Социально-психологические особенности формирования просоциальности у подростковых лидеров отрицательной направленности

95

Аннотация

Сегодня в науке недостаточное внимание уделяется социально-психологическим факторам, обуславливающим развитие деструктивного лидерства положительной и отрицательной направленности. Материал посвящен совершенствованию методов и технологий психолого-профилактической работы с несовершеннолетними правонарушителями, являющимися лидерами в своей среде. Авторами описаны основные черты и характеристики деструктивного лидерства положительной и отрицательной направленности, обоснованы формы психолого-педагогического воздействия при организации профилактической работы с подростками-правонарушителями. Разработана программа просоциального развития личности, нацеленная на преодоление девиантного поведения и развитие (укрепление) просоциальной направленности личности за счет формирования аксиологического, инструментального и мотивационно-потребностного компонента личности.

Общая информация

Ключевые слова: девиантное поведение, деструктивное лидерство, несовершеннолетний правонарушитель, просоциальная направленность

Рубрика издания: Юридическая психология детства

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2022120414

Получена: 20.07.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Глебова А.А. Социально-психологические особенности формирования просоциальности у подростковых лидеров отрицательной направленности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 4. С. 185–194. DOI: 10.17759/psylaw.2022120414

Полный текст

Введение

Ежегодно фиксируется стабильное снижение числа преступлений, совершаемых несовершеннолетними, но высокой при этом остается доля рецидивов. Каждое четвертое правонарушение совершается несовершеннолетними из числа состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях [13]. Анализ преступности несовершеннолетних также показывает, что значительная доля правонарушений носит групповой характер. Так, по данным Следственного комитета Российской Федерации, в 2021 г. в суд передано 7761 уголовное дело о преступлениях несовершеннолетних, при этом до половины из них было совершено в составе группы [4].

Одной из приоритетных задач в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2030 года признается сокращение числа повторных правонарушений за счет совершенствования технологий, методов и содержания психологической работы с правонарушителями [14]. Несмотря на то, что отечественными психологами и педагогами накоплен значительный опыт воспитательной работы с «трудными» подростками, состоящими на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних, меры, реализуемые в данном направлении, носят общий характер и практически не учитывают социально-психологические особенности личности подучетных [20]. В связи с этим важно знать психологические механизмы группообразования, ролевое распределение участников группы, понимать роль лидера в преступной группе, выявлять личностные особенности данных лиц, а также ситуативные факторы, определяющие восприятие их окружающими как лидеров.

Лидерство является одной из центральных исследовательских тем в социальной психологии. В отечественной практике изучением личностных характеристик лидера занимались Я.Л. Коломинский, Р.Л. Кричевский, О.Б. Крушельницкая, Г.Ш. Тажутдинова, В.Э. Чудновский [8; 11; 12; 18; 21]. В контексте девиантного поведения лидерство исследуется со следующих позиций: социально-психологические особенности девиантного лидерства (А.В. Котенева), направленность поведения лидера (Д.В. Беспалов, А.С. Чернышёв), взаимообусловленность девиантного поведения лидера и группы (Е.В. Змановская, Я.А. Корнеева), психолого-педагогические особенности коррекции девиантного поведения лидеров (Р.И. Суннатова) [2; 6; 9; 10; 16; 19].

В контексте данной работы центральное место отводится анализу сущностных характеристик понятия «направленность личности». Направленность выступает основным компонентом в структуре личности и включает в себя интересы, наклонности, потребности, ценности, определяющие психологический облик человека как общественного существа [7]. Р.Ф. Тажутдинова, изучая взаимосвязь лидерства и направленности личности подростка, установила, что влияние лидера на направленность членов группы исключительно высоко на начальных этапах формирования коллектива, однако по мере развития группового сплочения ведущее значение приобретает групповое влияние. Взаимосвязь лидерства и направленности личности является двусторонним процессом: с одной стороны, он обусловлен внутренними факторами (мотивы, потребности, личностные качества), с другой — влиянием группы [18, с. 112—113].

Таким образом, с одной стороны, лидер является выразителем тех межличностных отношений, которые сложились в группе, а, с другой — сам оказывается непосредственное влияние на динамику и качество данных взаимоотношений [1]. В высокоорганизованных группах ценности лидера и коллектива почти идентичны [15].

Подростковый возраст является сензитивным периодом для усвоения общественных норм поведения, моделирования жизненной позиции, в котором общение со сверстниками выступает определяющим фактором [5]. Дети, пользующиеся авторитетом в коллективе, становятся его лидерами, аккумулируя усилия группы на достижение общих целей. Е.В. Гартвик справедливо отмечает, что в малых группах при возникновении эмоционально насыщенных и напряженных ситуаций лидер выступает, с одной стороны, как социально-психологический критерий оценки надежности коллектива, а с другой — как непосредственный фактор формирования данной групповой характеристики [3, с. 19]. Как отмечал А.С. Чернышев, чем выше уровень групповой сплоченности, тем меньшее влияние оказывают лидеры-дезорганизаторы, однако в низкоуровневых подростковых группах это влияние может быть как и положительным (просоциальным), так и отрицательными (делинквентным, деструктивным) [19].

Таким образом, направленность личности лидера может выступать и как фактор, провоцирующий или поддерживающий развитие девиантности в малой группе, и как фактор, сдерживающий этот процесс. Следовательно, говоря об изучении направленности лидерства в среде подростков-правонарушителей целесообразнее оперировать понятием «девиантное лидерство».

Необходимо отметить, что в науке до сих пор не сложилось единого подхода к пониманию феномена девиантного лидерства. Авторы по-разному интерпретируют данный термин: отрицательное, негативное, деструктивное. В контексте нашей работы мы будем исходить от определения, предложенного Д.В. Беспаловым: девиантное, или деструктивное лидерство — это влияние индивида на группу, предполагающее отрицательное воздействие на сложившуюся систему межгрупповых взаимоотношений [2].

Следует отметить, что, несмотря на значимость изучения проблемы девиантного лидерства в контексте психологической и криминологической науки, феномен подросткового деструктивного лидерства продолжает оставаться недостаточно разработанным, особенно в контексте изучения его особенностей среди подростковых групп делинкветной направленности. Для оптимизации системы психолого-диагностической и психолого-профилактической работы с подростками-лидерами, состоящими на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних, необходимо уточнить социально-психологические особенности работы с такими подростками в зависимости от направленности их поведения.

Необходимо отметить, что в науке до сих пор не сложилось единой классификации деструктивного (девиантного) лидерства в зависимости от направленности личности. В данном исследовании мы будем исходить из подхода, предложенного Д.В. Беспаловым. Данная классификация включает:

  1. Деструктивное (асоциальное) лидерство отрицательной направленности ориентировано на достижение антиобщественных целей. Лидером, как правило, является личность с ярко выраженной девиантностью (делинкветностью) в поведении. Данная особенность определяет характер взаимоотношений в группе, которые, как правило, выстраиваются на основе доминирования и подчинения посредством угроз, запугивания. Лидер является непосредственным вдохновителем и главным участником совершаемых правонарушений. При этом, как отмечают К.В. Сыроквашина и Е.Г. Дозорцева, лидер также подвержен деструктивному влиянию: на совершение противоправных действий, в том числе и в одиночку, его могут подталкивать другие члены группы, которые гласно или негласно одобряют (поощряют) такое поведение [17].
  2. Деструктивное лидерство положительной (просоциальной) направленности. К таким лидерам относятся члены подростковых групп, которые стремятся преодолеть асоциальную направленность. Они более ориентированы на развитие теплых, доверительных взаимоотношений в коллективе, за счет которых представляется возможным перенаправить усилия коллектива в сторону общественно полезных целей [2]. Таким образом, главное отличие двух вышеописанных типов девиантного лидерства заключается в целеполагании. Девиантное лидерство отрицательной направленности характеризует установка на достижение внешних — антиобщественных целей, в то время как девиантное лидерство положительной направленности интровертивно, т. е. направленно внутрь группы, в первую очередь, с целью создания благоприятного психологического климата, но при этом цель неформальной группы остается антиобщественной.

Необходимо отметить, что классификация Д.В. Беспалова признается самим автором «недостаточно разработанной и нуждающейся в эмпирическом обосновании...» [2, с. 55]. А.С. Чернышев также указывает на то, что разделение лидеров на положительных и отрицательных лишь относительно, поскольку в группах достаточно часто присутствует категория лидеров смешанного типа, оказывающих в тех или иных случаях как конструктивное, так и деструктивное воздействие [19]. Мы согласны с позицией А.С. Чернышева и полагаем, что в определении деструктивного лидерства изначально заложена негативная, отрицательная направленность поведения. Поэтому методологически правильнее говорить о лидерстве положительной и отрицательной направленности, либо о деструктивном и конструктивном лидерстве.

Однако в ходе проведенного эмпирического исследования среди 50 юношей 15—17 лет, состоящих на учете в подразделении по делам несовершеннолетних ОВД ЮВАО района Кузьминки города Москвы, нами было выявлены социально-психологические особенности лидерства в неформальной подростковой среде, позволяющие определить положительную или отрицательную направленность поведения. Диагностика осуществлялась с использованием методик: «Лидерские способности» (Е. Жарикова, Е. Крушельницкий), «Коммуникативные и организаторские склонности» (В.В. Синявский, В.А. Федорошин), «Коммуникативный контроль» (М. Шнайдер) и «Эмоциональный интеллект» (Н. Холл). У 35% респондентов был выявлен высокий уровень сформированности таких показателей эмоционального интеллекта, как эмпатия, самомотивация и распознавание эмоций других людей — при этом параметры коммуникативного контроля, коммуникативные и организаторские склонности менее выражены. У 42% опрошенных был установлен высокий уровень эмоциональной осведомленности, управления своими эмоциями, выраженные лидерские качества. Наконец, у 23% лидерские, коммуникативные и организаторские склонности находились на низком уровне сформированности.

Таким образом, по итогам диагностики были определены три группы респондентов. К первой группе относятся лидеры, направленность которых следует считать положительной — это открытые, в целом дружелюбные подростки, хорошо понимающие других людей, однако плохо контролирующие свое собственное эмоциональное состояние, и, к тому же, они менее властны, обладают меньшим авторитетом среди сверстников. Ко второй группе относятся лидеры отрицательной направленности — они доминантны, собраны, умеют действовать в ситуациях риска и неопределенности, но при этом эгоцентричны, мало заинтересованы в потребностях группы и ее членов. К третьей группе относятся ведомые подростки, не обладающие лидерскими качествами.

Полученные результаты соотносятся с эмпирическими данными, полученными Д.В. Беспаловым в среде молодежных групп, где также были выявлены просоциально и деструктивно настроенные лидеры. Если первые открыты, общительны, эмоционально устойчивы, то вторые гораздо более авторитарны, подозрительны и агрессивны. В то же время лидеры смешанного типа выявлены не были [2]. Таким образом, несмотря на условный характер классификации Д.В. Беспалова, в подростковой асоциальной среде достаточно четко прослеживается разделение на лидеров положительной и отрицательной направленности, обладающих полярными социально-психологическими характеристиками. При этом также не выявлены лидеры смешанного типа.

На основании анализа научной литературы, а также эмпирических данных нами была разработана система рекомендаций по проведению психопрофилактической работы с несовершеннолетними, состоящими на учете в ПДН. Данные рекомендации учитывают социально-психологические особенности лидерства различной направленности и ориентированы, во-первых, на коррекцию и преодоление девиантности в поведении и, во-вторых, на формирование (укрепление) просоциальности.

Так, при организации психолого-профилактической работы с деструктивными лидерами отрицательной направленности следует, в первую очередь, учитывать, что такие подростки агрессивны и доминантны. Резкое ущемление их авторитета среди сверстников может вызывать сильную агрессивную реакцию. Отношение с такими лидерами необходимо выстраивать на основе строгого контроля и требовательности, поскольку прежде всего они признают власть и презирают тех подростков, которых считают «слабыми». Эффективным методом воздействия будет являться поощрение, причем только тогда, когда наметились положительные сдвиги в поведении.

Целесообразно привлекать таких подростков к трудовой и досуговой деятельности, не требующей тщательности и аккуратности, и в которой их организаторские и лидерские способности смогут проявиться в полную силу. Однако, учитывая их непостоянность и эмоциональную лабильность, необходимо, чтобы их руководство не было слишком продолжительным в рамках одного коллектива.

Отрицательная направленность лидерства предполагает такие выраженные черты характера, как подозрительность и упрямство. Поэтому индивидуальная программа психологического сопровождения должна быть выстроена с соблюдением принципов инвариативности и системности. Коммуникация с лидерами отрицательной направленности должна быть несколько дистанцированной, но уважительной, поскольку такие подростки с трудом выстраивают доверительные и близкие отношения с окружающими.

В отличие от лидеров отрицательной направленности, лидеры просоциальной направленности более уверенны в себе, открыты, ориентированы на сотрудничество. Однако в силу нестабильности их положения в группе, а также эмоциональной восприимчивости они также склонны к совершению антиобщественных действий. Поэтому в профилактической работе с ними необходимо максимально оперативно скорректировать их представления о правильном и неправильном поведении, чтобы не допустить дальнейшей криминализации личности. Кроме того, лидеры положительной направленности гораздо более зависимы от коллектива, чем лидеры-асоциалы, поэтому эффективным методом работы с ними будет групповая форма — например, тренинг.

Программа просоциального развития личности несовершеннолетнего правонарушителя предназначена для лидеров-подростков асоциальной и просоциальной направленности с целью формирования и укрепления аксиологического, инструментального и потребностно-мотивационного компонентов личности.

Аксиологический компонент включает в себя формирование положительного образа Я и Я других людей, т. е. ориентирован на развитие положительной Я-концепции. Инструментальный компонент предполагает развитие навыков рефлексии и самоанализа, т. е. способности концентрироваться на своем внутреннем мире, адекватно оценивать свои поступки и при необходимости корректировать их. Сюда же относится умение эмоционально «чувствовать» окружающих, понимать их чувства и эмоции, видеть причины и следствия действий. Наконец, потребностно-мотивационный компонент включает в себя коррекцию направленности личности, предполагая формирование потребности в саморазвитии, личностном росте и социально одобряемом образе жизни.

Таким образом, программа просоциального развития личности несовершеннолетнего правонарушителя включает в себя следующие направления: формирование положительного отношения к себе и окружающим; развитие рефлексии; формирование потребности в саморазвитии и социально одобряемом образе жизни.

Апробация разработанной системы рекомендаций осуществлялась на базе подразделения по делам несовершеннолетних ОВД ЮВАО района Кузьминки города Москвы в 2021—2022 гг. В соответствии с выделенными направлениями психолого-коррекционной работы, были поставлены следующие задачи:

  • актуализация внутренних ресурсов личности;
  • формирование позитивных моделей и сценариев поведения;
  • формирование системы просоциальных ценностей и установок.

Решение первой задачи программы включает в себя: анализ и самоанализ центральных событий в жизни субъектов психологического сопровождения, повлиявших на формирование асоциальной направленности личности; развитие осознанного восприятия с целью достижения объективного понимания своего поведения; осознание уникальности своей личности и личности других людей; понимание положительных и отрицательных сторон своей личности; формирование адекватной самооценки, повышение уверенности в себе; формирование способности к саморегулированию своего поведения; коррекция деструктивных проявлений личности.

Решение второй задачи предполагает оказание психологической помощи, направленной на преодоление трудностей, связанных с межличностным взаимодействием, в том числе обучение просоциальным способам коммуникации, формирование установки на сотрудничество с другими людьми, формирование умения разрешать сложные ситуации общения в конструктивном ключе.

Наконец, третья задача решается через трансформацию ценностно-смысловых ориентиров личности в сторону просоциальности, саморазвития и личностного роста.

Необходимо отметить, что трансформацию смысложизненных ориентаций несовершеннолетних невозможно осуществить в ходе непродолжительной психолого-профилактической работы. Это обусловлено тем, что девиантная направленность личность подростков-лидеров характеризуется, прежде всего, отрицанием, нежеланием принимать и соблюдать общепринятые социальные нормы [20]. Чем дольше сохраняется девиантный образ жизни и чем дольше несовершеннолетний включен в асоциальную подростковую группировку, тем устойчивее становятся данные новообразования и их коррекция требует гораздо более продолжительной и разработанной программы сопровождения.

Необходимость изучения проблемы взаимосвязи лидерства и направленности личности и применения данного опыта в пеницитарной практике определяется сложностью детерминирования социально-психологических особенностей лидерства различной направленности в условиях подросткового коллектива, а также сложностью формирования просоциального поведения с помощью таких направлений работы, как формирование положительной Я-концепции, развитие коммуникативных навыков и навыков саморегуляции поведения, коррекция ценностно-смысловой сферы.

Совершенствование психолого-профилактической работы с подростками-правонарушите­лями сегодня требует комплексного и системного подхода. При организации такого рода сопровождения необходимо учитывать социально-психологический контекст личности несовершеннолетнего, что особенно важно при работе с подростками-лидерами. Психолого-профилактическую работу необходимо выстраивать с учетом направленности личности таких несовершеннолетних и с учетом тех психических отклонений, которые наблюдаются в их эмоционально-волевой сфере. В связи с этим целесообразно говорить о том, что современная практика психолого-профилактической работы в подразделениях по делам несовершеннолетних должна включать, помимо всего прочего, коррекционную составляющую, которая бы позволила своевременно выявлять и трансформировать мировоззренческие, ценностно-смысловые и ментальные установки личности несовершеннолетнего правонарушителя с целью изменения отношения к себе и окружающим, формирования и укрепления просоциальности поведения, усвоение норм и правил конструктивного общения.

Литература

  1. Базаров Т.Ю. Формула лидерства: взгляд сквозь десятилетие // Организационная психология. 2019. Том 9. № 4. С. 226–
  2. Беспалов Д.В. Теоретический анализ к пониманию деструктивного лидерства в молодежных группах // Человек познающий. Человек переживающий. Человек действующий: Сборник научных статей / Отв. ред. С.И. Галяутдинова, И.Н. Нурлыгаянов. Уфа, 2012. С. 49–
  3. Гартвик Е.В. Психологические факторы делинквентного поведения личности: Автореф. … дисс. канд. психол. наук. Челябинск, 2021. 27 с.
  4. Глава Следственного комитета — о причинах жестоких преступлений подростков [Электронный ресурс] // Российская газета. 28.12.2021. URL: https://rg.ru/2021/12/28/glava-sledstvennogo-komiteta-o-prichinah-zhestokih-prestuplenij-podrostkov.html (дата обращения: 16.07.2022).
  5. Зварыгина Е.Я., Алимова Е.Р., Петров Е.В., Печенкина Т.И. Исследование особенностей потенциала лидерской мотивации учащихся в системе общего образования: Монография. Тамбов: Юком, 2019. 80 с.
  6. Змановская Е.В., Рыбников В.Ю. Девиантное поведение личности и группы. СПб: Питер, 2019. 352 с.
  7. Кириллова Е.Б. Личностные психологические детерминанты предрасположенности подростков к девиантному поведению: Дисс. … канд. психол. наук. СПб, 2019. 231 с.
  8. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах (общие и возрастные особенности). Минск: ТетраСистемс, 2000. 432 с.
  9. Корнеева Я.А., Корнеева А.В. Личностные детерминанты девиантного поведения студентов учреждений среднего профессионального образования [Электронный ресурс] // Экспериментальная психология. 2021. Том 14. № 3. С. 183–201. doi:10.17759/exppsy.2021140313
  10. Котенева А.В., Лихачева С.Н., Кокурин А.В. Социально-психологические особенности лидеров несовершеннолетних осужденных [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. №. 3. С. 206–225. doi:10.17759/psylaw.2018080315
  11. Кричевский Р.Л. Психология лидерства. М.: Статут, 2007. 541 с.
  12. Крушельницкая О.Б. Исследование лидерства в школьных и студенческих группах // Современная социальная психология: теоретические подходы и прикладные исследования. 2011. № 3. С. 60–
  13. Пинигин Я.С. Проблемы рецидива преступлений несовершеннолетних // Вестник науки и образования. 2021. № 16-2 (119). С. 67–
  14. Распоряжение Правительства РФ от 29.04.2021 № 1138-р «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации на период до 2030 года» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_383610/ (дата обращения: 15.07.2022).
  15. Салахов Р.А., Пушкарев О.Н. Деструктивное лидерство. Классификация и характерные черты деструктивных лидеров // Вектор экономики. 2020. № 1 (43).
  16. Суннатова Р.И. Психологическая диагностика личностного ресурса как одно из условий психолого-педагогической коррекции и предупреждения девиантного поведения подростков [Электронный ресурс] // Общество: социология, психология, педагогика. 2019. № 8 (64). С.42–46. doi:10.24158/spp.2019.8.5
  17. Сыроквашина К.В., Дозорцева Е.Г. Антисоциальное расстройство личности у подростков и юношей: методология и диагностика [Электронный ресурс] // Консультативная психология и психотерапия. 2020. Том 28. № 1. С. 49– doi:10.17759/cpp.2020280104
  18. Тажутдинова Г.Ш. Взаимосвязь лидерства и направленности личности подростка: Монография. Махачкала, 2019. 135 с.
  19. Чернышев A.C. Социально-одаренные дети: путь к лидерству (экспериментальный подход). Воронеж: Кварта, 2007. 210 с.
  20. Чечикова И.В. Педагогическое сопровождение подростков, состоящих на учете в отделениях по делам несовершеннолетних: Дисс. … канд. пед. наук. М., 2022. 27 с.
  21. Чудновский В.Э. Становление личности и проблема смысла жизни. М., 2006. 768 с.

Информация об авторах

Глебова Анастасия Андреевна, аспирант кафедры юридической психологии и права, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4010-1810, e-mail: aradokszebra@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 441
В прошлом месяце: 30
В текущем месяце: 12

Скачиваний

Всего: 95
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 5