Социально-психологический портрет российского IT-предпринимателя

385

Аннотация

Цель. Выявление социально-психологических, личностных и культурных особенностей IT- предпринимателей в России. Контекст и актуальность. Цифровая трансформация экономики акцентирует внимание общества на новых технологиях. IT-предпринимательство становится желаемой карьерой молодого поколения. Технологическое лидерство страны зависит от социально-психологических и личностных характеристик и установок успешных IT-предпринимателей, а комплексные исследования предпринимателей в IT-сфере в России — редкость. Дизайн исследования. Социально-психологический портрет современного IT-предпринимателя сформирован с использованием качественных методов исследования на основе социально-психологических и личностных характеристик (внутренний локус контроля, самоактуализация, склонность к риску, установка на достижения), включая ценностные ориентации (семья, творчество, деньги, самореализация) и культурные предпочтения. Рассмотрены один исследовательский вопрос и три гипотезы. Участники. После предварительного отбора респондентов выбраны наиболее характерные представители предпринимательского социального слоя в IT — 14 предпринимателей-мужчин, владеющих бизнесом в сфере IT, в возрасте от 27 до 35 лет. Методы (инструменты). Сбор данных проведен с использованием полуструктурированных глубинных интервью на методологической базе, разработанной С.А. Белановским. Для анализа данных выбран тематический анализ теоретического типа (аналитический) с шестиэтапным алгоритмом работы с данными по рекомендациям В. Браун и В. Кларк. Результаты. Представлен портрет создателя компании в сфере технологий: выявлены некомформность, независимость от семейных ценностей, высокая вовлеченность в работу, стремление к реализации своих целей в бизнесе, низкий интерес к культурным символам и событиям, нематериальная мотивация развития бизнеса. Отмечены отличия российского технологического предпринимателя от предпринимателя в России в целом (семейные и материальные ценности), а также отличия от западных предпринимателей новой волны (некомформность). Все гипотезы подтвердились. Основные выводы. Pоссийский IT-предприниматель демонстрирует схожие черты в сравнении с современными предпринимателями в других странах. Отличительными особенностями технологического предпринимателя от российских предпринимателей не IT-cферы можно назвать: низкую значимость денег и материального статуса, спокойное отношение к семейным ценностям.

Общая информация

Ключевые слова: социально-психологический портрет, IT-предприниматель, лидерство, ценностные ориентации предпринимателя

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2021120312

Финансирование. Исследование осуществлено в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ.

Для цитаты: Абрамова О.А. Социально-психологический портрет российского IT-предпринимателя // Социальная психология и общество. 2021. Том 12. № 3. С. 188–204. DOI: 10.17759/sps.2021120312

Полный текст

Введение

Социально-психологические исследования IT-предпринимателей являются базисом для понимания новой культуры цифровой трансформации общества. В России по-прежнему чувствуется недостаток информации о ценностных ориентациях, социальных установках, психологических особенностях и культурных аттитюдах предпринимателей нового формата, вышедших из технологической среды. Во всем мире технологические предприниматели вносят основной вклад в развитие экономики своей страны. Эти люди целеустремленно развивают свое дело, выживая в жесткой конкуренции за счет прорывных идей, узкой специализации и инноваций.

Таким образом, объект данного исследования — личностные и социально-психологические характеристики, в частности, ценностные ориентации, а также культурные аттитюды российских IT-предпринимателей как субъектов психологических отношений и их мотивация занятия предпринимательством. Предметом исследования являются особенности социально-психологических и личностных характеристик IT-предпринимателей, их культурных аттитюдов и мотивации в сравнении с предпринимателями, не связанными с IT-сферой.

Социально-психологические характеристики определены как эмоционально окрашенные представления и оценки внешних условий жизнедеятельности и активности как самого субъекта, так и его взаимодействия с другими субъектами [3]. Социальные взаимодействия выстраиваются на двух принципах: прагматичность (полезность, выгодность) и нравственность [5]. Эти принципы согласно ресурсно-ценностному подходу лежат в основе ценностных ориентаций предпринимателя — предпочтительных способов взаимодействия с окружающей реальностью, его жизненных ориентиров, базой которых выступают сформированные ценности, нормы и ат- титюды [3; 5]. Российские авторы называют изучение ценностных ориентаций личности как факторов, отвечающих за взаимоотношения, деловую активность, ответственность предпринимателей, первостепенной задачей социальной психологии [2; 5]. Культурные аттитю- ды предпринимателей в России также не изучались. Специфика российских IT- предпринимателей — неисследованное поле и новизна данной работы.

Для проведения исследования выбран Московский регион как субъект с наибольшими показателями экономического роста, которые коррелируют с высоким уровнем предпринимательского потенциала (например, в анализе 54 регионов [11]).

Сбор данных об успешных IT- предпринимателях в рамках настоящего исследования проведен до появления признаков пандемии в России. Под влиянием пандемии COVID-19 ускорилась оцифровка экономических процессов в России: онлайн-решения и автоматизация производств выводят IT-компании на первый план, поэтому выросла практическая значимость полученных результатов. Данное исследование полезно для поиска правильного психологического подхода и выбора адекватной аргументации в общении с IT-предпринимателями при проведении психологических, социологических исследований; в личной сфере; для представителей государственных и общественных организаций.

В России за последние 25 лет проведена серия исследований развития российского предпринимательства, разработана методологическая база изучения психологических отношений предпринимателей. Выявлены региональные и гендерные особенности российского предпринимательства, рассмотрены психологические отношения в деловой сфере, включая типы деловой активности предпринимателей и их связь с успешностью; ответственность предпринимателей с учетом ценностных предпочтений; отношения с сотрудниками, партнерами, государственными институтами [2; 4; 5; 6; 7].

Большое внимание российскими исследователями уделялось ценностным ориентациям предпринимателей без специфики сферы деятельности, у которых выявлены доминирование значимости денег и надежности партнеров, позитивное отношение к риску и конкуренции, стремление к самореализации [3; 4]. Мотивы выбора предпринимательской деятельности: материальная обеспеченность, независимость и самостоятельность в работе, возможность реализовать свои способности [2]. Другие исследователи отмечают, что на первом месте у молодых предпринимателей (до 30 лет) креативно-альтруистические мотивы: быть полезным обществу и другим людям, заниматься саморазвитием и творческими задачами. Вторая по значимости мотивация — признание и комфорт: уважение знакомых и друзей, хорошая жизнь. Третий фактор мотивации — престиж в обществе: высокий статус, достижения и рост. И четвертый — индивидуалистические мотивы: свобода и независимость [24].

Внутри группы российских предпринимателей проявляются отличия по терминальным и инструментальным ценностным ориентациям в зависимости от степени деловой активности. Так, высокоактивные предприниматели, более удовлетворенные результатами своей работы, характеризуются более высокой оценкой значимости денег и материальной обеспеченности, значимости семьи, независимости и самореализации. Также высокоактивные предприниматели дают более высокие оценки важности надежности партнеров, демонстрируя среднее доверие им, более позитивное отношение к риску и конкуренции, уверенность в будущем, спокойное отношение к риску, а к неудачам — как к возможностям. То есть препятствия высокоактивными предпринимателями встречаются с оптимизмом и желанием действовать креа­тивно, что отличает их от низкоактивных предпринимателей, избегающих неудачи. Позитивное отношение к институтам власти при росте деловой активности также начинает умеренно расти [4; 6].

Индивидуальные характеристики российского предпринимателя включают: хорошее образование (10% лучших учеников в школе), высокие когнитивные способности, уверенность в себе, склонность к риску и алчность (нежелание остановиться после неожиданно высокого выигрыша в игре во время эксперимента). Предприниматели чаще остальных меняют сферу деятельности и переезжают. С. Дьянков с коллегами не нашли отличия предпринимателей от другого населения России в этнических характеристиках и религиозных верованиях [16]. Значимость социального окружения для занятия предпринимательством также высока: люди, чьи родственники и школьные друзья являются предпринимателями, с большей вероятностью выбирают тот же путь. Семьи, в которых росли предприниматели, более образованы, финансово обеспечены, и родители имеют лучшие позиции на работе по сравнению с семьями не предпринимателей [16].

Сравнение личностных черт предпринимателей с чертами остального на­ селения в зарубежных исследованиях показывает воспроизводимые результаты касательно ряда социально-психологических особенностей, присущих рассматриваемому типу поведения [11]. Так, высокая самоэффективность, потребность в достижениях, внутренний локус контроля, терпимость к риску, инновационность проявляются у предпринимателей независимо от культурных особенностей стран в большинстве исследований [21; 28]. Эти особенности дополняются целеустремленностью, трудоголизмом, умением выполнять множество задач и быстро принимать решения в ситуациях с высокой неопределенностью, распознавать возможности [13; 22; 28]. Доминирующая мотивация предпринимателя лежит в области нематериального: самореализация и желание оставить свой след [21]. Многие исследователи отмечают повышенный оптимизм предпринимательского слоя [21] и чрезмерную уверенность в себе [8] — эти качества позволяют им справляться с неопределенностью, идти на риск, выбирая проактивную модель поведения, но одновременно мешают верно оценить риски и потенциальный успех. Эти же качества могут препятствовать надежности исследований предпринимателей с использованием только самоотчета [8].

Личностные черты из списка Big Five (открытость опыту, осознанность, экс­траверсия, эмоциональная стабильность) показывают положительную связь с предпринимательским намерением и предпринимательским успехом при метаана­лизе [13; 29; 31].

Отличительными чертами российских предпринимателей, в сравнении с зарубежными, можно назвать аттитюды к нечестной игре в бизнесе и коррупции. Российские предприниматели имеют меньшую щепетильность в оценке коррупции по сравнению с не предпринимателями [16]. Также отличительными признаками российских предпринимателей называются высокая степень ориентации на собственные возможности, склонность к конкуренции, относительно низкий уровень доверия к государственным институтам [2; 5].

Если рассматривать отличия технологических предпринимателей от предпринимателей в целом, на настоящий момент можно выделить два подхода к этому вопросу. Первый — это изучение IT- предпринимателей как одной из подгрупп предпринимательской социальной группы. Второй, набирающий интерес в зарубежных изданиях, — рассмотрение IT- предпринимательства как эволюционной стадии развития предпринимательства.

Западные исследования показывают, что IT-предприниматели обладают теми же универсальными характеристиками, что и предприниматели в целом [9; 26]. Но есть культурные особенности: сравнительный анализ швейцарских и британских предпринимателей хайтек- индустрии показывает более высокие показатели автономии, склонности к риску и интернальности у британцев, а у швейцарцев — высокие значения потребности в достижениях, инновационности, уверенности в себе и умения действовать в условиях неопределенности [26].

Израильские психологи в качественном исследовании двух групп предпринимателей (в IT и вне IT) описывают общие и различные психологические пат­терны поведения и анализируют предпосылки их формирования. Оба типа предпринимателей имеют схожие семьи, где у родителей были высокие ожидания в отношении достижений ребенка, недостаточная эмоциональная связь с ним, предоставленность ребенка самому себе. Такие дети выросли и стали трудого­ликами, перфекционистами, независимыми и харизматичными лидерами. Но найдены и различия. Авторы отмечают, что паттерны «традиционного» предпринимателя — более ранние, и со временем они начинают замещаться паттернами поведения, присущими предпринимателям из IT-сферы. Такая эволюция предпринимательства — от выживания и создания продукта «из ничего», централизованной системы к постоянному совершенствованию продуктов, многоуровневому сервису, перфекционизму и сетевому горизонтальному развитию бизнеса — ожидаемая трансформация в период технологической революции [30]. IT-предприниматель видится как «лидер осознанного влияния», обладающий этическими нормами, техническими знаниями, гибкостью, эмоциональным интеллектом, способностью выдержать вызовы современности, ставить социальные интересы выше собственных, осознающий свое влияние и способный к командной работе. Инновационность, техническая грамотность, стратегическое мышление, продвинутые управленческие навыки, когнитивная сложность необходимы IT-предпринимателю для решения глобальных задач, стоящих перед обществом во время цифровой трансформации [12; 15; 19].

Основные вопросы, стоящие перед современными международными исследователями предпринимательства: отраслевые особенности предпринимательского поведения, социальная ответственность предпринимателей, эволюция предпринимательства, кросс-культурные особенности предпринимателей, их стратегии успеха. В России также актуальны ценностные ориентации отраслевых подгрупп предпринимателей (особенно, технологических), этические аттитюды и социальная ответственность, лидерские стили, изучение молодых предпринимателей и исследование особенностей российских предпринимателей с использованием универсальных кросс- культурных инструментов для релевантного сравнения.

Исследовательский вопрос:

Какие специфические личностные и социально-психологические характеристики, в частности, ценностные ориентации, имеют российские IT-предприниматели (в сравнении с российскими предпринимателями в целом)?

Гипотезы исследования:

1. Российские IT-предприниматели обладают внутренней, независимой от внешнего воздействия потребностью в активной целеустремленной деятельности по реализации своих идей — интер- нальностью, и это качество определяет их отношение к культурным, духовным и социальных ценностям.

2. Основная мотивация создания и развития своего бизнеса у IT- предпринимателей России — нематериальная: стремление к обогащению, деньги для современных IT-предпринимателей не являются основной целью.

3. IT-предприниматели отличаются неконформностью по отношению к общественному влиянию и социальным нормам.

Методы

Респонденты. Мужчины-предприниматели, владеющие малым или средним бизнесом в сфере IT, с офисом в Москве, в возрасте от 27 до 35 лет. У всех респондентов — высшее образование: 71% респондентов — в сфере технических наук, 29% — в сфере экономических и социальных наук. Все участники исследования также являются руководителями своего бизнеса более 3 лет. Выборка — условная.

Проведен предварительный отбор респондентов методом фильтрующего отбора, сужены требования к респондентам исследования, выбраны наиболее характерные представители предпринимательского социального слоя в IT. Критерии предварительного отбора каждого респондента включали признаки успешного предпринимательства: основатель или сооснователь IT-компании в России, лично принимавший участие в создании технологического продукта своей компании; высокая инвестиционная и репутационная привлекательность IT- компании респондента: экономический рост оборота компании не менее, чем в 2 раза за последний год; наличие привлеченных инвестиций; наличие информации о компании и руководителе в СМИ за последний год. IT-специализация компании определялась по основной деятельности: разработка программных продуктов, предоставление IT-сервиса или производство оборудования в сфере IT. Также при анализе деятельности компании уделялось внимание инновацион­ности IT-продукта, наличию интеллектуальной собственности.

По предложенным критериям на основе данных из открытых источников сформировалась выборка потенциальных кандидатов для исследования, после этого через личные контакты и социальные сети высылались приглашения прийти на интервью, в результате было получено согласие 14 кандидатов, все согласившиеся респонденты — мужчины.

По мнению С.А. Белановского, величина выборки при проведении глубинных интервью может колебаться в диапазоне от одного до ста человек. Названная численность респондентов достаточна для создания типологической картины, которая в зависимости от целей исследования может стать либо его конечным результатом, либо отправным пунктом для дальнейшей работы [1].

Метод исследования. Для исследования субъективных оценок респондентов выбран метод глубинного интервьюирования с использованием методологической базы, разработанной С.А. Белановским [1]. Глубинные нефор­мализованные интервью продолжались 1-3 часа. Все интервью анонимны.

В целях улучшения валидности качественного анализа проведено одно проблемно-ориентированное экспертное интервью с психотерапевтом для правильной интерпретации ответов респондентов и получения информации о собственном опыте эксперта в изучении личностных характеристик IT-предпринимателей в психотерапевтической практике.

Измерения. Темы, подлежащие выяснению во время интервью с респондентами:

—  социально-психологические и личностные характеристики IT-предпринимателя, его отличие от предпринимателя в целом в России и в зарубежных странах;

—  ценностные ориентации IT-предпринимателя: отношение предпринимателя к семье, любви, духовным ценностям, религии, свободе, а также к работе, партнерам, деньгам, творчеству в деловой активности (инновации, гибкость в ведении бизнеса);

—  культурные аттитюды IT-предпринимателя: в сфере искусства (массовое искусство, изобразительное искусство, музыка, литература) и в сфере образования. Свободное время респондентов;

— мотивация создания и развития бизнеса (финансовая или духовная);

—  как IT-предприниматель принимает решения; интернальность или экстер- нальность в анализе решений и неудач;

—  соотношение практической деятельности предпринимателя с его мировоззренческой позицией;

— исследование внутренней и внешней независимости IT-предпринимателя; его неконформность по отношению к общественному влиянию; насколько он включен в социум.

Тип вопросов в интервью — детализированный: есть темы, в каждой из которых дается ряд вопросов, подлежащих выяснению с помощью комбинации рассуждения и изложения. При составлении вопросов интервью использовались рекомендации В. Гуда и П. Хэтта [18].

Все интервью проводились очно: место и время выбраны респондентами. При разрешении респондента интервью записывались на диктофон.

Тактика проведения интервью: probing («зондирование») — задавались наводящие вопросы, а затем рассуждения респондента фактически не прерывались. Отношение интервьюера — нейтральное, с минимальным воздействием на респондента. Контроль над темой определяется как менее важный, нежели контроль над релевантностью.

Для убеждения респондентов дать интервью использовались следующие помощники общения: альтруистические мотивы; приобретение нового опыта; потребность в самопознании.

Анализ данных. Метод качественного анализа данных — тематический анализ на основе рекомендаций В. Браун и В. Кларк. Для тематического анализа теоретического типа (аналитический) использовался шестиэтапный алгоритм работы с данными. Выявленные темы интерпретировались как латентные [14].

1 шаг. Ознакомление с данными. Обработка и первоначальный анализ данных. Во время обработки созданы примечания для формального кодирования.

2 шаг. Генерация начальных кодов. Текст был закодирован вручную путем написания примечаний к анализируемому тексту со структурой: текст (1—2 предложения) — кодирование (интерпретация) — возможная подтема.

3 шаг. Поиск тем. На третьем этапе коды сначала объединены в потенциальные подтемы (например, код «респондент говорит о желании создать хорошую команду, платит достаточно денег своей команде и себе» отнесен к подте­мам «лидерский стиль» и «отношение к деньгам»). Потом подтемы объединены в темы. Обнаружены пять основных тем: страсть к бизнесу, образование, ценностные ориентации, личностные характеристики и саморефлексия. Например, ценностные ориентации включают разные сферы жизни IT-предпринимателей: отношение к семье, культуре, деньгам, образованию, свободе; творчество и желание экспериментировать, необходимость принадлежности и удовлетворенность жизнью.

4 шаг. Обзор и проверка тем. Этап включает в себя два уровня рассмотрения и уточнения тем. Первый уровень предполагает проверку закодированных текстовых данных на соответствие темам, подлежащим выяснению в ходе интервью, и рассмотрение всей структуры тем и подтем. Затем анализируются связи между закодированными данными, подтемами и между различными уровнями тем. Уточняется тематическая «карта» анализа и ее соответствие исследовательскому вопросу и гипотезам.

5 шаг. Определение и наименование тем. После создания удовлетворительной тематической карты данных определяются «сущности» каждой темы и того, какой аспект данных охватывает каждая тема.

Окончательная тематическая карта (шаг 6) представлена в результатах исследования.

Результаты

Основные темы, определяющие характеристики всех респондентов: страсть к бизнесу, личностные характеристики и ценностные ориентации. Создана тематическая карта данных и определены подгруппы каждой темы (см. рисунок).

Первая тема: страсть к бизнесу — внутреннее стремление респондентов достичь своих целей и воплотить свои идеи в жизнь. Большую часть времени респонденты говорят о своем бизнесе, своих надеждах и планах, своих идеях «создать хорошую команду, которая будет делать великие дела».

Подтемы, характеризующие страсть к бизнесу, это: стиль руководства, независимость, отношение к деньгам, творчество и желание экспериментировать, образование.

Лидерский стиль респондентов в бизнесе — трансформационный или лидерство-служение [17; 23]. Они не признают себя харизматичными лидерами и говорят, что хотят, чтобы вся команда была успешной.

Независимость для респондентов является одной из главных ценностей в жизни. Она влияет на деловую активность и личные качества. Независимость — значит быть самим собой, решать самому, что и как делать, выбирать, что хорошо и плохо, независимо от мнения других людей. Они уверены, что у них есть все, чтобы принимать правильные решения (интернальность).

Аттитюд к деньгам — респонденты много раз упоминают, что не деньги являются их целью, а сам бизнес. Они отмечают, что деньги нужны для покрытия текущих расходов и возможности не думать о них.

Творчество и желание экспериментировать — одна из наиболее важных под­тем. Респонденты меняли направления

деятельности, всегда были готовы к экспериментам и говорили об этом со страстью (новаторство).

Образование — респонденты хорошо образованы и наличие хорошего технического образования называют необходимым.

Вторая тема: личностные характеристики, продемонстрированные респондентами во время интервью: открытость к переменам, независимость, самоактуализация, необходимость принадлежности, а также аттитюд к хороше- му/плохому.

Открытость к переменам/риск — готовность рисковать и пользоваться новыми, зачастую непростыми возможностями в жизни [25]. Респонденты готовы переехать, готовы попробовать другое направление (если это «интересно»), оптимистично оценивают свое будущее.

Независимость описана ранее в теме «страсть к бизнесу».

Самоактуализация для наших респондентов — быть самими собой и жить своими интересами, создавать что-то «великое в бизнесе». Сюда входят значимые для респондентов понятия в отношениях с собой: самооценка (высокая), требовательность к себе и другим (высокая), мотивация (внутренняя), ответственность (интернальная) и саморефлексия (в большей мере связана с анализом своих отношений с другими).

Аттитюд к хорошему/плохому означает неконформный способ наших участников принимать решения о правильных и неправильных вещах в жизни. Они имеют критическое мнение о государственной политике, СМИ, искусстве; не религиозны и полагаются только на себя (внутренний локус контроля).

Необходимость принадлежности — человеческая эмоциональная потребность быть принятым членами группы с общей социальной идентичностью [27]. Респонденты говорят о необходимости найти людей, похожих на них по целям, ценностям и уровню развития [10].

И последняя тема: ценностные ориентации — по большинству подтем пересекается с двумя предыдущими темами: творчество, аттитюд к деньгам, аттитюд к хорошему/плохому, образование, независимость, необходимость принадлежности к своей социальной группе, но включает также культуру и семью, оказавшиеся в относительно менее важных ценностных ориентациях у респондентов.

Таким образом, на основе выявленных тем и подтем можно определить социально-психологические и личностные характеристики российского IT-предпринимателя: открытость изменениям и новому опыту, склонность к риску, желание экспериментировать, высокая вовле­ченность в работу, целеустремленность, проецирование себя на других и, как следствие, высокие ожидания, самоакту­ализация через свой бизнес, лидерские стили: лидерство-служение или трансформационное лидерство.

Ценностные ориентации IT-предпринимателя России: низкая значимость денег и материального статуса, спокойное отношение к семейным ценностям, низкий интерес к культурным символам и событиям, нерелигиозность, выстраивание доверительных горизонтальных отношений с партнерами и сотрудниками, интернальность в принятии решений и взятии ответственности.

Гипотезы исследования подтверждены:

1. Российские IT-предприниматели руководствуются принципом интернально- сти (внутренним локусом контроля) при принятии решений, при анализе развития ситуации и при реагировании на неудачи. Это качество формирует предпочтительную стратегию опираться только на собственное мнение при оценке социальных, культурных и духовных факторов.

2. Основная мотивация создания и развития своего бизнеса у IT-предпринимателей России — нематериальная, все респонденты отметили низкую важность денег для них, отсутствие стремления к обогащению и накоплению. Их активность в бизнесе подпитывается стремлением стать «агентом перемен», масштабировать новые технологии и продукты, оказать влияние на общество и экономику на международном уровне.

3. IT-предприниматель независим от общественного мнения — неконформен по отношению к социальным нормам и влиянию.

Обсуждение результатов

Социально-психологический  портрет IT-предпринимателя в России может быть описан как собирательный образ респондентов. IT-предприниматель и физически, и эмоционально увлечен своей работой. После достижения одной цели генерируется новая, движение к которой становится главной задачей. Самореализация через бизнес означает стремление к свободе, творчеству и инновациям (открытость переменам, желание экспериментировать, независимость). Материальные ценности являются лишь способом достижения независимости и саморазвития (отношение к деньгам, самореализация). IT-предприниматель ориентирован на практику (рациональное восприятие мира), устойчив к неудачам.

В то же время он демонстрирует сильную необходимость принадлежности. Он ищет людей, разделяющих его социальные аттитюды, интересы и подходы в принятии решений, но находит это не в семье.

IT-предприниматель не называет себя традиционалистом, согласно экспертному интервью: «для респондентов меньше, чем для людей с другими типами характера, отсутствие страхов и отсутствие необходимости следовать ритуалам и традициям... являются характерными». Тем не менее определенное стремление к консервативным ценностям заметно. Например, он готов обеспечить семью, позволит не работать жене и не просит о брачном контракте. Хотя на практике, даже имея жену и детей, он не находит для них достаточно времени («если бы у меня было достаточно времени, я бы не проводил его с ними (детьми)», старается избегать домашних дел и мало участвует эмоционально в воспитании детей.

Он готов платить работникам достойную заработную плату, соответствующую их уровню, относится к людям и их мнениям с уважением и терпимостью, доверяет партнерам, хотя он прекрасно чувствует себя «один» в бизнесе, имеет высокие ожидания относительно себя и окружающих.

Он не принимает жестких принципов, считает, что жизненная позиция и взгляды могут со временем меняться. Любой принцип должен быть гибким и может быть выбран в зависимости от конкретной ситуации (аттитюд к плохому/хорошему).

Массовое искусство ему не очень интересно (например, он избегает телевидения и культурных мероприятий). В целом IT-предприниматель не проявляет особого интереса к культурному досугу, объясняя это недостатком времени. Он предпочитает практические занятия искусству и «эмоциям».

В качестве желательных способов отдыха он выбирает путешествия, спорт, общение с друзьями, возможность побыть наедине с собой.

IT-предприниматель разделяет веру и церковь. Даже если он верующий, он не полагается на Бога в реальной жизни, поскольку он уверен в необходимости полагаться только на себя (внутренний локус контроля).

IT-бизнесмен думает о том, чтобы помогать другим людям, менее здоровым и успешным, но в настоящее время не делает этого.

Аттитюды к социальным нормам определяются его уверенностью в своей независимости: уверен в себе, реализует свой бизнес-потенциал и все меньше зависит от оценки общества. Это свидетельствует о неконформности предпринимателя. Используя теорию Г. Кельмана, можно наблюдать сильное сопротивление в большей степени «информационному соответствию» (информационному социальному влиянию, когда информация о реальности берется из группы) и в меньшей — «нормативному соответствию» (нормативному социальному влиянию, когда человек хочет быть одобрен группой и принят) [20].

Подводя итоги, можно выявить схожие и различные характеристики российских предпринимателей в целом и технологических предпринимателей. Общие личностные черты и ценностные ориентации, присущие обеим группам: открытость новому опыту, терпимость к риску, высокая самоэффективность, потребность в достижениях, внутренний локус контроля, инновационность. Те же черты фигурируют и в современных зарубежных исследованиях. Различия же проявляются при анализе уровней доверия социальным институтам, нормам и социальному влиянию: в России предприниматели обладают низким доверием к социальным институтам, не подвержены социальному влиянию и более независимы в своих решениях от общественного мнения [2; 4].

Наибольший интерес вызывают найденные особенности и различия характеристик российского технологического предпринимателя в сравнении с исследованиями российских предпринимателей в целом.

Первое различие — это ценностная ориентация на материальное благополучие, высокую значимость денег и собственности, выявленная у российских предпринимателей [5]. Данное исследование показывает низкую важность денег для всех респондентов, отсутствие материальной мотивации при разработке технологий и создании бизнеса. Такой результат демонстрирует одинаковое отношение к деньгам у российских IT- предпринимателей с современными западными предпринимателями.

Ключевой мотивацией создания IT- компании у российских IT-предпринимателей являются самореализация и желание стать трансформационным лидером перемен в цифровой экономике. Этот тренд эволюции предпринимательства описывается и в зарубежных работах [15; 30].

Второе различие, выявленное у IT- предпринимателя в России, — отношение к семейным ценностям. IT-предприниматель в силу своей внутренней независимости, сильной вовлеченности в работу и выстраивание деловых отношений не показывает высокую значимость семейных ценностей в его жизни, часто объясняя такое отношение занятостью и нехваткой времени на личную жизнь. Даже при наличии собственной семьи приоритеты расставляются не в пользу семьи.

Если обозначить место IT-предпринимателя в современной российской типологии уровней деловой активности предпринимателей, предложенной В.П. Позняковым, IT-предприниматель может быть отнесен к первому типу — с наивысшей степенью деловой активности (респонденты данного исследования успешны в бизнесе, много работают и руководят своими компаниями). Высокоактивный тип предпринимателя совпадает по ряду ключевых социально-психологических и личностных характеристик с предложенным портретом технологического предпринимателя, за исключением высокой значимости материального обеспечения и стремления к семейным ценностям, свойственных высокоактивному предпринимателю в России, но не найденных у IT-предпринимателя [6].

Заключение

Изучением эволюции социально-психологических и личностных характеристик предпринимателей занимаются зарубежные и российские исследователи, но исследования в узких социальных группах предпринимателей — все еще актуальная задача социальной психологии.

Данное исследование подтвердило схожесть по многим социально-психологическим и личностным характеристикам IT-предпринимателей с российскими предпринимателями в целом, но и выявило различия: низкую значимость материальной обеспеченности и семейных ценностей.

Российский IT-предприниматель имеет внутреннюю, независимую от внешнего влияния установку на активную, целенаправленную деятельность по реализации своих идей, и эта черта влияет на его отношение к ценностям. Основные мотивации в бизнесе — самореализация и желание «оставить след». Черты, присущие предпринимательскому поведению, выявленные у респондентов: врожденная потребность в активной деятельности, целеустремленность, не­угасаемый оптимизм, реализм, жизнь настоящим, упорство, внутренняя независимость от внешнего окружения, постоянная потребность в новых задачах, гибкость в оценке хорошего и плохого.

Отношение к культурным ценностям у IT-предпринимателей в России нейтральное: неинтересны искусство и массовая культура, предпочтение отдается практической деятельности по достижению бизнес-целей.

Привычка рассчитывать только на себя снижает потребность в вере и религии. Высокая внутренняя культура и образованность IT-предпринимателей, а также демократический лидерский стиль и желание помогать людям — результат жизни в постоянном движении, преодоления трудностей и стремления к амбициозным целям.

В целом российский IT-предприниматель демонстрирует схожие черты и аттитюды, присущие современным предпринимателям в других странах [15; 21].

Таким образом, все гипотезы подтвердились, ответ на исследовательский вопрос получен.

Основными ограничениями исследования являются небольшое количество респондентов, отсутствие гендерного разнообразия (исследовались только мужчины), нестрогое следование принятым в социальной психологии подходам к классификации личностных черт, атти- тюдов и феноменов.

Также стоит отметить, что в ходе работы апробирован комплекс зарубежных методик качественного анализа данных по выявлению важных социально-психологических характеристик личности.

Результаты исследования могут помочь при формировании экономических, образовательных и общественных программ поддержки IT-предпринимательства в России.

Литература

 

  1. Белановский С.А. Глубокое интервью. М.: Никколо-Медиа, 2001. 320 с.
  2. Журавлев А.Л., Позняков В.П. Социальная психология российского предпринимательства: Концепция психологических отношений. М.: Институт психологии РАН, 2012. 480 с.
  3. Журавлева Н.А. Динамика ценностных ориентаций предпринимателей в условиях макросоциальных преобразований // Психологический журнал. 2015. № 1(36). С. 46— 60.
  4. Позняков В.П. Динамика доверия российских предпринимателей к различным организациям // Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества / отв. ред. А.Б. Купрейченко, И.В. Мерсиянова. М.: Изд. дом НИУ ВШЭ, 2013. С. 305—332.
  5. Позняков В.П. Итоги и перспективы исследования российских предпринимателей с позиции концепции психологических отношений // Проблемы педагогики и психологии. 2014. № 1. С. 267—275.
  6. Позняков В.П. Ценностные ориентации предпринимателей с разным психологическим типом деловой активности // Знание. Понимание. Умение. 2015. № 3. С. 262—274. DOI:10.17805/zpu.2015.3.22
  7. Филинкова Е.Б. Психология российского предпринимательства. М.: Ректор, 2007. 288 c.
  8. Astebro T. et al. Seeking the roots of entrepreneurship: Insights from behavioral economics // Journal of Economic Perspectives. 2014. Vol. 28(3). P. 49—70. DOI:10.1257/jep.28.3.49
  9. Bagheri A. The impact of entrepreneurial leadership on innovation work behavior and opportunity recognition in high-technology SMEs // The Journal of High Technology Management Research. 2017. Vol. 28(2). P. 159—166. DOI:10.1016/j.hitech.2017.10.003
  10. Baumeister R.F., Leary M.R. The need to belong: Desire for interpersonal attachments as a fundamental human motivation // Psychological Bulletin. 1995. Vol. 117(3). P. 497—529. DOI:10.1037/0033-2909.117.3.49
  11. Beugelsdijk S., Noorderhaven N. Entrepreneurial attitude and economic growth: A cross-section of 54 regions // Annals of Regional Science. 2004. Vol. 38. P. 199—218. DOI:10.1007/s00168-004- 0192-y
  12. Bonardia J-Ph. et al. Special Issue on Strategic Leadership and Strategic Management // The Leadership Quarterly. 2018. Vol. 29(3). P. 7—8. DOI:10.1016/S1048-9843(18)30306-0
  13. Brandstätter H. Personality aspect of entrepreneurship: a look at five meta-analyses // Personality and Individual Differences. 2011. Vol. 51(3). P. 222—230. DOI:10.1016/j.paid.2010.07.007
  14. Braun V., Clarke V. Using thematic analysis in psychology // Qualitative Research in Psychology. 2006. Vol. 3(2). P. 77—101. DOI:10.1191/1478088706qp063oa
  15. Britchenko I. et al. Transformation of entrepreneurial leadership in the 21st century: prospects for the future // Advances in Social Science, Education and Humanities Research. 2018. Vol. 217. Atlantis Press: Proceedings of the 2nd International Conference on social, economic, and academic leadership (ICSEAL 2018).
  16. Djankov S. et al. Who are Russia’s entrepreneurs? // Journal of the European Economic Association. 2005. Vol. 3(2-3). P. 587—597. DOI:10.1162/jeea.2005.3.2-3.587
  17. Gillet J. et al. Selfish or servant leadership? Evolutionary predictions on leadership personalities in coordination games // Personality and Individual Differences. 2011. Vol. 51(3). P. 231—236. DOI:10.1016/j.paid.2010.06.003
  18. Goode W.J., Hatt P.K. Methods in Social Research. New York: McGraw Hills, 1952. 386 p.
  19. Haslam S. et al. The new psychology of leadership: identity, influence and power. New York: Psychology Press, 2013. 296 p. DOI:10.4324/9780203833896
  20. Kelman H.C. Compliance, Identification, and Internalization: Three Processes of Attitude Change // Journal of Conflict Resolution. 1958. Vol. 2(1). P. 51—60.
  21. Kerr S. et al. Personality Traits of Entrepreneurs: A Review of Recent Literature // Foundations and Trends in Entrepreneurship. 2018. Vol. 14(3). P. 279—356. DOI:10.1561/0300000080
  22. Lazear E. Entrepreneurship // Journal of Labor Economics. 2005. Vol. 23(4). P. 649—680. DOI:10.1086/491605
  23. Liden R. et al. Servant leadership: Antecedents, processes, and outcomes / In David V. Day (Eds.) // The Oxford handbook of leadership and organizations. New York, NY: Oxford Press, 2014. P. 357—379. DOI:10.1037/t04900-000
  24. Nemirovskii G., Grishaev S. A Social Portrait of the Young Entrepreneur // Russian Education and Society. 2000. Vol. 42(7). P. 29—35. DOI:10.2753/RES1060-9393420729
  25. Schwartz S.H. An Overview of the Schwartz Theory of Basic Values // Online Readings in Psychology and Culture. 2012. Vol. 2(1). DOI:10.9707/2307-0919.1116
  26. Tajeddini K., Mueller S. Entrepreneurial characteristics in Switzerland and the UK: A comparative study of techno-entrepreneurs // Journal of International Entrepreneurship. 2009. Vol. 7(1). P. 1—25. DOI:10.1007/s10843-008-0028-4
  27. Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior / In S. Worchel & W.G. Austin (Eds.) // Psychology of Intergroup Relations. Chicago, IL: Nelson-Hall, 1986. P. 7—24.
  28. Rauch A., Frese M. Let’s put the person back into entrepreneurship research: a meta-analysis on the relationship between business owners’ personality traits, business creation, and success // European Journal of Work and Organizational Psychology. 2007. Vol. 16(4). P. 353—385. DOI:10.1080/13594320701595438
  29. Viinikainen J. et al. Born Entrepreneur? Adolescents’ Personality Characteristics and Self- Employment in Adulthood // Journal of Business Venturing Insights. 2017. Vol. 8. P. 9—12. DOI:10.1016/j.jbvi.2017.05.001
  30. Yaffe-Yanai O. et al. High-Tech Entrepreneurs vs. Entrepreneurs in Traditional Industries: Similarities and differences in family portraits and passion quests. 2017 [Electronic resource]. URL: https://www.dorot.biz/en/high-tech-entrepreneurs-vs-entrepreneurs-traditional-industries-similarities-differences-family-portraits-passion-quests/ (Accessed 01.10.2019).
  31. Zhao H., Seibert S. The big five personality dimensions and entrepreneurial status: a meta-analytic review // Journal of Applied Psychology. 2006. Vol. 91(2). P. 259—271. DOI:10.1037/0021- 9010.91.2.259

Информация об авторах

Абрамова Ольга Александровна, соискатель степени PhD, преподаватель Департамента психологии, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО «НИУ ВШЭ»),, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4845-3511, e-mail: oabramova@hse.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 741
В прошлом месяце: 22
В текущем месяце: 4

Скачиваний

Всего: 385
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 1