Оправдание системы, групповая идентификация и политическое поведение: протесты в Хабаровском крае

332

Аннотация

Цель. Изучение связи между оправданием социальной системы и групповой идентификацией, с одной стороны, и готовностью к не-институализированному политическому поведению — с другой. Контекст и актуальность. Можно выделить два психологических подхода к изучению факторов не-институализированной политической активности: основанный на теории социальной идентичности и основанный на теории оправдания системы. В большинстве случаев в исследованиях используется либо один, либо другой подход. В данном исследовании мы рассмотрим, как эти подходы соотносятся между собой. Дизайн исследования. Мы предположили, что групповая идентификация и оправдание социальной системы связаны с готовностью к не-институализированной политической активности, однако эта связь частично опосредуется воспринимаемой несправедливостью и коллективной эффективностью. Эти гипотезы были проверены в исследовании, проведенном во время протестов в Хабаровском крае летом-осенью 2020 года. Исследование проводилось с помощью опроса. Для проверки гипотез был использован медиационный анализ. Участники. 432 человека, проживающих в Хабаровском крае: 53% мужчин и 47% женщин; возраст варьировался от 18 до 63 лет (MТолока=28.89, SDТолока=9.48; Mсети=36.71, SDсети=11.47). Методы (инструменты). Респонденты заполняли опросники, измеряющие оправдание системы, существующей в современной России, идентификацию с жителями Хабаровского края, воспринимаемую несправедливость ареста губернатора С.И. Фургала, коллективную эффективность жителей этого региона и готовность к действиям, направленным на изменение сложившейся ситуации. Результаты. Результаты показали, что с воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора и коллективной эффективностью жителей Хабаровского края оправдание системы было связано негативно, а хабаровская идентификация — позитивно. Воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность, в свою очередь, были позитивно связаны с готовностью участвовать во всех формах не-институализированного политического поведения, направленного на изменение сложившейся ситуации. При этом воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность частично опосредовали связь оправдания системы и хабаровской идентификации с готовностью к действиям. Основные выводы. Подход, основанный на социальной идентичности, и подход, основанный на оправдании системы, независимо объясняют готовность людей к не-институализированному политическому поведению, направленному на изменение статуса-кво. При этом групповая идентификация и оправдание системы работают в противоположном направлении: первая усиливает политическую активность, а вторая ослабляет ее.

Общая информация

Ключевые слова: не-институализированное политическое поведение, оправдание системы, групповая идентификация, воспринимаемая несправедливость, коллективная эффективность

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2021120302

Финансирование. Исследование реализовано при поддержке факультета социальных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Для цитаты: Гулевич О.А., Гусева В.В. Оправдание системы, групповая идентификация и политическое поведение: протесты в Хабаровском крае // Социальная психология и общество. 2021. Том 12. № 3. С. 9–22. DOI: 10.17759/sps.2021120302

Полный текст

 
 

Введение

Политические дискуссии с друзьями и обращения к политикам, денежные пожертвования и волонтерская помощь политическим объединениям, голосование на выборах и уличные акции — в современном мире политическая активность может принимать разные формы. Однако исследователи проводят различие между институализированным и неинституализированным политическим поведением [5]. Под институализированным поведением понимаются действия, которые инициируют и организуют представители политической власти, например, депутаты или члены политических партий.

Под не-институализированным поведением понимаются действия, инициированные и организованные людьми, которые не являются представителями политической власти, но пытаются повлиять на процессы, происходящие в стране. Такая активность может принимать разные формы: проходить онлайн или офлайн, быть мирной или насильственной. Однако чаще всего исследователи рассматривают политическую коммуникацию с друзьями и знакомыми (распространение и обсуждение политической информации), коммуникацию с политиками (обращения и петиции) и участие в уличных акциях (пикетах, митингах, демонстрациях).

На протяжении нескольких десятилетий психологи изучают факторы, которые побуждают людей участвовать в не-институализированной политической активности. В большинстве случаев речь идет о протестных действиях, которые возникают в ответ на проблемы, кроющиеся в структуре общества (например, гендерное/ этническое неравенство), или конкретные события, которые наносят ущерб членам определенных групп (от вырубки леса и введения платы за обучение до принятия нового закона и нечестных выборов).

К настоящему времени сформировалось два основных подхода к изучению психологических факторов неинституализированной политической активности. В основе первого подхода лежит теория социальной идентичности, а в основе второго — теория оправдания социальной системы. Цель этого исследования — проанализировать связь между оправданием социальной системы и групповой идентификацией, с одной стороны, и готовностью к неинституализированному политическому поведению — с другой.

Подходы к изучению не-
институализированного политиче-
ского поведения

Подход, основанный на теории социальной идентичности, рассматривает не-институализированное, прежде всего протестное, политическое поведение как способ защитить социальную группу. Эта идея лежит в основе трех моделей коллективных действий: модели коллективной активности, основанной на социальной идентичности (Social Identity Model of Collective Action, SIMCA), инкапсулиро­ванной модели коллективной активности, основанной на социальной идентичности (Encapsulate Model of Social Identity in Collective Action, EMSICA), и динамической модели двух путей [13; 19; 20].

Самой известной моделью такого рода является SIMCA. Согласно этой модели, ключевым фактором не- институализированной политической активности является идентификация с социальной группой — восприятие человеком своей принадлежности к этому сообществу. Исследователи проводят различие между неполитизированной идентификацией с социальной группой, которая находится в невыгодном положении, и политизирован­ной идентификацией с организацией (партией, движением, профсоюзом), которая защищает интересы этой группы.

Групповая идентификация связана с двумя другими факторами неинституализированного политического поведения: воспринимаемой несправедливостью и коллективной эффективностью. Воспринимаемая несправедливость может возникать под воздействием любых обстоятельств, которые ставят ингруппу в невыгодное положение. При этом исследователи проводят различие между когнитивной (оценка) и аффективной (негативные эмоции) несправедливостью. Коллективная эффективность — это вера в то, что члены ингруппы могут изменить ее положение к лучшему.

Метаанализ исследований, проведенный в рамках этой модели, показал, что групповая идентификация позитивно связана с воспринимаемой несправедливостью положения ингруппы и коллективной эффективностью. Все три фактора, в свою очередь, позитивно связаны с готовностью к не- институализированным, прежде всего протестным, политическим действиям [19]. Таким образом, связь между групповой идентификацией и готовностью к протестным действиям частично опосре­дуется воспринимаемой несправедливостью и коллективной эффективностью.

Подход, основанный на теории оправдания социальной системы [6; 7], рассматривает не-институализированное политическое поведение как способ сохранить или изменить систему отношений, которая существует в обществе. Сторонники этой теории полагают, что ключевым фактором не-институализированной политической активности является отношение человека к экономической и политической системе страны, в которой он живет. Чем больше люди оправдывают систему, тем больше они готовы к не-институализированным действиям по ее сохранению и тем меньше — к действиям по ее изменению (политическим протестам).

Исследования, проведенные в последние годы, подтвердили, что отношение к системе — доверие политическим институтам [3; 5] и общее оправдание системы [8; 12; 15; 16] — связано с готовностью к не-институализированному политическому поведению. Однако эта связь частично опосредуется воспринимаемой несправедливостью положения ингруппы и коллективной эффективностью. Чем больше люди оправдывают систему, тем менее несправедливым они считают происходящее и тем больше верят в то, что члены ингруппы могут изменить статус-кво. Воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность, в свою очередь, позитивно связаны с готовностью к протестам.

Таким образом, психологические исследования подтверждают оба подхода к изучению факторов не-институализированного политического поведения. Возникает вопрос: каким образом эти подходы связаны между собой. Недавние исследования, проведенные в Новой Зеландии и США [12], показали, что оба показателя — оправдание системы и идентификация с конкретной группой — одновременно связаны с готовностью людей участвовать в не-институализированной протестной активности. Эта связь опосредуется воспринимаемой несправедливостью положения ингруппы и коллективной эффективностью.

Однако, на наш взгляд, эти исследования имеют два ограничения. Во-первых, в них принимали участие члены разных этнических групп, имеющих относительно устойчивый (низкий или высокий) статус в обществе. Таким образом, речь шла о не-институализированном поведении, которое порождается структурой общества. Во-вторых, в них рассматривался только один вид политического поведения — участие в уличных акциях. В нашем исследовании мы рассмотрим разные виды не-институализированного политического поведения, которое было вызвано конкретным событием.

Текущее исследование

Исследование проводилось в конце лета—начале осени 2020 года. В нем рассматривались протесты, которые проходили в Хабаровском крае и были связаны с арестом губернатора С.И. Фургала. 9 июля 2020 года главу Хабаровского края С.И. Фургала задержали по подозрению в организации убийств и покушений на убийство предпринимателей, совершенных в 2004—2005 годах на территории Хабаровского края и Амурской области. Его отправили в Москву и поместили в следственный изолятор «Лефор­тово». 10 июля московский суд принял решение об аресте Фургала до 9 сентября 2020 г., однако впоследствии этот срок был продлен.

Это событие привлекло внимание пользователей социальных сетей. В них возникли тематические сообщества; появились видеоролики с фрагментами выступлений хабаровского губернатора. 11 июля состоялся первый митинг; после этого уличные акции стали ежедневными. Хотя центром протестных действий был Хабаровск, отдельные акции проходили и в других населенных пунктах Хабаровского края (например, Комсомольске-на-Амуре). В августе-сентябре интенсивность протестов начала снижаться, однако отдельные уличные акции продолжались еще несколько месяцев.

В ходе исследования мы выдвинули несколько гипотез (рис. 1).

Оправдание системы, существующей в России, будет негативно связано с воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора (гипотеза 1а) и позитивно — с коллективной эффективностью жителей этого региона (гипотеза 1б).

Идентификация с жителями Хабаровского края будет позитивно связана с воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора (гипотеза 2а) и с коллективной эффективностью жителей этого региона (гипотеза 2б).

Воспринимаемая несправедливость ареста губернатора (гипотеза 3а) и коллективная эффективность жителей Хабаровского края (гипотеза 3б) будут позитивно связаны с готовностью к не-институализированным политическим действиям, направленным на изменение сложившейся ситуации.

Оправдание системы, существующей в России, будет негативно связано с готовностью к не-институализированным политическим действиям (гипотеза 4а). Однако эта связь будет частично опосредована воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора (гипотеза 4б) и коллективной эффективностью жителей этого региона (гипотеза 4в).

Идентификация с жителями Хабаровского края будет позитивно связана с готовностью к не-институализированным политическим действиям (гипотеза 5а). Однако эта связь будет частично опосредована воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора (гипотеза 5б) и коллективной эффективностью жителей этого региона (гипотеза 5в).

Таким образом, гипотезы 1 и 4 основаны на подходе, связанном с оправданием системы; гипотезы 2 и 5 — на подходе, связанном с социальной идентичностью; гипотеза 3 соответствует обоим подходам.

Метод

Выборка. Данные собирались в августе-сентябре 2020 года. Ссылка на исследование распространялась двумя способами: через сервис Яндекс.Толока — русскоязычный ресурс, на котором любой человек может выполнить задание и получить материальное вознаграждение, и через социальные сети. Респонденты, которые проходили исследование на Яндекс.Толока, заполняли описанные ниже методики и отвечали на контрольные вопросы. Участники, которые заполнили весь опросник и правильно ответили на контрольные вопросы, получали по 15 центов, а их данные использовались для последующего анализа. Респонденты, которые проходили исследование по ссылкам в социальных сетях, заполняли только описанные ниже методики и не получали материального вознаграждения.

Для того, чтобы удостовериться, что все респонденты живут в Хабаровском крае, мы использовали два способа. Во-первых, мы ограничивали круг людей, которые имели доступ к опросу. В частности, на Яндекс.Толока в качестве ограничения были выставлены два города, расположенные в Хабаровском крае, в которых проходили протестные акции, связанные с арестом С.И. Фургала, — Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре. В со­
циальных сетях мы рассылали опросник по региональным группам, участники которых обсуждали эту ситуацию. Во-вторых, в конце исследования респонденты отмечали регион и город, в котором они живут.

Итоговая выборка состояла из 432 человек (318 — Яндекс.Толока, 114 — соц­сети), проживающих в Хабаровском крае: 229 (53%) (187 — Яндекс.Толока, 42 — соцсети) участников определили себя как мужчин, 203 (47%) (131 — Ян­декс.Толока, 72 — соцсети) — как женщин; возраст варьировался от 18 до 63 лет Толока=28.89, SDТолка=9'48, MСети=36.71 SDСети=11.47).  Данные, полученные с помощью Яндекс.Толока и социальных сетей, обрабатывались вместе.

Методики. Опросник был создан на платформе 1KA (https://www.1ka.si/) — открытом словенском ресурсе, сделанном для создания и проведения онлайн-исследований. Респонденты заполняли методики для измерения оправдания системы, идентификации с жителями Хабаровского края, воспринимаемой несправедливости ареста губернатора, коллективной эффективности жителей и готовности к не-институализированному коллективному поведению для изменения сложившейся ситуации.

Оправдание системы. Чтобы измерить этот параметр, была использована русскоязычная версия опросника оправдания системы [1]. Он включал в себя пять утверждений: «Сегодня в России большинство решений власти направлены на благо народа», «Сегодня в России большинство людей может достичь желаемого уровня жизни», «Сегодня в России жизнь большинства людей меняется в правильном направлении», «Сегодня в России большинство людей должны быть довольны тем, что имеют», «Сегодня в России у большинства людей жизнь стала лучше». Респонденты оценивали степень согласия с утверждениями по 9-балльной шкале: от 1 (совершенно не согласен) до 9 (совершенно согласен) (a-Cronbach=.911).

Идентификация с жителями Хабаровского края. Для измерения этого параметра были использованы четыре утверждения из русскоязычной версии опросника [2], предложенного К. Личем и коллегами [10]. Они отражали понимание групповой идентификации как позитивных эмоций, которые человек испытывает от членства в группе: «Я рад, что являюсь жителем Хабаровского края», «Я думаю, что жителям Хабаровского края есть чем гордиться», «Мне приятно быть жителем Хабаровского края», «Принадлежность к жителям Хабаровского края делает меня счастливым». Респонденты оценивали степень согласия с утверждениями по 7-балльной шкале: от 1 (совершенно не согласен) до 7 (совершенно согласен) (a-Cronbach=.931).

Перед тем как начать отвечать на вопросы, связанные с Сергеем Фургалом, участники читали краткую инструкцию: «9 июля 2020 года главу Хабаровского края Сергея Фургала задержали по подозрению в организации убийств и покушений на убийство предпринимателей, совершенных в 2004-2005 годах на территории Хабаровского края и Амурской области. Его отправили в Москву и поместили в следственный изолятор «Лефор­тово». 10 июля московский суд принял решение об аресте Фургала до 9 сентября 2020 г., однако впоследствии этот срок был продлен. Перед Вами несколько вопросов, касающихся Вашего мнения об этой ситуации. Пожалуйста, прочитайте их и выберите варианты ответа, которые лучше всего описывают Ваше мнение».

Восприятие несправедливости. Мета­анализ [19] показал, что воспринимаемая
аффективная справедливость сильнее связана с готовностью к протестным действиям, чем воспринимаемая когнитивная справедливость. Поэтому в ходе исследования мы измеряли воспринимаемую аффективную справедливость. Для этого был использован вопрос «В какой степени Вы чувствуете каждую из нижеперечислен­ных эмоций, когда размышляете об этой ситуации: раздражение, гнев, возмущение, обиду?». Респонденты давали ответы по 5-балльной шкале: от 1 (почти или совсем нет) до 5 (очень сильно) (a-Cronbach=.912).

Коллективная эффективность жителей Хабаровского края. Для измерения этого параметра было использовано утверждение: «Вместе жители Хабаровского края могут повлиять на ситуацию, связанную с Сергеем Фургалом». Респонденты оценивали степень согласия с утверждением по 5-балльной шкале: от 1 (совершенно не согласен) до 5 (совершенно согласен).

Готовность к не-институализированному поведению. Мы выделили три формы активности. Политическая коммуникация с непосредственным окружением включала в себя сбор и распространение информации об этой ситуации, ее обсуждение с людьми лицом к лицу и в интернете (три пункта, a-Cronbach=.917). Коммуникация с политиками включала в себя личные и коллективные обращения к ним (письма, петиции, публичные выступления) (два пункта, r=.72***). Уличные акции включали в себя участие в мирных согласованных и несогласованных пикетах, митингах и демонстрациях (два пункта, r=.82***). Респонденты отмечали, насколько они готовы участвовать в данных действиях, чтобы повлиять на ситуацию, связанную с арестом Сергея Фургала. Они давали ответы по 7-балльной шкале: от 1 (точно не готов) до 7 (точно готов).

Результаты

Средние, стандартные отклонения и коэффициенты корреляции Спирмена между переменными, измеренными в ходе исследования, представлены в табл. 1.

Таблица 1

Описательные статистики и корреляции между переменными (N=432)

Переменные исследования

M (SD)

1

2

3

4

5

6

1. Оправдание системы

2.76 (1.70)

 

 

 

 

 

 

2. Хабаровская идентификация

5.33 (1.40)

-.01

 

 

 

 

 

3. Воспринимаемая несправедливость

3.23 (1.29)

-.49***

.26***

 

 

 

 

4. Коллективная эффективность

3.38 (1.21)

-.23***

.28***

.38***

 

 

 

5. Коммуникация с окружением

4.73 (1.76)

-.33***

<1 1-***

.25

Г-7*** .57

.43***

 

 

6. Коммуникация с политиками

4.01 (1.83)

-.33***

.23***

.49***

.37***

ПГ'*** .76

 

7. Уличные акции

4.09 (2.00)

-.34***

.27***

I--7*** .57

.43***

.78***

.77***

Примечание: ***p<.001.

Для проверки гипотез был использован медиационный анализ. Мы рассмотрели оправдание системы и идентификацию с Хабаровским краем как предикторы, воспринимаемую несправедливость и коллективную эффективность — как медиаторы, а готовность к неинституализированному политическому поведению — как зависимую переменную. В ходе статистической обработки были построены две модели параллельной медиа­
ции с использованием макроса PROCESS v.3.4 [4] для IBM SPSS 27.0., опираясь на 5000 бутстреп-выборок. Были вычислены прямые и непрямые эффекты на уровне значимости 0.05 (доверительный интервал 95%) [11]. Результаты медиационного анализа представлены в табл. 2 и 3.

Результаты показали, что оправдание системы было негативно связано с воспринимаемой несправедливостью и коллективной эффективностью. Таким образом, они подтвердили гипотезу 1а, но опровергли гипотезу 1б. Идентификация с жителями Хабаровского края была позитивно связана с воспринимаемой несправедливостью и коллективной эффективностью. Эти результаты подтвердили гипотезы 2а и 2б. В свою очередь, воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность были позитивно связаны с готовностью к коммуникации с ближайшим окружением, коммуникации с политиками и уличным акциям. Эти результаты подтвердили гипотезы 3а и 3б.

И наконец, результаты продемонстрировали, что воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность опосредовали связь оправдания системы и идентификации с готовностью к не- институализированному политическому поведению. При этом в пяти случаях наблюдалась частичная, а в одном — полная медиация. Эти результаты частично подтвердили гипотезы 4a и полностью — гипотезы 4б,в и 5а,б,в.

Полученные результаты схематично представлены на рис. 2.

Обсуждение результатов

В ходе исследования мы изучали связь между оправданием социальной системы и групповой идентификацией, с одной стороны, и готовностью к неинституализированному политическому поведению — с другой. Мы предположили, что эта связь опосредуется воспринимаемой несправедливостью положения ингруппы и коллективной эффективностью. В исследовании приняли участие жители Хабаровского края, которые отвечали на вопросы, связанные с ситуацией ареста губернатора Хабаровского края С.И. Фургала. Проведенное исследование позволило нам сделать несколько выводов.

Во-первых, наше исследование показало, что оправдание системы и групповая идентификация связаны с воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора и коллективной эффективностью. В частности, идентификация была позитивно связана с этими переменными. Кроме того, оправдание системы было негативно связано с воспринимаемой несправедливостью ареста губернатора. Эти результаты соответствуют данным, полученным в предыдущих исследованиях [12; 19].

 

 


 

Таблица 2

Прямая, непрямая и общая связь оправдания респондентами системы с готовностью к не-институализированному политическому поведению

 

Переменные исследования

Воспринимаемая несправедливость

Коллективная эффективность

Коммуникация c окружением

Коммуникация c политиками

Уличные акции

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95 % CI

Beta (SE)

95 % CI

Оправдание системы

-.39"' (.03)

-.45;-.33

(.03)

-.23;

-.10

-.04 (.05)

-.13; .05

-.13" (.05)

-.23;

-.04

-.IT (-05)

-.21;-.01

Воспринимаемая несправедливость

 

 

 

 

.59'" (.06)

.47; .72

|— fx *** .50

(.07)

.36; .64

ЛЯГ»** .0/

(.07)

.53;. 81

Коллективная эффективность

 

 

 

 

.40'" (.06)

.28; .52

0^ *** (.07)

.21; .47

< ) * * *

(-07)

.30; .56

Constant

429.89'" (10.14)

409.95;

449.82

384.36"' (10.76)

363.20;

405.52

157.26'" (31.97)

94.42;

220.11

160.52"' (35.30)

91.14;

229.91

76.9Г (36.04)

6.07;

147.75

R2

R2=.26

R2=.O6

R2=.39

R2=.31

R2=.4O

F

F(l;430)=152.56"'

F(l;430)=25.42"'

F(3;428)=89.61"'

F(3;428)=64.86"'

F(3;428)=95.68"'

Общий эффект оправдания системы

 

 

<—1 z ***

-.34

(.05)

-.43;

-.25

-.39'" (.05)

-.48;

-.29

f r ***

-.44

(-05)

-.54; -.34

Общий непрямой эффект

 

 

-.30'" (.04)

-.37;

-.23

0 I-*»*

-.25

(.04)

-.33;

-.18

-.33'" (.04)

-.41; -.25

Непрямой эффект через воспринимаемую справедливость

 

 

-.23'" (.03)

-.30;

-.17

-.19"' (.03)

-.27;

-.13

-.26'" (-04)

-.33;-.19

Непрямой эффект через коллективную эффективность

 

 

-.07'" (.02)

-.11;

-.04

-.06" (.02)

-.10;

-.03

-.07'" (.02)

-.12;-.04


 

 
Таблица 3
 

Прямая, непрямая и общая связь региональной идентификации респондентов с готовностью к не-институализированному политическому поведению

 

Переменные исследования

Воспринимаемая несправедливость

Коллективная эффективность

Коммуникация c окружением

Коммуникация c политиками

Уличные акции

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Beta (SE)

95% CI

Идентификация с Хабаровским краем

.22'"

(.04)

.14; .31

.26'"

(.04)

.18; .34

,1T(.O5)

.02; .21

.13' (.06)

.02; .24

.13' (.06)

.02; .24

Воспринимаемая несправедливость

 

 

 

 

.60"'(.06)

.49; .71

I— «*** .57

(.06)

.45; .69

.72'" (-06)

.59; .85

Коллективная эффективность

 

 

 

 

.37"'(.06)

.25; .49

<) ***

(.07)

.18; .45

.40*** (-07)

.26; .53

Constant

205.76'" (23.70)

159.17;

252.35

200.42'" (21.86)

157.45;

243.38

92.47" (29.35)

34.78;

150.17

43.47 (32.64)

-20.69;

107.63

-29.27

(33.21)

-94.55;

-36.00

R2

R2=.O6

R2=.O9

R2=.39

R2=.31

R2=.4O

F

F(l;430)=26.30'"

F(l;430)=42.47"'

F(3;428)=91.95"'

F(3;428)=63.93"'

F(3;428)=96.3T"

Общий эффект идентификации

 

 

.34"'(.06)

.23; .46

.33'"

(-06)

.21; .45

.40'"

(-07)

.26; .53

Общий непрямой эффект

 

 

.23"'(.04)

.15; .32

2   ***

(.04)

.13; .29

.26'“ (-05)

.17; .36

Непрямой эффект через воспринимаемую справедливость

 

 

.13"'(.03)

.07; .20

.13'"

(.03)

.07; .19

.16'" (-04)

.09; .23

Непрямой эффект через коллективную эффективность

 

 

.10"'(.03)

.05; .15

.08" (.03)

.04; .14

.10'" (.03)

.05;. 16


 

Примечания: * р<05; ** р<_01; *** р<.001.
 

Одновременно оправдание системы было негативно связано с коллективной эффективностью жителей Хабаровского края, что противоречит данным других исследований. В частности, упомянутые выше опросы, проведенные в США и Новой Зеландии, продемонстрировали, что оправдание системы позитивно связано как с общей коллективной эффективностью граждан, так и с коллективной эффективностью членов конкретной этнической группы [12]. На наш взгляд, можно выделить две причины такого несоответствия.

Первая причина связана со способом измерения оправдания системы. Методика, созданная авторами одноименной теории, измеряет общее позитивное отношение к системе, которое объединяет понятия «хороший» и «справедливый». Исследования, проведенные в Северной Америке и некоторых европейских странах, показали, что понятие «справедливости» включает способность людей повлиять на решения, которые затрагивают их интересы [17; 18]. Таким образом, оправдание системы подразумевает веру в то, что люди могут повлиять на положение дел в стране.

В то же время русскоязычная методика для измерения оправдания системы включает в себя только пункты, которые описывают уровень жизни людей. Это различие имеет большое значение, поскольку, согласно данным некоторых исследований, в России распространено патерналистское отношение к государству: большинство людей полагает, что государство должно само заботиться о людях [9]. Такое восприятие государства допускает оправдание системы без ощущения коллективной эффективности.

Вторая причина несоответствия в результатах нашего и предыдущих исследований может быть связана со спецификой коллективной эффективности. В новозеландском исследовании люди отвечали на вопросы о способности граждан страны повлиять на действия представителей власти; в североамериканском исследовании — о способности членов этнической ингруппы повлиять на свое положение в обществе. Таким образом, в обоих случаях речь шла о коллективной эффективности на уровне страны. В то же время в нашем исследовании речь шла о коллективной эффективности жителей одного региона в отношении местной проблемы.

Во-вторых, наше исследование продемонстрировало, что воспринимаемая несправедливость ареста губернатора и коллективная эффективность жителей Хабаровского края были позитивно связаны с готовностью участвовать во всех выделенных формах не-институализированного политического поведения — коммуникации с ближайшим окружением, коммуникации с политиками и уличных акциях.

С одной стороны, эти результаты соответствуют предыдущим исследованиям [19], хотя недавние опросы, проведенные на большом количестве людей, показали, что важность обоих факторов варьируется от выборки к выборке [12; 14]. С другой стороны, наши результаты дополняют предыдущие исследования, поскольку показывают, что эти факторы одинаково связаны с готовностью к действиям, которые различаются по форме, сложности реализации и потенциальной опасности для участников. Это говорит о том, что все формы мирного не-институализированного политического поведения имеют общие корни.

В-третьих, наше исследование показало, что воспринимаемая несправедливость и коллективная эффективность опосредуют связь оправдания системы и хабаровской идентификации с готовностью к политической активности. Причем в пяти случаях речь идет о частичной, а в одном — о полной медиации. В целом эти данные соответствуют результатам, полученным в предыдущих исследованиях, которые показывают, что воспринимаемая справедливость и коллективная эффективность лишь частично объясняют связь оправдания системы и групповой идентификации с не-институализированной политической активностью [12; 19].

Заключение

В целом результаты данного исследования говорят о том, что оба подхода — подход, основанный на социальной идентичности, и подход, основанный на оправдании системы, — объясняют готовность людей к неинституализированному политическому поведению, направленному на изменение статуса-кво. При этом групповая идентификация и оправдание системы работают в противоположном направлении: первая усиливает «рациональный» и «эмоциональный» путь политической активности, а вторая ослабляет их.

Таким образом, наше исследование вносит вклад в изучение психологических факторов, связанных с участием людей в не-институализированной политической активности. Во-первых, мы выделили «точки пересечения» между двумя психологическими подходами к изучению не-институализированного политического поведения. Во-вторых, мы продемонстрировали, что эти подходы объясняют готовность к разным формам не-институализированных политических действий.

 

 

 

Литература

  1. Agadullina E., Ivanov A., Sarieva I. How do Russians perceive and justify the status quo: insights from adapting the system justification scales // Frontiers in Psychology. 2021 (under review)
  2. Agadullina E., Lovakov A. Measurement model of in-group identification: Validation in Russian samples // Psychology. Journal of Higher School of Economics. 2013. Vol. 10. № 4. P. 143—157.
  3. Chayinska M., Minescu A., McGarty C. ‘We fight for a better future for our country’: Understanding the Ukrainian Euromaidan movement as the emergence of a social competition strategy // British Journal of Social Psychology. 2019. Vol. 58. № 1. P. 45—65.
  4. Hayes A.F. Introduction to mediation, moderation, and conditional process analysis: a regession approach. Guilford Press, 2018. P. 3—4.
  5. Hooghe M., Marien S. A comparative analysis of the relation between political trust and forms of political participation in Europe // European Societies. 2013. Vol. 15. № 1. P. 131—152.
  6. Jost J.T. A quarter century of system justification theory: Questions, answers, criticisms, and societal applications // British Journal of Social Psychology. 2019. Vol. 58. № 2. P. 263—314.
  7. Jost J.T., Banaji M.R., Nosek B.A. A decade of system justification theory: Accumulated evidence of conscious and unconscious bolstering of the status quo // Political Psychology. 2004. Vol. 25. № 6. P. 881—919.
  8. Jost J.T. et al. Missing in (collective) action: Ideology, system justification, and the motivational antecedents of two types of protest behavior // Current Directions in Psychological Science. 2017. Vol. 26. № 2. P. 99—108.
  9. Levada Center. Vzaimodeistvie grazhdan i gosudarstva [Elektronnyi resurs] [Interaction between the citizens and the state]. URL: https://www.levada.ru/2015/04/06/vzaimodejstvie-grazhdan-i-gosudarstva. (Accessed 18.07.2021).
  10. Leach C.W. et al. Group-level self-definition and self-investment: a hierarchical (multicomponent) model of in-group identification // Journal of Personality and Social Psychology. 2008. Vol. 95. № 1. P. 144.
  11. MacKinnon D.P., Lockwood C.M., Williams J. Confidence limits for the indirect effect: Distribution of the product and resampling methods // Multivariate Behavioral Research. 2004. Vol. 39. № 1. P. 99—128.
  12. Osborne D. et al. Protesting to challenge or defend the system? A system justification perspective on collective action // European Journal of Social Psychology. 2019. Vol. 49. № 2. P. 244—269.
  13. Thomas E.F., McGarty C., Mavor K.I. Aligning identities, emotions, and beliefs to create commitment to sustainable social and political action // Personality and Social Psychology Review. 2009. Vol. 13. № 3. P. 194—218.
  14. Thomas E.F. et al. Testing the social identity model of collective action longitudinally and across structurally disadvantaged and advantaged groups // Personality and Social Psychology Bulletin. 2020. Vol. 46. № 6. P. 823—838.
  15. Travaglino G.A. Support for anonymous as vicarious dissent: Testing the social banditry framework // Group Processes & Intergroup Relations. 2019. Vol. 22. № 2. P. 163—181.
  16. Travaglino G., Moon C. Power distance orientation as an antecedent of individuals’ intentions to engage in radical political action // Group Processes & Intergroup Relations. 2020. Vol. 23. № 8. P. 1283—1308.
  17. Tyler T.R. The psychology of legitimacy: A relational perspective on voluntary deference to authorities // Personality and Social Psychology Review. 1997. Vol. 1. № 4. P. 323—345.
  18. Tyler T.R., Blader S.L. The group engagement model: Procedural justice, social identity, and cooperative behavior // Personality and Social Psychology Review. 2003. Vol. 7. № 4. P. 349—361.
  19. van Zomeren M., Postmes T., Spears R. Toward an integrative social identity model of collective action: a quantitative research synthesis of three socio-psychological perspectives // Psychological Bulletin. 2008. Vol. 134. № 4. P. 504.
  20. van Zomeren M., Leach C.W., Spears R. Protesters as “passionate economists”: A Dynamic Dual Pathway Model of approach coping with collective disadvantage // Personality and Social Psychology Review. 2012. Vol. 16. № 2. P. 180—199.

Информация об авторах

Гулевич Ольга Александровна, доктор психологических наук, профессор, заведующий лабораторией политико-психологических исследований,, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО «НИУ ВШЭ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3806-5064, e-mail: goulevitch@mail.ru

Гусева Виктория Владиславовна, стажер-исследователь, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО НИУ ВШЭ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4368-4508, e-mail: vvguseva@hse.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 716
В прошлом месяце: 16
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 332
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 1