Психологическая коррекция и профилактика деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора с учетом особенностей их самоотношения

109

Аннотация

В статье показана актуальность проблемы влияния условий следственного изолятора на личность и поведение несовершеннолетних. Рассмотрены этапы коррекции и профилактики деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора с учетом особенностей их самоотношения с целью успешной ресоциализации. В экспериментальном исследовании приняли участие 48 несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, осужденных по тяжким и особо тяжким статьям, содержащихся в следственных изоляторах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации. Описаны результаты оценки проведенного эксперимента, а именно применения поэтапной структурированной психологической программы, на основе которых сделан вывод, что своевременная и структурированная коррекция и профилактика деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора может способствовать положительным изменениям в их отношении к самому себе, самоорганизации поведения и отношениях с другими людьми, прогнозировании последствий своих действий и возникающих контактов с окружающими, снижению внутренних конфликтов, принятию себя, развитию конструктивной рефлексии. Результаты исследования представляют практическую значимость для психологических служб учреждений уголовно-исполнительной системы, а также специалистов, осуществляющих психологическое сопровождение несовершеннолетних правонарушителей.

Общая информация

Ключевые слова: деструктивное поведение, самоотношение, несовершеннолетние , подростки, подозреваемые, обвиняемые, осужденные , условия следственного изолятора, принудительная изоляция

Рубрика издания: Юридическая психология детства

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2023130303

Получена: 03.03.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Вэтра А.В., Ганишина И.С., Марьин М.И. Психологическая коррекция и профилактика деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора с учетом особенностей их самоотношения [Электронный ресурс] // Психология и право. 2023. Том 13. № 3. С. 30–43. DOI: 10.17759/psylaw.2023130303

Полный текст

Введение

Психолого-социальная роль условий и режима содержания в следственном изоляторе для несовершеннолетних заключается в формировании у них установки на соблюдение правил и норм поведения, принятых в обществе. Однако для становления поведения и личностных особенностей представляет опасность наличие в местах лишения свободы криминальной субкультуры, влиянию которой несовершеннолетние особо подвержены в силу своих возрастных особенностей. Следование криминальной субкультуре закрепляет у несовершеннолетних отсутствие критического отношения к себе и другим, позитивную оценку своих асоциальных поступков, деформацию ценностной сферы, а лишение свободы, привлечение к уголовной ответственности изменяют привычный образ жизни подростка. Психологическое влияние условий содержания в следственном изоляторе может оказывать негативное воздействие на личность и самоотношение несовершеннолетнего, деформируя его. В этот сложный жизненный период ему особенно нужна помощь, искреннее заинтересованное участие в его судьбе и психологическая поддержка [4; 6]. Поэтому первостепенная задача специалистов заключается в своевременной психологической коррекции и последующей профилактике деструктивного поведения несовершеннолетних, находящихся в условиях следственного изолятора.
В трудах отечественных психологов (А.И. Ушатиков [20], А.В. Пищелко [15], Д.В. Сочивко [15], Ю.М. Антонян [1], М.С. Арефина [2], М.В. Прохорова [17] и др.) указывается на необходимость учитывать сотрудниками исправительных учреждений отношение подозреваемых, обвиняемых и осужденных к совершенным преступлениям и к самому себе (наличие/отсутствие чувства раскаяния, вины, стыда и др.) с целью решения проблемы их адаптации и последующего исправления. Ряд психологов сходятся во мнении, что позитивное самоотношение выражается в интегрированном положительном принятии самого себя, определяет целостность и единство личности, упорядочивает ценностные ориентации, мотивы, цели и поведение [4].
М.Г. Дебольский, Д.В. Мельникова, А.С. Месниченко [9] исследовали особенности психических состояний несовершеннолетних в условиях следственного изолятора и воспитательной колонии. Е.В. Васкэ [3], Ф.С. Сафуановым [19], О.А. Падун [14], Л.Б. Морозовой [13], Д.Н. Кротовой [11], Л.В. Ковтуненко [10] изучались особенности личности и поведения несовершеннолетних в условиях изоляции, местах лишения свободы. И.А. Горьковая, А.В. Микляева [8], А.А. Глебова [7], E. Diener [22], W. Mischel [23], S. Bibi, S. Masood, B. Mussawar, A. Khaliq [21] в своих исследованиях описывали взаимосвязь особенностей самооценки и самоотношения несовершеннолетних правонарушителей с деструктивным поведением. В.М. Поздняков [16] внес большой вклад в изучение деструктивного поведения и субкультурной деформированности личности несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях. В трудах данных психологов прослеживается ряд психологических проблем, которые возникают на разных этапах отбывания наказания, однако в их исследованиях не представлены конкретные предложения по способам коррекции и профилактике деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора.
Коррекцию и профилактику деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора было решено осуществлять с учетом особенностей их самоотношения, так как подробный теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы позволил сделать вывод о том, что данная психологическая категория является одной из основ успешного становления личности и исправления несовершеннолетних, а концепция когнитивного подхода в психологии объясняет взаимосвязь системы отношений, убеждений и поведения [5].
Недостаточная теоретическая и методологическая база, структурирующая и описывающая особенности и конкретные этапы коррекции и профилактики деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора, обусловливает необходимость и актуальность выбора темы исследования.
Цель исследования — разработка и внедрение психологической программы коррекции и профилактики деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора.
Гипотезой исследования выступило предположение о том, что своевременная коррекция и профилактика деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора может способствовать положительным изменениям в их отношении к самому себе, самоорганизации поведения и отношениях с другими людьми, прогнозировании последствий своих действий и возникающих контактов с окружающими, снижению внутренних конфликтов, принятии себя таким, какой есть, во всей полноте поведенческих проявлений — от осознания достоинств до самокритики и развития конструктивной рефлексии.

Структура и методы исследования

Реализация экспериментального исследования осуществлялась в несколько этапов.
  1. Подбор психодиагностического инструментария, формирование выборки из числа несовершеннолетних, находящихся в условиях следственного изолятора. В исследовании использовались общепсихологические методы: праксиметрический метод, включенное наблюдение, тестирование при помощи методики исследования самоотношения В.В. Столина, С.Р. Пантилеева.
  2. Проведение психодиагностического исследования.
  3. Применение психологической программы с экспериментальной группой несовершеннолетних в условиях следственного изолятора с целью коррекции и профилактики деструктивного поведения.
  4. Проведение повторного психодиагностического исследования экспериментальной и контрольной групп с целью изучения динамики изменений поведенческих особенностей несовершеннолетних после участия в психологической программе.
  5. Математическая обработка полученных психодиагностических данных, которая проводилась при помощи Т-критерия Вилкоксона, U-критерия Манна—Уитни; использовались программы STATISTICA 10.0, Psychometric Expert 9.1.0; описание результатов исследования.

Результаты исследования

В экспериментальном исследовании приняли участие 48 несовершеннолетних, содержащихся в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по г. Москве, ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по Московской области и ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Тверской области, мужского пола, в возрасте 17 лет (61%), 16 лет (23%), 15 лет (13%), 14 лет (3%). Характеристика их преступлений выглядит следующим образом: преступления против жизни и здоровья, против половой свободы личности (ст. 105, ст. 111, ст. 131, ст. 132, ст. 162 УК РФ) — 68%; преступления против собственности (ст. 158, ст. 161 УК РФ) — 20%; преступления, связанные с незаконным приобретением, хранением наркотических средств (ст. 228 УК РФ), — 12%. При изучении особенностей соблюдения требований и обязанностей в учреждении выявлено, что 46% несовершеннолетних нарушали режим содержания; 38% состояли на профилактическом учете в учреждении (склонные к суициду и членовредительству, к нарушению режима и порядка в учреждении, к употреблению наркотических веществ).
Включенные в группы участники также отвечали критериям: отсутствие учета у невропатолога и психиатра; содержание в следственном изоляторе не более 3 месяцев со дня первичного заключения. Формирование выборки испытуемых осуществлялось в соответствии с критерием операциональной валидности, внешней валидности и эквивалентности испытуемых (6 экспериментальных и 6 контрольных групп по 4 участника). Продолжительность и интенсивность психологического воздействия соотносилась с возрастными и индивидуально-психологическими особенностями участников, а также особенностями камерного режима содержания в следственном изоляторе (4—6 человек в камере). Планирование исследования осуществлялось с соблюдением внешней и внутренней валидности эксперимента с использованием простого плана для двух групп с предварительным тестированием.
На основании индивидуально-психологических особенностей и самоотношения несовершеннолетних, находящихся в условиях следственного изолятора, была составлена психологическая программа профилактики и коррекции деструктивного поведения.
Продолжительность и интенсивность психологической программы соотносилась с особенностями камерного режима содержания в следственном изоляторе, возрастными и индивидуально-психологическими особенностями участников. Программа осуществлялась в соответствии со следующими тематическими блоками, составляющими ее структуру.
  1. Подготовительный блок (включает два этапа). Первым этапом работы психолога с несовершеннолетним является преодоление стрессовой ситуации, связанной с попаданием в условия изоляции от общества. Данный период характеризуется эмоциональным потрясением, которое может проявляться по-разному (апатия, депрессивные состояния, агрессия, обида, злость и др.). Поэтому психолог в ходе первичного консультирования должен создать благоприятную доверительную обстановку, предоставить несовершеннолетнему возможность выговориться, оказать поддержку и предложить необходимую помощь в рамках своей компетенции.
Вторым этапом подготовительного блока является адаптация несовершеннолетнего к условиям следственного изолятора. Подросток неожиданно вырван из привычного ему мира и помещен в незнакомые условия, включающие как взаимодействие с администрацией учреждения, соблюдение непривычных режимных требований, так и взаимоотношения со спецконтингентом. Важно объяснить несовершеннолетнему, что адаптация и его переживания по этому поводу новы и нормальны, и не допустить его влечение к «тюремной романтике». Также основным моментом является формирование у несовершеннолетних мотивации к личностным изменениям. В противном случае несовершеннолетний может рассматривать психолога как сторонника администрации учреждения, а не специалиста, который может помочь. Блок предусматривает как проведение групповых бесед, так и индивидуальный формат работы.
  1. Просветительский (информационно-теоретический) блок. Задачи данного блока состоят в проведении информационных лекций с несовершеннолетними с целью развития у них интереса к личностным изменениям и информирования об основных способах их реализации. Такие занятия позволяют дать несовершеннолетним теоретические знания согласно поставленным целям, расширить их кругозор, пробудить интерес к психологическим аспектам жизнедеятельности, сформировать рациональное мнение о полученных сведениях.
  2. Психокоррекционный блок. Цель и суть данного блока состоит в коррекции негативных поведенческих характеристик несовершеннолетних, в том числе и самоотношения, в развитии конструктивных личностных ресурсов. Формы данного направления — групповой психологический тренинг, групповые занятия, индивидуальные психокоррекционные занятия с использованием техник когнитивно-поведенческой психотерапии.
Групповой психологический тренинг представляет собой совокупность методов практической психологии, способствующих формированию навыков саморазвития. Психологическому тренингу было отведено 12 занятий, целью которых являлась коррекция деструктивных характеристик поведения и формирование позитивных показателей самоотношения.
Групповые занятия представлены арт-терапевтическими методиками (рисуночные техники, сказкотерапия, метафорические карты), когнитивно-поведенческими техниками, групповыми дискуссиями и беседами, фильмотерапией (просмотр кинофильмов с последующим обсуждением, направленный на формирование у несовершеннолетних мотивации к работе над собой), книготерапией. То есть данная форма работы представляет собой совокупность заданий, направленных на практико-активное решение задач, поставленных в рамках программы.
Индивидуальные психокоррекционные занятия с использованием техник когнитивно-поведенческой психотерапии предполагают работу с негативными и антисоциальными (дисфункциональными) убеждениями несовершеннолетних, их верификацию и когнитивную реструктуризацию. В рамках индивидуальной работы устанавливается наиболее благоприятный микроклимат между подростком и психологом, способствующий улучшению эмоционального состояния, детальной проработке личностных и поведенческих проблем.
  1. Психопрофилактический блок. Блок представляет собой одно из основных направлений оказания психологической помощи, задачей которого является профилактика форм деструктивного поведения, недопущение вовлечения несовершеннолетнего в криминальную субкультуру, предотвращение негативного отношения к персоналу учреждения и оказываемым психолого-воспитательным воздействиям в процессе коррекции негативных поведенческих характеристик. Формы блока представлены лекционными занятиями с элементами дискуссии.
  2. Заключительный блок. Данный блок представлен формой групповых бесед, цель которых заключается в формулировании выводов, подведении итогов проделанной работы, а главное — в составлении рекомендаций для дальнейшей самостоятельной работы участников программы по проблемным (тяжело формирующимся и поддающимся изменению) аспектам поведения.
Важной задачей блока является доведение до несовершеннолетних значимости самовоспитания и самостоятельной работы в развитии своей личности и профилактике деструктивного поведения. Данный способ работы над собой наиболее эффективен и реализуем в условиях следственного изолятора при помощи чтения литературы. Чтение является эффективным спутником подростка на всех этапах нахождения в местах лишения свободы. С помощью литературы происходит духовное развитие личности, формируется умение контролировать свое поведение и собственные поступки, что, следовательно, способствует становлению положительных установок в поведении, адаптивных убеждений, позитивного самоотношения и правопослушного образа жизни. Поэтому рекомендуется создание специальных библиотек на базе следственных изоляторов, где содержатся лица подросткового возраста. Подобные библиотеки должны исключать литературу, содержащую элементы агрессии, насилия, сцены самоубийства и иного деструктивного поведения (это касается не только современных произведений, важно тщательно анализировать и классическую литературу). Желательно включать в нее книги, которые повествуют о примерах дружбы, любви, силы духа и воли, героизма, милосердия, достижения благих целей и иных социально-положительных характеристик человека. Подобную литературу рекомендуется выдавать несовершеннолетним при поступлении в следственный изолятор, исходя из особенностей эмоционального состояния, уровня интеллекта, а также целей, которые стремится достичь психолог при воздействии на личность [12].
Оценка эффективности применения психологической программы осуществлялась при помощи процедуры сравнения результатов первичной и повторной психологической диагностики. Показатели значимости различий по диагностируемым параметрам до и после психологического воздействия свидетельствуют об эффективности предлагаемой программы коррекции и профилактики деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора.
Диагностика на контрольном этапе проводилась с использованием аналогичного психодиагностического инструментария. Полученные результаты были интерпретированы и обработаны при помощи методов математической статистики. Проверка значимости различий между группами после эксперимента проводилась с помощью U-критерия Манна—Уитни. Для проверки статистической значимости различий выраженности психологических особенностей до и после участия несовершеннолетних в программе мы использовали Т-критерий Вилкоксона.
Анализируя средние значения статистически значимых различий показателей самоотношения несовершеннолетних в контрольной и экспериментальной группах до применения программы можно сделать вывод, что практически по всем структурным элементам не выявлено статистически значимых различий, кроме показателя самоуверенности (U=177; p<0,01), который, на наш взгляд, обусловлен личностными особенностями несовершеннолетних, участвующих в эксперименте. В связи с этим считаем нецелесообразным учитывать данный показатель при оценке эффективности программы.
Средние значения статистически значимых различий показателей самоотношения несовершеннолетних в контрольной и экспериментальной группах после применения программы представлены в табл. 1.
Анализ результатов с применением U-критерия Манна—Уитни показал статистически значимые различия после проведения эксперимента только по показателям «саморуководство» (U = 105,5; p<0,001), «отраженное самоотношение» (U = 128,5; p<0,001) и «внутренняя конфликтность» (U = 190,5; p<0,05). Однако выявленные статистические изменения по данным показателям самоотношения за небольшой промежуток психологического сопровождения представляется значимым для нашего психологического исследования.
Статистическая проверка значимости различий в контрольной группе несовершеннолетних до и после проведения эксперимента показала отсутствие различий по диагностируемым показателям.
Таблица 1
Значимость различий между показателями самоотношения несовершеннолетних
контрольной и экспериментальной групп после эксперимента

Шкалы методики исследования самоотношения

Средние значения

Э. Г.

К. Г.

U

Z

Уровень значимости

р

Открытость

6,88

6,75

275

0,26

0,79298364

 

Самоуверенность

8,92

10,58

145

-3,00

0,00273250

**

Саморуководство

8,50

6,88

105,5

3,85

0,00011845

***

Отраженное самоотношение

7,46

5,83

128,5

3,32

0,00089120

***

Самоценность

8,42

8,21

284

0,07

0,94127007

 

Самопринятие

8,08

7,17

224

1,33

0,18264362

 

Самопривязанность

7,21

7,13

277,5

0,21

0,83230564

 

Внутренняя конфликтность

5,83

6,88

190,5

-2,02

0,04298504

*

Самообвинение

5,79

4,46

198,5

1,85

0,06445869

 
Примечание: «*» — различия на уровне значимости p < 0,05; «**» — различия на уровне значимости p < 0,01; «***» — различия на уровне значимости p < 0,001.
Результаты проверки изменений экспериментальной группы до и после участия в психологической программе представлены в табл. 2.
Можем отметить значительные изменения между первым и последним измерениями в экспериментальной группе по показателям открытости (Т=6; р<0,01), саморуководства (Т=0; р<0,001), самоценности (Т=3; р<0,01), отраженного самоотношения (Т=0; р<0,001), самопринятия (Т=0; р<0,001), внутренней конфликтности (Т=0; р<0,001), самопривязанности (Т=0; р<0,001). То есть есть основания полагать, что психологическая программа, направленная на коррекцию и профилактику деструктивного поведения, может способствовать развитию у несовершеннолетних внутренней честности, открытости, самокритики, самоорганизации поведения и отношений с другими людьми, прогнозирования последствий своих действий и возникающих контактов с окружающими, позитивного представления о способности вызвать у других людей уважение, ощущения легкости установления деловых и личных контактов, ощущения ценности собственной личности, согласия с внутренними побуждениями, снижению внутренних конфликтов, принятию себя таким, какой есть, во всей полноте поведенческих проявлений от осознания достоинств до самокритики и развития конструктивной рефлексии.
Отсутствие выраженной динамики по показателям самоуверенности и самообвинения, на наш взгляд, связано с особенностями подросткового возраста, выражающимися в стремлении несовершеннолетних к самостоятельности и независимости, к удовлетворению своих потребностей. В связи с этим показатель самоуверенности выступает как компенсация отсутствия конструктивных навыков и умений достижения желаемых результатов и удовлетворения желаемого, а показатель сниженного самообвинения — как защитный механизм, позволяющий существовать такой характеристике, как самоуверенность. Для существенного изменения всех показателей самоотношения, несомненно, требуется более продолжительное время. Однако уже достигнутые нами изменения дают основания полагать, что проведенное психологическое воздействие активизировало необходимые внутриличностные процессы формирования позитивного самоотношения несовершеннолетних и, как следствие, снижение деструктивных проявлений в поведении.
Таблица 2
Значимость различий между показателями самоотношения несовершеннолетних
экспериментальной группы до и после экспериментального исследования

Шкалы методики исследования самоотношения

Средние значения

Э: до

Э: после

Т

Z

Уровень значимости

р

Открытость

6,17

6,88

6

2,59

0,00963341

**

Самоуверенность

8,88

8,92

50

0,16

0,87529128

 

Саморуководство

6,79

8,50

0

3,52

0,00043784

***

Отраженное самоотношение

6,08

7,46

0

3,82

0,00013186

***

Самоценность

7,63

8,42

3

2,82

0,00474206

**

Самопринятие

6,88

8,08

0

3,52

0,00043784

***

Самопривязанность

6,08

7,21

0

3,62

0,00029310

***

Внутренняя конфликтность

8,33

5,83

0

3,82

0,00013186

***

Самообвинение

4,71

5,79

80

1,76

0,07772159

 
Примечание: «**» — различия на уровне значимости p<0,01; «***» — различия на уровне значимости p<0,001.
Результаты исследования внедрены в деятельность следственных изоляторов по г. Москве, Московской, Рязанской, Тверской и Курской областям, Можайской воспитательной колонии.
Ограничения исследования
Ограничения исследования определяются небольшим количеством респондентов выборки, а также ее характером: в исследовании принимали участие несовершеннолетние мужского пола, однако возможно имеют место гендерно обусловленные особенности профилактики деструктивного поведения в зависимости от самоотношения. Также относительная краткосрочность пребывания несовершеннолетних в следственном изоляторе не позволяет проводить качественное лонгитюдное исследование поведенческих и личностных изменений в ходе психологического сопровождения. Возможно, научную значимость имеет разработка алгоритма исследования эффективности психологических интервенций с несовершеннолетними, находящимися на разных этапах отбывания наказания, в том числе при их этапировании в колонии общего режима и назначении наказания, не связанного с изоляцией от общества. Преодоление этих ограничений составляет перспективу нашего дальнейшего исследования.

Заключение

Таким образом, данные эксперимента показали, что своевременная и структурированная коррекция и профилактика деструктивного поведения несовершеннолетних в условиях следственного изолятора могут способствовать положительным изменениям в их отношении к самому себе, самоорганизации поведения и отношениях с другими людьми, прогнозировании последствий своих действий и возникающих контактов с окружающими, снижению внутренних конфликтов, принятию себя таким, какой есть, во всей полноте поведенческих проявлений от осознания достоинств до самокритики и развития конструктивной рефлексии, что, несомненно, важно для успешной ресоциализации.
Практикующим психологам, осуществляющим психологическое сопровождение несовершеннолетних в условиях следственного изолятора, для достижения задач по коррекции и профилактике деструктивного поведения можем рекомендовать придерживаться следующих этапов: подготовительный (преодоление стрессовой ситуации в связи с попаданием в условия изоляции, адаптация, мотивация), просветительский (развитие интереса к личностным изменениям, предоставление теоретических знаний), психокоррекционный (групповой психологический тренинг, групповые занятия, индивидуальные психокоррекционные занятия с использованием техник когнитивно-поведенческой психотерапии), психопрофилактический (недопущение вовлечения несовершеннолетнего в криминальную субкультуру и на путь деструктивного поведения), заключительный (формулирование выводов, рекомендаций для самостоятельной работы в развитии личности).

Литература

  1. Антонян Ю.М., Антонян Е.А. Личность преступника и профилактика преступлений: Монография. М.: Проспект, 2023. 224 с.
  2. Арефина М.С. Изучение личности несовершеннолетнего, преступившего закон: Учебное пособие. Архангельск: КИРА, 2016. 69 с.
  3. Васкэ Е.В. Несовершеннолетние правонарушители: типология, методы психологического взаимодействия и коррекции: Научно-практическое пособие. Нижний Новгород, 2020. 204 с.
  4. Вэтра А.В. Самоотношение подростков в условиях принудительной изоляции: Дисс. ... канд. психол. наук. Рязань, 2021. 187 с.
  5. Вэтра А.В., Ганишина И.С., Марьин М.И. Психологические особенности самоотношения несовершеннолетних, подозреваемых, обвиняемых, осужденных за насильственные преступления [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 1. С. 91–102. doi:10.17759/psylaw.2022120108
  6. Вэтра А.В., Ганишина И.С., Сорокоумова С.Н. Формирование позитивного самоотношения у несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и осужденных: Монография. Ульяновск: Зебра, 2022. 166 с.
  7. Глебова А.А. Социально-психологические особенности формирования просоциальности у подростковых лидеров отрицательной направленности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 4. С. 185–194. doi:10.17759/psylaw.2022120414
  8. Горьковая И.А., Микляева А.В. Сравнительно-исторический анализ самооценки подростков с устойчивым противоправным поведением (1996, 2004 и 2020 г.) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2022. Том 12. № 4. С. 171–184. doi:10.17759/psylaw.2022120413
  9. Дебольский М.Г., Мельникова Д.В., Месниченко А.С. Выявление психических состояний несовершеннолетних обвиняемых и осужденных как предпосылка профилактики их деструктивного поведения [Электронный ресурс] // Психология и право. 2020. Том 10. № 2. С. 35–50. doi:10.17759/psylaw.2020100204
  10. Ковтуненко Л.В. Личность несовершеннолетнего осужденного: уголовно-правовая, социально-педагогическая, психологическая характеристики. Воронеж: Научная книга, 2013. 169 с.
  11. Кротова Д.Н. Влияние возрастных особенностей несовершеннолетних на их адаптацию к условиям изоляции в учреждениях УИС // Пенитенциарная система и общество: опыт взаимодействия: Сборник материалов V Международной научно-практической конференции, 4–6 апреля 2018 г. Пермь: ФКОУ ВО Пермский институт ФСИН России, 2018. С. 253–254.
  12. Купцов И.И., Пивоварова Т.В. Рациональные пути исправления несовершеннолетних осужденных // Прикладная юридическая психология. 2013. № 3. С. 26–34.
  13. Морозова Л.Б. Развитие субъектности подростков в условиях социальной изоляции методом дистантной психологической помощи: на примере воспитательной колонии для несовершеннолетних: Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. Нижний Новгород, 2005. 20 с.
  14. Падун О.А. Психологические особенности личности несовершеннолетних, осужденных за совершение корыстно-насильственных преступлений: Дисс. ... канд. психол. наук. Ростов-на-Дону, 2005. 163 с.
  15. Пищелко А.В., Сочивко Д.В. Реадаптация и ресоциализация. М.: ПЕР СЭ, 2003. 207 c.
  16. Поздняков В.М. Субкультурно-деструктивные проявления несовершеннолетних осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях, и психологические пути их изучения [Электронный ресурс] // Ученые записки Российского государственного социального университета. 2015. Том 14. № 3 (130). С. 34–42. doi:10.17922/2071-5323-2015-14-3-34-42
  17. Прохорова М.В. Отношение осужденных несовершеннолетних к наказанию в виде лишения свободы: Учебное пособие. Томск: Издательство ТГПУ, 2013. 72 с.
  18. Путинцева Н.В. Консилиум / Совет профилактики в формате восстановительной программы «Круг сообщества» в Центрах содействия семейному воспитанию // Вестник вос-становительной юстиции. 2023. № 17. С. 73–75.
  19. Сафуанов Ф.С., Васкэ Е.В. Психологический анализ мотивации преступных действий несовершеннолетних правонарушителей при совершении групповых и индивидуальных деликтов // Прикладная юридическая психология. 2010. № 2. С. 123–
  20. Ушатиков А.И. Криминальная психология в УИС: Учебное пособие. Рязань: Академия ФСИН России, 2010. 305 с.
  21. Bibi S., Masood S., Mussawar B., Khaliq A. Relationship between Self Concept and Deviant Behavior among Adolescents // Scientific Journal of Neurology & Neurosurgery. 2021. Vol. 7(1). P.7–
  22. Diener E. Deindividuation, self-awareness, and disinhibition // Journal of Personality and Social Psychology. 1979. Vol. 37(7). Р. 1160–1171.
  23. Mischel W. Personality and assessment. New York: Wiley, Р. 126–261.

Информация об авторах

Вэтра Александра Викторовна, кандидат психологических наук, старший психолог отдела кадров и работы с личным составом, Управление по охране ГНЦ им. В.П. Сербского УФСИН России по г. Москве (ФКУ УО ГНЦ им. В.П. Сербского УФСИН России по г. Москве), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2959-8141, e-mail: s_vetra@mail.ru

Ганишина Ирина Сергеевна, доктор психологических наук, доцент, начальник, кафедра юридической психологии и педагогики, факультет психологии и пробации, Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФГКОУ ВО «Академия ФСИН России»), Рязань, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-5137-4035, e-mail: irinaganishina@yandex.ru

Марьин Михаил Иванович, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры научных основ экстремальной психологии, факультет экстремальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1142-8857, e-mail: marin_misha@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 223
В прошлом месяце: 23
В текущем месяце: 27

Скачиваний

Всего: 109
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 17