Российский рынок труда в сфере образования

253

Аннотация

В статье рассматриваются задачи повышения эффективности взаимодействия сферы образования и рынка труда, особенности традиционной системы образования, а также роль учителя в современной российской системе образования.

Общая информация

Ключевые слова: российский рынок труда, образование, распад СССР, изменение социально-экономических условий, интеграция науки и бизнеса, подготовка кадров

Рубрика издания: Хроники научной жизни

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/langt.2019060209

Для цитаты: Махмудова С.М. Российский рынок труда в сфере образования [Электронный ресурс] // Язык и текст. 2019. Том 6. № 2. С. 59–63. DOI: 10.17759/langt.2019060209

Полный текст

В статье рассматриваются задачи повышения эффективности взаимодействия сферы образования и рынка труда, особенности традиционной системы образования, а также роль учителя в современной российской системе образования.

Изменившиеся в постсоветскую эпоху социально-экономические условия изменили также экономику и рынок труда, поставив перед населением жесткие условия поиска работы и обостряя тем самым ряд социальных проблем. С распадом СССР оказались невостребованными некоторые профессии, так как последовавший затем распад экономики повлек за собой закрытие заводов, фабрик, колхозов и совхозов, многих индустриальных центров, которые обеспечивали достаточно высокий заработок и доход подавляющему числу населения страны.

В этих условиях как перед населением, так и перед руководством России на первом плане оказалась стратегическая задача повышения эффективности взаимодействия сферы образования и рынка труда с целью насыщения рынка труда специалистами, готовыми выдержать конкуренцию не только в своей стране, но с коллегами за рубежом, так как усиливающиеся экономические и торговые контакты между странами обусловливают необходимость овладения профессией на мировом уровне и для интернационального рынка.

В условиях сложившейся рыночной экономики жизненной необходимостью явилась интеграция науки и бизнеса, науки и государственного рынка труда. При еще не сложившейся новой экономической формации возникла необходимость в поиске новых взаимоотношений между образовательными учреждениями и производством, при которых предприятия обеспечивались бы квалифицированными кадрами, отвечающими вызовам рыночной экономики.

В настоящее время бизнес (как государственные, так и частные предприятия) обращается к образованию как для набора, так и для подготовки кадров, которые сумеют не только выдержать конкуренцию, но и создавать её.

Вызовы времени заставляют традиционную систему образования пересмотреть самые основы, часто не отвечающие современным запросам, в связи с чем появляется массы новых форм, превращающих образование в «образовательный рынок», где государственные вузы и школы вынуждены конкурировать с частными, создавать и предлагать новые программы, отвечающие запросам бизнеса.

Данные изменения внедряются, как и все новое, весьма болезненно. Сложившиеся в постсоветскую эпоху реалии сферы образования в начальной и средней школе теряют актуальность в связи с тем, что традиционные представления о школе как о структуре, где особый упор делался не только на обучении молодого поколения, но и на нравственном воспитании человека на коммунистических идеалах, его духовном и эстетическом развитии, изжили себя со сменой политических ориентиров общества, а новый вектор воспитания современной молодежи, который бы соответствовал свойственным российскому народу вечным духовным поискам и высоким идеалам, не был предложен. Тот факт, что в современном образовании все больше внедряется мысль о том, что учитель - это менеджер, оказывающий услуги на рынке труда в сфере образования, что два важных процесса духовного и физического становления, издревле свойственные русскому народу, - процесс обучения и процесс воспитания, отныне предлагается развести по разным углам, в корне противоречит особенностям менталитета народа, и это на генетическом уровне не воспринимается, подсознательно отрицается, этому пытается противостоять как школа, так и сам российский народ. Данное глубокое противоречие и служит причиной скрытого противостояния учителей и учеников в тех школах, где работают педагоги, получившие образование еще в советском вузе, с учениками, которые не понимают и не воспринимают традиционные этические ценности, или, наоборот, городские учителя продвинутых школ явно демонстрируют свое отношение к школе как к выгодному рынку труда, в то время как в сельских поселениях из-за низкой заработной платы в школах остаются работать или пожилые энтузиасты своего дела или молодые кадры, которые нигде больше не востребованы в силу разных причин.

Еще одна реалия современной российской школы, разрушающая ее изнутри, - это внедренный с 2001 года единый государственный экзамен (ЕГЭ), который опытные педагоги считают настоящей катастрофой образования и национальным бедствием. Специалисты не раз писали об убогости и узости подхода к среднему образованию с позиций ЕГЭ, о выхолащивании самой идеи школьного образования, фактически ориентированной на сдачу ЕГЭ, а не на приобретение знаний[1: 28-29], несколько раз законопроект об отмене ЕГЭ даже вносился в Государственную Думу, однако ожидаемый положительный эффект от ЕГЭ - возможность поступать в любой вуз по результатам ЕГЭ - сводится к нулю из-за отрицательных составляющих:

а) учащиеся сужают круг своих интересов, изучая только те предметы, которые нужны для сдачи тех экзаменов, которые они выбрали;

б) не все школы в стране имеют педагогический потенциал, способный подготовить детей к сдаче выбранных экзаменов, в результате чего дети из большинства школ на периферии лишаются возможности заниматься с компетентными преподавателями;

в) и самый большой минус - не сдал ЕГЭ - не можешь поступить никуда. И это служит самым большим психологическим грузом как для родителей, так и для детей, которые из-за этого давления не в единичном случае по стране совершали даже суициды;

г) не разработана в должной мере сама форма организации ЕГЭ - учащихся выпускных классов, которые приходят в пункты сдачи экзаменов, подвергают настоящим унижениям - обыск, надзиратели, чужие учителя, незнакомые школы, видеокамеры, сама ситуация жандармского контроля, создающая атмосферу страха и презумпции виновности, с которыми ранимые детские души не могут справиться, и неустоявшаяся еще психика не дает сосредоточиться на самих заданиях, отсюда и серьезные нервные срывы - все эти опыты проводятся над нашей молодежью, которая только-только вступает в жизнь, которой мы должны помочь, подставить плечо, показать педагогический такт;

д) форма сдачи ЕГЭ уже подразумевает недоверие к преподавателям, которые работали с учеником, преподаватель не имеет права ни принять экзамен, ни проверить написанное, ни выразить свое мнение, которое никому не интересно; роль преподавателя принижается ниже некуда, чем полностью подрывается авторитет учителя, который еще обязан прививать ученикам доброе, вечное, о чем при такой системе и речи нет; отсюда - отсутствие авторитета у учителя, что и служит основой инцидентов между учителем и учащимися;

е) при поступлении в вузы студент обнаруживает минимальные знания по тем предметам, по которым ЕГЭ не сдавал.

ЕГЭ безусловно положительное явление в том отношении, что выпускники любой школы страны могут поступить в любой вуз при наличии необходимого количества баллов. Но форму проведения данного экзамена следует пересмотреть с целью избежания психологического стресса у детей и у родителей. Большой ошибкой нашей системы образования является запугивание ЕГЭ и его последствиями. Следует так изменить условия сдачи выпускных экзаменов, чтобы выпускники имели право сдавать его несколько раз, например, начиная с девятого класса, каждый год сдавать по одному экзамену и сдавать его в своей школе своим преподавателям. Следует также предоставлять выпускникам право два или три раза сдавать ЕГЭ в последний год обучения, чтобы не перекрывать детям дорогу уже в начале жизненного пути.

Подобные изменения условий получения аттестата повысят авторитет учителя и доверие к школе, а значит, и к стране в целом. Не следует бояться, что все выпускники тут же сдадут ЕГЭ, получат высокие баллы и ринутся в лучшие вузы, - ЕГЭ не может ни принизить умственные способности выпускника, ни повысить, из школ всегда, как до ЕГЭ, так и во время него, выходили и будущие министры, и будущие доярки, жизнь все определяет сама.

Абитуриентами лучших вузов страны в настоящее время становятся те, кто на самом деле способен усвоить программу, однако большое количество способных выпускников школ остается учиться в регионах в силу материальных проблем: маленькие зарплаты в регионах, мизерные пенсии и унижающий размер стипендии даже в столичных вузах не дает возможности родителям поддержать детей материально в период их учебы или самим студентам содержать себя. И даже тот процент поступивших в лучшие вузы России не может посвятить себя полностью учебе, так как в основном студенты вынуждены работать, чтобы содержать себя, то есть на выходе выпускники периферийных вузов не получают достаточно знаний, позволяющих конкурировать с выпускниками центральных вузов, а выпускники крупных вузов страны вынуждены совмещать учебу с работой, что тоже не способствует повышению качества обучения.

Выход из сложившейся ситуации иногда ищут сами предприятия, создающие, как, например, РЖД, свои собственные вузы для подготовки себе специалистов в тесной связи науки и практики, или же выходящие в вузы на приемные экзамены для отбора себе будущих сотрудников.

В условиях появления конкуренции и в соответствии с требованиями рынка труда в сфере профессиональной подготовки высшие учебные заведения России также перестраивают свою политику и предлагают свое видение решения проблемы, среди которых создание и внедрение новых магистерских программ, дающих возможность как для успешной личностной реализации, так и для усвоения тех компетенций, которые требуются рынком труда, а также создание новых образовательных стандартов, учитывающих требования современной экономики. Таким образом, в российской действительности появляется тесная интеграция науки и рынка труда, способствующая прогрессу в социально-экономическом развитии страны.

В последнее время наблюдается еще одна интересная тенденция в развитии российской науки и повышении эффективности обучения в современных условиях - в российской системе высшего образования появился рейтинг эффективности вузов, который позволяет Рособрнадзору отслеживать работу вузов и закрывать вузы с низкими показателями, задавая таким образом вектор развития не только образования, но и самой страны [4].

Еще один вектор направления современного высшего образования в России - предложенная НИУ ВШЭ, проецирующим себя как центр качественного образования страны, новая модель образования: проект, направленный на формирование единого образовательного пространства, объединяющего диверсифицированные знания высококвалифицированных преподавателей НИУ ВШЭ (пока!). К созданию электронных курсов и реализации образовательных процессов с использованием дистанционных технологий присоединяется все большее количество вузов, предполагая образование единого образовательного пространства, где преподаватели ведущих вузов будут читать он-лайн лекции, которые могут принимать как форму обучения в не-ведущих вузах по всей стране, то есть это новая интересная форма сетевого взаимодействия университетов страны.

Эффективность данного типа обучения покажет качество знаний тех студентов, которые в скором будущем должны слушать он-лайн лекции и сдавать экзамены своим преподавателям, которые априори не имеют права сами читать собственные лекции, а только проводить семинары вслед за он-лайн лектором.

Таким образом, российская система образования старается соответствовать современному пониманию и следовать за рынком труда в сфере образования, однако насколько хорошие плоды даст обучение в отдельности от воспитания (так как воспитание на он-лайн лекциях вряд ли предусматривается), покажет время. Во всяком случае, образование пока не полностью перешло на рельсы рыночной экономики, но наблюдается четкая к тому тенденция.

Литература

  1. Полежаев В.Д., Барциц Р.Ц. ЕГЭ-2015: проблемы остаются, но пути их решения прослеживаются/ Наука и школа. - 2015. № 6. Стр. 28-39.
  2. Александрова О.А. Экономика образования и экономическая политика государства // Экономика образования. – 2006, № 3. Стр. 4-19.
  3. Линдберг М.Е. Традиционные и нетрадиционные формы получения высшего образования и перспективы трудоустройства // Экономика образования. – 2007. № 1 (38). Стр. 70-73.
  4. Наводнов В.Г., Вильданов Р.К., Рыжакова О.Е. Семь оттенков мониторинга // Аккредитация и образование. – 2017. № 2 (94). Стр. 64-73.
  5. Мотова Г.Н. Двойные стандарты гарантии качества образования: Россия в Болонском процессе // Высшее образование в России. -2018, № 11. Стр. 9-21.
  6. Кирсанов А.И. Научная политика в условиях глобализации. Издательство Правительства Москвы; Департамент образования города Москвы; Московская государственная академия делового администрирования. М., 2007.
  7. Кирсанов А.И. С. Хантингтон о “столкновении цивилизаций” в контексте глобальных трансформаций//Философия и общество, № 3 (51), 2008. Стр. 32-43.

Информация об авторах

Махмудова Светлана Мусаевна, доктор филологических наук, профессор кафедры «Лингводидактика и межкультурная коммуникация» института «Иностранные языки, современные коммуникации и управление», Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0220-6216, e-mail: mahmudovasm@mgppu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 808
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 0

Скачиваний

Всего: 253
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 0