Подходы к исследованию родительского отношения в российской психологии

200

Аннотация

В описательном научном обзоре рассмотрены отечественные психологические подходы к исследованию родительского отношения, одного из ключевых экспертных понятий в комплексной судебной психолого-психиатрической (КСППЭ) и судебной психологической (СПЭ) экспертизе по спорам о воспитании ребенка при раздельном проживании родителей. Выделены основные научные понятия, применяемые для описания характера детско-родительских отношений: родительское отношение, родительская установка, родительская позиция, стиль семейного воспитания. Предпринята попытка обоснования необходимости применения экспертного понятия «родительское отношение» при производстве СПЭ и КСППЭ в части описания и экспертной оценки «отношений, существующих между каждым из родителей и ребенком».

Общая информация

Ключевые слова: родительское отношение, родительские установки, стили воспитания, семейное воспитание, судебная психологическая экспертиза, судебная психолого-психиатрическая экспертиза

Рубрика издания: Юридическая психология детства

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120308

Получена: 03.03.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Конищева А.В. Подходы к исследованию родительского отношения в российской психологии [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 3. С. 88–96. DOI: 10.17759/psylaw.2022120308

Полный текст

Установление родительского отношения и его возможного негативного влияния на эмоциональное состояние и развитие ребенка является одной из центральных экспертных задач при производстве СПЭ и КСППЭ по судебным спорам о воспитании [17; 18; 23]. Судами при назначении СПЭ и КСППЭ по такой категории дел на разрешение эксперта зачастую ставятся вопросы о влиянии стилей семейного воспитания, родительских установок, родительских позиций на эмоциональное состояние и развитие ребенка [ 6 ; 18 ]; при этом в контексте судебной экспертизы термин «родительское отношение» не имеет сегодня единого понимания [14]. С целью наиболее точного определения понятия «родительское отношение», соответствующего психологическому феномену и значению, придаваемому семейным правом, следует обратиться к различным подходам. В имеющихся обзорах затрагиваются разносторонние аспекты проблемы родительского отношения и его влияния на развитие ребенка [3; 8; 13], но интересующий нас вопрос единого определения этого понятия и его применения при производстве КСППЭ и СПЭ остается нерешенным.

В современной российской психологии отношение родителя к ребенку выражается через конструкты «родительское отношение», «родительские установки», «родительская позиция», «характер взаимодействия», «стиль семейного воспитания», которые либо используются как взаимозаменяемые, либо им придается разный смысл.

А.Я. Варга и В.В. Столин родительское отношение понимают как целостную систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, особенностей восприятия и понимания его характера, личности, поступков, а также поведенческих стереотипов общения. По мнению авторов, родительское отношение характеризуется определенными побуждениями (интересом, пониманием необходимости взаимодействия, сотрудничеством, общением); поведением (речью, действиями, мимикой, жестами); эмоциями и чувствами (удовлетворенностью общением, симпатией, антипатией, взаимным притяжением положительными или отрицательными состояниями); познанием (восприятием другого человека, мышлением, воображением, представлением) [ 5].

А.Я. Варга родительское отношение представляет в виде трехкомпонентной структуры, имеющей три элемента — эмоциональный, когнитивный и поведенческий, каждый из которых структурно организован. Эмоциональный компонент имеет три оси: симпатия—антипатия, уважение—презрение, близость—отдаленность; поведенческий — четыре оси: доминирование, кооперация, потакание и автономия; а когнитивный компонент образуется осью «адекватное — неадекватное представление о ребенке»; неадекватными являются инфантилизация и инвалидизация (в том числе социальная). Автором были выделены такие типы родительского отношения, как принимающе-авторитарное, отвергающее с элементами инфантилизации, симбиотическое и симбиотически-авторитарное [ 4 ].

На трехкомпонентную структуру родительского отношения указывает и Р.В. Овчарова, представляя его одним из компонентов сложного феномена родительства наряду с ценностными ориентациями, установками и ожиданиями, родительскими чувствами, позициями, родительской ответственностью и стилем семейного воспитания. Эта структура образуется тремя составляющими: когнитивной (представления о различных способах и формах взаимодействия с ребенком, знания и представления о целевом аспекте взаимоотношений, убеждения в приоритетности определенных направлений взаимодействия), эмоциональной (оценки и суждения о различных типах родительского отношения, доминирующий эмоциональный фон) и поведенческой (формы контроля, воспитание взаимоотношениями, путем преодоления дистанции общения) [12].

Согласно исследованию К.Н. Белогай, структура родительского отношения определяется пятью взаимосвязанными компонентами: потребностно-мотивационным, ценностно-смысловым, эмоциональным, поведенческим и оценочным [ 2].

О.А. Карабанова, опираясь на эмоциональный аспект системы «родитель—ребенок», выделила следующие типы эмоционального отношения к ребенку: 1) безусловное принятие; 2) условное принятие; 3) амбивалентное отношение (сочетание позитивных и негативных чувств, враждебности и любви); 4) индифферентное отношение (равнодушие, эмоциональная холодность, низкая эмпатия); 5) скрытое эмоциональное отвержение (игнорирование, эмоционально-негативное отношение к ребенку); 6) открытое эмоциональное отвержение ребенка [9].

Е.О. Смирнова и М.В. Соколова используют понятие стиля родительского отношения, определяемого как «…сочетания различных вариантов поведения родителя, которые в разных ситуациях и в разное время будут проявляться в большей или меньшей степени»; на этой основе они выделяют семь стилей родительского поведения: строгий, объяснительный, автономный, компромиссный, содействующий, потакающий, ситуативный [ 20 ].

Еще одним понятием, входящим в структуру родительского отношения, являются родительские установки. Е.Т. Соколова, В.В. Столин, А.Я. Варга определяют родительские установки как «…систему или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятия ребенка родителем и способов поведения с ним» [22, с. 19]. Р.В. Овчарова, рассматривает родительские установки как трехуровневую систему или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятие родителем ребенка и способы поведения с ним: 1) уровень репродуктивных установок супругов в аспекте их отношений («мы — родители»); 2) установки в детско-родительских отношениях («мы — родители нашего ребенка»); 3) установки и ожидания в отношении ребенка («это наш ребенок») [12].

Близким по значению является понятие «родительская позиция», которое, например, А.С. Спиваковская определяет как реальную направленность, в основе которой лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, выражающаяся в способах и формах взаимодействия с детьми, и выделяет два типа таких позиций — адекватные (оптимальные) и неадекватные. Оптимальная родительская позиция — та, которая отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности [21]. Р.В. Овчарова и С.С. Жигалин также отмечают, что именно адекватность родительской позиции является основным признаком эффективности родительских позиций. Индикаторами такой адекватности являются ее динамичность, гибкость, внутренняя и внешняя согласованность, прогностичность [ 11 ].

О.А. Карабанова трактует понятие «родительская позиция» более широко — как интегративную характеристику, определяющую тип эмоционального принятия ребенка, мотивы и ценности воспитания, особенности образа ребенка у родителя, особенности собственного родительского образа («Я как Родитель»), модели ролевого родительского поведения, степень удовлетворенности родительством [ 9]. Т.В. Архиреева понятие «родительская позиция» использует в значении «установка родителей на тот или иной тип воспитания» [ 1 , с. 4].

Р.В. Овчарова и С.С. Жигалин в своей работе разводят значения понятий «родительская позиция», «родительская установка», «родительское отношение» и «родительское воспитание». В частности, родительская позиция рассматривается ими как «…целостная система отношений родителя: отношение к родительству, отношение к родительской роли, отношение к себе как к родителю, отношение к ребенку и отношение к воспитательной практике» [ 11 , с. 168].

В.В. Столин и А.А. Бодалев, напротив, не дифференцируют эти понятия, усматривая в них значения, эквивалентные значению английского термина «attitude», и образующие триединство эмоционального отношения к ребенку: стиля обращения с ним, особенностей понимания и когнитивного видения ребенка родителем. Под неэффективным родительским отношением авторами понимается такое отношение, на основе которого у родителя и ребенка сформировались эмоционально-негативный фон взаимоотношений и трудности взаимопонимания [ 19].

В качестве интегративной характеристики воспитательной системы исследователями рассматривается стиль семейного воспитания, включающий наиболее характерное родительское отношение, совокупность применяемых способов воспитательного воздействия на ребенка, которые выражаются в своеобразной манере словесного обращения и взаимодействия.

Особе внимание исследователи уделяют типологиям негармоничного (дисгармоничного) воспитания в семье. Так, например, А.Е. Личко были выделены следующие виды неправильного воспитания, способствующие аномальному развитию ребенка: 1) гипопротекция (характерен недостаток опеки и контроля за поведением, доходящий иногда до полной безнадзорности; чаще проявляется как недостаток внимания и заботы к физическому и духовному благополучию ребенка, его делам, интересам, тревогам); 2) доминирующая гиперпротекция (сочетание обостренного внимания и заботы о ребенке с мелочным контролем, обилием ограничений и запретов); 3) потворствующая гиперпротекция (воспитание по типу «кумира семьи», потакание всем желаниям ребенка, чрезмерное покровительство и обожание); 4) эмоциональное отвержение (игнорирование потребностей ребенка, нередко жестокое обращение с ним); 5) повышенная моральная ответственность ребенка (не соответствующие возрасту и реальным возможностям ребенка требования бескомпромиссной честности, чувства долга, порядочности, возложение на подростка ответственности за жизнь и благополучие близких, настойчивые ожидания больших успехов в жизни в сочетании с игнорированием реальных потребностей ребенка, его собственных интересов, недостаточным вниманием к его психофизическим особенностям) [ 10 ].

В.И. Гарбузов, отмечая решающую роль воспитательных воздействий в формировании характера ребенка, говорит о трех основных типах «неправильного» воспитания: по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) — непринятие индивидуальных особенностей ребенка, сочетающееся с жестким контролем, с императивным навязыванием ему единственно правильного типа поведения; по типу В (гиперсоциализирующее) — выражается в тревожно-мнительной концепции родителей о состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе, ожидании успехов; по типу С (эгоцентрическое) — культивирование внимания на одном ребенке, являющемся «кумиром семьи», иногда в ущерб другим детям [ 7 ].

Таким образом, в настоящее время существует большое количество исследований, посвященных проблеме родительского отношения (его типологии, структуры) и смежных с ним понятий (родительские установки, родительская позиция, стиль семейного воспитания, характер взаимодействия). Определения, данные многими авторами, дополняют друг друга, интегрируют многие аспекты родительства как личностного образования, которое в данной совокупности приобретает целостный характер. Родительское отношение выступает как сложное и многогранное явление, а термин «родительское отношение» характеризуется полисемантичностью.

При этом анализ понятий, характеризующих особенности системы «родитель—ребенок» показал, что родительские установки, родительская позиция затрагивают в большей степени когнитивный ее компонент; стиль (тип) семейного воспитания, тип (характер, стиль) взаимодействия касаются ее поведенческого аспекта. Наиболее полным и обобщенным является понятие «родительское отношение», включающее в себя когнитивный, эмоциональный и поведенческий аспекты.

При решении вопроса об установлении отношения родителей к ребенку при производстве СПЭ и КСППЭ по семейным спорам представляется целесообразным использовать понятие «родительское отношение», являющееся концептуально валидным и более применимым, адекватным целям и задачам экспертного психологического исследования [ 16 ]. При экспертном психологическом исследовании родительского отношения и описании его особенностей в заключении эксперта, на наш взгляд, необходимо опираться на его трехкомпонентную структуру, включающую когнитивный (знание о ребенке — его индивидуальных особенностей, предпочтений, увлечений и т. д.), эмоциональный (эмоциональное отношение к ребенку, выражение чувств к нему, принятие, близость, любовь и др.) и поведенческий (способы воздействия на ребенка и взаимодействия с ним, требования и запреты, способы контроля, поощрений, выстраивание границ и т. д.) компоненты. Такой подход к пониманию родительского отношения представлен, например, в исследовании О.А. Русаковской, М.В. Новиковой-Грунд, С.Б. Андриановой [15].

Литература

  1. Архиреева Т.В. Родительские позиции как условие развития отношения к себе ребенка младшего школьного возраста: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 1990. 21 с.
  2. Белогай К.Н. Структурные компоненты родительского отношения личности: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Красноярск, 2006. 22 с.
  3. Бутина-Гречаная С.В. Теоретические подходы к анализу детско-родительских отношений // Ученые записки Забайкальского государственного гуманитарно-педагогического университета им. Н.Г. Чернышевского. Серия «Педагогика и психология». 2010. № 5 (34). С. 244–247.
  4. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Дисс. … канд. психол. наук. М., 1986. 206 с.
  5. Варга А.Я. Тест-опросник родительского отношения // Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы / Под ред. А.Я. Варги, В.В. Столина. М.: МГУ, 1988. 128 с.
  6. Васкэ Е.В., Сафуанов Ф.С., Секераж Т.Н. Почему психолого-педагогическая экспертиза по спорам, связанным с воспитанием детей, не отвечает потребностям правосудия [Электронный ресурс] // Теория и практика судебной экспертизы. 2020. Том 15. № 1. С. 6–19. doi:10.30764/1819-2785-2020-1-6-19
  7. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение Л.: Медицина, 1977. 272 с.
  8. Головей Л.А., Савенышева С.С., Василенко В.Е., Энгельгардт Е.Е. К проблеме дифференциации основных понятий в системе отношений «родитель — ребенок»: теоретический и эмпирический аспекты // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12. Психология. Социология. Педагогика. 2014. № 2. С. 84–95.
  9. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: Учебное пособие. М.: Гардарики, 2005. 320 с.
  10. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. СПб: Речь. 2013. 256 с.
  11. Овчарова Р.В., Жигалин С.С. Родительская позиция как система отношений родителя // Актуальные вопросы теории и практики психологии отношений: материалы всерос. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 24–27 мая 2010 г.). Екатеринбург, 2010. С. 167–176.
  12. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства. М.: Изд-во Института психотерапии, 2003. 319 с.
  13. Полкунова Е.В. Исследование влияния родительского отношения на состояние ребенка при производстве судебной психологической экспертизы по семейным спорам // Теория и практика судебной экспертизы. 2015. № 4 (40). С. 98–103.
  14. Русаковская О.А., Калашникова А.С., Харитонова Н.К., Сафуанов Ф.С. Актуальное состояние и проблемы комплексной психолого-психиатрической экспертизы в спорах о воспитании [Электронный ресурс] // Российский психиатрический журнал. 2021. № 1. С. 24–36. doi:10.47877/1560-957Х-2021-10103
  15. Русаковская О.А., Новикова-Грунд М.В., Андрианова С.Б. Психосемиотический подход к оценке родительского отношения [Электронный ресурс] // Российский психиатрический журнал. 2019. № 4. С. 27–35. doi:10.24411/1560-957X-2019-11933
  16. Сафуанов Ф.С. Принципы клинико-психологической судебной экспертологии [Электронный ресурс] // Российский психиатрический журнал. 2020. № 2. С. 39–45. doi:10.24411/1560-957X-2020-10205
  17. Сафуанов Ф.С., Русаковская О.А. Методологические проблемы комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы по делам воспитания детей при раздельном проживании родителей [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2010. Том 15. № 2. С. 54–62. URL: https://psyjournals.ru/psyedu/2010/n2/29855.shtml (дата обращения: 25.02.2022).
  18. Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.: Генезис, 2012. 192 с.
  19. Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М.: Педагогика, 1989. 208 с.
  20. Смирнова Е.О., Соколова М.В. Методика диагностики структуры родительского отношения и его динамики в онтогенезе ребенка [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2005. Том 10. № 4. С. 83–91. URL: http://psyjournals.ru/psyedu/2005/n4/ Smirnova.shtml (дата обращения: 25.02.2022).
  21. Спиваковская А.С. Обоснование психологической коррекции неадекватных родительских позиций // Семья и формирование личности: Сборник научных трудов / под ред. А.А. Бодалева. М.: НИИОП, 1981. С. 38–45.
  22. Столин В.В., Соколова Е.Т., Варга А.Я. Психология развития ребенка и взаимоотношений родителей и детей как теоретическая основа консультативной практики // Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1989.С. 16–37.
  23. Харитонова Н.К., Сафуанов Ф.С., Вострокнутов Н.В., Русаковская О.А. Методологические основы проведения комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз при спорах о праве на воспитание детей: Методические рекомендации для экспертов // Теория и практика судебной экспертизы. 2014. № 3 (35). С. 93–106.

Информация об авторах

Конищева Анастасия Владимировна, старший государственный судебный эксперт лаборатории судебной психологической экспертизы, Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации (ФБУ «РФЦСЭ при Минюсте России»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0418-8998, e-mail: konishcheva.a@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 876
В прошлом месяце: 109
В текущем месяце: 81

Скачиваний

Всего: 200
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 11