Анализ зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности и методик для ее оценки (Часть 2)

408

Аннотация

Статья является второй частью опубликованного ранее аналитического обзора зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности и разработанных на их основе психодиагностических методик, которые в зарубежной психологии прошли проверку на надежность и валидность. В данной части представлен анализ пяти подходов к межкультурной компетентности, представлены результаты их исследований. Описана структура предметно-ориентированных, т.е. сосредоточенных исключительно либо на оценке межкультурных черт характера, либо межкультурных отношений и мировоззрения, либо межкультурных возможностей, и смешанных моделей, т.е. сочетающих в себе черты характера, мировоззрения и возможности. Подчеркивается комплексность смешанных моделей, позволяющих рассматривать отдельные компоненты межкультурной компетенции не в качестве независимых предикторов эффективности межкультурной эффективности, а в их взаимосвязи. Тем самым ставится вопрос о соотношении данных компонентов, об их взаимной обусловленности и влиянии друг на друга и на межкультурную компетентность в целом, который еще не нашел должного ответа в науке и разрешение которого представляет собой перспективное направление будущих исследований в данной области.

Общая информация

Ключевые слова: переживание в деятельности, качество мотивации, теория самодетерминации, внутренняя мотивация, внешняя мотивация, академическая мотивация

Рубрика издания: Социальная психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2020090310

Для цитаты: Гриценко В.В., Павлова О.С., Ткаченко Н.В., Усубян Ш.А., Хухлаев О.Е., Шорохова В.А. Анализ зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности и методик для ее оценки (Часть 2) [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2020. Том 9. № 3. С. 108–117. DOI: 10.17759/jmfp.2020090310

Полный текст

 

 

Введение

Цель статьи — представить читателю обзор доступных зарубежных методик межкультурной компетентности (МКК), выявить базовые конструкты их построения. Они могут быть использованы для построения интегративной эмпирической модели МКК в соответствии с задачами конкретного исследования или практического вызова.

Всего для анализа были отобраны 14 методик по критерию наличия опубликованных в зарубежных рецензируемых журналах эмпирических статей, подтверждающих психометрические свойства теста. Первая часть статьи [1] была посвящена анализу девяти зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности и разработанных на их основе психодиагностических методик.

Это инструменты, прошедшие в зарубежной психологической практике проверку на надежность и валидность: Шкала межкультурного адаптационного потенциала (ICAPS) Дэвида Мацумото (David Matsumoto), Опросник о мультикультурной личности (MPQ) Карен ван дер Зее и Яна Пит ванн Ауденховена (Karenvander Zee & Jan Pietevan Oudenhoven), Опросник межкультурного развития (IDI) Милтона Беннета и Митчелла Хаммера (Milton J. Bennett & Mitchell R. Hammer), Шкала межкультурной чувствительности (ISS) Уильяма Старосты и Го-Мин Чена (William J. Starosta&Guo-MingChen), Шкала культурного интеллекта (CQS) Кристофера Эрли и Суна Анга (ChristopherEarly&SoonAng), Мультикомпонентый подход к межкультурной компетентности (MACCC) Анны Бартел-Радик и Жан-Люка Гианнеллони (Anne Bartel-Radic & Jean-Luc Giannelloni), Опросник глобальной компетентности (GCI) Алана Бёрда, Марка Менденхалла, Михаэля Дж. Стивенсона и Гари Оддоу (Allan Bird, Mark Mendenhall, Michael J. Stevens & Gary Oddou), Опросник глобального мышления (GMI) Мансура Джавидяна и Мари Тигарден (Mansour Javidan & Mary B. Teagarden), Опросник межкультурной готовности (IRC) Карен ван дер 3ee и Урсулы Бринкманн (Karenvander Zee & Ursula Brinkmann).

Во второй части статьи анализируются оставшиеся пять подходов к пониманию межкультурной компетентности. Они операционализированы в методических инструментах: Опросник межкультурной коммуникативной компетентности (ICG-Q) Алексея Матвеева и Пола Нельсона (Mexei V Matveev & Paul E. Nelson), опросник «Измерение кросскультурного психологического капитала» (PSYCAP) Марен Доллвет и Ребекки Рейхард (Maren Dollwet & Rebecca J. Reichard), опросник «Измерение межкультурной коммуникативной компетентности» (ICCI), Лили Арасаратман (Lily A. Arasaratnam), Тест для измерения межкультурной компетентности (TMIC-S) Деборы Шнабель (Deborah Schnabel), Шкала поведенческой оценки для межкультурной коммуникации (BASIC) Джолин Кестер и Маргарет Олеб (Jolene Koester & Margaret Olebe).

Также здесь представлен сравнительный анализ рассмотренных в обеих частях статьи зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности.

В силу того, что статья, как указано выше, представляет собой завершающий фрагмент публикации, мы использовали составную нумерацию методик: первая цифра (без скобки) означает номер методики в данной (второй) части, а вторая (в скобках) соответствует общей нумерации рассмотренных в обеих частях статьи тестов (1—14).

1         (10). ОПРОСНИК МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ - The Intercultural Communication Competence Questionnaire (ICСQ) Алексея Матвеева и Пола Нельсона (Mexei V. Matveev & Paul E. Nelson) [21] направлен на определение уровня межкультурной компететности в контексте работы мультикультурных команд и организаций.

Модель коммуникативной межкультурной компетентности А.Матвеева (Matveev), опирающаяся на теоретические разработки Х. Абэ (Abe) и Р. Вайсмана (Wiseman), Г. Чуи (Cui) и Н. Ава (Awa) [2; 8], содержит 4 измерения. Это межличностные навыки ( interper­sonalskills), понимаемые как способность члена межкультурной команды признавать различия в стилях общения и взаимодействия, связанные с культурной принадлежностью участников взаимодействия; способность проявлять гибкость при устранении недоразумений, возникающих в процессе межкультурной коммуникации, и чувствовать себя комфортно при общении с представителями иных культур и государств. Эффективность команды (team effectiveness) включает в себя такие важные навыки, как способности члена команды к четкому пониманию целей, ролей и норм команды; дальнейшей передаче и разъяснению данной информации другим членам межкультурной команды. Культурная толерантность к неопределенности (cultural uncertainty) подразумевает наличие у члена команды способности проявлять терпение в ситуациях межкультурного взаимодействия, спокойно воспринимать межкультурные различия и возникающие в связи с ними неоднозначность и неопределенность, быстро адаптироваться и использовать различные способы работы с другими членами межкультурной команды. И, наконец, четвертое измерение — культурная эмпатия ( cultural empathy) отражает такие важные особенности члена межкультурной команды, как способность изменять свое поведение в соответствии с особенностями восприятия другого члена команды («смотреть на мир его глазами»), интересоваться проявлениями других культур и принятыми в них моделями общения, воспринимать культурные особенности и связанные с ними стили работы с позиции культурного разнообразия (не в качестве «плохих и неправильных», а в качестве отличных от его собственной).

Результаты проверки обнаружили высокую согласованность шкал на выборке из 380 респондентов. Показатель надежности (коэффициент Кронбаха) а = 0,88 для всей шкалы в целом, для каждой из шкал — от 0,66 («культурная эмпатия») до 0,87 («межличностные навыки») [21].

По итогам анализа опросника «The Intercultural Communication Competence Questionnaire (ICСQ)» было выявлено, что его базовое отличие от других аналогичных инструментов, замеряющих межкультурную компетентность, состоит в том, что он направлен на работу в рамках бизнес-мультикультурной команды.

В рамках нашей работы эта особенность может быть рассмотрена одновременно и как достоинство, и как недостаток. Подобная узкая специализация является преимуществом при проведении исследований межкультурного взаимодействия в области бизнеса, однако делает практически невозможным его использование в других сферах проявления межкультурного взаимодействия (например, в образовании) или в других выборках (например, монокультурных коллективах).

2               (11). ОПРОСНИК «ИЗМЕРЕНИЕ КРОССКУЛЬТУРНОГО ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КАПИТАЛА» — Cross-cultural psychological capital (PSYCAP) [11]. Авторы опросника Марен Доллвет и Ребекка Рейхард (Maren Dollwet & Rebecca J. Reichard) на базе уже имеющего опросника Социального капитала [22] разработали и апробировали его кросс- культурную версию.

Вслед за Ф. Лутансом (Luthans) и его коллегами авторы определяют Социальный капитал как многомерный конструкт, который соотносится с общей положительной направленностью человека на психологическое развитие и проявляется через такие характеристики, как самоэффективность, надежда, оптимизм и устойчивость. Кросс-культурные аспекты социального капитала состоят из следующих измерений.

Кросс-культурная самоэффективность (cross-cultural self-efficacy) — сочетание наличия конкретных знаний о культурах и их особенностях и уверенности в своих способностях эффективно взаимодействовать с людьми из различных культур, используя при этом (в зависимости от ситуации) различные навыки.

Кросс-культурная надежда (cross-culturalhope) — это ресурс, относящийся к когнитивной и мотивационной сферам человека. Он дает возможность построения реалистичных целей в области межкультурной коммуникации, достижение которых осуществляется с помощью самоуправляемого поведения (Self-Directed Behavior) (идентификации себя как субъекта действия) и предполагает, при возникновении препятствий, способность находить альтернативные способы достижения этих целей.

Кросс-культурный оптимизм ( cross- culturaloptimism) — представляет собой аттрибутивный стиль, при котором достижение успеха при межкультурном взаимодействии обусловливается высоким уровнем собственных коммуникативных навыков.

Кросс-культурная устойчивость ( cross- culturalresilience) — способность к адаптации и восстановлению после различного рода событий — как негативных (например, несчастья, конфликты, неудачи), так и позитивных (например, повышенная ответственность) в ситуациях кросс-культурного взаимодействия.

Проверка методики была осуществлена на выборке из почти 500 человек. Четырехфакторная структура по результатам конфирматорного факторного анализа показала высокий уровень соответствия исходным данным, (показатель надежности коэффициент Кронбаха а£0,7). Результаты исследования показали ее внешнюю валидность. Так, выраженность «кросс- культурного психологического капитала» выше у тех респондентов, которые живут за границей. Кроме того, «кросс-культурный психологический капитал» оказался предсказуемо связан с такой личностной чертой, как «открытость», а также с кросс-культурным интеллектом и этноцентризмом (обратная связь) [12].

По итогам анализа данного опросника представляется возможным сделать вывод, что он вызывает определенный интерес в качестве инструмента дальнейшей работы в области межкультурной компетентности. Однако заметен некоторый уклон этого опросного материала в область экономических наук и менеджмента, поэтому следует заметить, что для применения его в других сферах деятельности необходимы доработка и адаптация.

3              (12). ОПРОСНИК «ИЗМЕРЕНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ» — Intercultural communication competence instrument (ICCI) Лили Арасаратман (Lily A. Arasaratnam) [4]. Авторы рассматривают понятие межкультурной коммуникативной компетентности, с точки зрения трех измерений: когнитивного, аффективного и поведенческого.

Утверждения, относящиеся к когнитивному (cognitive) компоненту, основаны на понятии когнитивной сложности. Согласно авторам методики, люди, обладающие более высоким уровнем когнитивной сложности, более убедительны в дискуссии и демонстрируют интегративные коммуникативные навыки, способствующие успешной адаптации и интеграции. Обе эти особенности оказываются напрямую связанными с МКК. Кроме того, согласно Чену (Chen), существует корреляция между высоким уровнем когнитивной сложности и способностями «ощущать взаимосвязь с другим человеком» и обеспечивать коммуникативные условия для удовлетворения потребностей других в межкультурном взаимодействии [7].

Утверждения опросника, касающиеся измерения эмоционального (affective) компонента МКК, направлены на выявление способности человека ощущать эмоциональную взаимосвязь с представителем другой культуры.

Поведенческое (behavioural) измерение опросника разработано для оценки межкультурной и межличностной компетентности человека на поведенческом уровне, например, наличия у него осознанного стремления к взаимодействию с людьми из других культур [5], способности адаптировать свое поведение и изменять модели общения в соответствии с нормами иной культуры [24] и, наконец, наличие дружеских отношений с представителями другой культуры [3].

Результаты проверки выявили высокую согласованность одношкального опросника (коэффициент Кронбаха а = 0,77) на выборке из 302 респондентов. Проверка внешней валидности показала, что по результатам регрессионного анализа уровень межкультурной компетентности, измеряемой посредством ICCI, достоверно предсказывает почти половину дисперсии зависимых переменных: установки по отношению к другой культуре, конструктивную мотивацию и вовлеченность в общение с людьми из другой культуры.

Опросник позиционируется авторами как комму- никативистская альтернатива личностно ориентированным моделям измерения межкультурной компетентности (таким как Multicultural Personality Questionnaire).

4              (13). ТЕСТ ДЛЯ ИЗМЕРЕНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ — Testto Measure Intercultural Competence (TMIC-S) Деборы Шнабель (Deborah Schnabel) [18; 13] — представляет собой сокращенный вариант теста TMIC, предназначенного для измерения межкультурной компетентности. В данной модели межкультурная компетентность рассматривается как глобальная ориентация поведения, состоящая из нескольких групп компетенций. Эти компетенции могут быть приобретены, непосредственно влияют на поведение человека и позволяют человеку — вместе или по отдельности — справляться с известными, неизвестными и/или сложными межкультурными ситуациями или проблемами, взаимодействуя с людьми из других культур [13].

TMIC-S измеряет шесть компетенций или гибких способностей, которые помогают справляться с новыми или трудными межкультурными ситуациями, и включает в себя следующие измерения.

Чувствительность в общении (Sensitivityin communication) — способность ставить себя на место другого человека в процессе общения, чтобы лучше понять его; высокая чувствительность к вербальным и невербальным аспектам общения.

Постановка целей (Goalsetting) — способность к постановке четких целей и последующей их реализации.

Поиск информации (Information seeking) — способность к целенаправленному сбору информации об иностранном государстве или другой культуре.

Посредничество интересов (Mediation of interests) — способность к посредничеству между сторонами в целях достижения максимально возможной выгоды для обеих сторон.

Отражение культурной идентичности (Cultural identity reflection) — способность к осознанию черт своего характера, детерминированных влиянием культуры.

Социализация (Socializing) — способность быстро и легко устанавливать и поддержать контакты с представителями других культур.

Для проверки достоверности данной модели и соответствующей ей методики были проведены множественные расчеты, как для каждой шкалы отдельно, так и для всей методики в целом на бразильской и немецкой выборках.

Изначально первичная версия TMIC-S не прошла проверку на валидность методики, показатели были низкими: мультигрупповой конфирматорный факторный анализ (MG-CFA) в немецкой и бразильской выборках не привел к достаточному соответствию. Тогда авторы проанализировали методику, произведя детальный отбор каждого из 11 ситуационных суждений, входящих в структуру теста. По мере исследования авторы пошагово исключали пункты с низкими результатами.

Таким образом, финальная версия TMIC-S включала в себя 6 измерений межкультурной компетентности: чувствительность в общении, постановка целей, поиск информации, посредничество интересов, отражение культурной идентичности, социализация.

Для анализа окончательной версии модели TMIC-S использовался конфирматорный факторный анализ (CFA), для того чтобы проверить соответствуют ли данные факторы теории межкультурной компетентности. Удовлетворительные показатели соответствия были получены в немецкой и бразильской выборках. Также авторы обнаружили, что показатели внутренней согласованности (коэффициент Кронбаха) варьируются в диапазоне, говорящем о надежности (а = 0,65 — 0,86).

Особенность методики — в ее апробации на основе двух разных культур (западная и латиноамериканская), что говорит о высоком культурно-универсальном потенциале данного инструмента.

5     (14). ШКАЛА ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ ДЛЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ — The behavioral assessments cale for inter cultural communication effectiveness (BASIC) Джолин Кестер и Маргарет Олеб (Jolene Koester & Margaret Olebe) [16; 22]. В качестве теоретической и методической основы методики используется поведенческий подход и разработанный на его основе тест эффективности межкультурной коммуникации. Опросник состоит из вопросов самоотчета наблюдателя для оценки поведения отдельных лиц по каждой из семи шкал:

Проявление уважения ( display of respect) — способность выражать уважение и положительное расположение к другому человеку.

Позиция во взаимодействии ( interaction posture) — способность реагировать на других без выражения оценки и без осуждения.

Ориентация на знания ( orientation to knowledge) — способность человека использовать понятия для объяснения самого себя и окружающего мира.

Эмпатия (empathy) — способность вести себя так, как будто вы понимаете мир так же, как и другие.

Ролевое поведение ( rolebehavior) — инициирование идей, связанных с действиями по решению проблем в группе, а также поведение, направленное на гармонизацию межгрупповых отношений и медиацию противоречий.

Управление взаимодействием (interaction management) — навыки управления взаимодействием, способность к встрече с чужими потребностями и желаниями.

Толерантность к неопределенности ( tolerance fo rambiguity) — способность реагировать на новые необычные ситуации, не показывая и не проявляя чувства дискомфорта в коммуникации.

Д. Костер (Koester) и М. Олеб (Olebe) утверждают, что BASIC является хорошим измерительным инструментом по межкультурной коммуникационной компетентности. Результаты проверки показали высокую согласованность шкал (коэффициент Кронбаха а > 0,77) на выборке в 263 респондента. Корреляция между общим баллом BASIC и эффективностью коммуникации составила r = 0,62.

Особенность методики — в ее направленности не на самооценку, а на оценку другого человека (в ситуации оригинального исследования — «соседа по комнате») и в том, что она может быть использована как дополняющая для повышения валидности тестов, основанных на принципе самозаполнения.

Сравнительный анализ эмпирических
моделей МКК

Итак, представленные в двух статьях модели МКК различаются по направленности и степени концептуализации.

Если следовать тройной таксономии для определений МКК [5], то мы можем сказать, что в основе таких Опросников, как ICAPS, MPQ, CQS, ISS, IRS, MACCC, ICQ, ICCI, BASIC, TMIC-S лежат модели МКК, которые можно отнести к перечислению, в которых просто аккумулируются различные характеристики межкультурной компетентности. А в основе опросников межкультурного развития (IDI), Измерение кросскультур- ного психологического капитала PSYCAP, GCI, GMI лежат модели, условно называемые «процессуальными», в которых межкультурная компетентность определяется не только с помощью отдельных компетен­ций, но и с учетом многообразия связей их с другими ключевыми компетенциями.

Кроме этого, анализ представленных эмпирических моделей подтверждает мнение Леунга (Leung) и его коллег [19] о том, что при их построении, как правило, используется индивидуальный подход к пониманию межкультурной компетентности как набора индивидуальных характеристик, которые могут быть представлены, в первую очередь, в виде межкультурных черт как устойчивых личностных характеристик, определяющих типичное поведение человека в межкультурных ситуациях. К межкультурным чертам, как правило, исследователи относят непредубежденность [25], открытость различий [27], терпимость к неоднозначности [10], когнитивную сложность [27], гибкость, социальную гибкость [11; 25], любознательность [9], стремление к приключениям [14], эмоциональную устойчивость [25; 26].

Второй блок индивидуальных характеристик, составляющих межкультурную компетентность, можно объединить в группу «межкультурные отношения и мировоззрение», которые отражают положительное или отрицательное отношение индивида к другим культурам или межкультурным взаимодействиям, наличие у него упрощенного этноцентристского или более сложного этноотносительного культурного мировоззрения [14], космополитичные перспективы [10; 16], установки на включенность [10].

Наконец, ряд индивидуальных характеристик, которые характеризуют МКК, можно объединить в такую группу, как «межкультурный потенциал», отражающую межкультурные возможности человека в ситуациях межкультурного взаимодействия [19]. Сюда относятся знания о других культурах/странах [например: 9; 16]; метакогнитивный, мотивационный и поведенческий культурный интеллект [9]; лингвистические навыки [14]; адаптивность к общению [20]; культурная настройка с точки зрения целостного подхода, сотрудничества и обучения [19].

Как показывает проведенный анализ эмпирических моделей межкультурной компетентности и разработанных на их основе опросников, некоторые из них можно отнести к предметно-ориентированным, т. е. сосредоточенным исключительно либо на оценке межкультурных черт характера (Шкала межкультурного адаптационного потенциала (ICAPS) и Опросник о мультикультурной личности (MPQ)), либо на оценке межкультурных отношений и мировоззрени (Опросник межкультурного развития (IDI) и Шкала межкультурной чувствительности (ISS)), либо на оценке межкультурных возможностей (Шкала культурного интеллекта (CQS)) (см. табл.).

Другие модели можно назвать смешанными — это те, которые включают конструкции из двух или трех доменов (блоков). Например, они содержат в себе и оценку межкультурных черт, и оценку межкультурных отношений. К таким моделям и основанным на них тестах можно отнести Опросник межкультурной коммуникативной компетентности (ICСQ), опросник «Измерение межкультурной коммуникативной компетентности» (ICCI), Шкалу поведенческой оценки для межкультурной коммуникации (BASIC). Примером включения оценки и межкультурных отношений, и межкультурных способностей выступают: Опросник межкультурной готовности (IRC), Тест для измерения межкультурной компетентности (TMIC-S), тест «Измерение кросскультурного психологического капитала» (PSYCAP).

Наконец, к смешанным моделям, включающим три домена, можно отнести опросник «Мультикомпонентый подход к межкультурной компетентности» (MACCC), Опросник глобальной компетентности (GCI) и Опросник глобального мышления (GMI). Так, MACCC наряду с оценкой личностных черт (общительность, эмоциональная стабильность и др.), включает оценку мировоззрения (этноцентристские установки) и оценку возможностей (кросс-культурные знания). GCI сочетает в себе черты характера (например, любознательность, социальную гибкость), отношения и мировоззрение (например, космополитизм) и возможности (например, эмоциональную чувствительность). Как MACCC и GCI, GMI также основан на смешанной модели, сочетающей в себе черты характера (такие, как страсть к разнообразию и стремление к приключениям), мировоззрение (такие, как космополитические перспективы) и возможности (такие, как дипломатия).

 

 

 

Таблица

Типы эмпирических моделей межкультурной компетентности

Предметно-ориентированные

Смешанные

Оценка межкультурных черт характера

ICAPS

MPQ

I('('Q

ICCI BASIC

 

GCI

GMI

MAACCC

Оценка межкультурных отношений и мировоззрения

IDI

ISS

IRC

TMIC-S

PSYCAP

 

Оценка межкультурных возможностей

CQS

 

 

 

 

Примечательно, что концептуализация глобального мышления в GMI развилась от его когнитивного происхождения (мышления) к более широкому набору факторов (черт, мировоззрений и способностей).

Достоинством смешанных моделей является их комплексность, т. е. стремление рассматривать отдельные компоненты межкультурной компетенции не в качестве независимых предикторов эффективности межкультурной эффективности, а в их взаимосвязи.

Выводы

Таким образом, в процессе анализа различных методик, касающихся измерения межкультурной компетентности, мы пришли к выводу о существовании двух базовых подходов, на основе которых выстроены исследовательские модели большинства из опросников.

Первый из них — предметно-ориентированный; в его рамках представляется возможным оценить конкретные аспекты и особенности (например, черты характера или межкультурные отношения), лежащие в основе развития МКК.

Другой подход, напротив, включает в себя так называемые смешанные модели. МКК, измеряемая в его русле, представляется многосоставным понятием, сочетающим в себе одновременно несколько групп факторов, например, особенности мировоззрения и межкультурные отношения. Это, в свою очередь, существенно расширяет возможности рассмотрения взаимосвязей внутри МКК, между ее компонентами, которые, в свою очередь, становятся значимой частью самой МКК, а не ее независимыми предикторами.

Тем самым на повестку дня ставится вопрос о соотношении данных компонентов, об их взаимной обусловленности и влиянии друг на друга и на МКК в целом, который еще не нашел должного ответа в науке и разрешение которого представляет собой перспективное направление будущих исследований в области построения интегративной эмпирической модели МКК, соответствующей задачам конкретных исследований или практического вызова.

 

 

Литература

  1. Анализ зарубежных эмпирических моделей межкультурной компетентности и методик для ее оценки [Электронный ресурс] / Гриценко В.В. [и др.] // Современная зарубежная психология. 2020. Том 9. № 1. С. 103–113. doi:10.17759/jmfp.2020090111
  2. Abe H., Wiseman R. A Cross-cultural Confirmation of the Dimensions of Intercultural Effectiveness // International Journal of Intercultural Relations. 1983. Vol. 7. № 1. P. 53–67. DOI:10.1016/0147-1767(83)90005-6
  3. Arasaratnam L.A. Sensation seeking and international students’ satisfaction of experiences in the United States // Journal of Intercultural Communication Research. 2005. Vol. 34. P. 184–194.
  4. Arasaratnam L.A. The development of a new instrument of intercultural communication competence [Электронныйресурс] // Journal of Intercultural Communication. 2009. Vol. 20. P. 2–21. URL: http://www.immi.se/intercultural/nr20/arasaratnam.htm (дата обращения: 07.09.2020).
  5. Arasaratnam L.A., Doerfel M.L. Intercultural communication competence: Identifying key components from multicultural perspectives // International Journal of Intercultural Relations. 2005. Vol. 29. № 2. P. 137–163. DOI:10.1016/j.ijintrel.2004.04.001
  6. Bolten J. Was heißt Interkulturelle Kompetenz? Perspektiven für die internationale Personalentwicklung. [Whatdoesinterculturalcompetencemean? Perspectivesfor international personneldevelopment] // Wirtschaft als interkulturelle Herausforderung / V. Künzer, J. Berninghausen (Eds.). Frankfurt, M.: IKO-Verlag, 2007. P. 21–42.
  7. Chen L. Cognitive complexity, situational influences, and topic selection in intracultural and intercultural dyadic interactions // Communication Reports. 1996. Vol. 9. № 1. P. 1–12. DOI:10.1080/08934219609367630
  8. Cui G., Awa N.E. Measuring Intercultural Effectiveness: An Integrative Approach // International Journal of Intercultural Relations. 1992. Vol. 16. № 3. P. 311–328. DOI:10.1016/0147-1767(92)90055-Y
  9. Cultural intelligence: Its measurement and effects on cultural judgment and decision making, cultural adaptation and task performance / S. Ang [et al.] // Management and Organization Review. 2007. Vol. 3. № 3. P. 335–371. DOI:10.1111/j.1740-8784.2007.00082.x
  10. Defining the content domain of intercultural competence for global leaders / A. Bird [et al.] // Journal of Managerial Psychology. 2010. Vol. 25. № 8. P. 810–828. DOI:10.1108/02683941011089107
  11. Development and validation of a measure of intercultural adjustment potential in Japanese sojourners: The Intercultural Adjustment Potential Scale (ICAPS) / D. Matsumoto [et al.] // International Journal of Intercultural Relations. 2001. Vol. 25. № 5. P. 483–510. DOI:10.1016/S0147-1767(01)00019-0
  12. Dollwet M., Reichard R. Assessing cross-cultural skills: validation of a new measure of cross-cultural psychological capital // The International Journal of Human Resource Management. 2014. Vol. 25. № 12. P. 1669–1696. DOI:10.1080/09585192.2013.845239
  13. Examining psychometric properties, measurement invariance, and construct validity of a short version of the Test to Measure Intercultural Competence (TMIC-S) in Germany and Brazil / D.B.L. Schnabel [et al.] // International Journal of Intercultural Relations. 2015. Vol. 49. P. 137–155. DOI:10.1016/j.ijintrel.2015.08.002
  14. Hammer M.R., Bennett M.J., Wiseman R. Measuring intercultural sensitivity: The intercultural development inventory // International Journal of Intercultural Relations. 2003. Vol. 27. № 4. P. 421–443. DOI:10.1016/S0147-1767(03)00032-4
  15. Imahori T.T., Lanigan M.L. Relational model of intercultural communication competence // International Journal ofIntercultural Relations. 1989. Vol. 13. № 3. P. 269–286. DOI:10.1016/0147-1767(89)90013-8
  16. Javidan M., Teagarden M.B. Conceptualizing and measuring global mindset // Advances in Global Leadership. 2011. Vol. 6. P. 13–39. DOI:10.1108/S1535-1203(2011)0000006005
  17. Koester J., Olebe M. The behavioral assessment scale for intercultural communication effectiveness // International Journal of Intercultural Relations. 1988. Vol. 12. № 3. P. 233–246. DOI:10.1016/0147-1767(88)90017-X
  18. Konstruktion und Validierung eines multimethodalen berufsbezogenen Tests zur Messung interkultureller Kompetenz [Development and validation of a job-related multimethod test to measure intercultural competence] / D.B.L. Schnabel [et al.] // Diagnostica. 2014. Vol. 61. № 1. P. 3–21. DOI:10.1026/0012-1924/a000110
  19. Leung K., Ang S., Tan M.L. Intercultural Competence // Annual Review of Organizational Psychology and Organizational Behavior. 2014. Vol. 1. P. 489–519. DOI:10.1146/annurev-orgpsych-031413-091229
  20. Lloyd S., Härtel C. Intercultural competencies for culturally diverse work teams // Journal of Managerial Psychology. 2010. Vol. 25. № 8. P. 845–875. DOI:10.1108/02683941011089125
  21. Matveev A.V., Nelson P.E. Cross cultural communication competence and multicultural team performance: Perceptions of American and Russian managers // International Journal of Cross Cultural Management. 2004. Vol. 4. № 2. P. 253–270. DOI:10.1177/1470595804044752
  22. Positive Psychological Capital: Measurement and Relationship With Performance and Satisfaction / F. Luthans [et al.] // Personnel Psychology. 2007. Vol. 60. № 3. P. 541–572. DOI:10.1111/j.1744-6570.2007.00083.x
  23. Ruben B.D., Kealey D. Behavioral assessment of communication competency and the prediction of cross-cultural adaptation // International Journal of Intercultural Relations. 1979. Vol. 3. № 1. P. 15–47. DOI:10.1016/0147-1767(79)90045-2
  24. Rubin R.B., Martin M.M. Development of a measure of interpersonal communication competence // Communication Research Reports. 1994. Vol. 11. № 1. P. 33–44. DOI:10.1080/08824099409359938
  25. Van Der Zee K.I., Van Oudenhoven J.P. The Multicultural Personality Questionnaire: A multidimensional instrument of multicultural effectiveness // European journal of personality. 2000. Vol. 14. № 4. P. 291–309. DOI:10.1002/1099-0984
  26. Van der Zee K.I., Van Oudenhoven J.P. The Multicultural Personality Questionnaire: Reliability and validity of self- and other ratings of multicultural effectiveness // Journal of Research in Personality. 2001. Vol. 35. № 3. P. 278–288. DOI:10.1006/jrpe.2001.2320
  27. You can take it with you: Individual differences and expatriate effectiveness / M.A. Shaffer [et al.] // Journal of Applied Psychology. 2006. Vol. 91. № 1. P. 109–125. DOI:10.1037/0021-9010.91.1.109

Информация об авторах

Гриценко Валентина Васильевна, доктор психологических наук, профессор кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования факультета социальной психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7543-5709, e-mail: gritsenko2006@yandex.ru

Павлова Ольга Сергеевна, кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9702-1550, e-mail: os_pavlova@mail.ru

Ткаченко Наталья Владимировна, кандидат психологических наук, доцент, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0315-8511, e-mail: tkachenkonv@mgppu.ru

Усубян Шушаник Араевна, специалист по УМР отдела по международным связям МГППУ, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), аспирант Московского государственного психолого-педагогического университета (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4427-6677, e-mail: usubyansha@mgppu.ru

Хухлаев Олег Евгеньевич, кандидат психологических наук, доцент, эксперт, Еврейский Музей и Центр Толерантности, независимый исследователь, Акко, Израиль, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4620-9534, e-mail: huhlaevoe@mgppu.ru

Шорохова Валерия Альбертовна, кандидат психологических наук, доцент кафедры этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования, факультет социальной психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5424-2350, e-mail: shorokhovava@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 717
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 408
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 18