiology in review. 2007. Vol. 15. № 5. P. 257–263. doi:10.1097/CRD.0b013e3180cabbe7
  21. Grant A.B., Williams N.J., Pandi-Perumal S.R. Nonadherence to antihypertensive // Journal of Clinical Hypertension. 2017. Vol. 19. № 5. P. 540–542. doi:10.1111/jch.12990.
  22. Iloh G. Family Functionality, Medication Adherence and Blood Glucose Control Among Ambulatory Type 2 Diabetic Patients in a Nigerian Hospital [Электронный ресурс] // Journal of Basic and Clinical Pharmacy. 2017. Vol. 8. № 3. P. 149–153. URL: https://www.jbclinpharm.org/articles/family-functionality-medication-adherence-and-blood-glucose-control-among-ambulatory-type-2-diabetic-patients-in-a-nigerianhospita.html (дата обращения: 27.03.2019).
  23. Improving Medication Adherence in Cardiometabolic Disease: Practical and Regulatory Implications / K.C. Ferdinand [et al.] // Journal of the American College of Cardiology. 2017. Vol. 69. № 4. P. 437–451. doi:10.1016/j.jacc.2016.11.034
  24. Krueger K.P., Felkey B.G., Berger B.A. The Pharmacist’s Role in Treatment Adherence. Part 4: Do Adherence Interventions Really Have An Impact? // US Pharmacist. 2005. Vol. 5. P. 62–66.
  25. Marcum Z.A., Hanlon J.T., Murray M.D. Improving Medication Adherence and Health Outcomes in Older Adults: An Evidence-Based Review of Randomized Controlled Trials // Drugs & Aging. 2017. Vol. 34. № 3. P. 191–201. doi:10.1007/s40266-016-0433-7.
  26. Mediators of social support and antiretroviral adherence among an indigent population in New York City / J. Simoni [et al.] // AIDS Patient Care STDS. 2002. Vol. 16. № 9. P. 431–439. doi:10.1089/108729102760330272
  27. Medication adherence in persons with cardiovascular disease / J. Dunbar-Jacob [et al.] // The Journal of cardiovascular nursing. 2003. Vol. 18. № 3. P. 209–218. doi:10.1097/00005082-200307000-00006
  28. Newly detected atrial fibrillation and compliance with antithrombotic guidelines / N.L. Glazer [et al.] // Archives of internal medicine. 2007. Vol. 167. № 3. P. 246–252. doi:10.1001/archinte.167.3.246.
  29. Nonadherence to Antihypertensive Medication Among Hypertensive Adults in the United States – HealthStyles / X. Tong [et al.] // Journal of clinical hypertension. 2016. Vol. 18. № 9. doi:10.1111/jch.12786
  30. Polypharmacy and Medication Adherence in Patients With Type 2 Diabetes / R.W. Grant [et al.] // Diabetes Care. 2003. Vol. 26. № 5. P. 1408–1412. doi:10.2337/diacare.26.5.1408
  31. Reasons underlying non-adherence to and discontinuation of anticoagulation in secondary stroke prevention among patients with atrial fibrillation / C. Gumbinger [et al.] // European neurology. 2015. Vol. 73. № 3–4. P. 184–91. doi:10.1159/000371574
  32. Risk factors for medication non-adherence among atrial fibrillation patients / S.R. Reading [et al.] // Cardiovascular Disorders. 2019. Vol. 19. № 1. P. 1–12. doi:10.1186/s12872-019-1019-1
  33. Risk factors for nonadherence to warfarin: results from the IN-RANGE study / A.B. Platt [et al.] // Pharmacoepidemiology and drug safety. 2008. Vol. 17. № 9. P. 853–860. doi:10.1002/pds.1556
  34. Self-efficacy and adherence as mediating factors between personality traits and health-related quality of life / M. Axelsson [et al.] // Quality of Life Research. 2012. Vol. 22. № 3. P. 567–575. doi:10.1007/s11136-012-0181-z
  35. The Effectiveness of Medication Adherence Interventions Among Patients With Coronary Artery Disease / J.A.D. Chase [et al.] // The Journal of Cardiovascular Nursing. 2016. Vol. 31. № 4. P. 357–366. doi:10.1097/jcn.0000000000000259
  36. The Influence of Personality Traits on Reported Adherence to Medication in Individuals with Chronic Disease: An Epidemiological Study in West Sweden / M. Axelsson [et al.] // PLoS One. 2011. Vol. 6. № 3. 7 p. doi:10.1371/journal.pone.0018241
  37. The psychology of patient compliance: a focused review of the literature / T.M. Umaki [et al.] // Journal of Periodontology. 2012. Vol. 83. № 4. P. 395–400. doi:10.1902/jop.2011.110344
  38. Wiebe J.S., Christensen A.J. Patient Adherence in Chronic Illness: Personality and Coping In Context // Journal of Personality. 1996. Vol. 64. № 4. P. 815–835. doi:10.1111/j.1467-6494.1996.tb00945.x
  39. World Health Organization. Adherence to long-term therapies: evidence for action [Электронный ресурс]. Geneva: World Health Organization. 2003. 209 p. URL: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/42682/9241545992.pdf (дата обращения: 28.03.2019).
  40. Wyndham C. Atrial Fibrillation: The Most Common Arrhythmia [Электронный ресурс] // Texas Heart Institute Journal. 2000. Vol. 27. № 3. P. 257–267. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC101077/pdf/20000900s00009p257.pdf (дата обращения: 28.03.2019).

Информация об авторах

Шепелева Елена Андреевна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник сектора «Центр когнитивных исследований цифровой образовательной среды» ЦМИСД, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9867-6524, e-mail: shepelevaea@mgppu.ru

Лаптева Надежда Михайловна, кандидат психологических наук, научный сотрудник, лаборатория психологии и психофизиологии творчества, Институт психологии Российской Академии Наук (ИПРАН), научный сотрудник, Московский Государственный психолого-педагогический университет, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0976-6582, e-mail: n.m.lapteva@mail.ru

Мухорина Анна Константиновна, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры психиатрии и психосоматики, ФГАОУ ВО ПМГМУ им. И.М. Сеченова МЗРФ (Сеченовский университет), Москва, Россия, e-mail: annamukhorina@gmail.com

Богданова Радмила Сергеевна, ассистент кафедры кардиологии, функциональной и ультразвуковой диагностики, Институт клинической медицины, ФГАОУ ВО ПМГМУ им. И.М. Сеченова МЗРФ (Сеченовский университет), Москва, Россия, e-mail: drbogdanovaradmila@gmail.com

Сыркина Елена Абрамовна, кандидат медицинских наук, доцент кафедры кардиологии, функциональной и ультразвуковой диагностики, Институт клинической медицины, ФГАОУ ВО ПМГМУ им. И.М. Сеченова МЗРФ (Сеченовский университет), Москва, Россия, e-mail: e_syrkina@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1042
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 1

Скачиваний

Всего: 325
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 1