Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 120Рубрики 53Авторы 9402Новости 1855Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2019

48 место — направление «Психология»

0,217 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,852 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Последствия сексуального насилия и злоупотребления в отношении несовершеннолетних: гендерная специфика 136

|

Нуцкова Е.В.
кандидат психологических наук, научный сотрудник Лаборатории психологии детского и подросткового возраста, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Минздрава РФ (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского»), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8864-1085
e-mail: nutskova@serbsky.ru

Бадмаева В.Д.
доктор медицинских наук, руководитель отдела социальных и судебно-психиатрических проблем несовершеннолетних, ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Минздрава России (ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского»), Москва, Россия
ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2345-3091
e-mail: badmaeva.v@serbsky.ru

Полный текст

Введение в проблему

Проблема сексуального насилия и злоупотребления (СНЗ) в отношении несовершеннолетних остается одной из самых актуальных на протяжении всего периода ее изучения. Несмотря на совместные усилия работников правоохранительных органов, социальных и медицинских служб, число преступлений против половой неприкосновенности детей и подростков неуклонно растет. Так по официальным данным в РФ в 2019 г. было совершено подобных деяний в отношении несовершеннолетних 14755, что существенно превысило показатели последних 3-х лет (в 2015 г. зафиксировано 12353 преступлений)[1].

Традиционно внимание исследователей обращено на изучение последствий сексуального насилия в отношении девочек и женщин.  Однако жертвами сексуального посягательства нередко становятся и лица мужского пола. D.Finkelhor (1994) оценивая международную распространенность сексуального насилия над детьми отмечал, что в разных странах среди женщин риск стать жертвой в детстве колеблется от 7 до 36%, а среди мужчин – от 3 до 29%.  Многие авторы отмечают, что число мальчиков-потерпевших от действий подобного характера выше, чем принято думать. Cawson et al. (2000), Putnam (2003) называют цифры в 26% по общей выборке и 36% - в клинической [17; 12; 28].

Считается, что типичной жертвой СНЗ является девочка моложе 14 лет, типичный посягатель - мужчина в возрасте от 25 до 40 лет [1; 6; 8]. Однако в ряде работ [15; 25; 30] было выдвинуто предположение, что дети сами могут выступать насильниками по отношению к другим детям. Данные зарубежной статистики показывают рост сексуальной агрессии подростков (Служба юридической помощи и предотвращения правонарушений среди подростков (OJJDP). Приблизительно в половине случаев жертвами таких подростков являются их братья и сестры [15; 20; 27]. По разным данным от 65 до 70% изнасилований мальчиков совершаются именно подростками [27].

Нередко причиной замалчивания несовершеннолетними, о том, что они стали жертвами сексуального посягательства являются чувства вины и страха, давление авторитета насильника (особенно, если это близкий родственник или знакомый), а также опасение, что им не поверят. Гендерно специфическим фактором, затрудняющим процесс раскрытия тайны насилия называется боязнь мальчиков получить кроме ярлыка «жертвы» еще и ярлык «гомосексуала» [3; 10; 16].

Последствия СНЗ в отношении несовершеннолетних различаются в зависимости от возраста жертвы, длительности и обстоятельств совершения преступления [2; 7; 11; 13; 29]. Пол потерпевшего так же оказывает влияние [14; 18; 23; 26; 28]. Большинство авторов сходятся во мнении, что для девочек характерными являются интернальные реакции (тревога, депрессия, самоповреждающее поведение), для мальчиков - экстернальные (гипермаскулинная компенсация в форме агрессии, антисоциального поведения, насилия по отношению к другим, гомофобного поведения). Кроме того, у девочек чаще проявляются расстройства пищевого поведения, также они гораздо чаще находятся в конфликтных семейных отношениях, в то же время, демонстрируя трудности сепарации от родителей, совершающих насилие. Для мальчиков более характерны трудности в школе, злоупотребление психоактивными веществами, делинквентное и рискованное сексуальное поведение. В исследовании D.A. Hines и E.M. Douglas (2014) было выявлено, что мужчины, потерпевшие от сексуального посягательства, обнаруживают депрессивные симптомы, посттравматическое стрессовое расстройство, проблемы с физическим здоровьем. Они заметно чаще жаловались на проблемы со сном, повышенную усталость, неприятные ощущения в теле и боли различной локализации [22]. Сексуальное насилие у мальчиков, по мнению многих авторов, имеет значение для интегративной модели формирования криминального сексуального поведения в подростковом возрасте и становлении в последующем серийных убийц [4; 5; 9; 23; 24]. При сравнении последствий СНЗ в подростковом возрасте между мальчиками и девочками было установлено, что перенесенное сексуальное насилие имеет более серьезные последствия для мальчиков, чем для девочек, по таким параметрам, как употребление психоактивных веществ, агрессивное преступное поведение, прогулы в школе, а также суицидальные мысли и поведение [19; 21; 27; 31]. Результаты исследования СНЗ в отношении мальчиков и девочек свидетельствует о том, что их последствия имеют серьезные значение как для здоровья и развития несовершеннолетних жертв, так и для благополучия общества в целом.

 

Программа исследования

В качестве испытуемых выступили 155 несовершеннолетних-потерпевших от СНЗ, проходившие комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу (КСППЭ) в ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П. Сербского» Минздрава России. Все подэкспертные находились в возрастном интервале от 3 до 17 лет. По гендерной принадлежности потерпевшие распределились следующим образом: 108 девочки (69,7%, средний возраст 12,3 ± 4,2) и 47 мальчиков (30,3%, средний возраст 11,9 ± 3,9).

Для выявления особенностей психического состояния и негативных психологических признаков пережитого детьми и подростками СНЗ использовалась батарея методов и методик, включающая анализ материалов уголовного дела (медицинской документации, опросы потерпевших, их родственников и знакомых, характеризующие сведения из учебных заведений), клинико-психопатологическое исследование, анализ рассказа потерпевшего о ситуации насилия, методику исследования качества жизни (опросник «PedsQL» для оценки качества жизни ребенка), карты оценки степени выраженности школьной дезадаптации, совокупность патопсихологических методик, используемых при производстве КСППЭ.   

Выделялись наиболее часто встречающиеся в группе несовершеннолетних потерпевших психологические последствия СНЗ. В последующем сравнивались частота встречаемости этих признаков в группах мальчиков и девочек, и определялся уровень статистической значимости различий по критерию Фишера.

Результаты исследования

На первом этапе изучалось распределение несовершеннолетних по психическому состоянию. Из общей выборки потерпевших, у 26,5% детей и подростков были диагностированы психогенные психические расстройства, состоявшие в причинно-следственной связи с совершенным в отношении них правонарушением. Из них у более половины (55% испытуемых) было квалифицировано «Расстройство адаптации» (по Международной классификации болезней 10 пересмотра (МКБ-10): F43.2), у 18% «Посттравматическое стрессовое расстройство» (по МКБ-10: F43.1), еще у 18% «Смешанное тревожно-депрессивное расстройство» (по МКБ-10: F41.2), и в 9% психические расстройства в форме «Невротических расстройств» (по МКБ-10: F48). В группах мальчиков и девочек по психическому состоянию потерпевшие распределялись сравнительно равным образом, однако с некоторым преобладанием лиц мужского пола (34% мальчиков и 32,6% девочек был поставлен  диагноз психического расстройства, вследствие совершенных в отношении них противоправных действий).

На втором этапе исследования сравнивались выраженность и характер проявления негативных признаков последствий СНЗ в группах здоровых потерпевших и потерпевших с диагностированными психогенными расстройствами. Для этого было выделено 29 психологических негативных признаков последствий СНЗ, которые были объединены в 6 сфер психической деятельности (рис. 1).

 

 

Рис. 1. Распределение негативных психологических признаков СНЗ по основным сферам психической деятельности и поведения

Для изучения выраженности последствий СНЗ в группах мальчиков и девочек было подсчитано среднее количество негативных психологических признаков в различных сферах (табл.1).

 

 

 

 

 

Таблица 1

Среднее число психологических признаков в различных сферах в группах мальчиков и девочек-жертв СНЗ

 

Эмоционально-волевая сфера

Сфера отношений и смыслов

Поведенческая сфера

Сфера самосознания

Психосоматическая сфера

Психосексуальная сфера

Психически здоровые девочки

1,3

0,44

0,3

0,19

0,21

0,13

Девочки с психогенным расстройством

6,75

 

5,81

2,71

1,95

1,35

0,97

Психически здоровые мальчики

1,94

0,93

0,64

0,21

0,29

0,29

Мальчики с психогенным расстройством

7,5

4,5

3,5

0,5

2,5

1

 

Сравнительный анализ частоты встречаемости клинико-психологических нарушений в фиксируемых сферах и их представленность в каждой сфере в группах девочек и мальчиков с диагностированным психогенным психическим расстройством и психически здоровыми потерпевшими показал статистически значимые различия (p<0,01) в выраженности негативных признаков во всех сферах (табл. 1). У потерпевших, имеющих последствия на клиническом уровне, психологические признаки СНЗ наблюдаются во всех сферах. Потерпевшие, обнаруживающие последствия, не превышающие психологического уровня, демонстрируют отдельные немногочисленные признаки в нескольких сферах (как правило, в эмоционально-волевой и сфере отношений и смыслов).

При сравнении характера проявления психологических последствий СНЗ среди мальчиков и девочек выявлено, что мальчики значимо чаще демонстрируют такие особенности, как повышенная возбудимость, реакции агрессии, оппозиции и негативизм, повышенное психическое напряжение, чувство стыда. В психосексуальной сфере чаще, чем у девочек отмечается сексуализированное поведение (p<0,01 по критерию Фишера) нарушения полоролевой идентичности (p<0,05), гипермаскулинная компенсация (p<0,01). Кроме того, мальчики чаще жалуются на неблагополучие в соматической сфере (p<0,01) и снижение продуктивности (p<0,01). В то же время девочки достоверно чаще испытывают чувство вины (p<0,05), трудности установления социальных контактов (p<0,05), демонстрируют негативное отношение к мужским ролевым образцам (p<0,05), близким отношениям (p<0,05) (рис.2).

 

Рис.2. Выраженность психологических последствий сексуального насилия, в зависимости от гендерной принадлежности потерпевшего.

Обсуждение результатов исследования

Распределение мальчиков и девочек - потерпевших от СНЗ по психическому состоянию показывает, что несовершеннолетние, вне зависимости от гендерной принадлежности, одинаково склонны к формированию психогенных психических расстройств в ответ на пережитый опыт насилия.

Изучение психологических проявлений пережитого СНЗ демонстрирует сложность и системность данного феномена. Структурными единицами которого являются признаки психологических последствий, относящиеся к различным сферам психической деятельности. Оценка последствий СНЗ проводится по качественным (содержание признаков и соответствующих сфер психической деятельности), количественным (число признаков, охват различных сфер, выраженность нарушений) и структурным (уровни, взаимосвязи признаков) параметрам. В соответствии с качественными (содержательными) характеристиками признаки последствий СНЗ у несовершеннолетних относятся к основным сферам психической деятельности и поведения: эмоционально-волевой, мотивационно-смысловой, самосознания, психосексуальной, психосоматической и поведенческой.

Психологические последствия СНЗ у мальчиков и девочек проявляются как на психологическом, так и на клиническом уровне. Количественные и качественные характеристики данных признаков имеют статистически значимые различия в группах потерпевших в зависимости от психического состояния и гендерной принадлежности. Таким образом, доказано, что мальчики подвержены негативному влиянию СНЗ наряду с девочками, и демонстрируют как схожие, так и специфические формы психогенного реагирования.

Гендерная специфика последствий СНЗ состоит в том, что девочки в большей степени демонстрируют такие признаки как чувство вины, трудности установления социальных контактов, негативное отношение к мужским ролевым образцам, близким отношениям, в то время как у мальчиков преобладает повышенная возбудимость, реакции агрессии, оппозиции и негативизм, сексуализированное поведение,  гипермаскулинная компенсация, наряду с повышенным  психическим напряжением, чувством стыда, нарушением полоролевой идентичности, жалобами на неблагополучие в соматической сфере и снижение школьной продуктивности. Полученные результаты подтверждают данные других авторов о том, что девочки в большей степени склонны демонстрировать интернальные формы реагирования на пережитый опыт насилия, в то время как у мальчиков преобладают экстернальные способы реагирования. Кроме того, представляют интерес нарушения, возникающие у мальчиков в психосексуальной сфере. Сексуализированное поведение и гипермаскулинная компенсация наряду с высоким уровнем агрессии может провоцировать делинквентные формы поведения, в будущем, такие потерпевшие нередко сами склонны становиться посягателями.

Как показывает исследование, специфичными для группы мальчиков-потерпевших также оказались психосоматические расстройства. Несовершеннолетние мужского пола сообщали о беспокоящих их болях различной локализации, понижения общего уровня активности, повышенной утомляемости, проблемах с соматическим здоровьем (частые простудные заболевания, обострение хронических болезней и т.д.). Можно сделать предположение о том, что пережитое сексуальное насилие оказывает влияние на общее состояние мальчиков, оставляя последствия на телесном уровне. Данное предположение требует в дальнейшем более прицельного изучения, а именно связи психосоматических нарушений у мальчиков с насильственными сексуальными действиями, так называемым «проникающим» характером насилия.

Заключение

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1.               Последствия СНЗ являются сложным системным психологическим феноменом с разными формами и содержанием.  Структурными единицами этого феномена являются признаки, относящиеся к различным сферам психической деятельности.

2.               Общие (наблюдающиеся у всех потерпевших) симптомы проявляются в эмоционально-волевой, смысловой и поведенческих сферах.  В эмоционально-волевой сфере обнаруживаются высокий уровень тревожности и психического напряжения, повышенная раздражительность и возбудимость, пониженный фон настроения, эмоциональная неустойчивость, охваченность ситуацией СНЗ, проекция травматических переживаний в экспериментальных заданиях и играх, чувство вины, безысходности, утомляемость, снижение концентрации внимания и пониженная работоспособность. Смысловая сфера характеризуется амбивалентным отношением к происшедшему и обвиняемому, негативным проявлением к мужским ролевым образцам (у девочек). В поведении отмечаются избегание социальных контактов, реакции агрессии, оппозиции, негативизм.

3.               Гендерная специфика последствий СНЗ состоит в том, что девочки в большей степени демонстрируют их интернальные формы  (чувство вины, трудности установления социальных контактов, негативное отношение к мужским ролевым образцам, близким отношениям), в то время как у мальчиков преобладают экстернальные (повышенная возбудимость, реакции агрессии, оппозиции и негативизм, сексуализированное поведение,  гипермаскулинная компенсация) наряду с повышенным  психическим напряжением, чувством стыда, нарушением полоролевой идентичности, жалобами на неблагополучие в соматической сфере и снижение школьной продуктивности.

Полученные данные подтверждают результаты других исследований и предположение о том, что последствия СНЗ в отношении несовершеннолетних имеют высокую значимость как для их психического, так и для соматического здоровья. Несмотря на статистические данные, которые показывают, что мальчики становятся жертвами СНЗ в 1,5-2 раза реже, чем девочки, очевидным является факт, что их последствия в отношении лиц мужского пола имеют более серьезные отдаленные последствия для их благополучия в целом. Мальчики-потерпевшие реже попадают в поле зрения специалистов, соответственно они не получают своевременную помощь, что может приводить к медицинским и социальным проблемам в будущем. Таким образом, дальнейшая разработка данного направления исследования представляет несомненный научный интерес. Перспективным видится углубленное изучение клинических последствий (краткосрочных и долгосрочных) СНЗ у лиц мужского пола, а также в сравнительном аспекте групп мальчиков потерпевших от физического и сексуального видов насилия в ходе дальнейшего научного поиска.



[1] Росстат, 2020

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Асанова Н.К. Руководство по предупреждению насилия над детьми: Учебное издание для психологов, детских психиатров, психотерапевтов, студентов педагогических ВУЗОВ. - М.: Издательский гуманитарный центр ВЛАДОС, 1997. 512 с.
  2. Бадмаева В.Д. Клиника и судебно–психиатрическое значение психогенных расстройств у детей и подростков – жертв сексуального насилия: Автореф. дисс. …канд. мед. наук. М., 2002. 28 с.
  3. Максимов А.М. Психологические исследования мужской гомосексуальной проституции // Консультативная психология и психотерапия. 2011. № 1. С. 137–155.
  4. Максимов А.М., Холмогорова А.Б. Социальные и психологические аспекты феномена мужской проституции в современной культуре // Культурно-историческая психология. 2011. № 1. С. 80–89.
  5. Михайлова О.Ю., Бухановский А.О. Механизмы формирования патологической функциональной системы (феномен «Чикатило») // Психологический вестник Ростовского государственного университета. 1996. Т. 1. №1. С. 76-98.
  6. Морозова Н.Б. Психические расстройства у несовершеннолетних – жертв сексуального насилия (клиника, возрастные особенности, судебно-психиатрическое значение): Автореф. дисс. …доктор. мед. наук. М., 1999. 48 с.
  7. Печерникова Т.П., Морозова Н.Б., Смирнова Т.А., Литвиненко И.В. Психогенные состояния у несовершеннолетних потерпевших (клиника, диагностика, судебно-психиатрическая оценка). Методические рекомендации. М., 1993. 25 с.
  8. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб.: Питер, 2001. 272 с.
  9. Ткаченко А.А., Каменсков М.Ю. Психические расстройства у несовершеннолетних жертв сексуального насилия // Психическое здоровье. 2014. №11. С. 33-38.
  10. Alaggia R. Self psychology and male child sexual abuse: healing relation betrayal. Clinical social work journal. 2013. Doi 10.007/sl0615-013-0453-2
  11. Banyard V. Childhood maltreatment and the mental health of low-income women. //American Journal of Orthopsychiatry. 1999. Vol. 69. P. 161-171.
  12. Cawson P., Wattam C., Brooker S., Kelly G. Child Maltreatment in the United Kingdom: A Study of the Prevalence of Child Abuse and Neglect. 2000. London: NSPCC. 123 p.
  13. Chandy J.M., Blum R.W., Naimark B. Gender-specific outcomes for sexually abused adolescent. // Child Abuse and Neglect. 1996. Vol.  20. P. 1219-1231.
  14. Daignault I., Herbert M. Profiles of school adaptation: Social, behavioural and academic functioning in sexually abused girls. //Child Abuse and Neglect. 2009. Vol. 33. P. 102-115.
  15. Dykman R. A., McPherson B., Ackerman P. T. et al. Internalizing and externalizing characteristics of sexually and/or physically abused children // Integrative Physiological and Behavioral Science. 1997. Vol. 32. P. 62-74.
  16. Easton Scott D., Leone-Sheehan D.M., Sophis E., Willis D.G. “From that moment on my life changed”. Turning points in the healing process for men recovering from child sexual abuse // Journal of child sexual abuse. 2015. P. 152-173. Doi 10.1080/10538712.2015.997413
  17. Finkelhor D. The international epidemiology of child sexual abuse // Child Abuse And Neglect. 1994. Vol. 18. no. 5. P. 409-417.
  18. Garnefski N., Diekstra R. F. Child sexual abuse and emotional and behavioral problems in adolescence: Gender differences // Journal of American Academy of Child & Adolescent Psychiatry. 1997. Vol. 36. P. 323-329.
  19. Garnefski N., Arends E. Sexual abuse and adolescent maladjustment: Differences between male and female victims // Journal of Adolescence. 1998. Vol. 21. P. 99-107.
  20. Gayer-Anderson Ch., Fisher H.L., Fearson P. et. al. Gender differences in the association between childhood physical and sexual abuse, social support and psychosis // Social Psychiatry. 2015. Doi 10.1007/s00127-015-1058-6
  21. Gonca Gul Celik, Aysegul Yolga, Tahiroglu et. al. Sexual abuse in a classroom of ten male students: a group victimization // Journal of child sexual abuse. 2012. Vol. 2. P. 543-552.
  22. Hines D. A., Douglas E. M. Sexual aggression experiences among male victims of physical partner violence: prevalence, severity, and health correlates for male victims and their children. Archives of sexual behavior the official publication of the international academy of sex research. Springer. New York. 2014. 315 p.
  23. Holmes W., Slap G. Sexual abuse of boys: definition, prevalence, correlates, sequelae and management. //Journal of the American Medical Association, 1998. Vol. 280. P.1855-1862.
  24. Lisak D. The psychological impact of sexual abuse: Content analysis of interviews with male survivors. //Journal of  Traumatic Stress. 1994. Vol. 7. P.525-548.
  25. Lisak D., Luster, L. Educational, occupational, and relationship histories of men who were sexually and/or physically abused as children // Journal of Traumatic Stress. 1994. Vol. 7. P. 507-523.
  26. Mannarino A.P., Cohen J.A. Gregor M. Emotional and behavioral difficulties in sexually abused girls. //Journal of Interpersonal Violence. 1989. Vol. 4. P. 437-451.
  27. O’Learly P., Easton S.P., Gould N. The effect of child sexual abuse on men: toward a male sensitive measure // Journal of interpersonal violence. 2015. P. 1-23. Doi 10.1177/0886260515586362
  28. Putnam F. Ten year research update review: child sexual abuse // Journal of the American Academy of Child Adolescent Psychiatry. 2003. Vol. 42. P. 269–278.
  29. Tanaka M., Afifi T.O., Wathem C.N. et. al. Evaluation of sex differences in health-related quality of life outcomes associated with child abuse. Results from the Ontario child health study // Epidemiology and psychiatric sciences. 2014. P. 1-11.
  30. Watkins B., Bentovim, A. The sexual abuse of male children and adolescents: A review of current research // Journal of Child Psychology & Psychiatry. 1992. Vol. 33. P. 197-248.
  31. Young R. E., Bergandi T. A., Titus T. G. Comparison of the effects of sexual abuse on male and female latency-aged children // Journal of Interpersonal Violence. 1994. Vol. 9. P. 291-306.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2021 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа     Рейтинг репозиториев Webometrics

Яндекс.Метрика