К 100-летию Артура Владимировича Петровского

10

Аннотация

14 мая 2024 года исполнилось 100 лет со дня рождения подвижник и классика отечественной психологии Артура Владимировича Петровского (1924 – 2006). А.В. Петровский – выдающийся ученый-психолог и не менее выдающийся организатор науки. 

Общая информация

Рубрика издания: Памятные даты

Тип материала: персоналии

Получена: 18.06.2024

Для цитаты: К 100-летию Артура Владимировича Петровского // Культурно-историческая психология. 2024. Том 20. № 2. С. 97–99.

Полный текст

От редакции

14 мая 2024 года исполнилось 100 лет со дня рождения подвижник и классика отечественной психологии Артура Владимировича Петровского (1924 – 2006). А.В. Петровский – выдающийся ученый-психолог и не менее выдающийся организатор науки.
Второе в применении к Артуру Владимировичу – не дежурное: организация науки в самых разных формах и на разных постах, вплоть до президентского – в Российской академии образования (1992 – 1997), была для него лишь формой ее творения далеко не только в рамках собственной научной школы.

Он брал на себя ответственность за весь «цикл творения» науки: начиная с подготовки способных творить науку через выстраивание системы психологического образования (первая ступенька – «Учебник Петровского») и кончая беспрецедентно широким представлением психологии в обществе с диапазоном адресатов от «первых лиц страны», государственно-политических деятелей до «первых лиц семьи», пап и мам. Инновационное движение в российском образовании 90-х немыслимо без инициативы, участия и поддержки А.В. Петровского. На одном из Общих собраний вице-президент РАО В.А. Поляков, уже после того, как Артур Владимирович покинул пост ее президента, был вынужден признать: психологи опередили в образовательных прорывах педагогов. В этом немалая заслуга А.В. Петровского.

Что бы ни исследовал, о чем бы ни писал Артур Владимирович, его героем оставалась человеческая Личность  - в теории и истории психологии, в коллективной жизни людей, которая утрачивает смысл, если не является «личностной», в образовании, приоритет которого состоит в развитии личности.  

Предлагаем нашим читателям подборку материалов к юбилею А.В. Петровского.

ИНТЕРВЬЮ С АРТУРОМ ВЛАДИМИРОВИЧЕМ ПЕТРОВСКИМ[1]

  1. Кто был Вашим значимым учителем?

Бесспорно, Григорий Алексеевич Фортунатов. Он был представителем славного рода Фортунатовых, которые давали России ученых, священнослужителей и учителей, начиная с XVI века. Родоначальником рода был палехский живописец Кузьма Богомаз. Отцом Г.А. Фортунатова был Алексей Федорович Фортунатов профессор Петровской (ныне Тимирязевской) академии. Его дядя – выдающийся российский филолог Филипп Федорович Фортунатов. 

Жизнь Г.А. Фортунатова с середины 30-х годов XX века была поистине драматической. Профессор педологии, автор и соавтор учебников педологии, начиная с 1936 года был «украшен» ярлыком псевдоученого. Его лишили звания профессора. Поэтому моим научным руководителем был доцент Фортунатов.

Г.А. Фортунатов – человек редкостной эрудиции и удивительных личностных качеств, подобных которым мне редко приходилось встречать в кругу моих коллег. Он по-отцовски относился ко мне, не только заботясь о моем росте как научного работника, но даже о моих бытовых проблемах. Когда мы с женой остались практически бездомными, он помог нам снять квартиру возле его дома. Это обеспечивало условия нашего сотрудничества.

Когда Г.А. Фортунатову предложили написать учебник психологии для средней школы, он пригласил меня в соавторы. Учебник выходил с 1956 по 1959 год общим тиражом два миллиона экземпляров и был переведен на многие языки мира.

Память о Г.А. Фортунатове для меня драгоценна.

  1. Вы удовлетворены своей жизнью и карьерой?

Да. Считаю, что я сделал то, что мог сделать.

  1. Каково состояние Вашей души в настоящий момент?

Трудный вопрос…

Выворачиваться наизнанку по поводу состояния уши не хочется.

  1. Ваши планы на будущее?

Личные…

Хороший вопрос для человека, которому исполнилось 82 года. Способ рассмешить Господа – поведать ему планы на будущее.

Но, если говорить о самом ближайшем будущем, я хотел бы завершить издание энциклопедического словаря «Психологический лексикон». – Остался последний пятый том. Кроме того, не исключено, что я завершу и опубликую книгу «Психология и время».

В семье…

Дело в том, что у меня двое детей, 10 внуков и правнуков. Планы относятся к каждому из них в отдельности. Возрастной диапазон этой компании от двух до вполне профессорского возраста сына (56 лет).

  1. Ваше отношение к своим родителям и предкам?

В моей книге «Записки психолога» есть глава «Семейная история Ивана не помнящего родства». Я с этим Иваном не в родстве. Родство помню и горжусь моими родителями и предками.

О родителях скажу. Отец, Владимир Васильевич Петровский, по мнению моему и всех кто его знал, был типичный российский интеллигент. В голодном и страшном 1921 году он организовал в Севастополе детскую и юношескую библиотеку – возможно, первую в Советской России. Сегодня в читальном зале этой библиотеки можно увидеть стенд, посвященный моему отцу.

Моя мама, Александра Абрамовна, прекрасная рассказчица. Сохранила до 95 лет молодой голос. Она даже могла разыграть по телефону, притворившись смелой и озорной девушкой. В последний день своей жизни она прочитала в журнале «Наука и жизнь» мою статью и успела похвалить ее.

Что касается предков, то мы, советские люди, боялись вглядываться в корни и ветви генеалогического древа. Однако недавно почти подтвердилась семейная легенда: мой отец был двоюродным племянником известного охотника за провокаторами – Владимира Львовича Бурцева. Он разоблачил Азефа – короля провокаторов. В.Л. Бурцев доказал, что «протоколы сионских мудрецов» являются антисемитской фальшивкой, сфабрикованной полицией. В дальнейшем В.Л. Бурцев эмигрировал. В Германии издавал журнал «Общее дело» и считался первостатейным антисоветчиком. Страшноватый был родственничек по тем временам.

  1. Ваше отношение к своим детям?

Такое, какое должно быть у любящего отца. Это предполагает и критическое отношение. Впрочем, ничего серьезного эта критика не касается.

С супругой Иветтой Сергеевной. Фото и семейного архива.

  1. В чем для Вас смысл жизни?

Дело в том, что я всегда иронически относился к проблеме смысла жизни. Какой может быть смысл жизни, кроме того, который ты сам в нее вкладываешь.

Для человека важно иметь сколько-нибудь дальние цели. Должна быть где-то близко завтрашняя радость. У меня некоторые цели еще … Опубликовать книгу, написать еще пару статей и узнать, что мои внуки и правнуки успешны в своих учебных и личных делах. В противном случае – жизнь бесцельна и потому бессмысленна.

  1. К каким добродетелям относитесь с наибольшим уважением?

Честность. Я бы мог назвать много других качеств: порядочность, совестливость.

  1. К какому пороку относитесь с наименьшим снисхождением?

Да! Это серьезный вопрос. (Думает. Долгая пауза.) Ой, трудный вопрос! (Долгая пауза.)

Назову два. Хотя, может быть, они и не главные…

Хамство и неблагодарность.

И еще не терплю глумливость. С чем часто встречаюсь в нашей прессе, где это качество стало своего рода литературным стилем.

  1. Ваше любимое занятие?

В разное время – разное. Прежде всего это работа. Работа и чтение. Это, пожалуй, мое любимое занятие.

  1. Если бы Вы были всемогущим волшебником, что бы Вы сделали?

Для себя…

Вернул бы утраченное зрение. Я практически незрячий.

Для близких…

Восстановил бы их здоровье. То, что они утратили.

Для своей деятельности…

Для меня самое главное получить доступными средствами тот объем информации, которого мне недостает для решения творческих задач. Впрочем, во многом моя жена Иветта Сергеевна существенно помогает решать мои проблемы.


[1] Опубликовано в журн. «Развитие личности» (2006. № 2).

Метрики

Просмотров

Всего: 5
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 10
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 10