Религиозно-философская психология в творчестве Н.М.Боголюбова

798

Аннотация

Представлены результаты историко-психологического исследования, восполняющего пробел современного знания о персоналиях религиозно-философского направления российской психологии конца XIX – начала XX вв. Автор знакомит с событиями творческой биографии и воззрениями русского психолога Н.М. Боголюбова – человека непростой судьбы, воплотившего в своем творчестве идею духовного делания при анализе и описании внутреннего мира человека. Психологические работы Н.М. Боголюбова отражали воззрения, свойственные отечественному духовному направлению в психологии: рассмотрение внутреннего мира человека через выявление того, как душевное переживание дано самому человеку, его Я; признание души как сферы внутренней реальности; признание психического мира человека как самостоятельной сущности, живущей по своим законам, не зависящим от законов материального мира; утверждение того, что вера возможна в качестве действительного познания. В арсенале творческих достижений Н.М. Боголюбова – определение значения психологии при исследовании проблемы религиозного сознания и высокого профессионализма как необходимого качества психолога-исследователя в этой области.

Общая информация

Ключевые слова: религиозная философия и психология, типология индивидуализма, культурное развитие человека, мистический характер религиозных переживаний, христианская природа личности

Рубрика издания: Психология религии

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2014060123

Для цитаты: Стоюхина Н.Ю. Религиозно-философская психология в творчестве Н.М.Боголюбова [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2014. Том 6. № 1. С. 198–208. DOI: 10.17759/psyedu.2014060123

Полный текст

Реальная картина истории российской психологии конца Х1Х - начала ХХ вв. невозможна без упоминания религиозно-философского направления (архиеп. Херсонский Никанор, митр. Антоний Храповицкий, С.С. Гогоцкий, В.С. Серебренников, Н.О. Лосский, В.И. Несмелов, В.А. Снегирев, П.Д. Юркевич, В.В. Розанов, И.Н. Лапшин, С.Ф. Франк, Л.М. Лопатин, С.Н. и Е.Н. Трубецкие, Г.В. Флоровский, В.Ф. Эрн и др.), которое плодотворно существовало наравне с экспериментальным и эмпирическим направлениями.

Среди ученых-психологов религиозно-философского направления следует назвать нижегородца Николая Михайловича Боголюбова, вложившего душу в просвещение российского и украинского народов.

Научным творчеством Н.М. Боголюбов (1872 - 1934) начал заниматься еще на студенческой скамье: его вступительное сочинение по курсу «Введение в богословие» экзаменационная комиссия признала лучшим. Николай Михайлович окончил МДА в 1896 г.  со степенью кандидата богословия. Его учителями в Академии были Антоний Храповицкий (ректор Академии с 1890 по 1895 гг.), В.О. Ключевский, А.И. Введенский - профессор метафизики и логики, С.С. Глаголев - профессор по кафедре апологетики.

Через три года, будучи преподавателем Нижегородского епархиального училища, он предоставляет свою работу «Православно-христианское учение о Боге, как творце и Промыслителе мира. Опыт выяснения логического взаимодействия систем теизма и пантеизма» на соискание степени магистра богословия. «В нем он изложил положение о том, что познание Бога и проверка евангельских истин по методу ничем не отличается от всякого другого познания, но происходит на почве нравственного опыта» [12, с. 224]. Профессор МДА по кафедре метафизики и логики Алексей Введенский признал в этой работе среди других крупных достоинств такое: «Понятие о пантеизме, его видах и подвидах, автором установлено тщательно и... могло бы войти в современное философско- богословское сознание, в качестве одного из прочных приобретений» [там же]. Работу разрешили напечатать, устранив некоторые недостатки и исправив название, которое показалось критикам неудачным. И в 1899 г. в Нижнем Новгороде выходит книга «Теизм и пантеизм: Опыт выяснения логического взаимоотношения данных систем» [8] - первый серьезный научный труд Н.М. Боголюбова, за который в 1900 г. он Советом МДА был удостоен степени магистра богословия.

Надо заметить, что психология как самостоятельный учебный предмет присутствовала во всех духовных учебных заведениях - семинариях, училищах и академиях. Выпускники духовных учебных заведений были весьма осведомлены в психологии, поэтому в своих работах Николай Михайлович активно использует психологические понятия: «деятельность», «сознание», «самосознание», «потребности» (например, в статье «Понятие о религии» [5], являющейся переработанной частью «Теизма и пантеизма»). Как и множество религиозных психологов, Боголюбов пытался найти ответ на философские вопросы: на чем основана идея Бога в душе человека? что такое - идея Бога?

В 1896 г. по окончании МДА Боголюбов со степенью кандидата богословия назначается учителем Высоковской церковно-приходской школы Балахнинского уезда. Через год он переходит в Нижегородское епархиальное женское училище, откуда в августе 1900 г. был перемещен на должность преподавателя логики, психологии, истории философии и дидактики Нижегородской духовной семинарии, также преподает педагогику в Нижегородском Мариинском институте благородных девиц.

Кроме педагогической, его занимала и общественно-просветительская работа, поэтому, когда в 1906 г. учредили «Нижегородский церковно-общественный вестник», он становится его редактором (до 1909 г.) и публикует в этом издании некоторые свои работы. Одна из них - статья «Творение и искупление. Выяснение значения этих догматов для решения вопроса жизни» [7]. В ней Н.М. Боголюбов ставит очень важные для самосознания личности вопросы: чем должен измениться человек, если смутное познание себя, своей духовной природы заканчивается неизбежно тем, что человек в жизни - беспомощное, жалкое существо, которое не знает, что делает? что такое добро, которое он должен любить? что такое истина, к которой он должен стремиться? Н.М. Боголюбов пишет: «Благо и истина должны быть усвоены внутреннею деятельностью самого человека. Его благо заключается в том., что создает его изнутри, давая ему возможность самостоятельного служения. Его благо может заключаться лишь в единении с другими свободными личностями, которые требуют от него большего, чем одних острых чувств, или одной пассивной восприемлемости» [7, с. 674]. Николай Михайлович, выделяет два направления современной ему психологии: язычески-пантеистическое и христианское. Только христианская психология, по его мнению, дает объяснение истинному стремлению нашей природы как разумно-свободной личности: «Мы тогда лишь переживаем правду жизни, когда, чутко ценя личность другого, отрекаемся от себя, от мертвящего нас эгоизма, когда мы сливаемся с личностью другого и стремимся не к собственному наслаждению, а к бескорыстному служению другому <...> иначе он будет простым предметом мировой жизни» [там же, с. 712].

В работе «Современный индивидуализм и “интеллигентное мещанство”» [6] Николай Михайлович выступает как литературовед, критик марксизма и социализма, социальный психолог. Отмечая негативную роль современного искусства, и в первую очередь литературы, на массовое сознание, он горячо возмущается современным состоянием самосознания общества, в основе которого лежит индивидуализм: «Теперь повсюду раздаются страстные речи о личности, об ее непререкаемом внутреннем достоинстве, об ее безотносительной ценности. Быть личностью, проявлять свою самость, свое я, вносить в жизнь дух творчества - это основной мотив и современной философии, и современной литературы» [6, с. 62]. Проанализировав творчество наиболее читаемых в то время М. Горького и Л. Андреева, воспевающих индивидуализм, Боголюбов пишет: «Не только средние люди в большинстве случаев лишены критического раздумья и живут чужими мыслями и чувствами, - даже выдающиеся личности. оказываются подчас не в состоянии отрешиться от власти толпы и работают в ее вкусе» [там же, с. 77]. Индивидуалист не «постигает подлинной природы личности, . не знает условие ее нормального развития, он рисует. искусственное самосознание личности, учит. тому, как надобно искусственно прикрывать свое внутреннее ничтожество, свою внутреннюю пустоту, как надобно становиться на ходули и смотреть с них на окружающую жизнь, чтобы не чувствовать в себе ужаса небытия, ужаса смерти и скуки недействительной жизни» [там же, с. 78].

Боголюбов дает типологию индивидуализма: аристократический, или ницшеанство; пролетарский, или марксизм. Это виды атеистического индивидуализма. Но есть и мистический индивидуализм, который существует в двух формах: мистико­аристократический, или декаденство; мистико-социалистический, или нео-христианство. Все они в основу личной жизни помещают инстинкт, влечение, полагая, что именно в них личность находит смысл и оправдание своего существования. Бороться с растлевающей атмосферой интеллигентного мещанства, мешающей человеку видеть себя в истинном освещении, в искусстве стоять за ясность, определенность типов, за пластику художественных образов, в философии - за сократовский принцип самосознания, в религии - за начало аскетизма призывает Н.М. Боголюбов.

Интересна работа Николая Михайловича о Н.В. Гоголе [2]. Она написана как размышление о поступке писателя, который поверг многих его современников в недоумение: в то время, как вся читающая Россия ждала продолжение «Мертвых душ», Гоголь выпускает «Выбранные места из переписки с друзьями». Книга была столь неожиданна, что читатели подумали, что «рассудок Гоголя помутился» [2, с. 283]. Выступая в защиту великого русского писателя, Боголюбов пишет, что раннее творчество не могло больше удовлетворить Гоголя: «Оно оплодотворило его душу. Вооруженный им, он изгнал из своего духа пошлость и серединность. Теперь он, нравственно возросший, прозрел, что стоя и на “торной дороге”, можно не обезличиться, и не опошлиться, что, соприкасаясь с бедностью, разбросанностью, неприютностью, можно чувствовать ширь своей личности» [там же, с. 371]. Он не мог продолжать художественное творчество в прежнем виде, что и попытался объяснить читателям. «Он чувствует, что настает для него настоящая жизнь, полная трудов ценных и прочных» [там же, с. 361]. Но физических сил уже нет. Нет и душевных сил, чтобы «пробить своим взором всю ту массу лжи, низости и самой обидной глупости, которая глубоким слоем обволакивала ценное, жизненное ядро русской жизни» [там же]. По мнению Боголюбова, Гоголь - «эта живая, чуткая и богато одаренная личность замерла потому, что не могла увидать в жизни положительных, ценных явлений; жить же смехом, а особенно смехом, соединяющимся с горькими слезами, безусловно, невозможно» [там же, c. 254]. Именно поэтому «Гоголь сжигает свой второй том “Мертвых душ”, сжигает в том сознании, что лучше отвлеченное трактование о жизни, данное им в “Выборочных местах”, чем не вполне доношенные художественные образы» [там же, с. 361]. Это - последняя работа, написанная Н.М. Боголюбовым в Нижнем Новгороде.

13 сентября 1909 г. Николай Михайлович был возведен в сан диакона, а затем - священника. Этой же осенью Николай Михайлович принял обязанности законоучителя Историко-филологического института князя Безбородко в Нежине, где в 1910/1911 и в 1911/1912 уч. гг. читал апологетическое богословие и курс о первом христианстве.

Одновременно с педагогической деятельностью Николай Михайлович продолжает писать. Работы его интересны и разноплановы: он обсуждает вопросы теории и практики социализма (1912), выступает с критикой марксизма с позиций науки (1912), проводит сравнительный анализ христианства и мифологии (1913) и др. Вступая в полемику по поводу двух одноименных и очень популярных работ - французского писателя, историка и филолога Эрнеста Ренана и немецкого философа, историка, теолога и публициста Давида Штраусса - «Жизнь Иисуса», он вновь обращается к «опыту психологической критики». Э. Ренан, как показал Н.М. Боголюбов, пытался воссоздать в живой картине начало христианства и ранний период его истории, и именно отсюда захватывающий интерес к его книгам, отсюда же и коренной их недостаток - крайний субъективизм и модернизация первоначального христианства и его деятелей. Д. Штраус доказывал, что Евангелия несут в себе элементы ненамеренного мифотворчества, возникшего после смерти Иисуса, до их письменной фиксации, когда истории о Христе передавались из уст в уста и обрастали невероятными подробностями. Д. Штраус признавал существование Бога как источника природных законов, но это исключало признание чуда, как того, что враждебно законам природы, а значит и воле Бога. Книги вызвали оживленную и ожесточенную полемику. Николай Михайлович резко выступил против трактовок Иисуса в этих произведениях.

Статья «Новый социализм, его теория и практика» [3] была задумана как дискуссия с приверженцами материалистического понимания истории. Боголюбов, споря с позицией Энгельса и других теоретиков, утверждавших, что люди должны, прежде всего, иметь жилище и одежду, а уже потом заниматься искусством, политикой, наукой и религией, писал: «религия и наука - вот два фактора культурного развития человечества» [3, с. 34], именно в них утверждается самостоятельное значение сознательной деятельности человека. Человек, по мысли Н.М. Боголюбова, «на ступени животного не остается; он стремится стать выше природных условий существования, непосредственную зависимость от природы заменить зависимостью посредственной, разумной, зависимостью от себе подобных» [там же]. Культурное развитие человека происходит не под влиянием постепенного удовлетворения биологических потребностей, а при сознательной его деятельности, которая, «удовлетворяя голод и жажду, в то же время расширяет область разумного начала, выставляя его как главное и существенное» [там же, с. 35]. Удивительно, что статья Н.М. Боголюбова, написанная в 1912 г., сегодня современным читателем воспринимается как спор со ставшей популярной во второй половине ХХ в. теорией А. Маслоу, который рассматривал мотивы человеческих поступков в виде иерархической конструкции, где на самой нижней ступени находятся чисто физиологические потребности, а выше располагаются социальные и духовные потребности.

Педагогическая деятельность о. Николая в Нежине продлилась всего лишь четыре года, однако и учащиеся, и преподаватели Историко-филологического института успели искренне полюбить своего педагога и пастыря, и когда в апреле 1913 г. Николай Михайлович был избран комиссией университета св. Владимира на должность профессора богословия, после воскресной литургии в адрес Боголюбова, покидавшего г. Нежин в связи с назначением на новое место службы, прозвучали теплые прощальные слова учащихся и коллег.

Н.М. Боголюбов с семьей переехал Киев; они поселились на Мариинско- Благовещенской улице (ныне ул. Саксаганского). На лекции в университет профессор Боголюбов обычно ездил два раза в неделю. Кроме того в декабре 1913 г. митрополитом Киевским и Галицким Николай Михайлович был назначен настоятелем домовой университетской церкви, где служил по субботам, воскресеньям и в праздничные дни. Хором в церкви руководил знаменитый регент А.А. Кошиц.

В курсе философии религии (который Николай Михайлович читал в университете до 1918 г.) он рассматривал такие вопросы, как классификация религий, понятие об откровении в натуралистической религии, возникновение мифологии, основная форма натуралистической религии, супернатуралистическая религия, религия ветхозаветная и христианская, об уклонении супернатуралистической религии в натуралистическую, позднее - иудейство и ислам. В то же время он начал интенсивно заниматься семитологией - древнееврейским языком (которым вскоре владел свободно), ассириологией и языками Ближнего Востока. «Позже, ближе познакомившись с практикой марксизма, он рассмотрел его с точки зрения философии религии и пришел к убеждению, что марксизм представляет собой не что иное, как одну из семитических религий с крайней нетерпимостью» [1, с. 11].

Летом 1914 г. на период каникул с научной целью Николай Михайлович был командирован за границу и работал в библиотеках Берлина по проблемам философии религии. Но хорошо потрудиться не получилось - началась война, и «все русские, находившиеся в то время в Германии, были интернированы, кроме университетских профессоров, которым, как правило, был разрешен выезд на Родину по “вильгельмовскому” паспорту через нейтральную Швецию. Таким же путем добирался домой и Николай Михайлович» [там же].

В 1915 г. война начала приближаться к Киеву, и Университет Св. Владимира, был эвакуирован в Саратов. Николай Михайлович уехал вместе с университетом. В 1915 г. он издал первый том «Философии религии» [9], за который осенью 1917 г. (15/28 октября) ученым советом Московской Духовной академии о. Николаю была присвоена степень доктора богословия. Оппонентами этого диссертационного исследования стали ординарный профессор богословия С.С. Глаголев и о. Павел Флоренский, экстраординарный профессор по кафедре истории философии. Отзывы в основном были удовлетворительными, хотя о. Павел, не согласившись с некоторыми положениями теории Н.М. Боголюбова, изложил несколько замечаний в своем к нему письме [1]. В 1917 г. Боголюбову была присвоена степень доктора богословия. По возвращении о. Николая в Киев преосвященный владыка Антоний (Храповицкий) передал ему как своему лучшему ученику по академии личный докторский наперсный крест1.

«Философия религии» [9] - серьезный методологический труд с обоснованием предмета изучения, метода, с описанием всех ступеней развития натуралистического религиозного сознания. Представляют определенный интерес мысли Боголюбова об отношениях философии религии и психологии. Отмечая, что метод - «жизненный нерв науки», Николай Михайлович пишет, что среди применяемых в науке о религии методов опытного исследования, психологический - один из них. Религия - это индивидуальное переживание человека, «совокупность мыслей, чувствований, переживаемых человеком в личном сознании» [9, с. 43]. Так что же представляет собой религия с точки зрения психологии как опытной науки? Как преодолевает наука психология противоречие с религией: в религии - вера в существование особого сверхчувственного мира и нахождение себя в связи с этим миром, а психология не признает реальности сверхчувственного мира? Как психология проясняет религиозное переживание? Одна из существующих точек зрения - религиозные переживания относятся к иллюзиям - не объясняет ничего, ведь «если бы основой религии была иллюзия, религия носила бы чисто положительный характер: человек видел бы богов только перед собой или над собой... Мистицизм - корень религии, и если мы не сумели объяснить себе мистического характера религии, религия сполна остается для нас непонятным явлением» [там же, с. 44]. Боголюбов также критикует метод чистого самонаблюдения в познании религии, предполагающий, что религиозные переживания существуют в области «сублимального (подсознательного) сознания»: «Область сублимального сознания - очень темная область и пытаться объяснить им религию - значит, одно темное явление объяснить другим, еще более темным. Вторжение сублимального сознания в область обычного сознания всегда выступает с характером ненормального явления» [там же, с. 46]. Таким образом, психология, как и сравнительное языкознание, антропология, социология, не в состоянии осветить религиозное сознание, поэтому они будут вспомогательными науками по отношению к философии религии. Соглашаясь с Лэддом, который отмечал психологический характер изучения религии, ввиду чего «психология религиозного сознания является необходимой пропедевтикой философии религии» [там же, с. 64], Боголюбов так определяет значение психологии в данном вопросе: 1) психология «дает осмыслить определенный религиозный факт. с его внутренней стороны. Поэтому философу религии. необходимо быть не просто психологом, но психологом тонким и глубоким» [там же]; 2) «психология доставляет философу религии и новый фактический материал по сравнению с историей религии» [там же]. Эта мысль подтверждается автором на протяжении всего объемного, почти 500­страничного труда.

29 июня 1917 г. за заслуги по Епархиальному ведомству Боголюбов был награжден саном протоиерея. В 1917-1918 гг. состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, ознаменовавший собой начало драматического периода существования русского православия. Н.М. Боголюбов был делегирован от университета и участвовал в работе особого Отдела, рассматривавшего вопросы преподавания Закона Божия в школах.

Дело в том, за Постановлением Временного правительства «О свободе совести» от 14 июля 1917 г. последовал законопроект, подготовленный министром народного просвещения А.А. Мануйловым, где отмечалось, что школьники с 14-летнего возраста могли сами определять свое отношение к религии, и необходимость Закона Божия как учебной дисциплины ставилась под вопрос. Членами Отдела было представлено два проекта решения - протоиереев Е.З. Капралова и Н.М. Боголюбова. Отдел остановился на проекте Е.З. Капралова, который предусматривал отмену установленной законом нормы, позволяющей в 14-летнем возрасте менять конфессию или же объявлять себя человеком нерелигиозным. Прекратить изучение Закона Божия учащиеся могли бы лишь при оставлении ими православия в связи с выходом из православия их родителей. В марте 1918 г. вышло Постановление «Об упразднении должностей законоучителей всех вероисповеданий», и кафедры богословия были закрыты; Боголюбов лишился работы.

В декабре 1919 г. войска генерала Деникина не выдержали нового наступления красных войск и оставили город. Пока была возможность, многие представители интеллигенции, профессуры и «буржуазии» поспешили уйти с белыми: предыдущее занятие Киева большевиками и последующей произвол ЧК были памятны всем. Как вспоминал сын Н.М. Боголюбова, отец «не решился уйти с остатками добровольцев: слишком связан он был со своей семьей. Попытки устроиться в Киеве ни к чему не привели. Правда, еще в 1919 г. Агафангел Крымский решил открыть в составе Киевского университета восточный факультет. Теперь он предложил Н.М. Боголюбову кафедру семитологии с обязательным условием снять рясу. Отец отказался» [1, с. 19].

Н.М. Боголюбов принимает решение служить на приходе. Он переезжает в село Великая Круча Пирятинского уезда Полтавской губернии и свою дальнейшую жизнь посвящает пастырскому служению. Прихожане относились к новому батюшке «с уважением и жалели только, что он не мог выпивать: о. Николай органически не выносил водки, а тем более самогона» [там же, с. 25].

В этом селе его старший сын Николай - в дальнейшем известный ученый, академик АН СССР - начал серьезно заниматься математикой, и Николай Михайлович сел за учебники вместе с ним. «Хотя сын и быстро перегнал его, но все же в течение ряда лет Н.М. овладел математикой примерно в объеме университета» [там же, с. 26].

Жизнь была нелегкая, и весной 1922 г. семья возвратилась в Киев.

Николай Михайлович не мог сразу найти работу. Иногда он заменял кого-то из приходских священников, и лишь в середине 1923 г. он получил место второго священника в Покровской церкви на Приорке [10]. Заработок был незначительным, но помогли бывшие коллеги отца - профессора университета, которые делились с ним своими небольшими пайками.

Популярные в 1920-х гг. диспуты на атеистические темы с участием священнослужителей не обошли стороной и Николая Михайловича. Оппонентом его выступил обществовед из Политехнического института, который, как пишет А.Н. Боголюбов, «знал Библию в объеме Библии для верующих и неверующих пресловутого Емельяна Ярославского. Конечно, ни один из оппонентов не убедил своего противника. Однако публика слушала с интересом. Помнится, отец однажды закончил свое выступление словами: Если бы Карл Маркс дожил до нашего времени, он бежал бы, поддерживая полы сюртука! Через некоторое время после этого он был вызван в соответствующие органы. Стало ясно, что в Киеве оставаться уже становится небезопасно» [1, с. 34].

Осенью 1925 г. Приходский Совет Нижнего Новгорода приглашает Боголюбова занять место настоятеля храма Всемилостивейшего Спаса в Нижнем Новгороде. Вернулся митрофорный протоиерей Николай в родной город с радостью. Служа в храме, он не только произносил проповеди, что было тогда весьма опасно, но и читал лекции по вопросам Священного Писания, богословия и естественных наук. Тогда же он начал работать над вторым томом своей «Философии религии», писать книги «Жизнь Иисуса Христа» и «Жизнь Богородицы». Митрополит Сергий (Страгородский) часто посещал квартиру о. Николая и вместе с ним служил в Спасском храме. В 1928 г., когда митрополит Сергий вынужден был покинуть Нижний Новгород, он назначил отца Николая председателем епархиального Совета [10].

В конце 1928 г. о. Николай был арестован. Семью лишили квартиры, и его жена Ольга Николаевна с двумя младшими детьми - Алексеем и Михаилом - вынуждена была поселиться на хорах Спасской церкви, которая стала для них и храмом, и родным домом. Старший сын, Николай, жил и работал в это время в Киеве, в Академии наук. В 1928 г. ему была присвоена ученая степень доктора математики, часть своего жалования он ежемесячно посылал семье.

О. Николай сидел в так называемой «красной» тюрьме (что на проспекте Гагарина). Прихожане и причт Спасской церкви в течение всех четырех лет, пока отец Николай находился в тюрьме, оказывали помощь и поддержку его семье, выделяя средства из общих церковных доходов. Из-под ареста отец Николай был вызволен стараниями его старшего сына Николая Николаевича. Приехав в Москву, Николай Николаевич обратился за советом к Местоблюстителю Патриаршего Престола митрополиту Сергию (Страгородскому), большому другу семьи Боголюбовых. Владыка Сергий благословил Николая Николаевича обратиться к председателю ОГПУ В.Р. Менжинскому. О. Николай был освобожден из тюрьмы в августе 1931 г. очень больным человеком. Он по-прежнему оставался настоятелем Спасского храма [11].

В 1932 г. о. Николай совершил поездку в Москву к митрополиту Сергию (Страгородскому), а затем по его просьбе посетил Киев, чтобы призвать к единению киевское духовенство.

В последние годы жизни в Нижнем Новгороде (1930-1934) он написал вторую часть своей работы «Философия религии», практически закончил книгу о Богоматери и сочинение «Жизнь Иисуса Христа» на основе евангельских текстов. Но в годы Великой Отечественной войны рукописи этих книг были утрачены.

Скончался митрофорный протоиерей-профессор Николай Михайлович Боголюбов на 62 году жизни. 14 мая 1934 г. митрополит Сергий (Страгородский), впоследствии патриарх Московский и всея Руси, в Спасском храме возглавил заупокойную литургию и священническое отпевание по умершему настоятелю церкви. Именно он благословил сыновей о. Николая заниматься фундаментальной наукой.

«И в жизни, и в быту, и в своем научном творчестве о. Николай всегда оставался принципиально честным: он был глубоко верующим православным христианином и свое священническое служение считал милостию Божией. И при том он был веротерпим и уважал религиозные воззрения каждого человека, как бы далеко они не отходили от его собственного мировоззрения» [1, с. 10]. Настоятель Спасской церкви митрофорный протоиерей Николай Михайлович Боголюбов на протяжении всей своей жизни показал пример истинного пастырского служения, оставил многочисленные работы по богословию, философии, психологии и явил пример достойного семейного воспитания своих детей2. Психологические работы Боголюбова отражали идеи, свойственные отечественному духовному направлению в психологии: рассмотрение внутреннего мира человека через выявление того, как душевное переживание дано самому человеку, его Я; признание души как сферы внутренней реальности; признание психического мира человека как самостоятельной сущности, живущей по своим законам, не соотносимым с законами материального мира; утверждение того, что вера возможна в качестве действительного познания.

Судьба Н.М. Боголюбова характерна для представителя духовно-религиозной психологии, оформившейся в качестве единого специального направления психологического знания к началу ХХ в. и прекратившего свое существование в нашей стране в 1920-е гг.

 

1 Доктора богословия, имевшие духовный сан, носили докторский крест - четырехконечный крест с изображением распятого Христа на голубом фоне.

2 Николай Николаевич Боголюбов (1909-1992), академик, действительный член АН СССР, был руководителем всей высшей математической школы СССР, директором ОИЯИ в г. Дубне, возглавлял кафедру теоретической физики Московского университета, создал нескольких научных школ по нелинейной механике, математической и теоретической физике, по механике и математике, квантовой теории поля. В 1960-е гг. работал с академиком А.Д. Сахаровым в Арзамасе-16. Имя Н.Н. Боголюбова носит институт теоретической физики в Киеве. Памятник в его честь установлен в г. Дубне, а в Нижнем Новгороде на центральной улице города, у здания учебного корпуса университета стоит его бюст.

Алексей Николаевич Боголюбов (1911-2004), член-корреспондент Академии наук Украины, был крупным физиком и математиком, он известен как историк и теоретик математики и механики.

Михаил Николаевич Боголюбов (1918-2010), академик, действительный член Российской Академии Наук, был профессором восточного факультета Санкт-Петербургского университета, заведовал кафедрой иранского языка и 35 лет исполнял обязанности декана восточного факультета.

Литература

  1. Боголюбов А.Н. Н.Н. Боголюбов. Жизнь. Творчество / Под общ. ред. В.Г. Кадышевского. Дубна, 1996. 182 с.
  2. Боголюбов Н.М. Гоголь (Психологическая характеристика его творчества) // Нижегородский церковно-общественный вестник. 1909. № 12. С. 282–286; № 13. С. 309–316; № 14–15. С. 335–338; № 16. С. 358–302.
  3. Боголюбов Н.М. Новый социализм, его теория и практика. М.: Типо-литография И.С. Ефимова, 1912. 59 с.
  4. Боголюбов Н.М. Образ Иисуса Христа: «Жизнь Иисуса» Э. Ренана и Д. Штрауса. Чернигов: Тип. губ. правления, 1912. 114 с.
  5. Боголюбов Н.М. Понятие о религии (Признаки истинного и неистинного религиозного сознания) // Богословский вестник. 1900. № 2. С. 231–265.
  6. Боголюбов Н.М. Современный индивидуализм и «интеллигентное мещанство» // Вера и Разум. 1908. № 19. С. 61–77; № 20. С. 202–213; № 21. С. 364–376.
  7. Боголюбов Н.М. Творение и искупление. Выяснение значения этих догматов для решения вопроса жизни // Нижегородский общественно-церковный вестник. 1906. № 22. С. 589– 594; № 23. С. 613– 619; № 24. С. 637–644; № 25. С. 672– 674; № 26. С. 709–713; № 27. С. 738–744; № 28. С. 768–772.
  8. Боголюбов Н.М. Теизм и пантеизм: Опыт выяснения логического взаимоотношения данных систем. Н. Новгород: Тип. П.И. Конышева, 1899. 358 с.
  9. Боголюбов Н.М. Философия религии. Ч. 1: Историческая. Киев: Тип. Императорского ун-та, 1915. 454 с.
  10.  Боголюбов Н., Боголюбов А., Боголюбов М. Гордость земли Нижегородской. К 120-летию со дня рождения Николая Михайловича Боголюбова / Нижегородская правда. 1992, 2 апр. С. 5.
  11.  Дегтева О.В. Храм Всемилостивого Спаса в Нижнем Новгороде. Н. Новгород: Издат. отдел Нижегородской епархии при Вознесенском Печерском монастыре, 2010. 224 с.
  12.  Критический разбор сочинения Н.М. Боголюбова на соискание степени магистра богословия // Богословский вестник. 1900. № 1. С. 219–224.

Информация об авторах

Стоюхина Наталья Юрьевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления факультета социальных наук, ФГНУ «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», Россия, e-mail: natast0@rambler.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2228
В прошлом месяце: 14
В текущем месяце: 17

Скачиваний

Всего: 798
В прошлом месяце: 12
В текущем месяце: 1