Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8857Новости 1769Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

23 место — направление «Психология»

1,006 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,484 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Консультативная психология и психотерапия

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2075-3470

ISSN (online): 2311-9446

DOI: https://doi.org/10.17759/cpp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 1992 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Смехотерапия 1711

Умярова Р.С.
психотерапевт

Полный текст

Блаженны смеющиеся,
ибо Они освещают землю
И питают сердца.

Анхель де Куатье

Наука о смехе, или гелотология, зародилась в Америке в 70-е годы ХХ-го столетия после случая с Норманом Казинсом, который вошел в историю как «человек, рассмешивший смерть».  Этот американский психолог страдал редкой болезнью - коллагенозом. Когда врачи утра­тили веру в его излечение и, как нередко бывает в таких случаях, отка­зались от него, он заперся в номере гостиницы и стал ежедневно по 5-6 часов в день смотреть комедии, не переставая смеяться. Через неделю прекратились боли, через месяц он начал двигаться, через два месяца вышел на работу. После такого сенсационного случая в Америке и на Западе начали проводиться научные исследования, посвященные фено­мену смеха и его воздействия на человеческую психику. Стала также развиваться смехотерапия как один из психотерапевтических методов. Ученые США начали использовать смех даже при лечении алкоголи­ков, наркоманов, онкологических больных.

В нашей стране исследования психологических аспектов смеха практически отсутствуют. Такие катарсические процессы, как плач или агрессия, довольно часто используются в различных школах психоте­рапии, тогда как смех как катарсическое явление, как правило, игнори­руется. Между тем, из литературы известно, что «смеховой катарсис» гораздо сильнее «катарсического плача и агрессии (Junkins, 1999). Но дело в том, что в нашей культуре принято считать, что смех - это не­серьезно. Да, люди, как правило, смеются над чем-то юмористическим или в состоянии счастья, или просто от глупости. Как важный и серьез­ный феномен, способный оказывать на психику глубокое трансформи­рующее воздействие, он никогда не рассматривался. Тот факт, что смех есть природный механизм выживания и оздоровления, игнорируется психологической наукой по сей день.

В то же время исследования зарубежных ученых показали, что смех обладает огромным оздоровительным эффектом, распространяющимся как на физическое тело, так и на психику. Известно, что мозг во время смеха вырабатывает эндорфины - «гормоны счастья», которые мощно воздействуют на иммунную систему, и не только на нее. Доказано, что улучшается работа сердечно-сосудистой и дыхательной систем, органов пищеварения, вырабатываются антистрессовые гормоны (Berk, 1996). Психологическое оздоровление связано с освобождением глубоко ре­прессированных эмоций. Смех - один из процессов, который помогает подойти к таким болезненным чувствам, как гнев, страх, стыд (Mindess, 1971; Junkins, 1999). Их проявлению и проживанию мешает чувство контроля, которое прививается ребенку с ранних лет. Действуя из са­мых лучших побуждений, наши воспитатели часто не разрешают нам проявлять наши истинные чувства, считая их неприемлемыми для об­щества: «Убери с лица эту дурацкую улыбку», «Перестань хныкать», «Нельзя», «Не смей», «Не вздумай»... А потом, когда взрослеем, уже сами наставляем себя: «Надо», «Должен», «Нужно», «Следует».

И мы все больше и больше отчуждаемся от тела и своих естественных чувств, становясь все менее живыми. Мы все больше и больше загоня­ем себя в рамки приличия и принятых в обществе стереотипов, не заме­чая своих подлинных желаний и чувств. Известно, что наши комплексы - проблемы, страхи - оседают в теле в виде напряжений, блоков, зажи­мов, превращая его в жесткий панцирь, отделяя наше сознание от чувств и телесных переживаний, что и делает нас менее живыми и ра­достными. До тех пор, пока мы несем в себе эти зажимы, к нам не могут придти другие чувства, мы становимся как бы «замороженными». И, в конце концов, многие из нас приходят к такому состоянию, когда уда­ется лишь изображать чувства, а не действительно проживать их.

Природный, естественный смех снимает напряжения в теле, - оно размягчается, постепенно освобождаясь от зажимов и напряжений. По словам Дарвина, смех - «это судорожная разрядка мышечной энергии». Когда убираются мышечные зажимы, появляется контакт с телом, и освобождаются эмоции. И именно смех - самый мощный катарсиче-ский процесс, который открывает путь к проявлению болезненных эмо­ций (Junkins, 1999; 2000). Когда мы отпускаем контроль над нашими чувствами, то есть а) начинаем доверять им как важным сигналам на­шего отношения к происходящему, б) позволяем им проявиться и в) начинаем их проживать, то взамен получаем контроль над нашей жиз­нью, становясь более гибкими, спонтанными и креативными.

Смехотерапия используется при лечении даже таких сильных травм, как детский сексуальный абьюз (Junkins, 2000). Психолог Аннет Гуд-хард (Goodheart, 1994) предлагает формулу: боль + игра = смех. Если человек, испытавший сексуальный абьюз, в условиях психотерапии сможет играть с болью, то результатом этого будет - смех.

Но здесь следует внести одно существенное уточнение: не следует путать смех, которым мы реагируем на юмор как одну из форм искус­ства, с тем природным, естественным смехом, о котором идет речь в этой статье. Люди сначала смеялись, писал Ж.Поль, и лишь потом поя­вились комики (Поль, 1981). Как справедливо замечает Р.Провайн, для наших дней характерна ошибка, когда переоценивается роль юмора в качестве едва ли не главного способа, помогающего вызвать смех, и недооценивается роль смеха как самостоятельного спонтанного явления (Provine, 2000). Между тем, смех представляет собой древний, врож­денный феномен, тогда как юмор - значительно более позднее явление, взращенное культурой (Козинцев, 2002). И, конечно, по силе и глубине своего воздействия юмор значительно уступает смеху как физиологиче­скому процессу, обладающему способностью лечить тело и эмоции.

В ходе наших занятий по смехотерапии мы смеемся отнюдь не над анекдотами и юмористическими историями, хотя это тоже неплохо. Наша задача - вернуть свою способность к естественному рефлектор­ному смеху, который заложен в нас природой и утрачен в процессе на­шего взросления. Именно такой смех производит наиболее глубокий психотерапевтический эффект. Приведу несколько отзывов участников нашей групповой работы:

Р.: «С каждым новым занятием по смехотерапии я чувствовала се­бя все более свободной, все более становилась сама собой. Изменил­ся взгляд на окружающий мир. Это положительно повлияло на мою жизнь и на мое окружение. Стали налаживаться мои взаимоотноше­ния с мужем. Они были перед этим настолько расстроены, что мы собирались подавать на развод. Впервые за два с половиной года мы снова начали нормально общаться».

У.: «По мере занятий, я с каждым днем все больше смеялась, есте­ственно и спонтанно, реагируя с юмором даже на то, чего раньше просто не замечала. Развивается чувство юмора, то есть понижается «порог смеха», становится легче смеяться даже над тем, что раньше вызывало обиду».

Снятие напряжения способствует расширению нашего восприятия, возникающее при этом расслабление делает нас более восприимчивы­ми. Смех - наиболее простой способ, с помощью которого мы перехо­дим в «открытое состояние», когда само собой находятся ответы на са­мые трудные вопросы. Он помогает нам стать более гибкими в тех слу­чаях, когда мы слишком «зациклились» на каком-то эмоциональном состоянии. Мы становимся способными к восприятию нового, которое остается от нас закрытым, когда наши мысли кружат по своим обыч­ным орбитам. По словам психиатра Моуди, посредством смеха внут­ренние человеческие чувства изливаются во внешний мир (Moody, 1978). Поскольку человек не может находиться одновременно в состоя­нии депрессии, злости и в веселье, то, смеясь, он получает, хотя бы на время, опыт истинного, давно забытого детского состояния открытости и радости. Ведь, привыкнув подавлять себя, мы можем даже не заме­чать своего депрессивного состояния, преследующего нас изо дня в день.

Л.: На этом занятии я впервые почувствовала ту радость, которую испытывала ребенком, состояние игры и веселья, чего со мной не случалось долгие годы.

Как всякое выражение правды о себе, смех радикален, можно ска­зать, революционен и буквально взрывает конформизм (Steinem, 1992). Наконец, когда мы открываемся глубинному природному смеху, мы контактируем с глубинами своей сущности - носителя внутренней правдивости, доверия к миру, неистощимой радости. В этот момент мы отдыхаем от своих ложных ограничений, пребываем вместе со своим сердцем, присутствуем «здесь и сейчас». Растворяются границы, разде­ляющие нас друг от друга. Недаром и Л.Толстой признавал: «Ничто так не сближает людей, как искренний смех». Еще пара реплик участников:

Р.: Я с удивлением стала замечать, как стали улучшаться мои от­ношения с коллегами по работе. В последнее время я почти всегда пребываю в хорошем настроении.

Т.: Смех помогает мне становиться более открытой. Пока еще я была только на трех занятиях, но уже заметила, что окружающие люди мне больше улыбаются и даже совершенно не знакомые люди стали почему-то часто подходить ко мне с вопросами или просьба­ми.

В настоящее время получили развитие два разных направления в смехотерапии. Одно из них связано со смехом, спровоцированным из­вне посредством культурно выработанных средств (анекдоты, комедии, клоуны); другое - с природным, рефлекторным смехом, который возни­кает независимо от каких-либо внешних, побуждающих к смеху, меро­приятий. Развивая второе направление, мы добиваемся вызывания именно этого естественного, рефлекторного смеха, поскольку, как уже отмечалось, данная его форма помогает не только добраться до самых глубин подавленных эмоций, но и произвести разрядку наших деструк­тивных и негативных внутренних программ. На самом деле такого рода возможности смеха известны исстари: даосы, суфии давно и успешно применяют смех для подобных целей.

Р.: Мне стало намного легче проявлять свои эмоции. Теперь я по­няла, что не обязана все время носить маску «хорошей девочки», и, если я чувствую обиду или раздражение, то позволяю этим чувствам быть, не подавлять их только из-за того, что их принято считать за­прещенными.

Для того, чтобы подготовить участников группы к спонтанному, рефлекторному, «катарсическому смеху», на наших занятиях сначала дается комплекс телесных и дыхательных упражнений, а также упраж­нения на расслабление. Одновременно участникам предлагаются разно­образные игровые упражнения, стимулирующие естественный смех.

Для того, чтобы научить человека «правильно дышать» при смехе, тренируется диафрагма. Подготовительные телесные упражнения по­могают убирать напряжения и зажимы в области лица, груди, живота и др. Телесные упражнения в сочетании с дыхательными прекрасно стимулируют диафрагму и мышцы живота. Затем даются упражнения на расслабление по Х.МАлиеву {Алиев, 1993). Комплекс этих упражнений направлен на достижение нейтрального состояния коры головного моз­га, что крайне необходимо, поскольку некоторые участники нашей группы могут находиться в негативном состоянии, в котором смеяться невозможно. После упражнений начинаем смеяться. Сначала искусст­венно. Но этот искусственный смех быстро переходит в смех рефлек­торный: настоящий, безудержный, искренний. Это и является одной из главных задач наших занятий.

Смехотерапия может применяться как самостоятельная форма рабо­ты - для оздоровления тела и решения психологических проблем, а также в сочетании с другими видами психотерапии. Так, например, некоторые упражнения с использованием смеха оказываются крайне уместными при телесно-ориентированной психотерапии и терапии ис­кусствами.

«Подключение» смеха облегчает работу с телом, так как элементы игры и веселья помогают быстрее достичь релаксации и снижения те­лесного напряжения, поскольку смех, как отмечалось выше, уже сам по себе релаксирует и душу и тело. Особенно эффективно в этих условиях упражнение «внутренний смех», которое развивает чувствительность, помогает убирать телесные зажимы и позволяет ощутить не только все тело, но и внутренние органы.

Использование смеха в арттерапии облегчает проявление спонтан­ности и креативности за счет создания атмосферы легкости и раскован­ности. Работа с бессознательными содержаниями психики, закодиро­ванными в рисунках, придуманных историях, сказках происходит «с легким сердцем», даже если предъявляется весьма болезненный мате­риал.

Использование смеха при работе с «воображаемыми эмоциями» по­могает испытать их на самом деле. Участников просят изобразить смех в сочетании с разными эмоциональными модальностями: смех нежный, грубый, добрый, презрительный, горький и т.д. Упражнение выполня­ется в парах. Партнер копирует смех и жесты исполнителя, выполняя роль «зеркала». Наличие «зеркала» помогает исполнителю легче при­нимать и ассимилировать такие свои запретные эмоции, как грубость, злость, презрение и др., то есть те эмоции, которые ввиду их нежела­тельности обычно всячески подавляются. Поскольку вытеснение за­прещенных эмоций делает нас более фрагментарными и уязвимыми, то их обнаружение и принятие в самих себе помогает стать более целост­ными, устойчивыми, выразительными. Эффект от этого упражнения усиливается, когда используется различный театральный реквизит - характерные искусственные носы, очки, парики и пр., необходимые, чтобы создать соответствующий образ.

Таким образом, наши занятия направлены на обучение участников естественному спонтанному смеху, по поводу которого многие наши современники говорят, что они забыли, «как это бывает». Смех не толь­ко снимает телесное и психическое напряжение, а также оказывает об­щее оздоравливающее воздействие на тело и психику, но и выступает в качестве мощного «катарсического» инструмента при работе со слож­ными проблемами и болезненными эмоциями. Возможно, существует некая аналогия рефлекторного смеха с катарсическим отреагированием, вызывающим расслабление мышечного панциря, в вегетотерапии Вильгельма Райха, а также тем значением, которое он придавал функ­ции оргазма, для психического здоровья. В обоих случаях мы имеем дело с естественными механизмами, заложенными в человеческом ор­ганизме самой природой и потому направленными на естественное оз­доровление тела и психики.

 

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Алиев Х.М. Ключ к себе. М. 1993.
  2. Козинцев А.Г. Смех: истоки и функции. –  С-Пб: «Наука», 2002.
  3. Поль Ж. Приготовительная школа эстетики. М. 1981.
  4. Райх В. Характероанализ. – М.: «Республика», 1999.
  5. Goodheart A. Laughter Therapy. Santa Barbara: Less Stress Press. 1994.
  6. Junkins Е.  Laughter: Nature’s best bet for the blues.  MSW, LCSW, BCD. 1999.
  7. Junkins Е.  The Power of Laughter in Therapy. ZMFT, BCD, LM. SM-A.C.P. 2000.
  8. Berk L. The Laughter-Immune Connection: New Discoveries. Humor and Health Journal, vol. 5. № 5. 1996.
  9. Mindess  Н.  Laughter and Liberation. Los Angeles: Nash Publishing. 1971.
  10. Moody R.  Laugh After Laugh. Jacksonville: Headwaters Press. 1978.
  11. Provine R.  Laughter: A Sciencific Investigation. N.Y. 2000.
  12. Steinem G.  Revolution from Within: A Book of Self Esteem. Boston: Little, Brown and Company. 1992.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика