Ценностно-смысловые факторы участия в волонтерской деятельности студентов российских вузов

82

Аннотация

В статье выполнен углубленный анализ научной литературы, посвященной анализу ценностей студентов российских вузов, занимающихся волонтерством. Сформулированы выводы экспериментального исследования, которое было проведено для решения задачи по определению факторов, способствующих ориентации молодежи на волонтерскую деятельность (использована методика «Опросник терминальных ценностей» И.Г. Сенина). Оценка результатов математико-статистического анализа анкет 400 респондентов (от 19 до 26 лет, из них 184 мужчины и 216 женщин) служит подтверждением теории о наличии существенных различий в структурах личностных ценностей молодежи, занимающейся волонтерской деятельностью, и тех, кто не склонен к этому. Дополнительно было выявлено слабое влияние фактора половой принадлежности, а также обнаружена незначительная взаимосвязь между стажем работы студентов российских вузов в волонтерских организациях и некоторыми ценностями, положение которых в ценностной иерархии волонтеров-новичков и волонтеров со стажем не совпадает.

Общая информация

Ключевые слова: волонтерская деятельность, психологические характеристики, детерминанты волонтерства

Рубрика издания: Научно-методическое сопровождение профессиональной деятельности педагогов-психологов

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/bppe.2023200112

Получена: 10.03.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Палкин К.А. Ценностно-смысловые факторы участия в волонтерской деятельности студентов российских вузов [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2023. Том 20. № 1. С. 117–128. DOI: 10.17759/bppe.2023200112

Полный текст

Введение

Актуальность темы исследования. Как на организационном, так и на личностном уровнях роль волонтерской деятельности молодежи очень велика. Такая активность направлена на обеспечение качества жизни граждан, в том числе и тех, кто сам принимает участие в этом движении. Волонтерство способствует эффективной реализации задач некоммерческих организаций. Для конкретного человека, занимающегося волонтерством, преимущество такой активности состоит в совершенствовании себя, получении нового опыта, навыков, знакомств. Кроме того, среди волонтеров наблюдается повышенная степень удовлетворенности жизнью, связанная с тем, что они постоянно ставят себе альтруистические цели и достигают их.

Постановка проблемы. Есть в волонтерской среде и ряд проблемных вопросов, включая текучесть кадров участников движения. Часто это связано с тем, что наука еще не может предложить эффективные принципы отбора кандидатов в волонтеры и механизмы удержания их внутри добровольческого движения. Совсем недостаточно просто разработать идеи, которые смогут привлекать молодежь в волонтерство. Важно уже на этапе отбора кандидатов иметь инструменты для анализа личностных ценностей и установок каждого кандидата. Это позволит грамотно расставлять кадры на важные позиции, организовывать необходимое обучение, формировать мотивационную систему и удерживать людей внутри волонтерского движения.

Для того чтобы точно сформировать психологический образ участника волонтерской деятельности, важно провести анализ системы ценностей молодых людей, которые указывают на готовность к добровольческой деятельности. В этом контексте особый интерес, с точки зрения научного исследования, существует в том, чтобы определить, чем отличаются системы личностных ценностей волонтеров и тех, кто не склонен к этой деятельности.

Цель и задачи: определить отличительные черты в системах личностных ценностей у студентов российских вузов, занимающихся волонтерской деятельностью, и тех, кто к ней не склонен.

Состояние исследования

Существуют различные научные исследования по изучаемому вопросу, но отдельного внимания в разрезе анализа феномена волонтерства заслуживают труды отечественных представителей педагогической науки и социологии: Е.А. Серовой, Е.В. Великановой, М.В. Певной, Л.А. Кудринской и т. д. Много внимания уделено анализу личности волонтеров в работах таких психологов, как Т.О. Арчакова, А.А. Власова, Н.А. Деревянкина, Л.В. Абдалина, М.С. Евдокимова, М.С. Горбулева, Е.Л. Корнеева, У.П. Косова и др. Исследований, затрагивающих аспекты волонтерской деятельности, достаточно много, но они чаще всего анализируют мотивационные критерии такого движения. Стоит отметить, что вопросы психологии волонтерства раскрыты на сегодняшний день недостаточно глубоко.

Волонтерскую деятельность, с точки зрения социальной психологии, нужно изучать в контексте «общественной активности» с такими особенностями:

  • общественно-активная деятельность рассматривается как особенность или личностная характеристика индивида;
  • в основе такой активности лежит личная инициатива;
  • предполагается наличие личностной ориентации на решение социально значимых задач, которые шире, чем обычное межличностное общение;
  • волонтерство базируется на наличии конкретных качеств личности, таких как активность и личная инициатива, коллективизм, умение достигать поставленные цели, ответственность, принципиальность и т. д.);
  • общественная деятельность воздействует не только на окружающий мир, но и на формирование личности волонтера [1].

Комплекс таких особенностей важен для проведения исследования волонтерской деятельности в разрезе социологии. Психологическое исследование волонтерства следует проводить с учетом особенностей и характеристик личности, которые могут повлиять на решение человека заниматься волонтерством. Большинство ученых отмечают особую роль личностных ценностей и мотивационных аспектов в вопросах социально активной позиции. В зависимости от их влияния выделяют несколько категорий:

  • взаимная помощь (отельные сообщества или люди оказывают помощь в вопросах реализации общих задач);
  • человечность (данный аспект волонтерства более свойственен некоммерческим организациям для мотивации к работе на благо всего общества);
  • агитационно-пропагандистские факторы (добровольческая активность направлена на обеспечение определенных перемен в обществе);
  • самоуправление (деятельность, имеющая свойства активной гражданской позиции) [13].

Деятельность волонтеров, хоть и имеет много мотивов, прежде всего, связана с наличием бескорыстных побуждений [5; 6].

В настоящий момент большинство бескорыстных взглядов можно разбить на утилитарные и прагматические, в соответствии с которыми каждый альтруистичный жест, в конце концов, предусматривает определенную выгоду; а также они делятся на моральные и гуманистические, которые подтверждают наличие искреннего альтруизма. При этом исключение составляет рациональный альтруизм («псевдоальтруизм») — подобные действия внешне как будто бескорыстные, но за ними кроются эгоистические мотивы [4].

Важная причина, которая влияет на выбор волонтерской деятельности, — это организованная схема личностных ценностей [3]. 

Можно сделать вывод, что волонтерская деятельность — это не обязанность, а необходимость в осуществлении индивидуальных жизненных представлений, выражение свободы личности [7; 8]. Другими словами, добровольчество предусматривает личное независимое желание определенного человека. Это поддержка, которая не выражается в денежном или ином аналогах. Волонтерская деятельность предусматривает траты личных временных, интеллектуальных, физических ресурсов [2].

По мнению Милтона Рокича, терминальные ценности личности — это система различных идей, не имеющих непосредственной привязки к определенному объекту / ситуации. Такие идеи выступают исключительно проявлением убеждений индивида относительно поведенческих реакций и доминирующих намерений [9; 10].

Индивидуальные ценностные характеристики совместно с индивидуальными убеждениями гарантируют осознание побуждений к волонтерской деятельности, так как: 

  • ограниченный круг ценностей;
  • значимость ценности влияет на убеждения;
  • ценностные качества несут в себе побудительные мотивы; 
  • перемены в ценностях могут повлиять на поступки субъекта сильнее, чем перемены в убеждениях [16].

Таким образом, терминальные ценности выступают в качестве комплекса взглядов на различные объекты или ситуации. Такая система убеждений определяет тип реакции человека на различные объекты и ситуации [15].

По мнению многих авторов, в число наиболее значимых функций взаимоотношений, влияющих на удовлетворенность личности при высказывании своего мнения, соответствующего субъективным представлениям о своей личности и системе ценностей, как раз и входит «ценностно-выразительная» функция [13; 11]. И конкретно терминальные цели, как показали исследования, могут считаться существенным критерием, по которому отличаются представители волонтерства и те, кто не склонен к добровольчеству [21]. Вместе с тем, пока нет четкого представления о том, какие именно ценности в общей системе целей представителей волонтерской среды и тех, кто не занимается добровольческой деятельностью, являются доминирующими [17].

На основании выводов, сформулированных по результатам экспериментального исследования американского психолога Хобфола (1980), представляется возможным сделать заключение, что социальная ответственность входит в перечень наиболее важных ценностей, которые выделяют волонтеров [15].

Еще одно интересное исследование по определению наиболее значимых ценностей, по которым можно отличить волонтеров и неволонтеров, было проведено учеными Д. Махони и К. Печурой в Соединенных Штатах. Эта работа базировалась на методике Милтона Рокича по изучению ценностных ориентаций [20]. Эта же методика была применена Р. Уильямсом (1987) для анализа представителей волонтерского движения, результаты исследования позволили ученому утверждать, что некоторые из терминальных ценностей личности могут использоваться для дифференциации волонтеров и неволонтеров [22].

Подобные исследования проводились и в дальнейшем, и все они также указывали на допустимость гипотезы о возможности использования терминальных ценностей в качестве критерия, отличающего представителей волонтерского движения от тех, кто не склонен к такой активности [16].

Комплекс проанализированных аналитических и экспериментальных исследований указывает, что деятельность по оказании помощи другим людям базируется на просоциальных терминальных ценностях личности. Двусмысленность подобных результатов стала в одно время целой темой научных споров о том, выражают ли добровольцы искреннюю бескорыстность [14] или работают, руководясь своими эгоистичными мотивами [20].

Представляется возможным сформулировать вывод, что в результате научных споров среди экспериментаторов было составлено в своем роде усредненное мнение, которое учитывает как бескорыстные, так и корыстные действия добровольцев [17; 19; 21]. К примеру, большинством волонтеров, скорее всего, движет бескорыстие там, где нужно оказать необходимую помощь или посодействовать малоимущим семьям [17; 18]. Наряду со всем, среди волонтеров есть и такие, которые выражают желание помочь окружающим под влиянием личных стремлений к получению ценного опыта такой деятельности. В ходе работы по изучению мотивационной системы Р. Каан и Р. Голдберг-Глен в 1991 г. проанализировали 104 человека, никогда не занимавшихся волонтерством, и 260 участников волонтерского движения. Исследователи пришли к выводу, что в своей деятельности представители волонтерства руководствуются определенным набором мотиваций, который указывает на желание получить ценный опыт [12].

Можно выделить отдельный перечень исследований в рассматриваемом нами направлении, выводы которых указывают на присутствие в перечне побуждающих к волонтерству мотивов религиозной составляющей. Так, в ходе анкетирования представителей волонтерства из США, которые участвуют в движении против распространения СПИДа, была проведена теоретическая оценка терминальных ценностей с целью определения роли мотивов, которыми руководствуются такие добровольцы [13; 14]. Наиболее сильной функцией системы ценностей, по полученным результатам, была признана «ценностно-выразительная». Участники опроса рассказали, что участие в волонтерской деятельности дало им возможность работать, удовлетворяя своим личные жизненно-ценностные убеждения, чтобы быть индивидуальной личностью [18].

По результатам применения аналогичной методики исследования побуждений взрослых добровольцев было выявлено определенное число главных факторов, основную часть которых ученые определили как «ценностно-выразительные» [12]. Волонтерство для лиц, занимающихся добровольчеством, выступает не только способом проявления важных личностных ценностей, но еще и выступает способом закрепления данных ценностей [16].

Условная важность выявленных ценностей исходит из тех сведений, что каждый человек имеет индивидуальную ценностную систему, не похожую ни на какую другую. К примеру, Р. Уильямс, изучающий ценностную систему добровольцев и недобровольцев среди студентов, выявил, что оценка значимости конкретных ценностей в собственной жизни является самым оптимальным прогностическим фактором их стремления к волонтерской деятельности [22].

По итогам изучения индивидуальных особенностей добровольцев напрашивается предположительный вывод, что наиболее сильные терминальные ценности оказывают определяющее воздействие на убеждения и поступки человека. Подобное ранжирование терминальных ценностей, в некотором роде, выступает фактором, объясняющим вариативность поведения людей, в системе личностных ценностей которых присутствует установка вести себя хорошо. Дело в том, что их поведение может отличаться только в пределах наиболее значимых терминальных ценностей. Мнение о том, что оказывать помощь другим — это хорошо, присутствует как и у представителей волонтерства, так и у тех, кто к нему не склонен. Тем не менее, в перечне терминальных ценностей представителей волонтерского движения такая установка занимает более высокое место в системе личностных ценностей [22].

Результаты

По результатам экспериментальных исследований в области сравнения терминальных ценностей волонтеров и неволонтеров были определены самые значимые цели, обусловленные принадлежностью участника волонтерства к определенному полу и опытом такой деятельности.

Основной гипотезой, на базе которой проводилось исследование, стала идея об отличающихся системах терминальных ценностей, характерных для студентов-волонтеров и не-волонтеров. Также были выдвинуты две дополнительные гипотезы. Первая говорит о наличии в волонтерской системе ценностей молодежи особых отличий, которые обусловлены половыми признаками. Вторая свидетельствует о существовании различий в системе ценностей у студентов — новичков в добровольческой деятельности (опыт работы до шести месяцев) и добровольцев с хорошими навыками (стаж от трех лет).

Примененная исследователем методика предусматривала анализ 8 терминальных ценностей, для которого был использован «Опросник терминальных ценностей» И.Г. Сенина. Проводилась оценка таких аспектов, как: чувство достоинства, духовное удовлетворение, креативность, материальное положение, активные социальные контакты, саморазвитие, сохранение индивидуальности. Все указанные личностные ценности имеют разный уровень проявления в отдельных областях жизнедеятельности: профессиональная жизнь, увлечения, семейная жизнь, обучение и образование, общественная жизнь.

Первая стадия оценки данных анкетирования направлена на анализ предположения о наличии существенных отличий в системах личностных ценностей студентов российских вузов, занимающихся волонтерской деятельностью, и тех, кто не склонен к ней. Цель второго этапа состоит в выявлении взаимосвязей гендерных признаков и состава личностных ценностей-целей молодежи, занимающейся волонтерством, и проверке теории зависимости временного опыта волонтеров и определенных терминальных ценностей в их личностной системе.

Наличие значительных отличий в системах личностных ценностей по уровню выраженности отдельных целей молодых людей, занимающихся волонтерской деятельностью, и тех, кто не склонен к такой деятельности, полностью подтвердили результаты математико-статистического анализа, полученные на начальной стадии анализа данных опроса респондентов. Основываясь на оценке статистической значимости данных для объективной выборки с помощью t-критерия Стьюдента, удалось определить переменные, указывающие на изменение степени выраженности некоторых личностных целей в разных областях жизнедеятельности. Оценка статистической существенности для выборки из 400 студентов московских вузов проводилась для p<0,01, где предельный показатель коэффициента Стьюдента t=2,58, а также для p<0,05, соответственно, значение t=1,96 (для показателя степеней свободы f=398).

По данным, которые получены в ходе экспериментального исследования, получается, что самые заметные статистически значимые расхождения (p<0,01; tкр=2,8), наблюдаемые между участниками первой группы студентов (участвуют в волонтерской деятельности) и представителями второй группы студентов (не занимаются волонтерством), существуют по некоторым личностям ценностям в разных областях жизнедеятельности.

Обсуждение

Сопоставляя полученные результаты, можно говорить о том, что указанные выше отличия в системах терминальных ценностей представителей двух групп действительно присутствуют. Чем значительнее отличаются оценки респондентов из волонтерской и неволонтерской групп (и, соответственно, больше экспериментально полученный показатель t-критерия Стьюдента), тем существеннее будут отличия между указанными группами. Возьмем для примера такую ценность, как «достижения». По ней во второй группе (неволонтерская) средний балл более высокий. Это говорит о том, что для тех, кто не склонен к волонтерской деятельности, профессиональные достижения и карьера являются более важными личностными ценностями в их общей системе. Вместе с тем, если в жизненной области «увлечения» рассмотреть терминальную ценность «активные социальные контакты», то она более характерна для представителей первой (волонтерской) группы, о чем говорит наибольшее расхождение по оценкам, имеющим положительное значение.

Приведем несколько сравнений результатов, которые присутствуют в зоне статистической значимости, ярко демонстрирующих то, как сильно отличаются показатели терминальных ценностей респондентов двух групп.

По терминальным ценностям «собственный престиж» в такой области, как «профессиональная жизнь», данные отличаются на 0,04 балла (tэмп=0,2), а для таких личностных целей, как «достижения» в области «обучение и образование», отличие будет гораздо меньшим: 0,02 балла (tэмп=0,1).

Первый этап оценки данных, полученных в ходе экспериментального исследования, системы личностных терминальных ценностей студентов российских вузов, занимающихся волонтерской деятельностью, и тех, кто не склонен к ней, позволяет говорить о том, что гипотеза о присутствии статистически значимых расхождений по некоторым характеристикам систем личностных ценностей между представителями указанных категорий — полностью подтверждается. Но при этом не получен ответ на еще один вопрос, поставленный перед нашим исследованием: присутствует ли существенная зависимость характеристик систем терминальных ценностей волонтеров от гендерных особенностей.

Чтобы подтвердить или опровергнуть факт воздействия факторов гендера на отдельные компоненты систем терминальных ценностей волонтеров, проводился следующий этап исследования, на котором студенты из волонтерской группы были разделены в зависимости от гендерной принадлежности. Статистическая значимость расхождений для выборки из 300 респондентов оценивалась для p<0,05 и p<0,01.

Анализ результатов опроса показал, что больше всего средние оценки по представителям двух подгрупп (мужчины / женщины) студентов-волонтеров отличаются по ряду терминальных ценностей:

  • «высокое материальное положение» (в области «семейной жизни»);
  • «креативность» (в области «общественная жизнь» и «увлечения»);
  • «развитие себя» (в области «увлечения»);
  • «сохранение индивидуальности» (в области «обучение и образование»);
  • «активные контакты» (в области «обучение и образование»);
  • «духовное удовлетворение» (также в такой области жизнедеятельности, как «обучение и образование»).

Вместе все указанные выше расхождения не попадают в зону статистической значимости, как по p<0,01, так и по p<0,05.

Если говорить о тех различиях, которые больше всего проявляются между волонтерами мужчинами и женщинами в диапазоне 0,05<p<0,15, то они присутствуют по слкдующим личностным ценностям:

  • «сохранение индивидуальности» (область жизнедеятельности «обучение и образование», 6,26 и 6,67; tэмп=1,8);
  • «духовное удовлетворение» (также «обучение и образование», 7,05 и 6,70; tэмп=1,4);
  • «развитие себя» (область «увлечения», 6,89 и 6,47; tэмп=1,6).

Чтобы оценить, насколько значимы расхождения по перечисленным выше терминальным ценностям, отметим, что по остальным пунктам разность средних оценок представителей мужчин и женщин волонтеров была совсем несущественной. Показатели tэмп находились в диапазоне от 1 до 0.

На следующем шаге исследования проводился анализ зависимости системы терминальных ценностей представителей волонтерского движения от стажа такой деятельности. Полученные данные демонстрируют присутствие некоторых отличий в системах терминальных ценностей опытных и начинающих волонтеров.

Из числа отобранных ранее 300 участников-волонтеров были выделены две подгруппы. Она из них включала студентов, которые ведут волонтерскую деятельность меньше, чем полгода, а другая состояла из опытных представителей волонтерского движения со стажем не менее трех лет. Оценка расхождений в средних показателях по всем 8 личностным ценностям показала, что наибольшие отличия между опытными и начинающими волонтерами присутствует по ряду терминальных ценностей:

  • «развитие себя», «духовное удовлетворение», «высокое материальное положение» (все в области «увлечения»);
  • «сохранение индивидуальности» (в двух жизненных областях: «профессиональная жизнь» и «увлечения»);
  • «активные социальные контакты» (в двух областях: «профессиональная жизнь» и «общественная жизнь»).

Но по всем указанным выше целям, кроме одной, для степеней свободы p<0,01 и p<0,05 экспериментальные показатели t-критерия Стьюдента не приближаются к ранее полученным данным.

Отличия зафиксированы в области «общественная жизнь» по цели «активные социальные контакты». Здесь среднее значение для подгруппы из тех, кто ведет волонтерскую деятельность меньше, чем полгода, составило 6,94 балла, что намного больше среднего показателя 5,75, который получен в группе опытных представителей волонтерского движения со стажем не менее трех лет. Экспериментальный показатель t по этой цели составил 2,2. Он попадает в интервал между показателями 1,99 и 2,64 (для 0,01<p<0,05).

Если использовать указанный ранее опросник И.Г. Сенина для оценки результатов исследования, то получается, что для тех, кто ведет волонтерскую деятельность меньше, чем полгода, более характерна ценность формирования позитивных отношений с другими членами общества. Таким образом, уделяя особое внимание человеческим взаимоотношениям, начинающие волонтеры выбирают такую деятельность, в том числе, чтобы взаимодействовать с другими членами общества.

Если говорить о представителях подгруппы, в которую включены участники волонтерского движения со стажем не менее трех лет, то здесь средние значения указывают на приоритетность следующих личностных ценностей:

  • «сохранение индивидуальности» (сразу в двух областях: «профессиональная жизнь» и «увлечения»);
  • «духовное удовлетворение» (область «увлечения»).

Результаты исследования, согласно положениям методики И.Г. Сенина, говорят о следующем: для студентов — представителей волонтерского движения со стажем не менее трех лет важность волонтерства обусловлена психологической удовлетворенностью в процессе деятельности в рамках своего личного свободного времени. Параллельно можно отметить, что для таких людей очень важен фактор следования собственным убеждениям, сохранения жизненных принципов и независимость от воздействия массовых трендов. При этом отметим, что расхождение по оценкам подгруппы, включающей 79 волонтеров из общей выборки по 300 участникам, не может считаться статистически значимым для 0,01<p<0,05, поскольку показатели tэмп находятся в пределах 1,3–1,6 (0,1<p<0,2). Поэтому нет необходимости проводить проверочный анализ для более многочисленных выборок.

Выводы

Общая картина, которая формируется на основании изученных научных работ и анализа данных нашего экспериментального исследования, указывает на отличия в уровнях значимости различных областей человеческой жизнедеятельности для студентов — представителей волонтерства и людей, не склонных к добровольческой деятельности. Отметим также, что терминальные ценности в каждой отдельной жизненной области отличаются по степени важности и для лиц, занимающихся волонтерской деятельностью, и для тех, кто не склонен к такой активности.

На основании результатов проведенного экспериментального исследования можно прийти к выводу, согласно которому для студентов российских вузов, занимающихся волонтерской деятельностью меньше, чем полгода, важной является направленность на развитие позитивных отношений с другими индивидами. В то же время, для волонтеров, стаж добровольческой деятельности которых превышает срок в три года, волонтерство обусловлено желанием следовать собственным убеждениям, сохранять жизненные принципы и иметь независимость от воздействия массовых стереотипов.

Отметим также, что для последующих исследований выглядит целесообразной постановка задач по более детальному рассмотрению выявленных расхождений в системах личностных ценностей и по определению других факторов психологического характера, позволяющих, с учетом терминальных ценностей, сформировать общее описание психологического портрета участников волонтерского движения.

Литература

  1. Вильева М.В. Волонтерская деятельность как инструмент реализации социальной активности студенческой молодежи [Электронный ресурс] // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2021. № 199. С. 235–242. doi:10.33910/1992-6464-2021-199-235-242
  2. Ковров В.В., Гафиатулина Н.Х., Биловус В.К. Влияние волонтерства на социальную активность обучающихся в российских вузах [Электронный ресурс] // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. 2022. № 4. С. 292–296. doi:10.22394/2079-1690-2022-1-4-292-296
  3. Мацюк Т.Б. Профессиональное развитие студентов вуза в волонтерской деятельности: Дисс. … канд. психол. наук. М., 2019. 175 с.
  4. Молчанов С.В., Алмазова О.В., Поскребышева Н.Н. Представления о волонтерской деятельности у современной молодежи [Электронный ресурс] // Национальный психологический журнал. 2020. № 4 (40). С. 125–136. doi:10.11621/npj.2020.0410
  5. Палкин К.А. Ценностные детерминанты готовности человека к волонтерской деятельности [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2019. Том 24. № 3. С. 52–62. doi:10.17759/pse.2019240305
  6. Палкин К.А. Ценностные компоненты в психологической структуре личности волонтера [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Том 8. № 1. С. 84–92. doi:10.17759/jmfp.2019080109
  7. Певная М.В., Тарасова А.Н., Телепаева Д.Ф., Черникова-Бука М. Волонтерская деятельность учащейся молодежи: социальная значимость и основания мотивированного отказа [Электронный ресурс] // Образование и наука. 2022. Том 24. № 10. С. 200–230. doi:10.17853/1994-5639-2022-10-200-230
  8. Расходчикова М.Н., Сачкова М.Е. Взаимосвязь психологических особенностей студентов и их готовности к волонтерской деятельности [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2019. Том 24. № 6. С. 85–95. doi:10.17759/pse.2019240608
  9. Соколова Е.А. Роль студенческого волонтерства в совершенствовании практической подготовки обучающихся (на примере опыта института академии ФСИН России) // Подготовка кадров в системе ведомственного профессионального образования ФСИН России: от истории к современности (к 50-летию высшего учебного заведения): Сборник материалов научно-методической конференции, Рязань, 19–20 марта 2020 года. Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, 2020. С. 162–167.
  10. Шаваева М.О., Цраева Ф.В. Волонтерство в контексте государственной культурной политики Российской Федерации. Нальчик: Издательская типография «Принт-Центр», 2021. 268 с.
  11. Широкорад И.И., Пакунова Т.А., Пакунов О.С. Волонтеры наследия: роль студенческой молодежи в сохранении культурного наследия России [Электронный ресурс] // Московский экономический журнал. 2022. Том 7. № 1. С. 535–542. doi:10.55186/2413046X_2022_7_1_27
  12. Cnaan R.A., Goldberg-Glen R.S. Measuring Motivation to Volunteer in Human Services // Journal of Applied Behavioral Sciences. 1991. Vol. 27(3). P. 269–284. doi:10.1177/0021886391273003
  13. Franco-Zamudio J., Peltier C., Wilson C., Williford W., Tenhundfeld N. Volunteerism // Encyclopedia of Critical Psychology / Ed. T. Teo. New York: Springer Reference, 2014. P. 2068–2072. doi:10.1007/9781461455837423
  14. Gerard D. What Makes a Volunteer? // New Society. 1985. Vol. 74(8). P. 236–238.
  15. Hobfoll S.E. Personal Characteristics of the College Volunteer // American Journal of Community Psychology. 1980. Vol. 8(4). P. 503–506. doi:10.1007/BF00912860
  16. Hougland J.G.Jr., Christenson J.A. Voluntary Organizations and Dominant American Values // Journal of Voluntary Action Research. 1982. Vol. 11(4). P. 6–26. doi:10.1177/089976408201100403
  17. Killeen J., McCarrey M. Relations of Altruistic Versus Competitive Values, Course of Study, and Behavioral Intentions to Help or Compete // Psychological Reports. 1986. Vol. 59(2). P. 895–898. doi:10.2466/pr0.1986.59.2.895
  18. King A.E.O.I. Volunteer Participations: An Analysis of the Reasons People Give for Volunteering // Dissertation Abstracts International. 1984. Vol. 45(5). P. 1528.
  19. Lafer B.H. Predicting Performance and Persistence in Hospice Volunteers // Psychological Reports. 1989. Vol. 65(2). P. 467–472. doi:10.2466/pr0.1989.65.2.467
  20. Mahoney J., Pechura C. Values and Volunteers: Axiology of Altruism in a Crisis Center // Psychological Reports. 1980. Vol. 47(3). P. 1007-1012. doi:10.2466/pr0.1980.47.3.1007
  21. Manzer L. Charitable Health Organization Donor Behavior: An Empirical Study of Value and Attitude Structure. PhD dissertation. Oklahoma State University, 1974.
  22. Okun M., Eisenberg N. Motives and Intent to Continue Organizational Volunteering Among Residents of a Retirement Community Area // Journal of Community Psychology. 1992. Vol. 20(3). P. 183–187. doi:10.1002/1520-6629(199207)20:3<183::AID-JCOP2290200302>3.0.CO;2-O

Информация об авторах

Палкин Константин Анатольевич, соискатель, факультет социальной психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0007-1136-8328, e-mail: pkonstantinanatolevich@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 419
В прошлом месяце: 22
В текущем месяце: 20

Скачиваний

Всего: 82
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 1