Личностные проявления профессиональной деформации субъектов оперативно-розыскной деятельности

787

Аннотация

Специфика профессиональной деятельности оперативных работников оказывает значительное влияние на их личностные характеристики и может приводить к возникновению профессиональной деформации. Следствием развития данного феномена могут стать такие поведенческие проявления, которые влекут за собой нежелательные оценки окружающих и не соответствуют профессиональной этике. В описываемом исследовании были рассмотрены и проанализированы особенности социального восприятия оперативных работников в процессе профессиональной деятельности, специфика восприятия лиц, с которыми оперативные работники взаимодействуют в процессе деятельности, результаты оценки сотрудниками своего «Я-реальное», а также осуществлена диагностика показателей и форм агрессии. При проведении эмпирического исследования использовались методика «ДМЛО» Т.Лири, методика диагностики показателей и форм агрессии А.Баса и А.Дарки, методы математической статистики. В исследовании приняли участие 74 оперативных работника и 179 граждан.

Общая информация

Ключевые слова: профессиональная деформация, оперативные работники, профессиональная деятельность, особенности личности

Рубрика издания: Психология профессиональной деятельности

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Калягин Ю.С., Коноплева И.Н. Личностные проявления профессиональной деформации субъектов оперативно-розыскной деятельности [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2011. Том 3. № 1. URL: https://psyjournals.ru/journals/psyedu/archive/2011_n1/39942 (дата обращения: 13.07.2024)

Полный текст

Деятельность работника правоохранительных органов способствует развитию и закреплению определенных важных качеств специалиста. Вместе с тем она имеет такие психические особенности, которые могут привести к нежелательным изменениям его личности, отрицательно влияющим на работу. В этих случаях говорят о профессиональной деформации, проявления которой возможны в любом виде человеческой деятельности, но особенно значимыми они являются в профессиональной деятельности оперативного сотрудника. Проявления деформации выражаются в огрублении личности, появлении нежелательных качеств, которые мешают осуществлять профессиональную деятельность. В заостренных и глубоких формах деформация приводит к искажению характерологических свойств личности сотрудника и социальной дезадаптации.

Возникновение профессиональной деформации может начинаться как с преобразований социально-психологического характера, так и с преобразований психических. Как утверждает А.К.Маркова [5], профессиональная деформация начинается с негативных изменений в профессиональной деятельности и в поведении на социально-психологическом уровне. Подтверждают ее мысль и другие авторы, однозначно связывая обсуждаемое явление с негативными изменениями структуры личности. Принимаются во внимание стереотипы поведения [8], профессиональные привычки, стиль мышления и общения [4], навыки и склонности [2], которые затрудняют успешное осуществление профессиональной деятельности. По мнению других авторов, обсуждаемое явление вызывает нежелательные преобразования и собственно психических характеристик индивида [10].

Реализация служебных задач в профессиональной деятельности оперативного работника нередко происходит в ситуациях с непредсказуемым исходом и сопряжена с повышенной ответственностью сотрудников за принятые решения, необходимостью общаться с различным контингентом граждан, воздействием различного рода перегрузок, требует от сотрудника решительных действий, способности идти на риск и т.д. Эти особенности деятельности оказывают значительное влияние на личностные характеристики оперативных работников и могут приводить к развитию профессиональной деформации. В наиболее общем виде следствием развития данного феномена могут стать такие поведенческие проявления, которые влекут за собой нежелательные оценки окружающих и не совпадают с профессиональной этикой. Профессиональная деформация может явиться следствием любой профессиональной деятельности, при этом наиболее значимыми факторами, способствующими ее развитию, являются организация, условия и опыт профессиональной деятельности.

Причины деформации двояки: во-первых, ее проявлению способствуют объективные факторы – определенные особенности той или иной профессии; во-вторых, к ней приводят субъективные факторы, личная психологическая предрасположенность работника к появлению у него отрицательных профессиональных качеств. Среди объективных причин профессиональной деформации можно упомянуть особенности деятельности работников правоохранительных органов: ненормированный рабочий день, наличие стрессовых факторов (дефицит времени, физические и информационные перегрузки); они могут привести к появлению спешки и торопливости, неаккуратности и недисциплинированности, к волоките в работе.

Деятельность правоохранительных органов характеризуется правовой регламентацией, соблюдение которой формирует у сотрудников такие качества, как  тщательное планирование деятельности, аккуратность, дисциплинированность. Вместе с тем все это может привести к привычке рассуждать и действовать по шаблону, ссылаясь при этом на нормативные документы. Приведенные особенности способствуют появлению  формализма, в результате чего сотрудник становится равнодушным к людям, их судьбам.

При исследовании особенностей восприятия населением оперативных работников в процессе их профессиональной деятельности нами получены данные об особенностях восприятия оперативных работников гражданами, с которыми они взаимодействуют, и результаты оценки сотрудниками своего  «Я-реальное» (рис. 1). Выборка оперативных работников составила 74 человека, граждан – 179 человек.

Рис. 1. Особенности восприятия оперативных работников гражданами

(по методике «ДМЛО» Т. Лири). Октанты:

 

I – властный-лидирующий;  II – независимый-доминирующий; III – прямолинейный-агрессивный; IV – недоверчивый-скептический; V – покорный-застенчивый;  VI – зависимый-послушный;  VII – сотрудничающий-конвенциальный;  VIII – ответственный-великодушный

Как видно из диаграммы, тенденции по всем восьми октантам схожи, это говорит о том, что оперативные работники склонны воспринимать себя и своих партнеров по общению аналогичным  образом. Данное обстоятельство может свидетельствовать о механизме переноса как ведущего защитного механизма оперативного работника. Различия в показателях по октанту I (властный-лидирующий) показывают, что оперативные работники себе приписывают в большей степени качества, отражаемые этим октантом. Разнонаправленные показатели октанта III говорят о том, что оперативные работники приписывают себе более выраженные прямолинейно-агрессивные стратегии в межличностных отношениях. Одновременно с этим, согласно показателям октанта VIII, оперативные работники считают, что у них выражена ответственность по отношению к людям и они способны к построению конструктивных межличностных отношений.

Результаты оценки себя оперативными работниками следующие. Выявленные тенденции по октанту I (властный-лидирующий) и октанту II (независимый-доминирующий) свидетельствуют об умении оперативного работника быть хорошим наставником и организатором, о наличии у него способностей к лидерству. Так же, как и у их партнеров по общению, у оперативных работников выявлена уверенность в себе, независимость, деловитость. В целом эти октанты говорят о преобладании уверенного, независимого и соперничающего стиля межличностных отношений. Низкие оценки по октанту VI (зависимый-послушный) отражают такие особенности межличностных отношений, как уважительность, благодарность, стремление быть хорошим в глазах партнера. Данное обстоятельство может указывать на то, что оперативные работники не нуждаются в помощи и доверии со стороны окружающих.

Результаты, полученные при исследовании оперативных работников по октанту I и октанту II  с помощью методики «ДМЛО», имеют положительную корреляцию (r = 0,7086), свидетельствуя о том, что властно-лидирующий и независимо-доминирующий стили являются взаимосвязанными и выступают у оперативного работника при организации взаимодействия как комплексная стратегия поведения. При этом указанные октанты положительно связаны и с  октантом III (прямолинейный-агрессивный; соответственно: r = 0,5124; r = 0,5957).

Положительная корреляция октантов IV и III (r = 0,5846) говорит о взаимосвязи недоверчиво-скептической и прямолинейно-агрессивной стратегий поведения.

Выраженность покорно-застенчивой стратегии межличностного поведения октанта V положительно коррелирует с недоверчиво-скептической стратегией октанта IV (r = 0,4396). Октант VI  взаимосвязан с октантом I (r = 0,4559) и октантом III (r = 0,4962). В данном случае, в отличие от таких же закономерностей у граждан, зависимость властно-лидирующей и прямолинейно-агрессивной стратегий от зависимо-послушной у оперативного работника, на наш взгляд, обусловлена иерархичностью отношений в профессиональной среде правоохранительных органов. Также октант VI прямо связан с октантом V (r = 0,6805). Октант VII положительно коррелирует с октантом V (r = 0,5005) и октантом VI (r = 0,6796).

Анализируя результаты исследования восприятия гражданами оперативных работников (рис. 2), мы видим, что воспринимаемое гражданами высокое доминирование оперативных работников может снижать эффективность общения, так как приводит к блокированию одной из базовых потребностей человека – потребности в безопасности.

Рис. 2. Особенности восприятия гражданами своего «Я-реальное» и восприятия ими оперативного работника. Октанты:

I – властный-лидирующий; II – независимый-доминирующий;  III – прямолинейный-агрессивный; IV – недоверчивый-скептический;  V – покорный-застенчивый;  VI – зависимый-послушный; VII – сотрудничающий-конвенциальный; VIII – ответственный-великодушный

Одновременно с этим в процессе осуществления профессиональной деятельности оперативный работник нередко достигает результата как раз за счет фрустрированной потребности в безопасности у партнера по общению. С учетом этого целесообразно предотвращать закрепление данного (доминирующего) стереотипа поведения и его переноса в повседневную жизнь оперативного работника. Мы полагаем, что путь к этому лежит через осознание оперативным работником того, что способ общения с позиции доминирования может быть эффективен в достаточно узком спектре задач профессионального взаимодействия с другими людьми. Более того, на наш взгляд, стратегия доброжелательности, направленная на удовлетворение потребности в безопасности у партнера по взаимодействию, в конечном итоге более выгодна и эффективна.

Наблюдаются общие тенденции самовосприятия в исследуемых выборках. Данное обстоятельство может говорить как о механизме проекции (или переноса), так и о развитых механизмах ролевой подстройки под оперативного работника. Наиболее выражены различия по октанту IV (недоверчивый-скептический) и октанту V (покорный-застенчивый). Это свидетельствует о том, что в целом во взаимодействии с оперативным работником граждане придерживаются позиции скептицизма и подчиненности.

Среди субъективных факторов профессиональной деформации личности оперативного работника необходимо отметить то обстоятельство, что ему постоянно приходится сталкиваться с преступлениями и правонарушителями. Это может привести к появлению и развитию у сотрудника подозрительности и недоверия, которые сами по себе являются видами профессиональной деформации, поскольку неизбежно приводят к предвзятости, необъективности, а также к проявлениям грубости и раздражительности. В ходе профессиональной деятельности у работников правоохранительных органов накапливается опыт, растет мастерство, однако при отсутствии самокритичности и снижении самоконтроля это может порождать чрезмерную веру в себя, убежденность в своей непогрешимости и как следствие –  высокомерие.

Для изучения отдельных негативных особенностей личности нами было проведено исследование оперативных работников с помощью методики диагностики показателей и форм агрессии А.Баса и А.Дарки. В связи с тем, что максимальные показатели по разным шкалам различаются, в таблице мы  привели показатели в процентном соотношении от максимального значения по каждой шкале (табл. 1).

Т а б л и ц а 1

Результаты показателей агрессии (методика А.Баса и А.Дарки)

Полученные нами результаты показывают, что проявления агрессии в целом невысоки, наиболее выражена у оперативных работников косвенная агрессия, т.е. использование окольным путем направленных против других лиц злословия, шуток и проявление ненаправленных, неупорядоченных вспышек злости. Заслуживает внимания и то, что выражен показатель аутоагрессии, характеризующий отношение и действия по отношению к себе, проистекающие из возможного убеждения оперативного работника в том, что он является плохим человеком, поступает нехорошо – вредно, злобно или бессовестно. Менее всего выражена форма агрессии в виде подозрительности. Показатели проявления вербальной и физической агрессии находятся у оперативных работников в прямой зависимости (r = 0,5350). Кроме того, вербальная агрессия также положительно связана с косвенной агрессией (r = 0,4465) и негативизмом (r = 0,5371). Уровень обиды оперативного работника положительно коррелирует с проявлением подозрительности (r = 0,5050).

Результаты по выборке оперативных работников дают определенную характеристику их психологических качеств, но вопрос о происхождении этих качеств остается за рамками нашего исследования. Предметом отдельного изучения могут стать и вопросы о приобретении данных психологических качеств в процессе оперативной деятельности, а также о привлекательности этой деятельности для лиц с выявленными психологическими качествами.

С учетом изложенного можно утверждать, что при взаимодействии оперативного работника с гражданами из рассматриваемой среды преобладают властно-лидирующая, независимо-доминирующая и прямолинейно-агрессивная стратегии. При этом высокое доминирование оперативных работников достаточно точно воспринимается партнерами по взаимодействию, что снижает эффективность общения, так как приводит к блокированию потребности в безопасности.

При наблюдении за сотрудниками, помимо указанных особенностей, можно заметить следующие признаки, говорящие о наличии профессиональной деформации: обвинительный уклон в отношении к другим людям; чрезмерная подозрительность; правовой нигилизм; усвоение элементов криминальной субкультуры; упрощение речевого общения, выражающееся в снижении культуры и этики общения с гражданами; уверенность в собственной непогрешимости и др. По мнению В.Л.Васильева [1; 2], основной причиной профессиональной деформации является несоответствие индивидуально-психологических характеристик личности уровню требований, которые предъявляет к ней профессиональная деятельность. Ведущим аргументом служит тот факт, что в одних случаях люди, проработавшие не один десяток лет, приобретают лишь положительные качества, в других – нежелательные изменения в личности появляются у человека буквально в первые годы его работы. Таким образом, «профессиональная деформация есть результат неприспособленности, неправильной адаптации личности к трудным условиям и требованиям служебной деятельности» [1, с. 53].

Проблема нравственного облика сотрудников специальных служб оперативных аппаратов во многом схожа во всех развитых странах. Так, наиболее распространенные проступки сотрудников ФБР – употребление спиртных напитков на службе, использование информации расследуемых дел в корыстных целях, представление докладов о вымышленных расследованиях, приписки к расходам, употребление наркотиков, установление «деловых отношений» с торговцами наркотиков, аморальное поведение в быту и др. Как отмечает А.С.Петрова [6], только 20 % оперативного состава работают с инициативой и полной отдачей, 60 % сотрудников относятся к категории «середнячков», а остальные 20 % – просто балласт. Последние, по мнению автора, и составляют наибольшую часть нарушителей.

Рассматривая вопросы профессиональной деформации, необходимо иметь представление и о способах профилактики данного феномена. Профилактика профессиональной деформации должна включать в себя широкий спектр предупредительных мер психологического и непсихологического характера.

В первую очередь психологическая профилактика профессиональной деформации подразумевает превентивную деятельность, направленную на предотвращение  рассматриваемого явления. Субъектами психологической работы выступают практические психологи органов, подразделений и учреждений правоохранительной системы, преподаватели психологии ведомственных учебных центров и образовательных учреждений. Отдельное направление в системе предупреждения профессиональной деформации личности сотрудников – проведение профессионального психологического отбора при приеме на службу. В ходе психологического консультирования как метода профилактики профессиональной деформации возможно повышение уровня психологической грамотности оперативных работников. Немаловажно для профилактики профессиональной деформации  проведение психологических тренингов, на которых сотрудники осваивают элементы аутотренинга. Аутотренинг и упражнения по релаксации – эффективные методы профилактики и преодоления развития синдрома эмоционального выгорания как проявления профессиональной деформации личности.

Задачами профилактики профессиональной деформации у сотрудников являются достижение высокой культуры в работе, развитие нравственно-психологической устойчивости и деловой направленности, формирование установки на следование Кодексу профессиональной чести, совершенствование социально-психологического климата в службах и подразделениях [9]. Помимо этого немаловажное значение имеет формирование необходимых морально-волевых и интеллектуальных качеств [8] – принципиальности, мужества, критичности, самокритичности, решительности, организованности [3].

Предупредительные меры непсихологического характера включают в себя организационно-управленческую и воспитательную (педагогическую) работу, осуществляемую преимущественно кадровыми и воспитательными аппаратами, сотрудниками по работе с личным составом, руководством органов, подразделений и учреждений правоохранительной системы.

Литература

  1. Васильев В.Л. Психологические основы организации труда следователя. Волгоград, 1976.
  2. Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник  Нового века. СПб., 2000.
  3. Калугина Н.Г. Некоторые особенности профессиональной деформации следователя // Психопедагогика в правоохранительных органах. 1998. № 2.
  4. Корнеева Л.Н. Профессиональная психология личности. //Психологическое обеспечение профессиональной деятельности / Под ред. Г.С.Никифорова. СПб., 1991.
  5. Маркова А.К. Психология профессионализма. М., 1996.
  6. Петрова А.С. Проблема профессиональной деформации личности сотрудника органов внутренних дел //Психопедагогика в правоохранительных органах. 2000. № 2.
  7. Ратинов А.Р. Советская судебная психология. М., 1967.
  8. Романович Г.Г., Батюк В.И. Профессиональная деформация сотрудников ОВД // Информационный бюллетень МВД БССР. 1988. № 3–4.
  9. Фомин Н.С., Папкин А.И. Деятельность практических психологов по профилактике предкриминального поведения сотрудников ОВД. //Психопедагогика в правоохранительных органах. 2001. № 2.
  10. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998.

Информация об авторах

Калягин Юрий Сергеевич, доцент кафедры криминальной психологии факультета "Юридическая психология", ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, e-mail: uskalyagin@mail.ru

Коноплева Инга Николаевна, кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры клинической и судебной психологии, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8540-8667, e-mail: konopleva.i.n@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 5043
В прошлом месяце: 21
В текущем месяце: 4

Скачиваний

Всего: 787
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 0