Возможности и проблемы использования информации с цифровых носителей при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков

105

Аннотация

В статье рассмотрена специфика анализа информации с цифровых носителей при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ) несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков. Описаны особенности вовлечение молодежи в противоправную деятельность по распространению психоактивных веществ, психологические механизмы совершения подростками подобных общественно опасных действий. Показано, что анализ продуктов деятельности обвиняемого в виде зафиксированной в сети Интернет его коммуникативной активности, аккаунтов в социальных сетях является одним из методов, который позволяет составить или дополнить целостный психологический портрет правонарушителя и ответить на вопросы судебно-следственных органов. Указывается, что при планировании и реализации несовершеннолетним криминальных действий непосредственно в сети Интернет анализ информации с цифровых носителей является ключевым методом оценки способности подростка к произвольной регуляции своего поведения.

Общая информация

Ключевые слова: комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, интернет, несовершеннолетние обвиняемые, распространение наркотиков

Рубрика издания: Юридическая психология детства

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120309

Получена: 03.05.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Ошевский Д.С., Федонкина А.А. Возможности и проблемы использования информации с цифровых носителей при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 3. С. 97–108. DOI: 10.17759/psylaw.2022120309

Полный текст

Введение

С интенсивным развитием высоких технологий и средств коммуникации в Российской Федерации существенно изменился характер противоправной деятельности по распространению наркотиков и незаконному обороту психоактивных веществ (ПАВ). Статистические данные свидетельствуют о существенном росте этого вида правонарушений. Так, по данным официального сайта МВД РФ, в период с 2019 по 2021 гг. число деликтов, связанных с распространением наркотиков и ПАВ, осуществляемых с помощью IT-технологий, выросло более чем в два раза с 24677 до 51444 правонарушений [4].

Криминалисты обращают внимание на то, что большинство подобных преступлений совершается бесконтактным способом, c использованием Интернета и социальных сетей, расчеты осуществляются с помощью различных электронных платежных систем. Все это существенно затрудняет расследование противоправных деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков и ПАВ. При этом подчеркивается, что классическая методика их раскрытия и сбора доказательной базы во многом утрачивает свою актуальность [1]. Среди наиболее важных задач обозначают необходимость разработки новых методов расследования этих преступлений [3; 5]. Все эти трансформации напрямую затрагивают и психологическую судебно-экспертную деятельность.

Психологические аспекты незаконного распространения
наркотиков несовершеннолетними с помощью
информационно-телекоммуникационных технологий

При КСППЭ несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении ПАВ, в последнее время особую роль стало играть исследование цифровой информации [2; 7]. Ее анализ позволяет проследить, как происходил процесс вовлечения подростка в противоправную деятельность, ее социально-психологические аспекты — определить место несовершеннолетнего в группе, нюансы его коммуникации с организаторами и другими участниками, а также факторы уязвимости в виде индивидуально-психологических особенностей, личностной незрелости, психической патологии и т. п. [2] Для обоснованных ответов на эти вопросы эксперту необходимо не только быть в курсе меняющихся тенденций, но и представлять структуру этой деятельности, причем на уровне не только отдельного исполнителя, но и всей организации в целом.

В современном мировом наркобизнесе можно выделить ряд важных характеристик. Организация распространения наркотиков происходит преимущественно на цифровых платформах и функционирует с помощью DarkNet (англ. «темная сеть», «скрытая сеть»). Использование специальных программ позволяет обходить блокировки доступа к запрещенному контенту. Российский сегмент глобального рынка продажи наркотиков с некоторым запозданием также начал работать по законам цифровой экономики. Появилось понятие «платформенная модель бизнеса» [8; 13], которая является в целом универсальной, как для легальной, так и нелегальной торговой деятельности. Ряд аспектов позволяют участникам платформенного взаимодействия быстро, часто анонимно присоединиться к платформе. Она, в свою очередь, призвана привлекать новых пользователей, объединять их в группы и стимулировать дальнейшее активное нахождение в них. Развитие цифровой экономики привело к тому, что незаконное распространение ПАВ, начиная от рекламы и заканчивая организацией сбыта, переместилось в виртуальное пространство. Подобный способ позволяет продавцу не встречаться с покупателем лично, что снижает риски задержания, ускоряет процесс продажи и несет еще целый ряд преимуществ. Так называемые контактные способы, т. е. непосредственная передача наркотиков от продавца к покупателю, в настоящее время встречаются все реже.

Основная площадка по распространению наркотиков, которая объединяет нелегальные виртуальные магазины, внесена в реестр Роскомнадзора как ресурс, требующий блокировки, однако у участников разработаны способы их обхода. На незаконных цифровых платформах по распространению наркотиков существует достаточно жесткая структура и иерархия. В ее вершине находятся организаторы, маркетологи, специалисты по рекламе, оптовые распространители и т. п., затем идут координаторы и модераторы тематических наркотических интернет-форумов, которые выстраивают связь с низовыми распространителями. В роли последних часто выступают несовершеннолетние. Их привлекают к продаже в основном недорогих наркотиков (амфетамины, мефедрон, синтетические каннабиноиды и т. п.), которые, однако, вследствие своей дешевизны, распространяются большими объемами. Отработан стандартный алгоритм взаимодействия между участниками противозаконных сделок [5]. Потребитель наркотиков и продавец договариваются через цифровую платформу о сделке, расчет производится с помощью электронных платежных систем. Организация и координация деятельности курьеров также происходит в виртуальном пространстве. Взаимодействие осуществляется с помощью месседжеров или на цифровых платформах так называемых нелегальных «маркетплейсов». В функции несовершеннолетних распространителей входит получение в местах, обозначенных куратором, небольших партий наркотиков, их фасовка на более мелкие дозы и распространение в виде «закладок» — тайников с обозначением их нахождения. Эти места фотографируют на мобильный телефон и с указанием координат отправляют куратору. Он, в свою очередь, передает эту информацию покупателю. На сленге курьеров-распространителей называют «кладмены», «куры», «минеры».

Вовлечение несовершеннолетних в противоправную деятельность обычно начинается с предложения крупного заработка. При этом для занятия вакансии не требуются какие-либо сложные знания, умения и навыки. В силу недостаточно сформированного самосознания несовершеннолетние не всегда могут критически оценить подобные предложения. Существует проработанный механизм рекрутинга, который широко использует различные манипулятивные приемы. Например, организаторы сначала напрямую не указывают, в чем конкретно будет состоять предлагаемая работа. Они используют максимально обобщенные эмоционально насыщенные обороты, приближенные по лексике к молодежной аудитории: «крутые бабки», «не будь зашкваром», «есть возможность подняться» и т. п. Основными интернет-каналами вовлечения несовершеннолетних в распространение наркотиков является баннерная всплывающая реклама на полулегальных и нелегальных ресурсах (онлайн-игры, порносайты, сайты азартных игр — интернет-казино, торренты с контрафактным аудио- и видеоконтентом и т. п.), контекстные сообщения в социальных сетях, на молодежных интернет-форумах. Иногда вовлечение происходит с помощью уличной рекламы: граффити на стенах с указанием федеральных телефонных номеров, адресов сайтов и электронной почты. Нередко предложение поступает от других несовершеннолетних, которые уже участвуют в подобной деятельности и транслируют ее привлекательные аспекты. Для подростков с личностной незрелостью подобные предложения могут восприниматься облегченно, как своеобразная игровая деятельность, и тем самым ограничивать возможности адекватной оценки последствий своих действий. Информация о характере вовлечения несовершеннолетнего в распространение наркотиков очень часто содержится на цифровых носителях в виде переписки с другими подростками, где они делятся своими впечатлениями, а также в «цифровых следах»: запросы в поисковых системах, активность на определенных интернет-ресурсах и т. п. Анализ цифровых носителей позволяет объективизировать общую картину, определить факторы уязвимости несовершеннолетних и проследить путь от проявления первичного интереса до реализации противоправной деятельности [6]. Следует отметить, что если раньше в распространение наркотиков были включены преимущественно маргинальные группы населения, то в последние годы нередко ими становятся подростки из достаточно благополучных семей, не имеющие каких-либо заметных поведенческих проблем. Желание получить «карманные деньги», достичь финансовой независимости от родителей, в сочетании с невысоким уровнем правосознания, существенно облегчает вхождение в подобную противоправную деятельность.

Одними из существенных факторов уязвимости является то, что для подтверждения своей надежности и лояльности условием для начала деятельности по распространению наркотиков организаторы ставят оправку сканера паспорта, какого-либо документа, удостоверяющего личность, информации о месте жительства, иной личной информации. Кроме того, начинающие распространители предоставляют координатору широкий доступ к различным функциям своего смартфона (данные геолокации, разрешение на удаленный просмотр фото и видеофайлов). Несовершеннолетние в силу возрастной незрелости, недостаточного прогноза возможных последствий такого шага легко соглашаются на подобные условия. В дальнейшем это может быть поводом для запугивания и шантажа, когда подросток предпринимает попытку прекратить противоправную деятельность, допускает какие-то оплошности при осуществлении «закладок». Несовершеннолетним сложившаяся ситуация может казаться безвыходной, соответственно, сужать круг способов адекватного выхода из нее, ограничивать способность к произвольной регуляции. Поэтому эксперту необходимо включать такую информацию в общий экспертный анализ.

Следует учитывать, что существует целый ряд способов удержания подростка в рамах противоправной деятельности. Например, для ее начала требуется внести денежный залог. Нередко эти деньги несовершеннолетние похищают у родителей, занимают у знакомых, чтобы в дальнейшем компенсировать за счет средств от продажи наркотиков. При активной включенности подростка в распространение наркотиков увеличивается объем предоставляемых партий веществ, однако увеличивается и сумма залога. Эта информация может содержаться на цифровых носителях в виде распечатки транзакций, которые проводит несовершеннолетний. Являясь не только противозаконной, но и высоко рискованной, деятельность по распространению наркотиков несет в себе угрозы непредвиденных для несовершеннолетнего последствий, например, потерю товара. В таких случаях финансовое бремя ложится на курьера и делает его еще более уязвимым в плане шантажа и запугивания. На некоторых цифровых платформах процесс распространения наркотиков организуется по модели компьютерных игр и на начальных этапах может восприниматься несовершеннолетним как своеобразный увлекательный «квест». Кроме того, стимулирование увеличения объема продаж наркотиков происходит не только с помощью дополнительного денежного вознаграждения, но и за счет повышения ранга в сетевом сообществе — от рядового распространителя до низового организатора, с присвоением соответствующего статуса в незаконных интернет-чатах. Эти сведения также требуют отдельного экспертного анализа, поскольку перечисленные факторы могут ограничивать способность несовершеннолетнего к произвольной регуляции своего поведения.

Спецификой деликтов несовершеннолетних, связанных с распространением наркотиков, является то, что они носят в основном групповой характер [9]. С одной стороны, это облегчает организацию операциональной стороны деятельности, поскольку дает больше возможностей следить за окружающей обстановкой, соблюдать конспирацию и т. п. С другой стороны, организаторы эксплуатируют свойственную для подросткового возраста деятельность межличностного общения. Совместная деятельность придает несовершеннолетнему уверенность в себе, приводит к реализации более рискованных моделей поведения, на которые он не решился бы индивидуально. Информация с цифровых носителей, в частности переписка в соцсетях, бывает важной при анализе взаимодействия несовершеннолетних между собой и с организаторами распространения наркотиков. Она дает представления о статусных отношениях в группе. Так, осознанное руководство своей деятельностью у несовершеннолетнего, активно взаимодействующего с куратором платформы, осуществляющего получение доступа к анонимным платежным системам, будет отличаться от действий зависимого подростка, у которого способность противостоять групповому давлению может быть слабо сформированной. Экспертный анализ цифровых носителей может давать важную информацию об уровне включенности несовершеннолетнего в противоправную деятельность. Время и частота посещения ресурсов, связанных с употреблением и распространением наркотиков, опосредованно свидетельствуют о значимости этих тем для подростка.

Анализ случаев назначения повторных КСППЭ свидетельствуют о том, что эксперты иногда недоучитывают ряд важных фактов и необоснованно приходят к выводам об ограниченной способности несовершеннолетнего к произвольной регуляции своей деятельности. Вместе с тем характер ее организации свидетельствует об обратном. На цифровых носителях может содержаться информация о приобретении, в том числе в он-лайн формате, предметов, используемых для осуществления «закладок»: электронных весов, пластиковых пакетов — для фасовки наркотиков, изоленты различных цветов — для маркирования места наркотиков и т п. Значимой информацией являются запросы на геопозиционирование той или иной местности, с учетом близости объектов, затрудняющих распространение наркотиков, например, отделений полиции и т. п. Такая информация может указывать на достаточно тщательное планирование деятельности и прогнозирование возможных рисков.

Особой категорией несовершеннолетних распространителей наркотиков являются подростки, которые сами употребляют ПАВ. С одной стороны, это могут быть те, кто активно общаются на тематических наркотических форумах, иногда бывают даже их модераторами, следят за соблюдением правил этих сообществ, получают скидки от площадок на приобретение наркотиков и т. п., т. е. демонстрируют во многом внешне хорошо организованную деятельность. С другой стороны, употребление наркотиков серьезно трансформирует потребностную, мотивационную и смысловую сферы и может выступать фактором ограничения произвольной регуляции своего поведения [10]. В отдельных исследованиях отмечено, что посещение веб-сайтов, просмотр видеороликов, популяризирующих наркотические вещества, влияет на либерализацию отношения к наркотикам и их употребления; также подростки и юноши, слушающие музыку, пропагандирующую употребление наркотиков, чаще употребляют наркотические вещества, чем те, кто подобную музыку не слушает [15; 16]. Анализ информации с цифровых носителей позволяет проводить оценку и этих аспектов жизнедеятельности несовершеннолетнего, делая экспертные выводы более полными и обоснованными.

Одна из важных задач эксперта при проведении КСППЭ несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков, — составление максимально полной и надежной характеристики личности подростка. Анализ продуктов деятельности подэкспертного — один из методов, позволяющий представить или существенно дополнить такую характеристику.

Направления экспертного анализа информации о несовершеннолетних,
включая информацию с цифровых носителей, в рамках КСППЭ подростков,
обвиняемых в незаконном распространении наркотиков

На основе анализа 22 КСППЭ несовершеннолетних, обвиняемых (средний возраст обследованных — 16,2±1,7 лет) в незаконном распространении наркотиков с помощью сети Интернет, проведенных в ФГБУ «НМИЦ ПН» имени В.П. Сербского Минздрава России, были выделены проблемные аспекты включения информации с цифровых носителей в традиционный психологический анализ материалов дела.

Психологический анализ материалов дела является одним из основных методов, используемых при проведении КСППЭ несовершеннолетних обвиняемых. Сделанные с его помощью промежуточные выводы сопоставляются и дополняются данными клинической беседы, наблюдения и экспериментально-психологического исследования. Поэтому от полноты предоставленной в распоряжение эксперта информации будет зависеть полнота, всесторонность и научная обоснованность окончательных выводов — ответов на поставленные вопросы. В состав уголовного дела в последнее время все чаще включается информация с цифровых носителей в виде скриншотов аккаунтов, переписок подростков в социальных сетях, фотографий и видеозаписей. В соответствии с законодательством, регламентирующим экспертную деятельность, материалы уголовного дела предоставляются в распоряжение экспертов судебно-следственными органами. Проводящие экспертное исследование не имеют права получать сведения для анализа каким-либо иным путем, в том числе из открытых источников сети Интернет. В ходе судебной экспертизы у эксперта может возникнуть необходимость в дополнительной информации, в таких случаях он ходатайствует о предоставлении недостающих материалов [7; 14]. К сожалению, информация с цифровых носителей часто представляется эксперту в недостаточном объеме, что может негативно влиять на полноту и объективность выводов.

Между тем анализ информации с цифровых носителей предоставляет эксперту дополнительные возможности. При проведении клинической беседы с подэкспертным, даже при установлении доверительного контакта, получаемая информация не свободна от социально желательного предъявления. Информация с цифровых носителей дает представление о поведении подростка в более естественных для него условиях. Анализ продуктов деятельности подэкспертного, коммуникативной активности подростка — один из методов, который позволяет составить или дополнить его психологическую характеристику, получаемую в рамках очного обследования при КСППЭ. В последнее время обращается особое внимание на широкие возможности анализа «цифровой личности» при решении вопросов кибербезопасности детей и подростков [11; 12], однако они не интегрированы в экспертную практику. Между тем самопрезентация в виде оформления аккаунта, аватара, размещения графической продукции, высказываний, выбора музыки и т. п. говорит об интересах подростка, предпочтениях, отношении к окружающим и себе. Важно учитывать, что самопрезентация несовершеннолетнего не является абсолютным отражением его Я. Это связано с тем, что виртуальное пространство позволяет подростку создавать желаемый образ Я, экспериментировать с различными социальными ролями и образами. Подобная деятельность является отражением внутриличностных конфликтов и противоречий, но в то же время выступает основой для формирования идентичности подростка. Сопоставление особенностей самопрезентации в виртуальном пространстве с другими данными уголовного дела позволяет эксперту объективно проанализировать проблемы подростка и связанные с ними субъективные переживания [2].

Другой вариант оценки профилей подэкспертных в социальных сетях и онлайн-переписки применим для случаев, когда планирование и реализация криминальных действий самих несовершеннолетних происходит непосредственно в сети Интернет (например, создание договоренностей между соучастниками, планирование противоправных действий, приобретение для них средств, а также сами криминальные действия). Таким образом, подросток действует, с одной стороны, виртуально, а с другой — в реальной жизни. Задача эксперта-психолога состоит не только в составлении психологической характеристики подэкспертного, исходя из его коммуникаций, но и в реконструкции ситуации правонарушения, выделении в поведении ее участников регулятивных компонентов. К таким компонентам относятся целеполагание, оценка и прогнозирование последствий действий, их планирование, контроль и коррекция. Кроме того, особенности коммуникаций и продуктов деятельности в сети Интернет в период, непосредственно предшествующий правонарушению, предоставляет возможность судить и о психическом состоянии подростка. Высказывания, продуцируемые подростком в виртуальном пространстве, являются ценным материалом для психиатра и клинического психолога, так как в них могут отражаться психопатологические переживания, например, сверхценные идеи, нарушения мышления и т. п. Эти сведения с учетом данных презентальной диагностики в рамках КСППЭ позволяют объективно обосновать психиатрический диагноз и наполнить медицинский критерий экспертного решения [2].

Один из основных методологических принципов анализа информации цифровых носителей при проведении КСППЭ несовершеннолетних состоит в том, что деятельность подростка опосредована ими как средством не только передачи и хранения информации, но и трансформации восприятия субъектом ситуации деятельности. Особенностью этого феномена является ощущение большей безопасности и готовность к более рискованному поведению, так как подросток действует относительно анонимно, дистанционно и не имеет непосредственного столкновения с последствиями своих действий. Все это затрудняет адекватную оценку и прогнозирование своего противоправного поведения, что должно находить отражение в экспертном решении.

Заключение

Проведение КСППЭ несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков, с использованием материалов сети Интернет предъявляет дополнительные требования к экспертам. Они не только должны владеть специальными познаниями в области судебной, возрастной, социальной, клинической психологии, но и ориентироваться в структуре цифровой среды, социальных сетей, актуальных течений, связанных с интернет-коммуникациями. Все это необходимо для более полной экспертной оценки индивидуально-психологических особенностей, различных сторон социального взаимодействия подростка, регулятивных аспектов психической деятельности несовершеннолетнего в юридически значимых ситуациях и т. п. Тем не менее, КСППЭ несовершеннолетних, обвиняемых в незаконном распространении наркотиков, с использованием интернет-технологий является новым и недостаточно разработанным видом экспертизы. В связи с этим представляется актуальным дальнейшее обоснование индивидуальных алгоритмов проведения исследования, построение моделей и выделение критериев экспертных решений.

Литература

  1. Балашова А.А. Электронные носители информации и их использование в уголовно-процессуальном доказывании: Автореф. дисс. … канд. юр. наук. М., 2020. 30 с.
  2. Дозорцева Е.Г., Ошевский Д.С., Сыроквашина К.В. Использование материалов сети «Интернет» при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних [Электронный ресурс] // Правосудие. 2021. Том 3. № 4. С. 197–212. doi:10.37399/2686-9241.2021.4.197-212
  3. Ким Д.В., Климачков А.В., Шебалин А.В. Некоторые вопросы организации расследования незаконного сбыта наркотических средств, совершенного с использованием сети «Интернет» // Современные технологии и подходы в юридической науке и образовании: Сборник материалов международного научно-практического форума «Современные технологии и подходы в юридической науке и образовании» / Под ред. Т.С. Волочецкой. Калининград: Издательство БФУ им. И. Канта, 2021. С. 240–247.
  4. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — декабрь 2021 года [Электронный ресурс] // Министерство внутренних дел Российской Федерации. URL: https://мвд.рф/reports/item/28021552/ (дата обращения: 29.04.2022).
  5. Кузина Л.С. Незаконный оборот наркотиков в сети Интернет // Вестник Воронежского института МВД России. 2020. № 2. С. 323–328.
  6. Макушкин Е.В., Бадмаева В.Д., Дозорцева Е.Г., Пережогин Л.О., Ошевский Д.С., Сыроквашина К.В., Терехина С.А., Нуцкова Е.В., Федонкина А.А. Преступления в интернет-среде с участием несовершеннолетних и их медико-психологическая профилактика: Аналитический обзор. М.: ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России, 2021. 56 с.
  7. Макушкин Е.В., Бадмаева В.Д., Дозорцева Е.Г., Шишков С.Н., Полубинская С.В. Подготовка материалов следователями для производства посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетних, окончивших жизнь самоубийством (статья 110 УК РФ): Методические рекомендации. М.: ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского» Минздрава России, 2018. 20 с.
  8. Маркова В.Д. Платформенные модели бизнеса: подходы к созданию [Электронный ресурс] // ЭКО. 2019. № 5. С. 106–123. doi:10.30680/ЕСО0131-7652-2019-5-106-123
  9. Михайлова Е.В. Участие несовершеннолетних в незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием информационно-телекоммуникационных сетей // Вестник Всероссийского института повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации. 2019. № 3 (51). С. 37–42.
  10. Ошевский Д.С., Кудимова Т.А. Смысловая сфера несовершеннолетних, употребляющих психоактивные вещества [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 4. С. 34–43. doi:10.17759/psylaw.2018080404
  11. Солдатова Г.У., Рассказова Е.И. Итоги цифровой трансформации: от онлайн-реальности к смешанной реальности [Электронный ресурс] // Культурно-историческая психология. 2020. Том 16. № 4. С. 87–97. doi:10.17759/chp.2020160409
  12. Солдатова Г.У., Войскунский А.Е. Социально-когнитивная концепция цифровой социализации: новая экосистема социальная эволюция психики [Электронный ресурс] // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2021. Том 18. № 3. С. 431–450. doi:10.17323/1813-8918-2021-3-431-450
  13. Щурова А.С. Незаконный оборот наркотических средств и их аналогов с использованием компьютерных технологий (сети Интернет): уголовно-правовое и криминологическое исследование: Автореф. дисс. … канд. юр. наук. СПб, 2017. 26 с.
  14. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (действующая редакция) [Электронный ресурс] // Консультант плюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_31871/ (дата обращения: 29.04.2022).
  15. Chan G.H.Y., Lo T.W., Tam H.L.C., Lee G.K.W. Intrinsic motivation and psychological connectedness to drug abuse and rehabilitation: the perspective of self-determination // International Journal of Environmental Research and Public Health. 2019. Vol. 16. doi:10.3390/ijerph16111934
  16. Motyka M.A., Al-Imam A. Causes of drug initiation among adolescents // Canadian Journal of Family and Youth. 2022. Vol. 14(1). Р. 63–81. doi:10.29173/cjfy29755

Информация об авторах

Ошевский Дмитрий Станиславович, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории психологии детского и подросткового возраста, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Минздрава России (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П.Сербского» МЗ РФ), доцент кафедры юридической психологии и права, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3465-6302, e-mail: oshevsky@serbsky.ru

Федонкина Анастасия Александровна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психологии детского и подросткового возраста, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского» Минздрава России), старший научный сотрудник, Федеральный координационный центр по обеспечению психологической службы в системе образования, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0313-5272, e-mail: afedonkina@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 287
В прошлом месяце: 12
В текущем месяце: 6

Скачиваний

Всего: 105
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 0