Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 116Рубрики 53Авторы 9136Новости 1808Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

19 место — направление «Психология»

0,643 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,064 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Культурно-историческая психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 1816-5435

ISSN (online): 2224-8935

DOI: https://doi.org/10.17759/chp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2005 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

Аффилирован ISCAR

 

Нить Ариадны в лабиринте психической жизни (комментарии к выступлению П. Я. Гальперина) 921

Степанова М.А.
кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии образования и педагогики факультета психологии , Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия
e-mail: marina.stepanova@list.ru

Полный текст

Обращение к научным архивам отечественных психологов выступает одним из широко распространенных методов историкопсихологического исследования и одновременно служит средством возвращения в отечественную науку работ, по тем или иным причинам не опубликованных при жизни ученого. Именно таким образом увидели свет труды Л. С. Выготского «Психология искусства» и «Исторический смысл психологического кризиса», без которых сегодня представить его культурноисторическую психологию практически невозможно. Публикации хранящихся в архивах монографий, статей и выступлений С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии позволяют получить дополнительные сведения как о становлении психологии советского периода в целом, так и о предпосылках и истории создания отдельных психологических теорий.

Научное наследие П. Я. Гальперина: архивные заметки к выступлениям

Что касается психологической концепции П. Я. Гальперина, то, по единодушному признанию его учеников, «он был нетороплив с публикациями» [13, с. 92], «необыкновенно требователен и даже суров к себе … всегда подолгу занимался шлифовкой своих рукописей, предназначенных к публикации» [18, с. 317]. Следствием такого отношения явилось то, что многое из написанного П. Я. Гальпериным находится в его научном архиве. Причем интерес представляют не только большие работы, которых не так много, но и черновые записи и наброски, позволяющие понять, в каком направлении менялись (если менялись) представления П. Я. Гальперина. В нашей науке опыт обращения исследователей к подобного рода архивным материалам имеется — иллюстрацией этого является публикация записных книжек Л. С. Выготского на страницах «Вопросов психологии» [12].

В последнее десятилетие некоторые из архивных материалов П. Я. Гальперина увидели свет на страницах отечественных периодических изданий. Так, только в 2009 г. в журнале «Культурноисторическая психология» опубликованы две его ранние работы: «Система исторической психологии Л. С. Выготского и некоторые положения к ее анализу (тезисы)» 1935 г. [8]1 и «Учение о памяти» 1938 г. [9]2.

Следует отметить, что выступление П. Я. Гальперина на Юбилейной сессии легло в основу последующей публикации в «Вестнике Московского университета», но в то время журнал выходил иначе: было всего три серии, в том числе «Серия экономики, философии, права», в которой и была напечатана статья П. Я. Гальперина «О формировании умственных действий и понятий» [4].

Кафедра психологии философского факультета Московского университета в 50—60-е годы XX века

Прежде чем говорить о содержательной стороне сделанного П. Я. Гальпериным доклада, необходимо восстановить некоторые объективные исторические факты.

Характеризуя развитие отечественной психологической науки в 50—60-е гг., А. А. Смирнов обращает внимание на такие события, как создание специального научного журнала «Вопросы психологии» (1955), организацию общества психологов СССР (1957) и проведение ряда всесоюзных совещаний и съездов. К числу наиболее важных и широко разрабатываемых в то время проблем А. А. Смирнов относит «воплощение в конкретных исследованиях принципа единства сознания и деятельности, активного характера отражения человеком объективной реальности» [20, с. 216]. Среди работ советских психологов, посвященных изучению принципа единства психики и деятельности, А. А. Смирнов называет в том числе цикл исследований П. Я. Гальперина и его сотрудников по формированию умственных действий.

Специального внимания заслуживает сложившаяся в 50-е гг. ситуация на кафедре психологии философского факультета. В те годы кафедрой психологии заведовал А. Н. Леонтьев, а П. Я. Гальперин с 1943 г. работал в должности доцента. По мнению биографов А. Н. Леонтьева, 50—60-е гг. прошлого века оказались для А. Н. Леонтьева самыми продуктивными [14], что нашло отражение не только в большом числе его собственных публикаций, но и в создании условий для организации и проведения фундаментальных исследований в различных областях психологии. Как отмечает А. Н. Ждан, принципами деятельности А. Н. Леонтьева были «концентрация исследований на нескольких важнейших направлениях…, единство теоретической концепции как их общего основания, в качестве которой выступала теория деятельности» [10, с. 71]. В это время на кафедре психологии разрабатывались такие направления: психофизиология сенсорных процессов под руководством Е. Н. Соколова, нейропсихологические исследования под руководством А. Р. Лурии, патопсихологические исследования под руководством Б. В. Зейгарник и изучение формирования умственных действий и понятий под руководством П. Я. Гальперина. Результаты этих исследований, положившие начало крупным научным школам, активно обсуждались на конференциях и совещаниях, о чем свидетельствуют материалы Юбилейной сессии 1955 г. Правда, что касается П. Я. Гальперина, то его научный путь оказался весьма тернистым — достаточно вспомнить трудности, с которыми он столкнулся при публикации своего основного труда «Введение в психологию», но это — предмет специального разговора.

Становление теории

Начало 50-х гг. ознаменовалось для П. Я. Гальперина рядом выступлений, что можно рассматривать как официальное представление его общепсихологической концепции. Впервые П. Я. Гальперин изложил свою теорию в июле 1952 г. на состоявшемся в Президиуме АПН РСФСР Всесоюзном совещании по психологии (совещание по вопросам перестройки психологической науки на основе труда Сталина по вопросам языкознания и в свете решений объединенной сессии АН СССР и АМН СССР). У П. Я. Гальперина не было запланированного доклада — он выступил в прениях и предложил принципиально иное понимание некоторых вопросов психологии [16]. По мнению П. Я. Гальперина, в психологии намечаются две линии: с одной стороны, предложенная автором выступления и имеющая небольшое число сторонников, и с другой — линия Института психологии АПН с громадным числом сторонников. «Но … вопросы истины не решаются голосованием. Истина отображает объективную действительность, а действительность себя покажет и сумеет постоять за себя» [16, с. 99]. В этом выступлении было сформулировано представление об ориентировочной природе психики и о том, что все психические функции представляют собой конечные продукты усвоения предметных действий.

Спустя год, в июле 1953 г. П. Я. Гальперин выступил с докладом «Опыт изучения формирования умственных действий у школьников» на Совещании по вопросам психологии, специально остановившись на подробной характеристике этапов обучения умственному действию и основным направлениям его изменения [6]3. В 1955 г. П. Я. Гальперин принимал участие сразу в двух мероприятиях: в Юбилейной научной сессии [3], о которой идет речь, и в июльском совещании по психологии [5]. Судя по архивным материалам, в эти годы научная позиция П. Я. Гальперина неоднократно обсуждалась на заседаниях кафедры психологии Московского университета. Например, в апреле 1954 г. П. Я. Гальперин подготовил выступление на тему «Экспериментальные исследования формирования психической деятельности».

О своей теории П. Я. Гальперин рассказывал не только в узком кругу профессионалов: так, в 1955 г. он выступал с докладом «Проблема усвоения» в Институте дефектологии АПН РСФСР (ныне — Институт коррекционной педагогики РАО).

Формирование умственных действий и понятий: единство теории и практики

Обобщая сказанное, можно утверждать, что выступление П. Я. Гальперина на Юбилейной сессии было одним из первых по теории поэтапного формирования умственных действий и понятий, поэтому его целесообразно рассмотреть не только как итог проведенных — причем весьма значительных — исследований, но и как обозначение перспективы будущей работы. Как уже говорилось, в 1957 г. на страницах журнала «Вестник Московского университета» появилась написанная по материалам данного выступления статья. Есть все основания утверждать, что П. Я. Гальперин неоднократно ее переделывал — такая судьба была уготована абсолютно всем его работам, — сохранившиеся в архиве записи, а также опубликованные к Юбилейной сессии тезисы лишь частично совпадают с текстом статьи.

В данном случае для нас представляет интерес обращение к сохранившимся в архиве вариантам выступления и тезисов по двум основаниям:

  • Во-первых, по-видимому, именно они ближе всего по своему конкретному содержанию к сделанному в мае докладу, а статья представляет собой текст, в значительной степени переработанный;
  • во-вторых, зная, как П. Я. Гальперин готовил тексты выступления — как правило, записи носили лаконичный, схематичный характер, — можно предположить, что в них нашли отражение самые важные положения, вынесенные для обсуждения на сессии.

Знакомство с данными материалами позволяет выделить те принципиальные позиции, которые легли в основу гипотезы, а впоследствии и теории поэтапного формирования умственных действий и понятий:

  • представление об умственном действии;
  • понимание метода формирования полноценного действия (в дальнейшем метод поэтапного формирования действия с заранее заданными свойствами);
  • описание основных этапов формирования умственного действия;
  • выделение характеристик, параметров действия пока что без деления их на первичные и вторичные (представления о параметрах действия претерпели существенные изменения, что станет очевидным после публикации хранящейся в архиве монографии 1985 г. «Общие основы психологии»);
  • составление общей характеристики ориентировочной основы действия;
  • объяснение психологического механизма образования понятия.

Эти, а также другие положения доклада П. Я. Гальперина на Юбилейной сессии 1955 г. получили всестороннее освещение в последующих устных и письменных выступлениях, однако в наиболее систематизированном виде они представлены в его докторской диссертации [7], защита которой состоялась спустя 10 лет в 1965 г.

Однако выступление П. Я. Гальперина на Юбилейной сессии не позволяет получить полного, точнее говоря, общепсихологического, представления о выдвигаемой им гипотезе, в частности, в докладе речь не идет о предмете психологии, в то время как именно этот вопрос П. Я. Гальперин называл «самым насущным, самым практическим и настоятельным вопросом нашей науки» [2, с. 11]. Следует напомнить, что проблема предмета уже поднималась им в выступлении 1952 г. Отмеченный факт, по всей вероятности, объясняется особенностями выбранной для доклада на сессии темы. В этой связи интересно отметить, что выступления С. Л. Рубинштейна и А. Р. Лурии также носили конкретный характер и были ограничены соответственно рамками тем «Психологические воззрения И. М. Сеченова и советская психологическая наука» и «Речь и организация поведения». Л. Ф. Обухова в устных выступлениях приводит слова В. П. Зинченко, назвавшего П. Я. Гальперина «гением ограничения». Как показывает анализ выступления 1955 г., эти слова относятся не только к общепсихологической концепции П. Я. Гальперина, но и к стилю его научной работы в целом. К аналогичному выводу приходит В. П. Зинченко и в юбилейной статье, приуроченной к 90летию со дня рождения П. Я. Гальперина. Поставив перед собой задачу разобраться в причинах успеха школы Гальперина, он заключает: «Широта и глубина его научных воззрений … сочетались с узкой направленностью его собственной научноисследовательской проблематики и поисков» [13, с. 92]. Доказательством сказанному служат его не очень многочисленные публикации, подавляющее большинство которых посвящено одной проблеме — формирования умственных действий и понятий.

Также следует обратить внимание на заметный уже на самом первом этапе исследований умственных действий их практикоориентированный характер. Выступая с докладом на научной сессии, П. Я. Гальперин не замыкается в рамках общепсихологического значения полученных данных, а говорит о возможности их приложения к решению практических задач, в данном случае стоящих перед образованием, — обучения чтению, письму, арифметическим действиям. За 20 лет до Юбилейной сессии А. Р. Лурия в речи, произнесенной в память Л. С. Выготского в 1935 (!) году, подчеркивал, что психология должна стать «конкретной, практической наукой — наукой о воспитании и обучении … Только эта задача может превратить психологию в живую и нужную науку. Только это … подведет к созданию …живой и конкретной общей психологии, которая в равной степени нужна всем областям практики» [15, с. 280]. Построению живой общей психологии способствовали исследования по восстановлению движений руки после ранения под научным руководством А. Н. Леонтьева. Полученные данные обсуждались на специальной конференции в 1944 г., по итогам работы которой был подготовлен выпуск «Ученых записок» Московского университета [19]. И, наконец, в конце 40-х — начале 50-х гг. П. Я. Гальперин разворачивает цикл исследований по формированию умственных действий, имеющих непосредственное значение для практики. Неслучайно Ф. Е. Василюк, известный своими исследованиями в области практической психологии и психологической практики, сторонник психотехнического подхода, к числу образцов реализованного психотехнического подхода относил наряду с психоанализом З. Фрейда теорию поэтапного формирования умственных действий П. Я. Гальперина [1].

По воспоминаниям Л. Ф. Обуховой, девизом П. Я. Гальперина было: «Психолог должен уметь чтото делать!», а это «в свою очередь, требует исследования механизмов и причин психических явлений» [18, с. 312]. П. Я. Гальперину удалось приблизиться к пониманию природы психического, а обращение к его архивам позволяет нынешнему поколению психологов проследить за ходом мысли ученого, чтобы, следуя логике исследователя, подойти к решению практических проблем. Таким образом, теория П. Я. Гальперина, в частности анализ ее поступательного развития, выступает наглядной иллюстрацией, как реализуется сформулированный С. Л. Рубинштейном методологический принцип единства и взаимосвязи изучения психики и воздействия на нее [17].

«Что открылось нам сегодня…»

Со времени того выступления П. Я. Гальперина прошло 55 лет. Тогда П. Я. Гальперин рассказывал о первых полученных им и его учениками результатах исследований, которые позволяли ему «уловить конец ариадниной нити в лабиринте психической жизни», т. е. проникнуть в тайны психической жизни человека и животных. Сегодня мы с полным основанием можем утверждать, что созданная П. Я. Гальпериным теория поэтапного формирования умственных действий и понятий служит для нас ариадниной нитью не только в мире психологической науки, но и в мире человеческих проблем.

Обращение к научным архивам вызывает разные чувства, в том числе и собственной причастности к истории, к тому, как создавалась психологическая наука. В одном из интервью В. П. Зинченко с грустью обратил внимание на «… поразительный контраст между тем, как читают сегодня студенты и преподаватели, да и коллеги мои, и тем, что открылось нам сегодня и что можно читать» [11, с. 42]. В этой связи хочется выразить надежду: знакомство с ранее неопубликованными материалами и черновыми записями будет способствовать уменьшению обозначенного разрыва. Это нужно не столько авторам архивных публикаций — их заслуги хорошо известны, а прежде всего нам — современным психологам, чтобы лучше разобраться в хитросплетениях нашей науки.


1 – Публикация и комментарии М. А. Степановой.

2 – Публикация и комментарии А. Ясницкого.

3 – Название доклада 1953 г. и последующей публикации 1954 г. по материалам Совещания несколько отличаются.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Василюк Ф. Е. Методологический смысл психологического схизиса // Вопросы психологии. 1996. №6.
  2. Гальперин П. Я.  Введение в психологию. М., 1976.
  3. Гальперин П. Я. О формировании умственных действий и понятий // Тезисы докладов философского факультета на Юбилейной научной сессии, посвященной 200-летию Московского университета 9-13 мая 1955 года. М., 1955.
  4. Гальперин П. Я. О формировании умственных действий и понятий // Вестник Моск. ун-та. Серия экономики, философии, права. 1957. №4.
  5. Гальперин П. Я. О формировании чувственных образов и понятий // Тезисы докладов на совещании по психологии 1-6 июля 1955 года. М., 1955.
  6. Гальперин П. Я. Опыт изучения формирования умственных действий // Доклады на совещании по вопросам психологии 3-8 июля 1953 года. М., 1954.
  7. Гальперин П. Я. Основные результаты исследований по проблеме "Основные результаты исследований по проблеме «формирование умственных действий и понятий». Доклад, обобщающий исследования П. Я. Гальперина, представленный на соискание ученой степени доктора педагогических наук (по психологии) по совокупности работ, представленных на тему этого доклада. М., 1965.
  8. Гальперин П. Я. Система исторической психологии Л. С. Выготского и некоторые положения к ее анализу (тезисы) // Культурно-историческая психология. 2009. №1.
  9. Гальперин П. Я. Учение о памяти // Культурно-историческая психология. 2009б. №2.
  10. Ждан А. Н. Психология в Московском университете в советский период // Психология в Московском университете: 1755-2005 / Науч. ред. А. Н. Ждан. М., 2007.
  11. Живой разговор. Интервью с Владимиром Петровичем Зинченко // Вопросы  философии. 2008. №8.
  12. Завершнева Е. В. Записные книжки, заметки, научные дневники Л. С. Выготского: результаты исследования семейного архива  // Вопросы  психологии. 2008. № 1, №2.
  13. Зинченко В. П.  Петр Яковлевич Гальперин (1902-1988). Слово об учителе //Вопросы психологии. 1993. №1.
  14. Леонтьев А. А., Леонтьев Д. А., Соколова Е. Е. Алексей Николаевич Леонтьев. Деятельность, сознание, личность. М., 2005.
  15. Лурия А. Р. Речь, произнесенная на траурном заседании в память Л. С. Выготского 6 января 1935 года // А. Р. Лурия. Психологическое наследие: Избр. труды по общей психологии /Под ред. Ж. М. Глозман, Д. А. Леонтьева, Е. Г. Радковской. М., 2003.
  16. Материалы Совещания по психологии. Известия АПН РСФСР. 1953. Вып. 45.
  17. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1976.
  18. Обухова Л. Ф. Петр Яковлевич Гальперин. Учитель из плеяды мудрецов // Выдающиеся психологи Москвы /Под общ. ред. М. Г. Ярошевского. М., 2007.
  19. Психология. Вопросы восстановления  психофизиологических функций //Ученые записки МГУ им. М. В. Ломоносова. 1947. Вып. 111.
  20. Смирнов А. А. Развитие и современное состояние психологической науки в СССР. М., 1975. 

 

 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика