Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 100Рубрики 51Авторы 8582Ключевые слова 21029 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

Включен в Scopus

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

23 место — направление «Психология»

1,006 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

1,484 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Консультативная психология и психотерапия

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2075-3470

ISSN (online): 2311-9446

DOI: https://doi.org/10.17759/cpp

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 1992 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Отношение к смерти и его влияние на личность онкологических больных 924

Федотова Е.А.

Аннотация

Привычно мы смотрим на смерть как на абсолютное зло и нам трудно принять мысль о том, что она может оказывать позитивное влияние на жизнь. Между тем, подобная точка зрения – отнюдь не редкость. Танатология – относительно новая научная область, возникшая в связи с возрастающей значимостью проблемы умирания и смерти и находящаяся в самом начале своего развития. Здесь утверждается, что реальность смерти, особенно остро осознаваемая в условиях неизлечимой болезни, не просто существенно изменяет человеческую жизнь. Как это ни парадоксально, на фоне приближения человека к смерти, в нем нередко пробуждаются признаки «роста личности».

Ссылка для цитирования

Фрагмент статьи

Смерть, как и рождение, принадлежит жизни.

Шаг состоит из подъема и опускания стопы.

Р.Тагор

Истина в том, Митч, – сказал Морри, – что стоит научиться умирать,

как научаешься жить.

М.Элбом

Умирание – только ли зло?
 

Привычно мы смотрим на смерть как на абсолютное зло и нам трудно принять мысль о том, что она может оказывать позитивное влияние на жизнь. Между тем, подобная точка зрения – отнюдь не редкость. Танатология – относительно новая научная область, возникшая в связи с возрастающей значимостью проблемы умирания и смерти и находящаяся в самом начале своего развития. Здесь утверждается, что реальность смерти, особенно остро осознаваемая в условиях неизлечимой болезни, не просто существенно изменяет человеческую жизнь. Как это ни парадоксально, на фоне приближения человека к смерти, в нем нередко пробуждаются признаки «роста личности». Это проявляется, прежде всего, в изменении восприятия жизни. Р.Кочюнас выделяет ряд свидетельств подобного изменения (Кочюнас, 1999):

1) происходит переоценка приоритетов жизни – теряют свое значение те из них, которые теперь оцениваются как мелочи, несу-щественные детали и подробности;

2) возникает чувство освобождения – не делается то, чего делать не хочется; теряют свою силу категории долженствования («должен», «обязан», «необходимо») и пр.;

3) усиливается сиюминутное текущее ощущение и переживание процесса жизни;

4) обостряется значимость элементарных жизненных событий (дождь, листопад, смена времен года, времени суток, полная луна на небе);

5) общение с любимыми людьми становится более глубоким, более полным, насыщенным;

6) уменьшается страх оказаться отвергнутым, возрастает желание и возможность рисковать.

Все эти и подобные им перемены свидетельствуют о повышении чувствительности неизлечимо больного человека, что предъявляет определенные требования к тем, кто находится рядом с ним, – к врачам, медицинскому персоналу, к родным, друзьям, близким. У больного возникают очень важные для него в этот период вопросы, которые он начинает задавать окружающим людям: «Так ли я жил, как было надо?», «Сколько мне еще осталось жить?». «Правильных ответов» на такие вопросы, наверное, не существует. Можно говорить лишь о более или менее универсальных принципах. В частности, рекомендуется большая ответственность профессионала в разговоре с умирающим о смерти. Больной имеет право знать правду о своем реальном положении, и никому не позволено узурпировать это его право. Однако не стоит забывать, что «право знать», все же, не тождественно «обязанности знать». Часто информация о приближении минуты смерти отнюдь не облегчает состояния больного. И, порой, даже лучше, если он знает меньше. Важен сам факт осознания неизбежности смерти, побуждающий человека к решению, провести ли ему оставшееся время в простом ожидании трагического финала или, вопреки всему, жить полной жизнью, максимально реализовывая себя в деятельности, в общении, вкладывая свой психологический потенциал в каждое мгновение своего существования.

Литература
  1. Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь. – СПб.: Изд-во «Речь», 2002. – 162 с.
  2. Каппауф Г., Вальтер М., Галльмайер. Во всем виноват Гиппократ. – М.: Изд-во Эксмо, 2002. – 416 с.
  3. Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. – Прага: Авиценум, 1983. – 405 с.
  4. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования / Пер. с лит. – М.: Академический Проект, 1999 – 240 с.
  5. Кюблер-Росс Э. О смерти и умирании. Пер. с англ. – К.: «София», 2001. – 320 с.
  6. Моуди Р. Жизнь после жизни. Пер. с англ. – К.: «София»; М.: ИД «Гелиос», 2003. – 240 с.
  7. Сидоров П.И., Парняков А.В. Введение в клиническую психологию: Т.11: Учебник для студентов медицинских вузов. – М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. – 381 с.
  8. Соловьева С.Л. Психология экстремальных состояний. СПб.: ЭЛБИ-СПб, 2003. – 128 с.
  9. Тагор Р. Отбившиеся птицы, CCLXVII.
  10. Элбом М. Вторники с Морри. Пер. с англ. Е.Золот-Гасско. – М.: АСТ: Транзиткнига, 2005. – 223, [1] с.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика