Диагностика системы ценностных ориентаций студентов и курсантов образовательных организаций ФСИН России

258

Аннотация

В работе раскрываются результаты сравнительного анализа выраженности ценностных ориентаций студентов и курсантов ведомственных вузов ФСИН России. Было выдвинуто предположение о наличии различий в ценностной сфере респондентов в связи со спецификой организации образовательного процесса. В исследовании приняли участие 280 обучающихся возрасте 19—21 лет (М=20,05; σ=0,3); из них 69% юношей и 31% девушек. Исследование осуществлялось с помощью следующих методик: «Диагностика реальной структуры ценностных ориентаций личности» (С.С. Бубнова), «Опросник терминальных ценностей» (И.Г. Сенин), «Диагностика профессионально-ценностных ориентаций личности» (Н.А. Самойлик). Отмечается, что в условиях обучения в ведомственном вузе организуется целенаправленный процесс формирования системы профессионально значимых ориентиров, являющихся ведущим фактором паттерна профессиональной деятельности и отражающих результативность выполнения поставленных служебных задач. У студентов гражданских вузов ценностная направленность на будущую профессию также выражена, но есть незначительные расхождения с курсантами в понимании содержания личностного и профессионального развития.

Общая информация

Ключевые слова: ценностные ориентации, курсанты, студенты, ведомственные вузы, гражданские вузы, пенитенциарная система

Рубрика издания: Личностно-ориентированные психотехнологии в правоохранительной деятельности

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120209

Получена: 16.02.2021

Принята в печать:

Для цитаты: Терехова Т.А., Самойлик Н.А., Серегина О.С., Тавтилова Н.Н. Диагностика системы ценностных ориентаций студентов и курсантов образовательных организаций ФСИН России [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 2. С. 111–124. DOI: 10.17759/psylaw.2022120209

Полный текст

Введение

Система ценностных ориентаций представляет собой многогранное сложное социально-психологическое образование личности и влияет на все стороны жизни человека. Осознанные позиционные грани отношений к себе и обществу обусловливают содержание и направление непрерывности процесса развития личности.

Отечественные психологи традиционно рассматривают формирование личности в системе развития ее ценностной сферы. В работах Б.Г. Ананьева [ 2], Н.А. Журавлевой [ 9 ], В.П. Зинченко [ 10 ], Д.А. Леонтьева [ 14 ], С.Л. Рубинштейна [ 18 ] выявлено и охарактеризовано единство и неразрывность индивидуального и общественного, внешнего и внутреннего содержания индивида. При этом конкретно-регуляторные образования, а именно потребности и личностные ценности, выступают как трансситуативные. Ценностные ориентации, как трансситуативный и наиболее стабильный компонент направленности, задают определенный вектор всей жизнедеятельности субъекта.

По мнению Д.И. Фельдштейна, формирование системы ценностных ориентаций проходит через опыт отношений с окружающим миром и актуализируется в период ранней юности [ 20 ]. Юношеский возраст — «период высокой сензитивности к формированию мировоззрения и целостной картины мира, в которой ценностные ориентации выступают как психологические новообразования» [17, с. 16].

Период юношества связан и с проблемой профессионального самоопределения. При выборе будущей профессии особую роль играет ценностный компонент, «формирующийся на основе личностных новообразований психологического возраста, определяющий наличие интереса к выбранной специальности, осознанность сделанного выбора, желание учиться в вузе по выбранной профессии» [ 20 , с. 111].

Однако вопрос о том, какие именно ценности играют большую роль в профессиональном становлении специалиста, что движет им и ради чего он выбирает тот или иной профессиональный путь, какие особенности в системе ценностных ориентаций развиты у студентов и курсантов образовательных организаций, какие трансформируются и преобладают, представляется нам недостаточно изученным.

На формирование и развитие профессионально-ценностных ориентаций большое влияние оказывают вузовская среда, процесс образования и обучения, в рамках которых обучающиеся приобретают не только профессиональные знания, но и первый опыт профессионально-практической деятельности [7]. На современном этапе науки изучением ценностных ориентаций учащихся вузов занимаются М.Л. Алемасова [1 ], Н.В. Богданович [ 3 ], Н.А. Буравлева [ 6 ], Т.И. Куликова [ 13 ], Е.И. Мишина [ 23 ], С.Ю. Шалова [ 23 ] и др. В данных исследованиях отражается идея о необходимости формирования ценностных категорий труда, обусловливающих успешность будущих специалистов. Именно в ходе специализированного обучения формируются образ будущей профессиональной деятельности, профессионально-ценност­ные ориентации, происходит развитие личности и постепенное утверждение себя как представителя определенной трудовой области [2].

Особое место в контексте изучения и анализа ценностных ориентаций занимают представители групп профессий с особыми условиями службы, связанными с высоким уровнем конфликтности и стрессогенности. К ним относятся сотрудники уголовно-исполнительной системы (далее — УИС). Рассмотрению ценностных ориентаций представителей пенитенциарной сферы труда посвящены работы Н.Н. Белогорцева [3], Э.В. Дарбиняна [ 8], М.М. Ицковича [ 11], В.С. Красника [ 12], С.В. Маришина [ 15], Н.А. Самойлик [ 19], В.А. Шалаева [ 22] и др. Несмотря на активный интерес исследователей к данному вопросу, в настоящее время отсутствуют исследования, содержание которых представляет собой сравнительный анализ ценностных ориентаций студентов и обучающихся ведомственных вузов, что и определило проблематику и актуальность нашей статьи.

Целью эмпирического исследования стало изучение особенностей в системе ценностных ориентаций студентов и курсантов образовательных организаций ФСИН России и выявление статистически значимых различий в выраженности структурных компонентов ценностей. Предполагалось, что система ценностных ориентаций студентов и курсантов ведомственных вузов будет различаться в связи со спецификой организации образовательного процесса.

Метод исследования

Исследование проводилось в 2020 году на базе таких образовательных учреждений, как ФКОУ ВО «Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний» (г. Рязань), ФКОУ ВО «Кузбасский институт ФСИН России» (г. Новокузнецк), Новокузнецкий филиал-институт ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет» (г. Новокузнецк), ФГБОУ ВО «Иркутский государственный университет» (г. Иркутск). Выборку составили 140 курсантов и 140 студентов, обучающихся на третьем курсе. Возраст испытуемых — 19—21 год (М=20,05; σ=0,3); из них 69% юношей и 31% девушек. Диагностика осуществлялась с помощью следующих методик: «Диагностика реальной структуры ценностных ориентаций личности» (С.С. Бубнова), «Опросник терминальных ценностей» («ОТеЦ») (И.Г. Сенин), «Диагностика профессионально-ценностных ориентаций личности» («ДиПЦОЛ») (Н.А. Самойлик).

Результаты исследования

На основе полученных результатов диагностики по опроснику «Диагностика реальной структуры ценностных ориентаций личности» (С.С. Бубнова) можно констатировать, что у студентов НФИ КемГУ в большей степени выражена значимость приятного времяпрепровождения и отдыха (М=4,47) (рис. 1). Подобная тенденция наблюдается и у обучающихся ИГУ (М=4,16). В то же время у курсантов ведомственных вузов данный показатель несколько снижен в виду того, что их свободное время занято различными служебными и воспитательными мероприятиями, включенными в образовательный процесс. Осознание важности материального положения и благосостояния выражено в диапазоне 2¸3,52, что свидетельствует о равной представленности данного ценностного компонента в структуре личности представителей выборки.

Для курсантов Академии характерно понимание важности эстетических ценностей (М=4,18), демонстрирующее общую направленность на наслаждение прекрасным и достижение гармонии. Студенты НФИ КемГУ и ИГУ также определяют названную ценностную ориентацию как лидирующую (М=4,00 и М=3,92 соответственно). Однако по данному показателю обнаружены достоверно значимые различия (Н=138,23 при ρ≤0,05), свидетельствующие о выраженности мотивации поддержки и участия, неравнодушия и заботы о людях в исследуемых группах (табл. 1).

Рис. 1. Выраженность структурных элементов ценностных ориентаций у студентов и курсантов:

ПВ,О — приятное времяпрепровождения, отдыха; ВМБ — высокое материальное благосостояние; ПНП — поиск и наслаждение прекрасным; ПМ — помощь и милосердие к другим людям; Л — любовь; ПН — познание нового в мире, природе, человеке; ВСС — высокий социальный статус и управление людьми; ПУЛ — признание и уважение людей и влияние на окружающих; СА — социальная активность для достижения позитивных изменений в обществе; О — общение; З — здоровье (в табл. 1 используются те же сокращения)

Таблица 1

Сравнительный анализ выраженности структурных элементов
ценностных ориентаций у студентов и курсантов (N=280)

Ценностные ориентации

Курсанты Академии

Курсанты Кузбас. ин-та

Студенты ИГУ

Студенты НФИ КемГУ

Н-критерий Краскала—Уоллиса

М

σ

М

σ

М

σ

М

σ

 

ПР,О

4,03

1,13

3,91

0,99

4,16

0,78

4,41

0,98

173,16

ВМБ

3,52

1,14

3,23

1,21

2

0,96

2,80

1,04

214,18

ПНП

4,18

1,01

2,82

1,32

3,92

0,98

3,97

1,00

138,23*

ПМ

4,88

0,74

4,89

0,73

4,56

0,78

4,48

1,05

109,53

Л

4,09

0,77

4,54

0,79

3,2

1,23

3,63

1,04

153,05

ПН

3,97

0,95

3,22

1,30

2,96

1,08

3,61

1,13

162,28

ВСС

3,67

1,19

3,71

1,26

2,08

1,23

2,85

1,29

178,35**

ПУЛ

4,36

0,98

4,43

0,95

4,48

0,86

4,47

0,96

150,94

СА

3,48

1,20

2,95

1,00

2,92

0,99

2,90

0,92

126,27

О

3,24

0,91

3,27

0,71

2,52

0,86

2,37

0,74

173,61*

З

4,27

0,98

4,05

0,69

2,6

1,10

3,03

0,85

134,59

Примечание: здесь и далее в таблице 2: «*» — различия значимы на уровне ρ≤0,05; «**» — различия значимы на уровне ρ≤0,01.

Данный результат в некоторой степени отражает установки на будущую профессиональную деятельность. Часть респондентов — педагоги и психологи, чья работа связана с необходимостью целенаправленного развития личности с богатым внутренним миром. Будущая служебная деятельности курсантов направлена на систематическое взаимодействие с различными категориями осужденных в процессе их исправления, что также предполагает активную альтруистическую позицию.

Понимание социальной активности для достижения позитивных изменений в обществе присуще курсантам Академии (М=3,48) и выражается, с точки зрения И.Ф. Бережной и А.О. Зыковой, в «…активной жизненной позиции человека и характеризует ее высший этап, на котором жизнедеятельность человека приобретает социально значимый смысл» [4, с. 174]. Несколько менее выражено понимание данной ценности в других группах респондентов, что демонстрирует частичное осмысление роли социальной инициативы не только для общества, но и для личностного развития.

Следует заметить, что такой компонент ценностных ориентаций, как общение, носит обязательный характер для всех представителей выборки. В то же время в ходе анализа получены достоверно значимые различия по данному показателю ценностных ориентаций (Н=173,61 при ρ≤0,05). У обучающихся Кузбасского института и Академии обнаружены более высокие показатели значимости общения, чем у студентов. Незначительные расхождения в показателях связаны с интенсивностью взаимодействия между курсантами и сотрудниками ведомственного вуза по причине того, что в первые годы обучения большая часть времени отводится на совместные мероприятия. Такие условия образовательной деятельности созданы для интериоризации ценностных норм служебной деятельности и идентификации себя с представителями профессионального сообщества. Некоторое снижение понимания общения как ценностной категории характерно для студентов, насыщенность межличностных контактов которых определяется только образовательным процессом.

Отсутствие статистически значимых различий по показателю «здоровье» в исследуемых группах свидетельствует об одинаковой представленности данной ценности и общей направленности на поддержание физических и психологических ресурсов организма.

Анализ полученных результатов диагностики респондентов по «Опроснику терминальных ценностей» И.Г. Сенина в рамках обозначенной проблемы в полном объеме невозможно в силу большого объема шкал. Но некоторые результаты представляют научный интерес. Так, достоверно значимые различия были получены по пониманию собственного престижа в профессиональной деятельности (Н=259,05 при ρ≤0,01). У обучающихся ведомственных вузов более выражено стремление иметь профессию, которая обладает высоким социальным статусом, детерминированным функциональными обязанностями по обеспечению безопасности общества от наиболее опасных преступников. В то же время студенты вузов, оценивая престижность выбранной сферы труда, скорее ориентированы на заинтересованность в мнении окружающих и референтных лиц относительно правильности выбора будущей профессии.

В сфере обучения и образования ведущую роль в выборке курсантов играют социальные контакты, отражающие потребность идентификации себя с определенной профессиональной группой и формирования авторитета среди коллег (Н=302,47 при ρ≤0,05). Желание достигнуть определенных успехов в учебной деятельности у них обосновано необходимостью вхождения в профессиональную группу сотрудников УИС. Студенты в вышеназванной жизненной сфере предпочитают развивать креативность (Н=249,11 при ρ≤0,05), а также понимают важность достижений в труде (Н=236,7 при ρ≤0,05). Полученный результат определяет характер обучения, ориентированный на тесное и эффективное взаимодействие с объектами педагогического и психологического воздействия. Данный факт подтверждается и высокими показателями в развитии личностных качеств именно у студентов, обучающихся по профессиям типа «человек—человек» (М=7,0¸7,21). При этом по критерию U Манна—Уитни достоверных различий между студентами ИГУ и НФИ КемГУ не было выявлено (U=629,5 при р=0,412), а между курсантами и обучающимися гражданских вузов были обнаружены достоверные различия (U=409,0 при р=0,013), что позволяет утверждать нетождественное представление студентов и курсантов относительно формирования своей личности и ее внутреннего мира с учетом особенностей будущей профессии.

В то же время практически равнозначно в исследуемых группах выражено понимание значимости обучения и образования в контексте личностного и профессионального развития (Н=465,11 при ρ=0,108), позволяющее констатировать особую заинтересованность в изучении своих способностей, умений и навыков и возможности их развития.

Результаты анализа важных жизненных сфер в группах показывают, что курсанты Кузбасского института (М=57,24) и студенты НФИ Кемгу (М=54,10) более ориентированы на обучение и образование, курсанты Академии — на профессиональную деятельность (М=55,11), студенты ИГУ — на сферу семейной жизни (М=53,56). Данный факт отражает специфику ценностного мира респондентов, представляющего собой неотъемлемую часть личностного и профессионального развития.

Следующим этапом диагностики ценностных ориентаций студентов и курсантов образовательных организаций ФСИН России стало изучение системы профессионально-ценностных ориентаций. Типы профессионально-ценностных ориентаций в исследуемых группах представлены на рис. 2.

На рис. 2 наглядно видны различия в показателях проявления типов профессионально-ценностных ориентаций: у курсантов ведомственных вузов ФСИН России преобладает когнитивный тип, связанный с осознанием необходимости получения новых знаний и последующей реализацией их в практической деятельности. Приобретение профессиональных знаний не только повышает качественные показатели службы, но и задает траекторию личностного роста в процессе труда. Смешанный тип профессионально-ценностных ориентаций присущ студентам вузов. Данное обстоятельство, вероятно, отражает неопределенность относительно сферы будущей профессиональной деятельности, в связи с чем несколько затруднен когнитивный аспект осмысления специфики будущей профессии и профессиональных обязанностей. Кроме того, у обучающихся специализированных вузов намечается тенденция к формированию поведенческого типа профессионально-ценностных ориентаций, включающая в себя активную личностную позицию по некоторым служебным вопросам. Реализация данного типа в условиях получения высшего образования предполагает выполнение поставленных задач для совершенствования способов предстоящей службы. В то же время заметим, что для студентов лидирующим типом профессионально-ценностных ориентаций является эмоциональный, выражающий высокий уровень удовлетворенности результатами обучения и определения личностно значимой цели профессионального развития в части самореализации.

В таблице 2 представлены средние значения выраженности профессионально-ценностных ориентаций у курсантов и студентов. При помощи Н-критерий Краскала—Уоллиса было доказано, что статистически значимыми являются такие профессионально-ценностные ориентации, как ценности-отношения (Н=297,4 при ρ≤0,05), ценности-результат (Н=269,5 при ρ≤0,05) и ценности-умения (Н=262,0 при ρ≤0,05).

Рис. 2. Представленность типов профессионально-ценностных ориентаций в исследуемых группах (%): КТ ПЦО — когнитивный тип профессионально-ценностных ориентаций,
ЭТ ПЦО — эмоциональный тип профессионально-ценностных ориентаций,
ПТ ПЦО — поведенческий тип профессионально-ценностных ориентаций

Таблица 2

Сравнительный анализ выраженности профессионально-ценностных ориентаций
студентов и курсантов (N=280)

Ценностные ориентации

Курсанты Академии

Курсанты Кузбас. ин-та

Студенты ИГУ

Студенты НФИ КемГУ

Н-критерий Краскала—Уоллиса

М

σ

М

σ

М

σ

М

σ

 

Ц-О

5,94

0,79

6,08

1,05

5,4

1,2

5,53

1,04

297,4*

Ц-З

5,61

0,92

5,54

0,81

5,64

0,72

5,58

1,0

285,7

Ц-Ц

5,48

0,98

5,48

0,89

4,52

0,94

4,55

1,0

255,0

Ц-Р

6,06

1,01

6,65

1,10

5,6

0,94

5,7

1,05

269,5*

Ц-К

5,91

1,17

5,59

1,30

5,28

1,09

5,77

1,12

236,0

Ц-У

6,52

0,96

6,09

0,94

5,52

1,1

5,55

0,65

262,0*

Примечание: Ц-О — ценности-отношения, Ц-З — ценности-знания, Ц-Ц — ценности-цели, Ц-Р — ценности-результат, Ц-К — ценности-качества, Ц-У — ценности-умения.

Полученные результаты позволяют утверждать, что у курсантов более представлена значимость отношений в служебной деятельности. Данный факт свидетельствует о понимании важности поддержания межличностных отношений, имеющих бесконфликтный характер и предполагающих мотивацию сотрудничества. Преобладание положительного отношения к профессиональной деятельности демонстрирует потребность в достижении результатов и стремление к преодолению возникающих сложностей, как в учебной, так и в служебной деятельности. Незначительное снижение уровня значимости отношений в группах студентов обусловлено организацией учебной деятельности.

Более выражено понимание важности результата у обучающихся ведомственных вузов. Можно предположить, что осмысление результативности детерминировано субъективной оценкой себя как будущего специалиста, способного к достижению новых профессиональных высот и становлению мотивации профессионального саморазвития. Соответственно, результат предстоящей служебной деятельности курсантов представляется более очевидным вследствие четкой регламентированности законодательством данной сферы труда, в то время как результативность студентов педагогов и психологов определяется профессиональной деятельностью, которая, по мнению Н.В. Богданович и соавторов, «…связана с ситуациями неопределенности, индивидуальным подходом к каждому случаю, и, кроме того, не всегда есть понимание того, как найти «свое» место в рамках организации (карьерные перспективы не всегда понятны)» [3, с. 240].

Для курсантов наиболее высокую значимость в процессе обучения в вузе приобретают умения, которые подразумевают ориентацию на овладение комплексом профессиональных способностей для совершенствования результативности предстоящей служебной деятельности. Одним из наиболее перспективных служебных умений является самостоятельность в принятии решений. Зачастую сотрудники исправительных учреждений сталкиваются с экстремальными ситуациями, в которых нужно быстро ориентироваться, проявляя при этом аналитические и прогностические способности. От такого решения зависит не только оперативная обстановка в учреждении, но и жизнь многих людей. У студентов осмысление значимости профессиональных умений выражено умеренно. В отличие от курсантов, они еще не сталкивались с реальной практической профессиональной деятельностью, а только готовятся к ней. Курсанты же, обучаясь в вузе, выполняют некоторые служебные обязанности (несение службы в нарядах, обеспечение контрольно-пропускного режима, патрулирование территории, участие в мероприятиях совместно с правоохранительными органами), что обеспечивает формирование у них необходимых профессиональных умений.

Выводы

Таким образом, проведенное исследование системы ценностных ориентаций студентов и курсантов образовательных организаций ФСИН России позволяет сделать следующие выводы.

Ценностные ориентации студентов и обучающихся ведомственных вузов характеризуются направленностью на активные социальные контакты и общение, что отражает специфику периода юношества в целом. Потребность в тесном взаимодействии более выражена у обучающихся ведомственных вузов в силу специфики профессионального обучения и предстоящей служебной деятельности. Кроме того, студенты и курсанты практически одинаково оценивают важность будущей профессиональной деятельности для себя и социума в целом. При этом студенты престижность профессии определяют для себя, а курсанты — для общества.

Выраженность у курсантов ведомственных вузов когнитивного типа профессионально-ценностных ориентаций свидетельствует об осмысленности необходимости получения знаний для успешности в служебной деятельности. На основе результатов исследования можно утверждать о складывающейся тенденции к формированию поведенческого типа профессионально-ценностных ориентаций в данной группе. В выборке студентов преобладает смешанный тип профессионально-ценностных ориентаций, отражающий неустойчивость и размытость представлений о практической профессиональной деятельности. Однако в содержание ценностной сферы студенты в качестве значимых ориентиров профессии включили креативность и достижения, что позволяет говорить о понимании важности личностного роста для результативности своего труда.

В заключение отметим, что результаты проведенного исследования можно использовать при проведении индивидуального психологического консультирования с обучающимися вузов, при планировании и проведении тренингов, направленных на формирование системы ценностных ориентаций.

Литература

  1. Алемасова М.Л. Ценностные ориентации студентов // Наука и образование. 2019. Том 4. № 2. С. 4–5.
  2. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. СПб: Питер, 2001. 272 с.
  3. Белогорцев Н.Н. К проблеме формирования профессионально-ценностных ориентаций курсантов образовательных организаций ФСИН России // Символ науки. 2016. № 8-2 (20). С. 112–114.
  4. Бережная И.Ф, Зыкова А.О. Содержание категории «социальная активность» в психологии и педагогике // Вестник Воронежского государственного технического университета. 2012. Том 8. № 10-2. С. 171–177.
  5. Богданович Н.В., Щеткина Е.И., Борисова А.А., Шевцова Н.А., Моисеева Л.П. Особенности ценностно-смысловой сферы у студентов в период обучения в вузе [Электронный ресурс] // Психология и право. 2019. Том 9. № 2. С. 232–249. doi:10.17759/psylaw.2019090216
  6. Буравлева Н.А. Ценностные ориентации студентов // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2011. № 6 (108). С. 124–129.
  7. Бякова Н.В. Исследование ценностных ориентаций на первых этапах освоения профессии // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2008. Том 14. № 1. С. 37–40.
  8. Дарбинян Э.В. Формирование профессиональных ценностей курсантов вузов внутренних войск МВД России // Мир науки, культуры, образования. 2015. № 3 (52). С. 138–140.
  9. Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций личности в российском обществе. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. 333 с.
  10. Зинченко В.П. Ценности в структуре сознания [Электронный ресурс] // Вопросы философии. 2011. № 8. С. 85–97. URL: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=363 (дата обращения: 12.12.2020).
  11. Ицкович М.М. Ценностно-смысловые детерминанты поведения сотрудников УИС. Екатеринбург: Ажур, 2016. 116 с.
  12. Красник В.С. Исследование ценностной и мотивационной сфер личности сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний на разных этапах служебной деятельности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2012. Том 2. № 3. С. 1–8. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2012/n3/54064.shtml (дата обращения: 18.12.2020).
  13. Куликова Т.В. Динамика ценностных ориентаций студентов в процессе обучения в педагогическом вузе [Электронный ресурс] // GESJ: Education Science and Psychology. 2019. № 2 (52). С. 30–37. URL: http://gesj.internet-academy.org.ge/download.php?id=3213.pdf&t=1 (дата обращения: 18.12.2020).
  14. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. 1996. № 4. С. 35–44.
  15. Маришин С. В. Психология профессиональной деятельности сотрудников уголовно-исполнительной системы. Вологда: ВИПЭ ФСИН России, 2017. 202 с.
  16. Мишина Е.И. Ценностные ориентации современных студентов // Прикладная психология и психоанализ. 2018. № 1. С. 7–8.
  17. Молчанов С.В. Особенности ценностных ориентаций личности в подростковом и юношеском возрастах [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2005. Том 10. № 3. С. 16–25. URL: https://psyjournals.ru/en/psyedu/2005/n3/51741.shtml (дата обращения: 18.12.2020).
  18. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003. 512 с.
  19. Самойлик Н.А. Профессионально-ценностные ориентации специалистов особых условий труда (на примере сотрудников уголовно-исполнительной системы) [Электронный ресурс] // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2019. Том 24. № 1 (76). С. 104–110. doi:10.24411/1999-6241-2019-11015
  20. Фельдштейн Д.И. Психология взросления: структурно-содержательные характеристики процесса развития личности. М.: МПСИ, 1999. 672 с.
  21. Чеснокова О.Б., Чурбанова С.М., Молчанов С.В. Профессиональное самоопределение в юношеском возрасте как структурный компонент будущего профессионализма: социокогнитивные и креативные факторы [Электронный ресурс] // Культурно-историческая психология. 2019. Том 15. № 4. С. 109–118. doi:10.17759/chp. 2019150411
  22. Шалаев В.А. Проблематика профессионального развития сотрудников уголовно-исполнительной системы // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2010. № 7. С. 263–269.
  23. Шалова С.Ю. Профессиональные ценности в системе ценностных ориентаций студентов педвуза [Электронный ресурс] // Науковедение. 2013. № 3. С. 1–9. URL: http://naukovedenie.ru/PDF/48pvn313.pdf (дата обращения: 18.12.2020).

Информация об авторах

Терехова Татьяна Александровна, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры общей психологии факультета психологии, Иркутский государственный университет (ФГБОУ ВО ИГУ), Иркутск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9413-9817, e-mail: terehovata@mail.ru

Самойлик Наталья Анатольевна, кандидат психологических наук, Начальник кафедры пенитенциарной психологии и пенитенциарной педагогики, Федеральное казенное образовательное учреждение высшего образования Кузбасский институт ФСИН России, Новокузнецк, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5862-8197, e-mail: nat-samojlik@yandex.ru

Серегина Олеся Станиславовна, кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры психологии и общей педагогики, факультет психологии и педагогики, Кузбасский гуманитарно-педагогический институт, Кемеровский государственный универ-ситет (КГПИ ФГБОУ ВО КГУ), Новокузнецк, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1187-2165, e-mail: sereginaos@mail.ru

Тавтилова Наталья Николаевна, кандидат психологических наук, заместитель начальника кафедры социальной психологии и социальной работы психологического факультета, Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФКОУ ВО Ака-демия ФСИН России), Рязань, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1310-0487, e-mail: natta2575@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 522
В прошлом месяце: 40
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 258
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 3