Копинг-стратегии членов контактных сообществ открытого и закрытого типов с различным интрагрупповым статусом

216

Аннотация

Цель. Выявление различий в копинг-поведении членов закрытых и открытых групп, а также особенностей данных различий. Контекст и актуальность. Одним из существенно значимых факторов в логике рассмотрения взаимосвязи «личность-группа» с учетом степени групповой закрытости является процесс интеграции индивида в группу и прежде всего обусловленные его индивидуально-личностными особенностями — в частности, копинг-поведением —механизмы адаптации в сообщество. Дизайн исследования. Исследование направлено на выявление различий в предпочитаемых копинг-стратегиях членов открытых и закрытых групп с различным интрагрупповым статусом. Интрагрупповой статус выявлялся с использованием стандартного пакета социально- психологических методик. Предпочитаемые копинг-стратегии — с использованием методики SACS. Статистический анализ значимости различий осуществлялся с использованием непараметрического критерия Манна—Уитни. Участники. В исследовании приняли участие 208 человек. 106 респондентов, работающие в производственных подразделениях IT-компаний, а именно менеджеры по работе с клиентами четырех отделов численностью от 20 до 30 человек, средний возраст испытуемых составил 21,6 лет, стаж работы от 1 до 3 лет. 102 респондентов — военнослужащие армейских подразделений уровня «отделение-взвод» численностью от 10 до 25 человек, средний возраст военнослужащих — 19,6 лет. Методы (инструменты). Методы исследования включали в себя: социометрию, референтометрию, методический прием определения неформальной интрагрупповой структуры власти в контактном сообществе, алгоритм вычисления интегрального статуса индивида в контактном сообществе М.Ю. Кондратьева, методика «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) С. Хобфолла в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой. Результаты. На основе анализа полученных данных показано, что в организациях открытого типа достижению высокостатусной позиции в неформальной интрагрупповой структуре способствуют копинг-стратегии, характеризующиеся высокой степенью активности и просоциальной направленности, в то время как в организациях закрытого типа достижению высокостатусной позиции способствуют прямые и асоциальные копинг-стратегии. Основные выводы. В открытых сообществах более предпочитаемыми оказываются условно конструктивные, в то время как в закрытых — условно деструктивные копинг-стратегии.

Общая информация

Ключевые слова: копинг-стратегии, групповой статус, неформальная интрагрупповая структура власти, открытое сообщество, закрытое сообщество

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2020110410

Для цитаты: Ильин В.А., Краюшкина Н.А. Копинг-стратегии членов контактных сообществ открытого и закрытого типов с различным интрагрупповым статусом // Социальная психология и общество. 2020. Том 11. № 4. С. 135–150. DOI: 10.17759/sps.2020110410

Полный текст

Введение

Проблема закрытости достаточно давно стала одной из «обязательных» тем рассмотрения в мировой социальной психологии. При этом под собственно «закрытостью» традиционно понимается социально-психологическая характеристика мер обособленности личности или группы, отгороженности, автономии, дистанцированности от социума [5]. Применительно к группам всех видов термин «закрытость» означает «социально-психологическую характеристику меры обособленности-общности, проявляющейся в степени ригидности, то есть проницаемости-непроницаемости групповых границ, в уровне обостренности чувства “мы” и жесткости противостояния сообщества и его социального окружения, в степени безусловности внутренних групповых контактов каждого с каждым» [5, c. 125].

Уже из этого определения достаточно очевидно, что закрытость в той или иной степени присуща фактически любому контактному сообществу. В этой связи, на наш взгляд, правомерно было бы говорить о соотношении «открытость-закрытость» как одной из универсальных социально-психологических характеристик группы. Между тем в данном ракурсе эта проблематика практически не рассматривается. Существующие на настоящий момент социально-психологические исследования сконцентрированы в первую очередь на малых закрытых группах (Т.Е. Аргентова, Е.В. Тополова [1], А.М. Прихожан [9] и др.). При этом закрытость определяется, как правило, по степени социальной депривации, об­ условленной внешними факторами, полной либо частичной изоляцией группы от широкого социума.

В рамках этих исследований выделены виды закрытых групп, специфика их интрагруппового структурирования, воздействия на индивидуально-личностные характеристики и поведенческие пат­терны их членов. При этом в силу целого ряда причин как объективного, так и субъективного характера объем такого рода исследований существенно меньше, чем аналогичных, посвященных изучению открытых, то есть не находящихся именно по внешним параметрам в условиях социальной изоляции контактных сообществ. Восполнение данного дефицита представляется существенно важным как в рамках целенаправленного углубленного изучения закрытых сообществ различного типа, так и с точки зрения рассмотрения дихотомии «открытость-закрытость» как универсальной социально-психологической характеристики группы.

Заметим, что отдельные исследования такого рода уже имеются на сегодняшний день. Так, в частности, в работах В.А. Ильина и Д.В. Свирина было показано, что имеют место не просто значимые различия, а, по сути дела, «зеркально» противоположные параметры психосоциального развития высокоста­тусных членов открытых и закрытых сообществ [4].

В свою очередь, в рамках предложенного подхода нами было предпринято сравнительное исследование копинг- стратегий высокостатусных, средне­статусных и низкостатусных членов контактных сообществ открытого и закрытого типов.

В зарубежной психологии последних лет проблеме психологического преодоления — «coping behavior» — посвящено значительное количество работ. Понятие «coping» происходит от английского «cope» (преодолевать); в германоязычной психологии в этом же смысле используются как синонимы понятия «Bewaltigung» (преодоление) и «Belastungsverarbeitung» (переработка нагрузок). В российской психологии его переводят как адаптивное, совладающее поведение или психологическое преодоление.

С.К. Нартова-Бочавер определяет суть «coping behavior» через соотнесение с давно существующими понятиями. «Так, если в соответствие жизненному пути человека, согласно А. Адлеру, можно поставить индивидуальный жизненный стиль, интегрирующий значимые цели и способы их достижения и определяемый как единство личностных характеристик, установок и повседневной деятельности, то в соответствие ситуации как единице жизненного пути, по- видимому, можно поставить “coping” как ситуативную модификацию жизненного стиля» [7, c. 21].

В современных исследованиях часто выделяют три плоскости, в которых происходит реализация копинг-поведения: поведенческая, когнитивная, эмоциональная. Копинг-поведение чаще всего описывается через выделение так называемых копинг-стратегий (стратегий совладания). Стратегии выступают как способы, пути, средства выхода из сложившейся ситуации. На сегодняшний день в психологической литературе можно встретить описание широкого спектра копинг-стратегий. Как показано в исследованиях Т.Ю. Елизаровой, «многие из них культурно детерминированы, то есть представляют собой психологические средства овладения поведением, заложенные в культуре человеческой жизни» [3, c. 92]. Виды копинг-страте- гий разделяются с учетом степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные, неадаптив­ные [15]. Наиболее часто применяемые стратегии объединяются в стили совла- дающего поведения — более устойчивые личностные (диспозиционные) образования [6]. При этом, как отмечает А.М. Прихожан, «остается открытым вопрос о соотношении традиционно “негативно” оцениваемых копинг-стратегий и их конструктивности/деструктивности в рамках индивидуального опыта». Достаточно часто традиционные копинг-стратегии рассматриваются в логике жесткого «черно-белого» противопоставления «позитивные-негативные», «конструк- тивные-деструктивные» и т.п. [9, с. 128]. Однако, как считает А.М. Прихожан, «в настоящее время более распространена другая точка зрения, согласно которой “полюс” (а по сути, социальная оценка) используемой копинг-стратегии не может автоматически приравниваться соответственно к конструктивности или деструктивности поведения: все зависит от особенностей ситуации» [9, с. 128].

При всей справедливости данного замечания общепринятой на сегодняшний день является точка зрения, согласно которой «доминирование в поведении определенных копинг-стратегий характеризует разный тип развития и не может не сказаться на формировании субъективного опыта, в том числе и с точки зрения обеспечения целенаправленного поведения» [9, с. 128].

В этой связи возникает закономерный, на наш взгляд, вопрос о взаимосвязи предпочитаемых копинг-стратегий со способностью и готовностью индивида занять ту или иную статусную позицию в неформальной интрагрупповой структуре, а также о специфике этой взаимосвязи в открытых и закрытых сообществах.

Программа исследования

Для решения этой задачи в 2015— 2019 годах нами было разработано и осуществлено сравнительное исследование копинг-стратегий высокостатус­ных, среднестатусных и низкостатусных членов контактных сообществ. Целью данного исследования было выявление различий в копинг-поведении у членов закрытых и открытых групп, а также особенностей данных различий.

В качестве гипотезы исследования было выдвинуто предположение, согласно которому копинг-стратегии членов контактных сообществ открытого типа характеризуются преимущественно ас- сертивной и просоциальной направленностью, в то время как копинг-стратегии прежде всего высокостатусных членов закрытых сообществ носят амбивалентный характер — наряду с просоциальны- ми существенную роль играют асоциальные и импульсивные копинг-стратегии.

Методический пакет наряду с включенным и внешним наблюдением включал следующие методы и методики углубленного исследования: социометрию, референтометрию, методический прием определения неформальной интрагруп- повой структуры власти в контактном сообществе, алгоритм вычисления интегрального статуса индивида в контактном сообществе М.Ю. Кондратьева [13], опросник «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) С. Хоб- фолла в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой [2].

Всего в исследовании приняли участие 208 человек. Из них 106 респондентов — сотрудники производственных подразделений IT-компаний численностью от 20 до 30 человек. Средний возраст респондентов составил 21,6 лет, стаж работы от 1 до 3 лет. Данные организации в качестве эмпирической базы исследования отбирались на основе консультаций с рядом экспертов — руководителей такого рода компаний и сотрудников рекрутинговых агентств, специализирующихся именно на подборе IT-специалистов. Полученная в результате этих консультаций информация позволяет расценивать эти подразделения как критериальные примеры контактных сообществ открытого типа. Фактически речь идет о проектных командах, члены которых обладают высокой степенью свободы в организации своей деятельности, мало зависят от официального руководства (в том числе по причине высокой востребованности таких специалистов на рынке труда); проявления инициативы, предложения инновационных подходов как содержательного, так и процессуального характера, как правило, приветствуются. При этом совместная работа над проектом предполагает постоянные и интенсивные взаимодействия между членами команды «по горизонтали».

Вторую часть выборки составили 102 военнослужащих срочной службы армейских подразделений уровня «отделение-взвод» численностью от 10 до 25 человек, средний возраст военнослужащих составил 19,6 лет. Сама по себе специфика военной службы предполагает высокую степень групповой закрытости в силу целого ряда обстоятельств как объективного, так и субъективного характера, перечислять которые, на наш взгляд, нет смысла — в большинстве своем они широко известны. Отметим лишь особо значимый, на наш взгляд, момент — военнослужащие срочной службы в подавляющем большинстве случаев лишены легитимной возможности выйти из контактного сообщества — низового воинского подразделения, что существенно повышает уровень социально-психологической закрытости такого рода сообществ.

Добавим также, что при формировании эмпирической базы исследования совершенно целенаправленно выбирались подразделения организаций открытого типа с однополым (в данном случае — мужским) составом в целях исключения влияния гендерных и половых различий при сравнении с военнослужащими срочной службы.

Результаты

По результатам социометрической, ре­ферентометрической процедур и методического приема определения неформальной интрагрупповой структуры власти в контактном сообществе с использованием разработанного М.Ю. Кондратьевым алгоритма вычислялся интегральный статус в структуре межличностных отношений в обоих типах сообществ (открытых и закрытых группах).

Напомним, что при осуществлении такого рода процедур происходит двухфазное усечение исходной выборки за счет исключения респондентов, находящихся на момент исследования в лими- нальной статусной позиции. В результате в дальнейшем исследовании приняли участие 92 члена открытых групп (из них 20 — высокостатусные, 56 — среднеста­тусные, 16 — низкостатусные) и 85 членов закрытых групп (из них 13 — вы­сокостатусные, 52 — среднестатусные, 20 — низкостатусные).

Далее в ходе исследования с использованием методики диагностики копинг- поведения SACS С. Хобфолла выявлялись преобладающие копинг-стратегии у членов контактных сообществ обоих типов. Далее рассмотрим и проанализируем результаты представителей открытых и закрытых сообществ. На рис. 1 представлены профили по факторам методики «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) С. Хоб- фолла в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой для высокостатус­ных, среднестатусных и низкостатусных членов организаций открытого типа.

Как видно на представленном рисунке, у высокостатусных респондентов наиболее выражены такие копинг-стратегии, как ассертивные действия, вступление в социальный контакт, поиск социальной поддержки, а также осторожные действия. Практически аналогичная картина наблюдается у среднестатусных респондентов. У низкостатусных респондентов в наибольшей степени выражены следующие копинг-стратегии: манипу­лятивные действия, избегание, а также поиск социальной поддержки, осторожные действия и вступление в социальный контакт.

На представленном рисунке отражен целый ряд видимых различий между уровнями выраженности копинг-стратегий у трех категорий респондентов. Для проверки значимости этих различий был осуществлен статистический анализ с использованием U-критерия Манна— Уитни. Результаты данной проверки представлены в табл. 1.

Если попытаться проанализировать в совокупности представленный на рис. 1 «расклад» и результаты анализа значимости видимых на нем различий, можно практически однозначно констатировать следующее: высокостатусные члены открытых сообществ предпочитают такие копинг-стратегии, как ассертивные действия, вступление в социальный контакт,

поиск социальной поддержки. Причем мыми, но и в целом ряде случаев суще- они являются не только предпочитае- ственно более выраженными по сравнению, прежде всего, с низкостатусными, а отчасти и со среднестатусными (поиск социальной поддержки) членами открытых сообществ.

При этом низкостатусным членам открытых сообществ в существенно большей степени, по сравнению как с высоко­статусными, так и со среднестатусными, присущи такие копинг-стратегии, как избегание, манипулятивные действия, асоциальные действия, агрессивные действия. Как отмечается в работе О.И. Тес- лавской и Т.Н. Савченко, именно лица, предпочитающие стратегии избегания, характеризуются сниженным общим уровнем адаптации к существованию в обществе в соответствии как с его требованиями, так и собственными интересами, также они наиболее склонны к подчинению [14]. В целом по результатам сравнительного анализа предпочитаемых копинг-стратегий высокостатус­ных, среднестатусных и низкостатусных членов контактных сообществ открытого типа можно сделать вывод о наличии прямой взаимосвязи между спецификой копинг-стратегий и статусно-ролевой позицией индивида в контактном сообществе открытого типа — чем качественнее копинг-стратегии, тем выше интра- групповой статус.

Далее по аналогичной схеме рассмотрим результаты, полученные в закрытых сообществах.

На рис. 2 представлены профили по факторам методики «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) С. Хоб- фолла в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой для высокостатусных, среднестатусных и низкостатусных членов организаций закрытого типа.

Как видно на представленном рисунке, для высокостатусных членов закрытых сообществ наиболее предпочтительными являются такие копинг-стратегии, как вступление в социальный контакт, поиск социальной поддержки, импульсивные действия, ассертивные действия,

асоциальные действия. Для среднеста­тусных — поиск социальной поддержки, осторожные действия, вступление в социальный контакт, ассертивные действия. Для низкостатусных — поиск социальной поддержки, осторожные действия, манипулятивные действия.

Как и в предшествующем случае, на приведенном рисунке имеется ряд видимых различий между высокостатус­ными, среднестатусными и низкоста­тусными респондентами по факторам методики SACS. Для проверки значимости данных различий был осуществлен статистический анализ с использованием U-критерия Манна—Уитни (см. табл. 2).

У высокостатусных членов закрытых сообществ такие копинг-стратегии, как вступление в социальный контакт, импульсивные действия и асоциальные действия не просто преобладают, но и выражены в существенно большей степени, чем у среднестатусных, а также, за исключением импульсивных действий, у низкостатусных военнослужащих.

В данном «раскладе» особого, на наш взгляд, внимания заслуживает то обстоятельство, что копинг-стратегия явно асоциального характера — асоциальные действия — оказывается, по сути дела, одним из атрибутов высокостатусных членов закрытых сообществ, отличающих их от среднестатусных и низкоста­тусных. На наш взгляд, это означает, что совладающее поведение асоциальной направленности играет важную роль с точки зрения достижения индивидом высо­костатусной позиции в неформальной интрагрупповой структуре контактных сообществ закрытого типа.

Подведем промежуточные итоги. По результатам сравнительного анализа предпочитаемых копинг-стратегий высокостатусных, среднестатусных и низкостатусных членов контактных сообществ открытого и закрытого типов

установлено, что в открытых сообществах у высокостатусных и среднестатус­ных респондентов преобладают копинг- стратегии ассертивной и просоциальной направленности. В то же время высоко­статусным членам закрытых сообществ присуще копинг-поведение асоциальной направленности.

Далее в целях непосредственной эмпирической проверки выдвинутой гипотезы был осуществлен сравнительный анализ результатов испытуемых из закрытых и открытых сообществ.

На рис. 3 представлены профили по факторам методики «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) С. Хобфолла в адаптации Н.Е. Водопья­новой и Е.С. Старченковой для высоко­статусных, среднестатусных и низкоста­тусных членов организаций открытого и закрытого типов.

Если попытаться на основе представленных на рис. 3 сравнительных профилей выделить наиболее значимые в рассматриваемом контексте тенденции, то прежде всего обращает на себя внимание то обстоятельство, что асоциальные действия как стратегия совладания присущи всем членам закрытых сообществ в существенно большей степени, чем высокостатусным и среднестатус­ным членам открытых. При этом, как следует из представленной диаграммы, низкостатусные члены контактных сообществ открытого типа прибегают к асоциальным действиям столь же часто, как и высокостатусные члены закрытых сообществ. Также отметим в этой связи отчетливо видимые «пики» результатов низкостатусных членов открытых сообществ по таким стратегиям совла­дания, как избегание, манипулятивные действия, агрессивные действия — по этим параметрам они превосходят представителей всех остальных категорий респондентов.

На наш взгляд, это является еще одним косвенным подтверждением обозначенной выше закономерности, согласно которой имеется прямая взаимосвязь между качеством предпочитаемых ко- пинг-стратегий и статусно-ролевой позицией индивида в контактных сообществах открытого типа.

На представленной диаграмме имеет место еще целый ряд не столь очевидных на первый взгляд закономерностей. Обратимся непосредственно к результатам статистической проверки неочевидных различий результатов высокостатусных, среднеста­тусных и низкостатусных представителей открытых и закрытых сообществ.

Как следует из табл. 3, между высо­костатусными членами закрытых и открытых сообществ имеются значимые различия по степени выраженности трех копинг-стратегий: поиск социальной поддержки, импульсивные действия, асоциальные действия. При этом вы­сокостатусным членам открытых сообществ в большей степени, по сравнению с высокостатусными членами закрытых сообществ, присущ поиск социальной поддержки, в то время как высокоста­тусным членам закрытых сообществ — склонность к импульсивным и асоциальным действиям. Данные, полученные в нашем исследовании, находят свое подтверждение в работе И.В. Рябченко, которая провела исследование базисных копинг-стратегий у «успешных» и «не­успешных» сотрудников ОВД. «Успешные» сотрудники используют стратегию «поиск социальной поддержки» [11].

Между среднестатусными членами открытых и закрытых сообществ выявлены значимые различия по степени выраженности копинг-стратегий: ассер- тивные действия, асоциальные действия, вступление в социальный контакт. При этом у среднестатусных членов открытых сообществ выше показатели по таким ко- пинг-стратегиям, как вступление в социальный контакт и ассертивные действия, а у среднестатусных членов закрытых сообществ — асоциальные действия.

Между низкостатусными членами открытых и закрытых сообществ выявлены значимые различия по копинг-стратеги- ям: вступление в социальный контакт, избегание, манипулятивные действия. Во всех трех случаях показатели выше у низкостатусных представителей открытых сообществ.

Таким образом, по совокупности полученных в результате исследования данных изначально выдвинутая гипотеза в целом подтвердилась.

Обсуждение результатов

Результаты проведенного исследования полностью подтвердили обоснованность исходных методологических посылок, адекватность примененного методического обеспечения цели и задачам исследования, а в конечном счете — справедливость выдвинутой гипотезы.

Вместе с тем, если попытаться проанализировать полученные результаты в более широком контексте, а именно в ракурсе рассмотрения феномена закрытости как универсальной социально-психологической характеристики группы, о чем говорилось выше, то возникает ряд вопросов системного и одновременно актуально-прикладного характера.

Прежде всего следует признать, что, учитывая специфику эмпирической базы исследования, совершенно сознательно были сформированы две подвы­борки, являющиеся, по сути дела, кри­териальными группами с точки зрения традиционной оценки «открытости-закрытости» сообщества — по степени социальной депривации, обусловленной внешними факторами, полученные результаты следует считать, конечно же, не сверхтривиальными, но достаточно предсказуемыми.

По этой же причине, на наш взгляд, не стоит вопрос о причинно-следственных связях в рамках выявленных закономерностей — представляется достаточно очевидным, что именно социально-психологической спецификой, обусловленной степенью изоляции от широкого социума, обусловлен высокий статус членов группы, предпочитающих просоциальные либо, напротив, асоциальные копинг- стратегии, а не наоборот — спецификой поведенческих паттернов высокостатус­ных членов сообщества обусловлена степень его закрытости. Это подтверждается, заметим, целым рядом исследований, выполненных в рамках научной школы А.В. Петровского. Так, в частности, М.Ю. Кондратьевым было неоднократно показано, что именно высокая степень «внешней» закрытости контактного сообщества задает траекторию его интра- группового развития именно как группировки корпоративного типа, что, в свою очередь, предопределяет формирование жестко иерархической неформальной ин- трагрупповой структуры, возглавляемой авторитарными, агрессивными лидерами с отчетливо выраженными асоциальными установками [5].

Заметим в этой связи, что выявленные в результате исследования предпочитаемые копинг-стратегии высоко­статусных членов закрытых групп при внимательном рассмотрении оказываются содержательно отличающимися от формально аналогичных у высоко­статусных членов открытых сообществ. При упрощенной оценке таких копинг- стратегий, как вступление в социальный контакт и поиск социальной поддержки, налицо вроде бы их просоциальная направленность, и именно так они трактуются в интерпретационном ключе к методике С. Хобфолла, предложенном Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой.

При этом, как опять-таки было неоднократно показано в исследованиях М.Ю. Кондратьева, высокостатусные члены групп корпоративного типа, даже если находятся в конкурентных отношениях друг с другом, моментально находят «общий язык», когда встает вопрос о жестком силовом навязывании своей воли или подавлении «бунта» нижестоящих членов сообщества [5]. Понятно, что упомянутые копинг-стратегии являются не просто уместными, но и необходимыми для обеспечения подобного рода взаимодействия. При этом в таком контексте они, конечно же, не могут рассматриваться как действия, направленные на помощь другим людям и обществу в целом, и фактически оказываются асоциальными. Аналогичную, быть может не столь отчетливо выраженную, но тем не менее вполне верифицируемую схему взаимосвязи между высокой степенью «внешней» открытости и спецификой предпочитаемых копинг-стратегий членов сообщества можно наблюдать и в открытых группах.

Если же попытаться перейти от «кри­териальных» в смысле «открытости-закрытости» по внешним признакам групп к группам «промежуточным», достаточно очевидно, что абсолютное большинство реально функционирующих контактных сообществ локализуется между крайними точками обозначенной дихотомии, и вопрос «что первично» встает со всей остротой. При этом, подчеркнем еще раз, вопрос этот носит отнюдь не академический характер. Ответ на него является во многом определяющим при разработке и реализации программ как социально-психологического развития групп, в частности, командообразования, так и индивидуально-личностного развития, а также, при необходимости, его коррекции.

Выводы

Проведенное исследование позволяет сделать следующие основные выводы.

В контактных сообществах открытого типа у их высокостатусных членов преобладают ассертивные и просоциальные копинг-стратегии. В свою очередь, высокостатусным членам закрытых сообществ наряду с ассертивными и про- социальными присущи асоциальные и импульсивные копинг-стратегии. Более того, аналогичная тенденция наблюдается и у среднестатусных членов этих сообществ. Заметим в этой связи, что, как показано в ряде исследований, в частности, М.Е. Сачковой, именно среднестатусные члены группы в целом ряде случаев оказываются фактически ключевым фактором, определяющим ее структуру и специфику неформальных межличностных отношений [12].

Таким образом, получено частичное подтверждение закономерности, согласно которой в открытых сообществах более предпочтительными оказываются условно конструктивные, в то время как в закрытых — условно деструктивные ко­пинг-стратегии.

Такой результат созвучен результатам, полученным в исследованиях феномена закрытости, выполненных на базе психо­социальной теории развития, в частности, в упоминавшемся выше исследовании В.А. Ильина и Д.В. Свирина [4].

В практическом плане это означает, что высокая степень закрытости группы сама по себе усиливает риск серьезных деформаций как собственно группового, так и индивидуально-личностного характера, связанных, прежде всего, с асоциальной направленностью неформального целеполагания совместной деятельности, ее нормирования, а также интрагруппового структурирования.

Понятно, что полученные результаты представляют собой, по сути дела, лишь один сравнительно ограниченный этап изучения рассматриваемой проблематики. Проведение дальнейшего исследования предполагается в контексте рассмотрения групповой и личностной закрытости как взаимосвязанных фак­

торов, определяющих одну из универсальных системных характеристик контактных сообществ, а также выявления причинно-следственных связей между предпочитаемыми стратегиями копинг- поведения и статусно-ролевой позицией индивида в контактных сообществах открытого и закрытого типов.

Литература

 

Информация об авторах

Ильин Валерий Александрович, доктор психологических наук, профессор, профессор кафедры социальной педагогики и психологии, Московский педагогический государственный университет (ФГБОУ ВО МПГУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7784-5616, e-mail: 0405@mail.ru

Краюшкина Наталья Александровна, педагог, ГБУК г. Москвы «Территориальная клубная система “Спутник”», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8916-3030, e-mail: gleb_9a@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 428
В прошлом месяце: 23
В текущем месяце: 26

Скачиваний

Всего: 216
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 10