Диадические копинг-стратегии супругов как фактор латентных дисфункциональных отношений в семье: опыт эмпирического исследования в условиях пандемии

1304

Аннотация

Цель. Выявление характера взаимосвязей между диадическими копинг-стратегиями супругов и их субъективным восприятием особенностей изменения семейных отношений в период вынужденной самоизоляции, обусловленной угрозой распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19. Контекст и актуальность. Увеличение числа разводов в странах, преодолевающих пандемию коронавирусной инфекции COVID-19, обусловливает актуализацию проблемы оказания действенной психологической помощи семьям в условиях вынужденной самоизоляции. Разработка таких мер должна осуществляться на основе научно обоснованных сведений о факторах, влияющих на укрепление или, напротив, разрушение семейных отношений в нестандартных ситуациях жизнедеятельности семьи. Дизайн исследования. Исследование проводилось в период с 15 апреля по 10 мая 2020 года с помощью социально-психологического опроса в режиме онлайн. На начало исследования период самоизоляции составил две недели. Исследование осуществлялось в два этапа: 1) опрос членов семей об их субъективном восприятии изменений, произошедших в межличностных отношениях с супругом(ой) в период самоизоляции (онлайн-анкетирование); 2) изучение взаимосвязи между показателями диадических копинг-стратегий и субъективным восприятием межсупружеских отношений. Для измерения диадических копинг-стратегий супругов использовались апробированные валидные и надежные методики. Участники. На первом этапе исследования было опрошено 674 человека, из них 503 — женщины в возрасте от 24 до 43 лет, 171 — мужчины от 27 до 47 лет. На втором этапе из первой выборки были отобраны те респонденты, которые отметили улучшение или ухудшение отношений в своей семье. В результате онлайн-интервьюирования были сформированы две выборки для проведения второго этапа исследования, уравненные по количеству супружеских пар: в первую выборку вошли 34 семейные пары, отметившие, по данным предварительного опроса, ухудшение семейных отношений (средний возраст мужчин — 36,7; женщин — 34,4). Во вторую — также 34 семейные пары, отметившие позитивные изменения в отношениях друг с другом (средний возраст мужчин — 38,1; женщин — 33,2). Методы (инструменты). В исследовании были использованы сравнительные анализы с расчетом χ2-критерия, t-критерия Стьюдента, коэффициента корреляции Спирмена. Для обработки данных использовались программы SPSS 22.0. Результаты. В результате исследования выявлено, что существуют достоверные взаимосвязи между субъективным восприятием супругами особенностей взаимоотношений в семье и выбираемыми ими стратегиями совладающего поведения в нестандартных и трудных жизненных ситуациях. Основные выводы. Диадические копинг-стратегии супругов являются одним из факторов, влияющих на характер и особенности межсупружеских отношений, что обусловливает необходимость их учета в построении программ оказания психологической помощи семье в нестандартных условиях ее жизнедеятельности.

Общая информация

Ключевые слова: копинг-стратегии, семейный копинг, межсупружеские взаимоотношения, социальная депривация семьи

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2020110303

Для цитаты: Бонкало Т.И., Маринова Т.Ю., Феоктистова С.В., Шмелева С.В. Диадические копинг-стратегии супругов как фактор латентных дисфункциональных отношений в семье: опыт эмпирического исследования в условиях пандемии // Социальная психология и общество. 2020. Том 11. № 3. С. 35–50. DOI: 10.17759/sps.2020110303

Полный текст

Введение

В настоящее время весь мир столкнулся с реальной угрозой распада привычного и устоявшегося уклада и образа жизни вследствие быстрого распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Жизнедеятельность общества в условиях объявленной ВОЗ пандемии и вынужденной самоизоляции людей осуществляется под воздействием колоссальной психологической нагрузки, связанной не только с каждодневным риском возможного заражения, но и с появлением множества разнообразных экономических, социальных и психологических проблем. Чрезмерное эмоциональное напряжение может быть вызвано сейчас как повышенной тревогой за свое будущее и будущее близких и значимых людей, страхом потерять здоровье или лишиться материального достатка, глубокими переживаниями за судьбы целых народов, так и новой ситуацией ограничения контактов с людьми, новыми условиями работы, вынужденной социальной депривацией, закрытыми внешними границами семьи и замкнутым кругом межличностного общения и взаимодействия.

В этой связи особую значимость и актуальность приобретает проблема оказания психологической поддержки населению, сохранения психологического благополучия людей, укрепления их психического здоровья и эмоциональной устойчивости.

О влиянии условий пандемии на психологические состояния разных категорий населения говорится в научных исследованиях, проведенных в течение уже не одного месяца сохранения угрозы распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19.

В феврале 2020 г. Дуань и Чжу подчеркнули необходимость создания надежной китайской системы охраны психического здоровья населения на основе фактических данных во время чрезвычайных ситуаций, таких как вспышка болезни Коронавирус-2019 (COVID-19) [21; 23]. Т.Р. Винд, М. Рийкебоер, Г. Андерссон, Х. Райпер (Tim R. Wind, Marleen Rijkeboer, Gerhard Andersson, Heleen Riper) подчеркивают, что уровень тревожности будет увеличиваться как по прямым причинам, включая опасения заражения, стресса, горя и депрессии, вызванные воздействием вируса, так и по влиянию последствий социально-экономического беспорядка, который происходит на индивидуальном и общественном уровнях [23].

Н. Лю, Ф. Чжан, Ц. Вэй, Я. Цзя, В. Лю (Nianqi Liu, Fan Zhang, Cun Wei, Yanpu Jia, Weizhi Liu) через месяц после вспышки COVID-19 в декабре 2019 г. в Ухани (Китай) провели опрос 285 жителей Уха- ни и прилегающих городов, используя контрольный список PTSD для DSM-5 (PCL-5) и 4 элемента из Питтсбургского индекса качества сна (PSQI). Авторами было выявлено, что распространенность PTSS (посттравматических стрессовых симптомов) в наиболее пострадавших районах Китая через месяц после вспышки COVID-19 составила почти 10% [22]. На основании проведенного исследования авторы приходят к выводу о том, что должны быть разработаны профессиональные и эффективные службы охраны психического здоровья, чтобы помочь психологическому благополучию населения в пострадавших районах [22].

Психологическое благополучие личности напрямую зависит от характера складывающихся взаимоотношений в семье [1; 7]. Многие исследователи подчеркивают, что гармоничные отношения в семье являются источником как психического, так и физического здоровья [4]. Именно в семье удовлетворяется значимая для человека потребность в эмоциональной близости, доверительном межличностном общении, в оказании и получении взаимоподдержки и взаимопомощи [2].

Однако в условиях вынужденной самоизоляции сложившаяся структура семьи с устойчивым распределением в ней семейных ролей и функций, с привычным образом жизни и устоявшимися связями и взаимосвязями подвергается серьезным «испытаниям» и изменениям, что может привести к возникновению и развитию ненормативного семейного кризиса.

Проблемы семейных кризисов уже давно интересуют как ученых-исследователей, так и психологов-практиков, так как в последние годы, еще до возникновения чрезвычайных ситуаций, вызванных пандемией COVID-19, наметилась устойчивая тенденция к росту числа разводов [9]. По некоторым статистическим данным, более половины зарегистрированных браков распадаются. Совершенно очевидно, что за каждым разводом лежит серьезный и глубокий конфликт, обусловленный осознанной или мало осознаваемой неудовлетворенностью супругов семейными взаимоотношениями [12].

В ситуации вынужденной самоизоляции нормативные кризисы семьи, связанные с закономерностями ее жизненного цикла, накладываются на ненормативные, что обусловливает риск возникновения и развития семейных дисфункций. Подтверждением этому служат данные о резком росте числа разводов после преодоления пандемии COVID-19 в Китае [22].

Э.М. Кэмпбелл (Andrew M. Campbell) подчеркивает, что стресс и связанные с этим факторы риска насилия в семье и разрушения семейных взаимоотношений, такие как безработица, снижение доходов, ограниченные ресурсы и ограниченная социальная поддержка, вероятно, могут быть более сложными в преодолении, чем сам коронавирус COVID-19 [15].

В группе риска находятся, прежде всего, семьи с так называемыми латентными дисфункциональными отношениями. Под латентными, или скрытыми, неявными, часто неосознаваемыми, дисфункцио­нальными семейными отношениями Э.Г. Эйдемиллер понимает такое функционирование семьи, которое при привычных обстоятельствах ее жизнедеятельности воспринимается как вполне благополучное, лишенное серьезных семейных проблем. Однако при появлении различных трудностей, связанных с внешними условиями ее функционирования, скрытые дисфункции становятся источниками затяжных глубоких кризисов [12].

Условия жизнедеятельности семьи в период пандемии могут стать таким «пусковым механизмом» развития дис­функциональных семейных отношений, создающих психотравмирующие ситуации семейного взаимодействия. В связи с этим актуализируется проблема выявления факторов латентных дисфункцио­нальных отношений в семье [12]. Одним из таких факторов, на наш взгляд, являются характер и особенности диадиче­ских копинг-стратегий супругов.

В современной психологии понятие диадического копинга еще не получило своего должного распространения. Основные работы посвящены исследованию сущности феноменов копинг-стра- тегий [8; 11], копинг-поведения, копинга [14; 17], стилей совладания с трудными жизненными ситуациями, их содержания, типологии, структуры [10; 19; 20].

На сегодняшний момент существуют лишь парциальные исследования диади­ческого копинга как социально-психологического феномена. Можно выделить, например, теорию коллективного, или «многоосевого» копинга, разработанную С. Хобфоллом, согласно которой человек справляется с кризисной ситуацией не в одиночку, а во взаимоотношениях с другими людьми [18].

Дж. Койн и Д. Смит на основе результатов исследования совладающего поведения супружеских пар в ситуации тяжелого заболевания одного из супругов приходят к выводу о существовании двух основных составляющих диадического копинга: «активное взаимодействие» как отражение стремления супругов совместно решать возникшую проблему и «защитная буферизация», связанная с попытками уберечь партнера от стресса и страданий [16].

С точки зрения Дж. Боденманна, Т.А. Ревенсона и И.К. Кайзера, диади­ческий копинг супругов может быть эффективным или негативным, укрепляющим и, соответственно, разрушающим взаимоотношения [13].

В отечественной психологии определенную известность получила концепция семейного совладания Е.В. Куфтяк [6]. Автор выделяет два вида диадическо­го копинга — симметрический и комплементарный — и три стиля семейного ко­пинга: «эмоциональная направленность супругов», или уход от конфликта, «проблемно-ориентированный» стиль как совместный поиск способов решения проблем и «эмоционально-позитивная включенность» как эмоциональная поддержка супругов, демонстрация ими позитивных чувств и эмоционально близкого отношения друг к другу [6].

Т.И. Бонкало на основе изучения индивидуальных копинг-стратегий супругов при переживании ими индивидуального или диадического стресса, особенностей их восприятия стрессо­генных ситуаций выделяет четыре вида диадического копинга: идентичный, конгруэнтный (согласованный), комплементарный (взаимодополняющий) и не- колониарный (несовместимый) [1]. Автором выявлены корреляционные связи между показателями способности семьи к нормальному функционированию, гармоничному внутрисемейному общению и показателями комплементарности их диадического копинга, основанного на традиционных гендерных и полоролевых различиях супругов [1]. Именно комплементарный диадический копинг коррелирует с устойчивостью семьи к стрессу, с эффективным преодолением супругами семейного кризиса [1].

В диссертационном исследовании Е.М. Королевой, проведенном под научным руководством Т.Л. Крюковой, показана ведущая роль диадического копинга в развитии семейных отношений [5].

На основании вышеизложенного нами было проведено исследование, целью которого стало выявление зависимости особенностей функционирования семьи во время переживания пандемии от характера и типа диадического копин­га супругов.

Материалы и методы

Эмпирическое исследование осуществлялось в режиме онлайн. Его участниками стали семейные пары, отобранные нами на основании результатов анализа их ответов на вопросы специально разработанной анкеты. Анкета содержит пять вопросов, ориентированных на выявление субъективного восприятия респондентами характера произошедших изменений в функционировании их семей за последние две недели самоизоляции. Всего заполнили анкеты 674 респондента: из них 503 — женщины в возрасте от 24 до 43 лет и 171 — мужчины от 27 до 47 лет. Опрос проводился с целью выявления актуального состояния функционирования российских семей в период пандемии, а также с целью выявления тех респондентов, кто субъективно воспринимал происходящие в межличностных отношениях изменения, вызванные нестандартной ситуацией жизнедеятельности семьи.

В дальнейшем в исследовании приняли участие далеко не все респонденты (отказ самого респондента от дальнейшего участия, отказ второго супруга/ супруги). В связи с этим из общей исследовательской выборки были сформированы две исследовательские группы, состоящие из одинакового количества супружеских пар (N=34), которые оценили изменения, произошедшие в их межличностных отношениях в течение последних двух недель самоизоляции, как негативные и позитивные. Следует отметить, что в результате онлайн-обще- ния ко второму этапу исследования были привлечены оба супруга каждо й супружеской пары. В этих двух группах исследовались особенности и характер диа­дических копинг-стратегий с помощью следующих методик:

— Опросник супружеского копинга (М. Боуман) [5];

— Опросник диадического совлада­ния Г. Боденманна, адаптированный на русский язык О.А. Екимчук и Т.Л. Крю­ковой [3].

Исследовалось также типичное ко­пинг-поведение каждого из супругов с помощью опросника «Способы совладающего поведения» Лазаруса [19; 20].

Этический принцип конфиденциальности при онлайн-анкетировании и последующем диагностическом исследовании соблюдался посредством само- кодирования респондентов. При этом результаты исследования доводились до сведения респондентов в процессе он- лайн-консультирования.

Основными методами исследования стали сравнительный (расчет х2- критерия и t-критерия Стьюдента) и корреляционный (коэффициент корреляции Спирмена) анализы. Статистическая обработка эмпирических данных осуществлялась в программе SPSS 22.0.

Результаты

Из 674 респондентов, принявших участие в онлайн-анкетировании, большинство, то есть 45,25%, отметили, что за истекший двухнедельный период самоизоляции, вызванной угрозой распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19, никаких серьезных изменений во взаимоотношениях со своим супругом(ой) не произошло (рис. 1).

Однако настораживает тот факт, что более трети респондентов (36,65%) отметили, что взаимоотношения с супругом(ой) изменились явно в худшую сторону, что «замкнутое пространство», вынужденное постоянное контактирова­ние друг с другом, запрет на посещение друзей, родных и знакомых, развлекательных и досуговых центров, удаленная работа стали серьезным испытанием для семьи, причинами частых, почти каждодневных конфликтов, раздражения и гнева, взаимных упреков и обид.

В результате анкетирования было выявлено также, что периоды жизненного цикла семьи лишь частично влияют на субъективное представление респондентов о характере изменений, произошедших в их взаимоотношениях с супругами. Об этом свидетельствует факт отсутствия достоверных различий между процентным распределением семей с разным восприятием изменений по возрасту воспитывающихся в них детей (рис. 2).

В качестве одного из таких факторов нами рассмотрены особенности диади­ческих копинг-стратегий супругов. Об этом свидетельствуют результаты дальнейшего исследования, проведенного в режиме онлайн.

По результатам исследования индивидуальных копинг-стратегий супругов двух исследовательских групп можно говорить о том, что среди семей с позитивными изменениями во взаимоотношениях с супругом нет ни одной супружеской

пары, характеризующейся либо неколо- ниарным, то есть противоречивым, либо идентичным неадаптивным диадическим копингом (рис. 3).

Наиболее информативными являются показатели гендерных различий (табл. 1). При оценке супружеского ко­пинга в супружеских парах, характеризующихся позитивными изменениями во взаимоотношениях друг с другом, оба супруга одинаково определяют стили своего поведения и поведения своих партнеров в кризисных и стрессовых ситуациях, тогда как в противоположной груп­

пе наблюдаются существенные различия между оценками супругами стиля своего совладающего поведения и поведения партнера.

При латентных дисфункциональ­ных отношениях в семье супруги часто приписывают друг другу неодобряемые стили поведения в конфликте. Об этом свидетельствуют результаты исследования, проведенного с помощью методики У. Боденманна (табл. 2).

В семьях, где за период самоизоляции значительно ухудшились взаимоотношения, по оценкам самих супругов, мужчины достаточно часто выбирают делегированный копинг. Следует отметить, что достоверно значимые различия, причем на высоком уровне значимости, были зафиксированы между двумя группами супружеских пар в показателях особенностей оценки совладающего поведения не самих оценивающих субъектов, а их партнеров.

Обсуждение результатов

Результаты исследования показывают, что среди семей, где оба супруга отметили ухудшение во взаимоотношениях друг с другом (N=247), большинство составляют семьи, воспитывающие ребенка подросткового возраста (23,48%). Известно, что нормативные кризисы семьи связаны с определенным возрастом ребенка [1], и один из самых трудных периодов в жизнедеятельности семьи отмечается в период, когда ребенок достиг подросткового возраста (старший ребенок) [4; 11; 12].

Однако процентное распределение семей, характеризующихся и нейтральными, и позитивными изменениями, по возрасту воспитывающихся в них детей практически идентичны друг другу. Большинство из них (21,64% из семей с нейтральными изменениями и 20,49% — с позитивными) воспитывают детей старшего подросткового возраста (от 14 до 17 лет). Однако почти то же количество воспитывают детей других возрастных групп: детей младенческого возраста — 10—11%; от 1 года до 3-х лет — 19—20%; от 4 до 6 лет — 18—19%; 7—10 лет — 17— 18%; 14—17 лет — 7—8%. Отсутствие статистически достоверных различий между группами респондентов, субъективно воспринимающих характер изменений во взаимоотношениях с супругами, в их процентном распределении по возрасту воспитываемых ими детей свидетельствует о существовании других факторов развития семей в нестандартных, стрессовых ситуациях.

Одним из таких факторов является характер и особенности диадических ко- пинг-стратегий супругов.

Было выявлено, что семьи с позитивными изменениями, произошедшими в супружеской подсистеме семьи за период пандемии, характеризуются стремлением супругов к выбору комплементарного диадического копинга. В нестандартных, стрессовых и кризисных ситуациях, при переживании как индивидуального, так и диадического стресса супруги, как правило, используют продуктивные и взаимодополняющие копинг-стратегии: если один из супругов ищет социальной поддержки, то второй — эту поддержку фактически и оказывает, беря на себя ответственность за решение возникших проблем; если один из супругов стремится уйти от трудностей, дистанцироваться от них, то второй — напротив, ориентируется на совместное планирование их решения или на позитивное их переосмысление.

Анализ протоколов исследования показал, что в группе супружеских пар, отметивших позитивные изменения во взаимоотношениях друг с другом, комплементарный диадический копинг строится на традиционных представлениях о гендерном поведении личности в трудных и стрессовых ситуациях, тогда как в противоположной исследовательской группе, состоящей из супружеских пар, субъективно воспринимающих произошедшие изменения как негативные, из шести супружеских пар пять составляют такие семьи, где женщины демонстрируют ярко выраженные маскулинные черты, характерные для мужского поведения в эмоционально насыщенных ситуациях, а мужчины, напротив, феминные.

Данный факт может свидетельствовать о наличии в супружеских взаимоотношениях затяжного и устойчивого гендерного конфликта, то есть конфликта представлений супругов о семейных ролях, об их ожиданиях и притязаниях в браке.

Большинство семейных пар данной группы (35,29%) характеризуются идентичным неадаптивным диадическим ко­пингом. Выбор конфронтации обоими супругами может приводить к открытым конфликтам, когда каждый из них не слушает другого, не пытается понять и принять его переживания и его точку зрения. При выборе же бегства-избегания, стремления не заострять внимание на переживаниях межсупружеский конфликт аккумулируется и в нестандартных ситуациях жизнедеятельности семьи проявляется с особой остротой.

В процессе сравнения показателей, полученных в двух исследовательских группах с помощью методики М. Боу­ман, было выявлено, что супружеский копинг во многом определяет особенности функционирования семьи в нестандартных и стрессовых ситуациях.

Статистически достоверные различия между двумя исследовательскими группами были зафиксированы фактически по всем показателям. В группе семей, характеризующихся позитивными изменениями в межличностных отношениях, значимо выше показатели позитивного стиля супружеского совладающего поведения, чем в другой исследовательской группе (t=3,39, p<0,001). Для большинства супружеских пар, субъективно воспринимающих ухудшение своих взаимоотношений в процессе вынужденной самоизоляции, характерен конфликтный стиль поведения в кризисных ситуациях (t=4,41, p<0,001) и избегание совместных усилий (t=2,99, p<0,01).

В семьях с негативными изменениями во взаимодействии оба супруга отмечают конфликтный стиль диадического ко­пинга. Среднегрупповые показатели конфликтного стиля совладающего поведения в данной группе значимо выше, чем в другой. В семьях второй группы супруги значимо чаще, чем в первой, стремятся к близости и совместному планированию решений. При этом женщины в семьях, в которых были отмечены негативные изменения в межличностных отношениях, гораздо чаще, чем мужчины, прибегают к стратегии самообвинения в сочетании с конфликтным стилем совладающего поведения. Вследствие возникших проблем в семье женщины испытывают тревогу: их эмоциональная включенность в конфликтные отношения как внутренняя реакция на необычные условия жизнедеятельности обостряет внутрисемейный конфликт и становится причиной дальнейшего развития диадического стресса.

Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о существовании положительной взаимосвязи между показателями позитивного стиля диадическо­го копинга и позитивным восприятием изменений в супружеских отношениях. Отрицательно коррелируют показатели негативных изменений в супружеских отношениях и степени выраженности у супругов позитивного диадического ко­пинга. Данные корреляционного анализа позволяют говорить о том, что стиль со- владающего поведения супругов является одним из доминирующих факторов латентных дисфункциональных отношений в семье. Скрытые дисфункции семьи во многом обусловлены конфликтным стилем диадического копинга, а также стремлением, как правило, женщины чрезмерно эмоционально включаться в конфликт, обвиняя в нем либо саму себя, либо своего супруга. В меньшей степени для семей с негативными изменениями в межличностных отношениях характерно стремление совместно планировать решение проблем.

В семьях с латентными дисфункцио­нальными взаимоотношениями супруги приписывают своим партнерам негативный стиль поведения в трудных ситуациях или делегированный копинг. В семьях с позитивными изменениями мужчины часто готовы взять на себя ответственность в кризисных ситуациях и поддержать супругу, стремясь облегчить ее переживания. Вместе с тем и женщины демонстрируют то же поведение. Стремление женщин получить и оказать поддержку в стрессовой ситуации, разделить свои переживания с партнером одновременно с их способностью совместно обсуждать проблемы и планировать их решения во многом укрепляют семейные взаимоотношения в целом.

Выводы

В результате проведенного исследования были сделаны следующие выводы:

1. Характер и особенности диадиче­ских копинг-стратегий супругов определяют способность семьи адаптироваться к изменяющимся условиям своей жизнедеятельности, что может приводить либо к укреплению и гармонизации семейных взаимоотношений, либо к их разрушению и деструктуризации.

2. Изменения условий жизнедеятельности семьи в период вынужденной самоизоляции, детерминированной угрозой распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19, являются фактором, раскрывающим ее способность или неспособность сохранять продуктивное взаимодействие и преодолевать стрессовые ситуации.

3. Субъективное восприятие супругами ухудшения в межличностном взаимодействии друг с другом в период вынужденной самоизоляции свидетельствует о наличии в семье латентных дисфункци­ональных семейных взаимоотношений.

4. Латентные дисфункциональные семейные взаимоотношения обусловлены такими диадическими копинг-стратеги- ями, как:

— идентичный неадаптивный ко­пинг — выбор обоими супругами неадап­тивных стилей совладающего поведения;

— комплементарный диадический ко­пинг, не совпадающий с традиционными гендерными установками супругов;

— неколониарный диадический ко­пинг, то есть выбор таких стратегий решения трудных жизненных ситуаций, которые противоречат друг другу.

5.  Диадические копинг-стратегии супругов являются одним из факторов, влияющих на характер и особенности межсупружеских отношений, что обусловливает необходимость их учета в построении программ оказания психологической помощи семье в нестандартных условиях ее жизнедеятельности.

6. Перспективы дальнейших исследований связаны с выявлением характера влияния диадических копинг-стратегий супругов на особенности развития семейных отношений в разных кризисных ситуациях и на разных стадиях жизненного цикла семьи.

Литература

1. Бонкало Т.И. Особенности диадических копинг-стратегий супругов в семьях разного

Информация об авторах

Бонкало Татьяна Ивановна, доктор психологических наук, доцент, заведующая отделом комплексной экспертизы и координации научно-исследовательских проектов и разработок, Научно-исследовательский институт организации здравоохранения и медицинского менеджмента Департамента здравоохранения города Москвы (ГБУ «НИИОЗММ ДЗМ»), ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» (ФГБОУ ВО «КубГУ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0887-4995, e-mail: bonkalotatyanaivanovna@yandex.ru

Маринова Татьяна Юрьевна, кандидат биологических наук, доцент, декан факультета социальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1062-1391, e-mail: marinovatu@mgppu.ru

Феоктистова Светлана Васильевна, доктор психологических наук, профессор кафедры общей психологии и психологии труда, АНО ВО «Российский новый университет» (АНО ВО «РосНОУ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2486-0745, e-mail: svfeoktistova@mail.ru

Шмелева Светлана Васильевна, доктор медицинских наук, профессор кафедры психологии и педагогики профессионального образования, ФГБОУ ВО «Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского (Первый казачий университет)» (ФГБОУ ВО МГУТУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0390-194X, e-mail: 89151479832@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1189
В прошлом месяце: 36
В текущем месяце: 14

Скачиваний

Всего: 1304
В прошлом месяце: 42
В текущем месяце: 15