Межкультурные отношения, идентичности, психологическое благополучие: посткоммунистический опыт

217

Общая информация

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: редакторская заметка

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2021170400

Для цитаты: Лебедева Н.М. Межкультурные отношения, идентичности, психологическое благополучие: посткоммунистический опыт // Культурно-историческая психология. 2021. Том 17. № 4. С. 4–6. DOI: 10.17759/chp.2021170400

Полный текст

Межкультурные отношения, идентичности, психологическое благополучие: посткоммунистический опыт

Со времени распада СССР в 1991 г. на 15 независимых государств прошло почти 30 лет. Около 25 млн русских остались жить в этих странах, выбравших разные траектории постсоветского развития и разные идеологии управления культурным разнообразием. За этот период выросло и прошло социализацию новое поколение русских и «титульных» жителей этих государств. Сегодня в постсоветских странах, за пределами России, проживают более 16 млн русских. В силу закрытости многих стран, их политического, культурного и социального дистанцирования от России мы очень мало знаем о том, как изменилась социальная идентичность русских и «титульных» жителей, принадлежащих к разным поколениям — «советскому» и «постсоветскому».

Постсоветское пространство представляет собой полумифическое культурно разнообразное поле, на котором в течение 70 лет был осуществлен уникальный естественный «эксперимент» по созданию огромного поликультурного государства (СССР), в котором все имели единую национальную идентичность («советскую»), но при этом сохраняли свою этническую идентичность и развивали свою этническую культуру. После завершения этого «эксперимента» было мало попыток научного обобщения и осмысления на основе эмпирического материала тех социокультурных процессов, которые продолжают идти на постсоветском пространстве. Остается неясным: существует ли еще некое единство на уровне идентичностей, установок, социального капитала у граждан бывшего СССР и в чем оно проявляется? Как постсоветские государства справляются с вызовами поликультурности в условиях независимости, какие доминирующие идеологии преобладают в разных странах, как это сказывается на идентичности, аккультурации, благополучии русских, живущих в этих странах?

Цель настоящего тематического выпуска — познакомить читателей с тем, как проходит взаимная аккультурация русских и «титульных» жителей в изменившихся социокультурных условиях постсоветских стран, как переживается смена этнического статуса с большинства на меньшинство и наоборот, сдвигаются ли межэтнические границы, меняется ли культурная дистанция с Россией и страной проживания. Какие межгрупповые идеологии поддерживаются в этих странах и каким образом? Как формируется их социальный капитал: «связывающий» (внутриэтнический) и «соединяющий» (межэтнический)? Каковы взаимные межкультурные установки русского и титульного населения республик, какую роль играет воспринимаемая угроза в психологическом благополучии представителей каждого поколения? Какова роль русской диаспоры в постсоветских странах? Что общего и особенного в траекториях постсоветского развития этих стран? Какие процессы идентификации имеют место в посткоммунистических странах, например, Болгарии? Как себя ощущают наши бывшие соотечественники, выбравшие эмиграцию в Израиль? Ответы на данные вопросы кроются в статьях международной команды авторов данного выпуска.

Тематический выпуск включает 11 статей. В работе «Taxonomy of Intergroup ideologies (Таксономия межгрупповых идеологий)» Д. Григорьев и Д. Берри представляют общую таксономию межгрупповых идеологий, а также список их индикаторов. Ориентация на эти индикаторы позволяет понять, какие межгрупповые идеологии, охватывающие межкультурные установки и межгрупповые отношения, существуют в странах, и описать их. В статье «Этническая идентичность и благополучие русских на постсоветском пространстве: роль диаспоры» (Н.М. Лебедева) показано, что участие русских Кыргызстана и Эстонии в разных ви

Для цитаты: Лебедева Н.М. Предисловие тематического редактора // Культурно-историческая психология. 2021. Том 17. № 4. C. 4—6. DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2021170400

For citation: Lebedeva N.M. Foreword by Guest Editor. Кul'turno-istoricheskaya psikhologiya = Cultural-Historical Psychology, 2021. Vol. 17, no. 4, pp. 4—6. DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2021170400 (In Russ.). дах диаспорной активности медиирует взаимосвязь их этнической идентичности и психологического благополучия: сохранение коллективной исторической памяти и участие в публичных акциях в Кыргызстане и активность по сохранению русского языка и культуры в Эстонии. В фокусе внимания статьи З.Х Лепшоковой «Воспринимаемая инклюзивность контекста, идентичности и аккультурация русских в Кыргызстане и Эстонии» находится воспринимаемая русскими Кыргызстана и Эстонии инклюзивность современного социокультурного контекста данных стран и ее роль в их идентификации и аккультурации. В статье В.Н. Галяпиной «Аккультурационные установки и психологическое благополучие русских в Кыргызстане и Таджикистане: модерационная роль воспринимаемой безопасности» показано, что социокультурный контекст задает паттерн предпочтения той стратегии, которая обеспечивает русским удовлетворенность жизнью в ситуации безопасности: в Таджикистане — это ассимиляция, а в Кыргызстане — интеграция. В работе «Роль локальной идентичности и воспринимаемого контекста в психологическом благополучии русских Эстонии» (А.В. Трифонова) анализируется взаимосвязь локальной идентичности с психологическим благополучием русских в Эстонии. Результаты показали, что локальная идентичность эстонских русских значимо позитивно связана с удовлетворенностью жизнью и воспринимаемой инклюзивностью социокультурного контекста, при этом индикаторы воспринимаемой инклюзивности контекста медиируют взаимосвязь между локальной идентичностью и психологическим благополучием русских в Эстонии. В статье «Роль советской идентичности во взаимосвязи мультикультурализма и проницаемости социальных границ для русских в Армении» (М.А. Бульцева, Е.В. Бушина, А.С. Берберян, Е.А. Коджа) рассматривается поддержка идеологии мультикультурализма этническим большинством как фактор инклюзивности контекста для этнокультурных меньшинств. Было обнаружено, что поддержка идеологии мультикультурализма армянами позитивно связана с проницаемостью социальных границ для русских только при условии высокой выраженности у армян советской идентичности. Делается вывод о важности рекатегоризации для выстраивания наиболее инклюзивного контекста и гармонизации межкультурных отношений. Работа «Взаимосвязь множественных идентичностей и социального капитала на постсоветском пространстве: межпоколенный анализ» (А.Н. Татарко, Н.В. Чуйкина) направлена на выявление связей между множественными идентичностями (этнической, гражданской, религиозной, советской, цивилизационной) и двумя видами социального капитала (соединяющим и связывающим) в двух постсоветских республиках — Эстонии и Киргизии. В статье «Взаимосвязь социального капитала и аккультурационных ожиданий эстонцев в Эстонии: воспринимаемая угроза как медиатор» (Г.Я. Родионов) показано, что с увеличением воспринимаемой физической угрозы предпочтение «мультикультурализма» у эстонцев снижалось. Воспринимаемая экономическая угроза усиливала вероятность предпочтения «сегрегации» русских принимающим населением. Медиативная роль культурной угрозы в настоящем исследовании не подтвердилась. Статья «Social cohesion, ethnicity and well-being: Results from an intervention study in Kyrgyzstan» (Социальная сплоченность, этническая принадлежность и изменения благополучия: результаты интервенционного исследования в Кыргызстане) (Mandi M. Larsen, Klaus Boehnke, Damir Esenaliev, Tilman Brück) представила результаты панельного опроса 5 207 взрослых, проживающих в 30 сельских районах Кыргызстана, которые показали, что более высокий уровень социальной сплоченности сообщества сводит к минимуму различия этнических групп в изменении удовлетворенности жизнью. Таким образом, социальная сплоченность может быть одним из объясняющих элементов в комплексной картине этнических различий в удовлетворенности жизнью. В работе «Профили множественной социальной идентификации и отношения к представителям других наций россиян и болгар: кросс-культурный анализ» К. Велкова рассматривает латентные профили социальной идентификации и отношения к представителям других наций в культурных контекстах России и Болгарии, базируясь на личностно-ориентированном подходе. В результате латентного анализа профилей в России было выявлено четыре профиля (Интернационалисты, Индивидуалисты, Европейцы, Националисты), в то время как в Болгарии выявлено три латентных профиля (Индивидуалисты, Европейцы, Националисты). Интересно, что содержание профилей и особенности респондентов, вошедших в профили, оказались схожими в России и Болгарии. В статье «Fifty Shades of Gray in Satisfaction with Life Among Immigrants: A Case of Jewish Immigrants from the Former Soviet Union to Israel» (Пятьдесят оттенков серого в удовлетворенности жизнью среди мигрантов: пример еврейских мигрантов из бывшего СССР в Израиле) Eugene Tartakovsky изучал удовлетворенность жизнью (субъективное благополучие) иммигрантов в первом поколении из бывшего Советского Союза в Израиле и евреев, оставшихся в России. Полученные результаты показали, что иммиграция была смешанно положительной для исследуемой группы иммигрантов, благотворной в одних аспектах и обременительной в других.

Наши иссследования показали, что неизбежность взаимной адаптации, местами болезненной, сопровождаемой резкой сменой статусов и идеологий, культурного контекста, массовой миграцией, локальными конфликтами, добровольной или вынужденной ассимиляцией и сепарацией/сегрегацией, тем не менее, очевидна. Те русские жители постсоветских стран, которые остались в них, считают эти страны своим домом и в целом приняли правила жизни, предложенные им этническим большинством. Со стороны этнического большинства также в эти годы имела место некая динамика, смена идеологий от полного неприятия и вытеснения русских до поиска более здравого баланса взаимных интересов и ожиданий.

Следует отметить, что задачи взаимной адаптации у этнического большинства и этнического меньшинства разные. Меньшинству крайне важно сохранить свои язык и культуру, иметь равные с местным населением права и доступ к важным социально-экономическим ресурсам. Для большинства важно сохранить мир и порядок, добиться единства общества на условиях доминирования титульной нации, укрепляя ее ценности, язык и культуру. Здесь не стоит забывать, что нынешние этнические большинства — это этнические меньшинства в структуре бывшего СССР, со своими обидами, ущемленной этнической идентичностью, пережившие период «русификации» и «советизации». Поэтому не стоит удивляться неизбежным перекосам и трудностям нациестроительства в новых независимых государствах — бывших республиках СССР.

Принятие культурного разнообразия как блага для общества и ресурса его развития и конкурентоспособности — довольно-таки трудная задача для любой страны; ответственность за межэтнический мир и согласие, а также за сохранение культуры этнических меньшинств требует большой зрелости и искусства балансирования и взаимных уступок.

Актуальность подобных исследований состоит в том, что изменения идентичности русских на постсоветском пространстве, их аккультурация и ее предикторы в кросс-культурном и межпоколенном сопоставлении недостаточно изучены, хотя они, как носители русской культуры, являются связующим звеном между Россией и другими постсоветскими странами. Для России отношения с постсоветскими государствами-соседями имеют важное стратегическое значение, и борьба за влияние на постсоветском пространстве в последнее время заметно обострилась. Соответственно, изучение установок, представлений, настроений русских и представителей этнического большинства в этих странах является чрезвычайно важным и актуальным, как с научной, так и общественной точек зрения.

Наши исследования — лишь небольшой срез, призванный зондировать идущие на постсоветском пространстве процессы на примере наших небольших выборок и ограниченных методических средств, и мы надеемся в последствии придать им большую точность и усилить их объяснительную и прогностическую силу.

Н.М. Лебедева

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Информация об авторах

Лебедева Надежда Михайловна, доктор психологических наук, директор Центра социокультурных исследований, Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ), сотрудник, Институт психологии Российской академии наук (ФГБУ ИП РАН), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2046-4529, e-mail: lebedhope@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 657
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 3

Скачиваний

Всего: 217
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 1