Из истории использования теста Роршаха в 20-30-е годы в СССР

33

Аннотация

В статье рассматривается и структурируется история применения теста Роршаха с 1923 по 1936 г. в Советском Союзе. Герман Роршах три раза посещал Российскую империю и был знаком с русскими психоаналитиками, его тест был издан в 1921 г. в Швейцарии и уже в 1923 г. появляется первая статья И.Н. Дьякова с описанием теста. Тест Роршаха применялся в педологии у детей с нормальным развитием, одаренных и с различными отклонениями, в клинической психологии и психиатрии, а также в рамках изучения личности преступника и экспертизе лиц, совершивших правонарушение. Наибольшее количество публикаций с использованием теста можно найти у А.Е. Петровой, которая использовала его при изучении «примитивной» психики у детей и взрослых преступников, а также у больных шизофренией и эпилепсией. Работы А.Е. Петровой высоко оценивались Л.С. Выготским и цитировались в его лекциях. Также тест Роршаха входил в батарею методик для исследования личности преступника и использовался в психиатрической экспертизе в кабинете изучения личности преступника и преступления и в научно-исследовательском институте судебной психиатрии имени В.П. Сербского. В 1936 г. после издания постановление ЦК ВКП(б) о педологических извращениях в системе Наркомпросов использование теста прекращается.

Общая информация

Ключевые слова: история психологии, психодиагностика, педология, тест Роршаха

Рубрика издания: История науки

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2024200115

Получена: 28.10.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Никонова Е.Ю., Рупчев Г.Е. Из истории использования теста Роршаха в 20-30-е годы в СССР // Культурно-историческая психология. 2024. Том 20. № 1. С. 119–127. DOI: 10.17759/chp.2024200115

Подкаст

Полный текст

Введение

Считается, что первые научные работы, посвященные использованию теста Роршаха в СССР, относятся к 1960–1970-м гг. и связываются с трудами М.З. Дукаревич, Б.Г. Кравцова, И.И. Белой, Б.И. Белого, Ю.С. Савенко, Е.Т. Соколовой, В.В. Гульдана, Н.Н. Станишевской, И.Г. Беспалько, Л.Ф. Бурлачук, В.М. Блейхера и др.; однако в публикациях встречаются краткие упоминания об использовании теста в 20-х гг. [3].

Настоящее исследование систематизирует использование теста в первые годы советской психологии. Было показано, что тест Роршаха использовался в СССР уже в 1923 г. — через два года после публикации Г. Роршаха методики в 1921 г. Тест применялся в педологической работе, судебной экспертизе, клинической психологии и при изучении «примитивной» психики.

К сожалению, ряд статей и книг, выпущенных или заявленных в качестве рукописи в 20-е гг., не дошли до наших дней — часть из них были запрещены и уничтожены из-за изменения отношения к теме и автору. Данное положение дел не дает полной картины использования теста Роршаха, однако позволяет увидеть направления, в которых тест использовался, и очертить круг задач для его применения.

Исследования с применением теста Роршаха трагически прервались после 1936 г. в связи с запретом на педологию, а большинство исследований с использованием этой методики были забыты, так же, как и их авторы.

Материалы по использованию теста Роршаха в 20-е гг. были собраны в фондах РГБ, РНБ, Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина, ГА РФ.

Герман Роршах и Россия

Герман Роршах (1884—1922) начал интересоваться русской литературой и культурой еще со студенческих лет. Тогда он общался с политическими эмигрантами из Российской Империи, изучил русский язык и читал Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого [19]. В 1906 г.Г. Роршах совершает поездку в Российскую империю — там он еще больше знакомится с русской культурой и литературой, а также начинает изучение работ русских психиатров.

В 1910 г. Г. Роршах женится на своей сокурснице Ольге Штемпелин (1878—1961). За несколько месяцев до свадьбы в 1909 г. Г. Роршах едет на два месяца в Казань, чтобы познакомиться с семьей невесты. Во время пребывания в Российской Империи он практиковал как врач, побывал в Челябинске, Уфе, Кургане. Также во время поездки Г. Роршах знакомится с психиатрами Н.А. Вырубовом (1869—1920) и Ю.В. Каннабихом (1872—1939), которые так же, как и он, увлекаются психотерапией и психоанализом [25].

С 1912 по 1913 г. в журнале «Internationale Zeitschrift für ärztliche Psychoanalyse» Г. Роршах переводит и публикует серию статей из журнала «Психотерапия. Обозрение вопросов психического лечения и прикладной психологии» (годы издания — 1910—1914), которые пишут российские психиатры-психоаналитики.

Благодаря связям с русскими психоаналитиками в декабре 1913 г. Г. Роршах приезжает в Россию и устраивается работать психотерапевтом в подмосковный санаторий «Крюково». Санаторий был ориентирован на лечение различных пограничных состояний и неврозов и в основном был предназначен для представителей дворянства и художественной интеллигенции [25]. Роршах принимал активное участие в заседаниях психиатрических обществ и в научных конференциях. В 1914 г. он был единственным иностранным членом редакционного совета журнала «Вопросы психиатрии и неврологии имени С.С. Корсакова», где написал для журнала статью о развитии психиатрии в Швейцарии. Летом 1914 г. Г. Роршах прекращает работу в Крюково и возвращается в Швейцарию. Нельзя исключать, что после выхода в 1921 г. книги «Psychodiagnostik: Methodik und Ergebnisse eines wahrnehmungsdiagnostischen Experiments» несколько экземпляров были отправлены российским коллегам.

Первый перевод «Психодиагностики» И.Н. Дьяковым

После революции 1917 года в Советском Союзе происходит резкий переход психологии в прикладное направление, основной целью которого стало воспитание нового советского человека. Появляются и активно развиваются прикладные области: педология и психотехника [24]. Педология — это наука о развитии ребенка и возможностях влияния на него. Психотехника была набором инструментов и методик, направленных на приложение психологии к решению практических вопросов, связанных с психологией труда, профессионального отбора, психогигиеной и психологией воздействия.

На подъеме педологии в начале 20-х гг. ученые рассматривают и применяют все доступные отечественные и зарубежные тестовые методики для изучения личности и ее когнитивных функций, которые могли бы быть полезны в педологии и психотехнике. В 1923 г. во втором выпуске «Педологического журнала» выходит статья «Психодиагностика» психолога И.Н. Дьякова (1891—1937). В статье дается краткое описание методики Г. Роршаха, особенностей ее кодирования и интерпретации, а также рассматриваются ее прикладные аспекты и возможности использования в работе с детьми. В завершение статьи И.Н. Дьяков говорит о возможных перспективах использования теста Роршаха для ученого педолога [12].

Иван Николаевич Дьяков был учеником Г.И. Челпанова, в 1915 г. окончил философское отделение историко-филологического факультета Московского университета, после чего был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию, которого был удостоен в 1919 г. В этом же году Дьяков становится преподавателем, а затем профессором Донского педагогического института. В 1921 г. он возвращается в Москву и становится старшим научным сотрудником Института научной философии 1-го МГУ, заведующим Педагогическими курсами при Главпрофобре, старшим научным сотрудником и действительным членом Центрального педологического института (1921—1923) [22].

«Психодиагностика» Г. Роршаха увлекла И.Н. Дьякова, и он делает доклад «Метод психодиагностики в педологии» на педологической секции Второго всероссийского психоневрологического съезда в 1924 г. [21]. Скорее всего, наработки И.Н. Дьякова с использованием теста содержались в книге «Тесты педологического отдела Института методов школьной работы», написанной в 1926 г. совместно с Н.А. Бухгольц и А. М.Шуберт [22]. Однако книга, по всей видимости, не была издана. Научные интересы И.Н. Дьякова после 1925 г. начинают изменяться, и он сосредоточивается на психотехнике [20]. В августе 1937 г. И.Н. Дьякова арестовывают по обвинению в участии в контрреволюционной террористической казачьей организации и в подготовке терактов против руководителей ВКП(б) и советского правительства и через месяц приговаривают к расстрелу.

Исследования различных типов личности А.Е. Петровой

Наибольшее количество дошедших до нас материалов с использованием теста Роршаха содержится в работах сокурсницы И.Н. Дьякова психолога А.Е. Петровой (1880—1972(?)). В 20-е гг. А.Е. Петрова проводит тест Роршаха на разных группах испытуемых и делает подробный перевод инструкции по использованию теста в своей монографии [16].

Анна Евгеньевна Петрова родилась в Москве 20 марта 1880 г. в семье служащего, получила домашнее образование. В 1903—1904 гг. проходила обучение в университете Сорбонны, где увлеклась психологией и слушала лекции П. Жане, А. Бине. В 1904 г.работала в Цюрихе под руководством Г. Штерринга и сформировала свой интерес в области экспериментальной психологии и психопатологии. В 1906 г. поступает в Императорский Московский Университет сторонней слушательницей на философское отделение историко-филологического факультета. В 1912 г. оканчивает университет и остается при университете для подготовки к профессорскому званию. Она сдает все экзамены в 1919 г. и начинает преподавать в должности доцента до расформирования факультета в 1922 г. [9, с. 1—15].

Параллельно с преподаванием в 1921 г. А.Е. Петрова начинает заниматься научной работой и становится психологом-исследователем в Государственном научном Институте охраны здоровья детей Наркомздрава СССР. Принимает участие как психолог-исследователь в работе кабинета по изучению личности преступника и преступности, а также работает в должности психолога в психиатрической клинике 1-го МГУ.

Как исследователя, А.Е. Петрову интересовала личность изучаемого человека и возможности ее типологизации. Она использовала в работе различные методы: методики А.Н. Бернштейна и Ф.Е. Рыбакова, метод свободных ассоциаций, методики А. Бине, пробы Г. Эббингауза и с 1923 г. тест Роршаха. Она относила тест Роршаха к методикам, направленным, на изучение фантазии, так как считала, что психодиагностика личности человека по одному минимальному психическому признаку (восприятию) невозможна [16].

А.Е. Петрова применяет типологию Э. Крепилина (1856—1926) и теорию первобытного мышления Л. Леви-Брюля (1857—1939), описывая случаи «примитивов» на основе закономерности выполнения тестов. Испытуемыми А.Е. Петровой были беспризорные дети (в том числе малолетние преступники), различные группы заключенных и больные из клиники (шизофрения и эпилепсия). Сбор данных производился с 1921 по 1926 гг. и был опубликован в ряде статей и монографии «Элементарная методика психологического исследования: для психологов, психиатров, криминологов и педагогов» [16].

Применение теста Роршаха в исследовании детей-примитивов

В первые годы после революции, гражданской войны и голода в Советском союзе многие дети потеряли родителей и для выживания перебрались из сельской местности в города, где возникла проблема детской беспризорности. Дети оказывались на улицах, нередко попадали в преступные сообщества, занимались кражами и грабежами, попрошайничеством, принимали участие в азартных играх, занимались проституцией, участвовали в продаже наркотиков [11]. В сложившихся условиях педология ставила перед собой цель помощи беспризорным детям, а именно оказание медицинской и психологической помощи, обучение и ресоциализацию [5]. С 1922 г. происходит организация систем учреждений для перевоспитаний детей. К данной системе относилась и Московская психоневрологическая и педологическая школа-санаторий, специализировавшаяся на психиатрической помощи детям с отклонениями в развитии (с задержками или одаренностью), где А.Е. Петрова проводила исследование.

Работа А.Е. Петровой «Дети примитивы» описывает лонгитюдное исследование, проведенное с 1921 по 1925 гг., во время которого проводилось наблюдение за детьми, периодическое их тестирование, обучение и лечение.

А.Е. Петрова разделяет своих испытуемых на два типа по уровню их культурного развития: «примитив» и «непримитив» (ребенок, воспитывающейся в богатой культурной среде и получающий образование). Под «примитивом» понимается нормальная, но не развитая до пределов возможностей психика — такая психика является основой для развития внутри культурного и индивидуального опыта, в то время как ненормальная психика ни при каких условиях не может пойти по пути такого развития [14]. Ребенок с примитивной психикой отстает по развитию интеллекта от сверстника, имеет меньшую критичность, более практическое мышление и плохо развитое абстрактное мышление, бедное воображение, скудный словарный запас и бедный запас знаний об окружающем мире, повышенный эгоцентризм, также в его восприятии может быть стерта грань между реальным и магическим. Для работы школы-санатория было важно научиться отличать психику примитива от психики ребенка с задержками развития и психическими расстройствами для определения дальнейшей коррекционной и педагогической работы.

Первое описанное исследование с помощью теста Роршаха было проведено с ребенком-примитивом, имеющим художественно одаренную психику [18]. В исследовании было показано положительное влияние пребывания детей в школе- санатории на развитие их психических функций (в частности, в тесте Роршаха количество образов увеличилось) и общий уровень развития. Кроме того, была показана хрупкость психических функций и их быстрый регресс в случае попадания обратно в неблагоприятную среду.

Упоминание теста Роршаха в работах Л.С. Выготского

Исследователи трудов Л.С. Выготского указывают, что работа А.Е. Петровой о детях-примитивах неоднократно цитировалась Л.С. Выготским и была названа им «прекрасным исследованием» [6]. Также Л.С. Выготский в статье «Проблема умственной отсталости ребенка (опыт построения рабочей гипотезы)» ссылается на работу А.Е. Петровой и пишет о тесте Роршаха: «Исследование фантазии этих детей с помощью теста Роршаха целиком подтверждает бедность фантазии у слабоумных детей» [7, с. 18].

В 1960 г. издаются неопубликованные труды Л.С. Выготского, в том числе работа  «Развитие высших психических функций», где Л.С. Выготский описывает экспериментальную работу Г. Роршаха: «Как известно, Роршах создал систематическую серию таких бессмысленных цветовых симметрических фигур, которые он предлагает испытуемым, и, как известно, уже опыты Роршаха показали, что только в дементном состоянии, в частности при эпилептическом состоянии, пятно может восприниматься совсем бессмысленно.

Именно в этих случаях мы слышим от испытуемых, что это — просто пятно. В нормальном состоянии мы видим то лампу, то озеро, то облако и т. д. Меняется наше осмысливание, но тенденция видеть пятно осмысленно наличествует у нас всегда. Эта тенденция к осмысливанию всякого восприятия была экспериментально использована Бюлером как средство для анализа осмысленности нашего развитого восприятия» [8, с. 248].

Исследование преступников-примитивов с помощью теста Роршаха

Другим важных этапом в исследовании типологии примитивов было изучение примитивной психики у взрослых. В качестве испытуемых А.Е. Петрова рассматривает случаи преступников-примитивов, проходящих психологическое обследование в кабинете по изучению личности преступника и преступления.

Кабинет исследования личности преступников был создан правоведом М.Н. Гернетом (1874—1953) в 1923 г. при Московском университете. В кабинете происходило всестороннее изучение личности преступников, в котором принимали участие антропологи, юристы, психологи, социологи, биохимики, психиатры [10].

В период с 1921—1924 гг. и до 1934 г. пациенты с диагнозом «психопатия» признавались невменяемыми или частично невменяемыми; в их отношении применялась практика перевоспитания, основанная на психотерапевтических и психиатрических методах. Такой подход давал результат, и ряд преступников после прохождения клиники получали работу и сохраняли ее. Кабинет вел большую исследовательскую работу амбулаторно, а с декабря 1923 г. в Арбатском арестном доме организуется клиника, в которой проводятся исследования и ведется психокоррекционная работа [23]. В.И. Аккерман (1890—1972) так описывает исследования в клинике: «Исследование личности правонарушителя проводится психиатром, психологом, антропологом и социологом … Психологическое исследование дополняет психиатрическое преимущественное по линии изучения интеллектуальных функций с помощью разнообразных тестов (Якобсона—Фернальда, Роршаха и др.).» [1, с. 207].

С 1924 по 1929 гг. кабинет издает 8 сборников научных статей, для большинства из которых А.Е. Петрова написала статьи с описанием случаев и психологическим анализом личности преступника, в части работ встречаются упоминания об использовании теста Роршаха.

Первый доклад об использовании методики чернильных пятен был сделан А.Е. Петровой на еженедельных собраниях кабинета изучения личности преступника в 1923 г. Доклад был доработан и стал статьей «Случай изувечения мужа» в сборнике «Преступный мир Москвы». Статья содержит психологический анализ обвиняемой Н., 24 года (примитивная психика) по делу кастрации своего мужа [17]. В статье кратко говорится об исследовании преступницы с использованием чернильных пятен и приводится протокол проведения теста.

А.Е. Петрова выделяла преступников-примитивов в особую группу из-за особенности работы их психики и совершения преступления из-за общей социально-педагогической запущенности и неправильного окружения с детства. Из всех видов преступлений преступники-примитивы совершают воровство или занимаются бандитизмом, убийства они совершают «по случайности». Также А.Е. Петрова отмечает медленную адаптацию высших психических функций под изменения среды (может выражаться в замедлении мыслительных процессов), высокую импульсивность действий, отсутствие сопереживания другим (которое развивается при психокоррекционной работе), высокий эгоцентризм [15].

В 1927 г. выходит книга А.Е. Петровой «Психологическая классификация личностей. Элементарная методика психологического исследования: для психологов, психиатров, криминологов и педагогов», в которой она обобщает все полученные ранее данные и выводит типологию [16]. В книге приводится описание случаев из практики и определяются возможности изучения с помощью различных методов особенностей психики примитивов и непримитивов. Особое внимание автор уделяет типу реагирования в зависимости от конституции человека, выделяются типы: конкретно-эмоциональный, эффективно-абстрактный, интеллектуально-волевой и между ними промежуточные. В дальнейших работах тестам с использованием чернильных пятен не уделяется внимание, методики могли использоваться, но после 1936 г. упоминание о них отсутствует.

После публикации книги А.Е. Петрова остается работать в пенитенциарных учреждениях: с 1927 по 1930 г. она — заведующая научно-педагогической частью экспериментального пенитенциарного отделения государственного института по изучению преступника; с 1929 по 1931 г. — заведующая политической воспитательной частью в Новинском отделении 1-й московской фабрично-трудовой колонии. С 1931 г. А.Е. Петрова возвращается в исследования в области клинической психологии и с 1931 по 1944 г. руководит психологической работой в психиатрическом отделении центрального научно-исследовательского государственного института экспертизы трудоспособности и трудоустройства инвалидов, а в 1935—1938 гг. сотрудничает в качестве психолога с клиникой нервных болезней 1-го ММИ. В 1939 г. А.Е. Петровой присваивается звание кандидата биологических наук без защиты диссертации, а в 1944 г. она защищает докторскую диссертацию. С июля 1944 г. А.Е. Петрова по состоянию здоровья выходит на пенсию [9, с. 1—15].

Тест Роршаха в судебно-психиатрической экспертизе: работы В.А. Внукова

Одно из последних упоминаний об использовании теста Роршаха в судебно-психиатрической экспертизе можно встретить в сборнике «Психопатии и их судебно-психиатрические значения», вышедшем в 1934 г. Сборник подводит итог 12-летней работы научного исследовательского института судебной психиатрии имени В.П. Сербского в области изучения психопатии в судебной экспертизе и профилактической работы. С 1934 г. общие тюрьмы были переданы в ГУЛАГ НКВД СССР и основным методом исправления и профилактики преступлений становится трудотерапия в системе лагерей — начинается эпоха Большого террора.

Тест Роршаха применяется как одна из методик психологического тестирования при описании случаев в вводной статье о судебно-психиатрической экспертизе психопатий профессора В.А. Внукова (1889—1937) и статье о подростках-псевдологах доцента Л.С. Юсевич (?-?).

Вольф Абрамович Внуков специализировался на судебной психиатрии и активно развивал направление судебной экспертизы и настаивал на участие в ней психологов. В.А. Внуков в 1922 г. оканчивает медицинский факультет Симферопольского университета, работает врачом-психиатром 2-го Московского государственного медицинского университета (1924—1925), с конца 1925 г. — преподавателем кафедры рефлексологии на врачебно-педагогическом отделении государственного Института физкультуры, ординатором Института судебной психиатрии (1925—1927), ассистентом 1-го Московского государственного университета (1927—1929), старшим ассистентом 1-го Московского медицинского института (1929—1932). С 1932 г. становится врачом-специалистом санитарного отделения ОГПУ (1932—1934) и председателем Методического бюро, руководившего педагогической и научной работой НИИ судебно-психиатрической экспертизы имени проф. В.П. Сербского. В конце 1933 года В.А. Внуков становится заведующим кафедрой судебной психиатрии, а также профессором 1-го Московского медицинского института и директором Московского института нервно-психиатрической профилактики имени В.В. Крамера [18].

В статье профессора В.А. Внукова «Судебно-психиатрическая экспертиза психопатий» приводится пример исследования, проведенного в 1933 г. на девушке 17 лет, пойманной за кражу и имеющую склонность к патологическому фантазированию. Тест применяется для исследования фантазии преступницы: «При исследовании по Роршаху дала небогатые статические образы» [4, с. 25]. Также патологическому фантазированию у подростков посвящена статья Л.С. Юсевич «Подростки-псевдологи», в ней дается описание феномена и приводятся случаи из судебной экспертизы и пример использования теста при обследовании юноши 17 лет, задержанного с поддельными документами и уличенного в мошенничестве; тест также, как и в первом случае, содержит мало ответов.

В сборнике приводится в Словаре специальных терминов, составленном доктором С.К. Берукштисом (?-?)  приводится такое опреджеление: «Роршах — исследование по Роршаху. Особый метод психологического исследования, относящийся главным образом к фантазии, эмоциональности человека» [2, с. 174]. Данный вывод мог быть сделан на основе работ, помещенных в сборнике, и в рамках представлений о тестах чернильных пятен в работах А. Бине и Ф.Е. Рыбакова, где кляксы используются в исследовании воображения.

В судебно-экспертной практике использование теста прекратилось после 1934 г., окончательно тест Роршаха исключается из практики в 1936 г. после издания постановления ЦК ВКП(б) от 4.07.1936 о педологических извращениях в системе Наркомпросов.

Незадолго до выхода постановления издается учебник «Практикум по экспериментальной психологии» психолога Павла Саввича Любимова (1902—1941). В пособии содержится краткое описание теста Роршаха и рекомендации к его проведению, материал относится к методам исследования воображения [13].

Многие книги и статьи 1920—1930-х гг. были уничтожены или попали под запрет для выдачи читателям. В конце 60-х гг. тест Роршаха начинает вновь использоваться советскими психологами, но связь между старыми и новыми исследованиями не обнаруживается.

Заключение

Анализируя работы советских психологов и психиатров 1920—1930-х гг., можно утверждать, что перевод теста Роршаха и первые исследования появились уже в 1923 г. Тест имел широкое применение в области педологии, в клинической психологии и психиатрии, а также в рамках изучения личности преступника и судебной экспертизе.

Тест Роршаха входил в наборы методик для диагностики в кабинете исследования личности преступника и научно-исследовательском институте судебной психиатрии имени В.П. Сербского, а также описывался в учебнике по экспериментальной психологии для студентов. Однако советские психологи не использовали тест Роршаха как методику для изучения личности, а применяли его как методику для изучения воображения.

В 1936 г. тест Роршаха и другие тесты, после издания постановления о педологических извращениях в системе Наркомпросов, признается буржуазным и идеологически неверным и исчезает из советской психологии и психиатрии.

Тест ушел вместе с именами ученых, которые его применяли в своей работе и были репрессированы (И.Н. Дьяков) или не перенесли ужесточение режима по состоянию здоровья (В.А. Внуков); из библиотек исчезают и уничтожаются многие книги и статьи. Те исследователи, которые использовали тест и которым удалось пережить период репрессий, предпочли больше не использовать запрещенную методику и не упоминать прошлые работы, а иногда осуждать ее использование (А.Е. Петрова, Л.С. Юсевич, Г.Е. Сухарева).

Годы жизни Беруштиса и Юсевич найти не удалось, мы обозначали их (?-?)

Литература

  1. Аккерман В.И. Криминологическая клиника // Преступник и преступность: сб. II / Под ред. Е.К. Краснушкина и др.; Московский кабинет по изучению личности преступника и преступности. М.: Мосздравотдел, 1928. С. 207—218.
  2. Беруштис С.К Словарь специальных терминов // Психопатии и их судебно-психиатрическое значение / Под общ. ред. Ц.М. Фейнберг и др.; Науч.-иссл. ин-т судебной психиатрии им. Сербского. М.: Сов. законодательство, 1934. С. 166—178.
  3. Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии (на основе метода Роршаха). Киев: Вища школа. Головное издательство, 1979. 176 с.
  4. Внуков В.А Судебно-психиатрическая экспертиза психопатий // Психопатии и их судебно-психиатрическое значение / Под общ. ред. Ц.М. Фейнберг и др.; Науч.-иссл. ин-т судебной психиатрии им. Сербского. М.: Сов. законодательство, 1934. С. 10—44.
  5. Выготский Л.С. Основные положения плана педологической исследовательской работы в области трудного детства // Педология. 1929. № 3. С. 333—342.
  6. Выготский Л.С. Педология школьного возраста. Лекции по психологии развития. М.: Канон+; РООИ «Реабилитация», 2022. 320 с.
  7. Выготский Л.С. Проблема умственной отсталости (опыт построения рабочей гипотезы) // Умственноотсталый ребенок / Под ред. Л.С. Выготского, И.И. Данюшевского. М.: Гос. учеб.-педагог. изд-во, 1935. С. 7—34.
  8. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций: из неопубликованных трудов. М.: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1960. 500 с.
  9. ГА РФ, фонды личного происхождения, А.Е. Петрова А624 Ф. 1 ОП. 1 л. 1-15.
  10. Гернет М.Н. Первая русская лаборатория по изучению преступности // Право и жизнь. 1924. Кн. 2. С. 26—33.
  11. Горелова Л.Е., Шелкова В.Н. Вклад врачей-психиатров в преодоление детской беспризорности в Москве в 20-е гг. ХХ в. // Вопросы современной педиатрии. 2021. Том 20 № 3. С. 188—194.
  12. Дьяков И.Н. Психодиагностика // Педологический журнал. 1923. № 2. С. 26—33.
  13. Любимов П.С. Практикум по экспериментальной психологии / Под ред. проф. К.Н. Корнилова. М.: Учпедгиз, 1936. 222 с.
  14. Петрова А.Е. Дети-примитивы // Вопросы педологии и детской психоневрологии: вып. 2: сб. статей Государственного Медико-педологического института НКЗ / Под ред. М. Гуревича. М.: Комис. по улучшению жизни детей при ВЦИК и кооп. изд-ва «Жизнь и Знание», 1925. С. 60—92.
  15. Петрова А.Е. Преступники-примитивы // Преступник и преступность: сб. II / Под ред. Е.К. Краснушкина и др. Московский кабинет по изучению личности преступника и преступности. М.: Мосздравотдел, 1928. С. 72—134.
  16. Петрова А.Е. Психологическая классификация личностей. Элементарная методика психологического исследования: для психологов, психиатров, криминологов и педагогов. М.: изд. М. и С. Сабашниковы, 1927. 292 с.
  17. Петрова А.Е. Случай изувечения мужа // Преступный мир Москвы / Под ред. М.Н. Гернет. М.: Право и жизнь, 1924. С. 82—101.
  18. Савенко Ю.С. Дважды забытый. Вольф Абрамович Внуков (1889—1937 гг.) // Независимый психиатрический журнал. 2016. № 2. С. 76—78.
  19. Сирлз Д. Тест Роршаха. Герман Роршах, его тест и сила видения. М.: АСТ, 2020. 464 с.
  20. Стоюхина Н.Ю. К списку репрессированных психологов #1 // История российской психологии в лицах: Дайджест. 2017. № 1. С. 90—107.
  21. Стоюхина Н.Ю. Психолог И.Н. Дьяков — ученик профессора Г.И. Челпанова: один из многих // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2013. № 5-6. C. 72—96.
  22. Стоюхина Н.Ю. Психотехник городской среды И.Н. Дьяков (К 130-летию со дня рождения) // Организационная психология и психология труда. 2021. Том 6. № 4. С. 156—178. DOI: 10.38098/ipran.opwp_2021_21_4_007 
  23. Титова Т.С., Сафуанов Ф.С. Изучение личности преступника и преступности (исторический экскурс) // Российский психиатрический журнал. 2017. № 1. С. 53—60.
  24. Эткинд А.М. Общественная атмосфера и индивидуальный путь ученого: опыт прикладной психологии 20-х годов // Вопросы психологии. 1990. №5. С. 13—22.
  25. Kosenko O., Steger F. Hermann Rorschach’s (1884—1922) Clinical and Scientific Work as a Psychiatrist in Russia // Journal of Nervous & Mental Disease. 2022. 210. Р. 894—899. DOI: 10.1097/nmd.0000000000001542

Информация об авторах

Никонова Евгения Юрьевна, младший научный сотрудник лаборатории “Психология профессий и конфликта” факультета психологии, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (ФГБОУ ВО МГУ имени М.В. Ломоносова), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6338-3764, e-mail: eniconova@mail.ru

Рупчев Георгий Евгениевич, кандидат психологических наук, научный сотрудник лаборатории психофармакологии, ФГБНУ «Научный Центр Психического Здоровья», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1948-6090, e-mail: rupchevgeorg@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 61
В прошлом месяце: 23
В текущем месяце: 38

Скачиваний

Всего: 33
В прошлом месяце: 14
В текущем месяце: 19