Научный вклад профессора Т.И. Тепеницыной в развитие Московской школы психологии

151

Аннотация

В статье рассматривается научная деятельность видного клинического психолога, методиста, профессора Т.И. Тепеницыной. Выделяются основные научные интересы ученого, среди которых проблемы изучения мышления, внимания, вопросы профотбора и профориентаций, клиническое изучение и психокоррекция детей школьного возраста. Многолетняя преподавательская работа в различных педагогических вузах показана в кратком обзоре публикаций по организации обучения студентов психологическим дисциплинам и проведению педагогической практики.

Общая информация

Ключевые слова: Т.И. Тепеницына, внимание, резонерство, мыслительная деятельность, профориентация

Рубрика издания: Замечательные люди

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpse.2021100111

Для цитаты: Прохоров Р.Е. Научный вклад профессора Т.И. Тепеницыной в развитие Московской школы психологии [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2021. Том 10. № 1. С. 224–232. DOI: 10.17759/cpse.2021100111

Полный текст

Основное направление научной деятельности профессора Т.И. Тепеницыной (1931–2012) — изучение мыслительной деятельности человека в норме и патологии. Вместе с тем круг ее научных интересов в разное время включал проблемы исследования внимания в целях профессиональной экспертизы, вопросы социально-трудовой реабилитации летного состава, производственного обучения лиц с различными формами слабоумия, вопросы реабилитаций больных с невротическими и психическими заболеваниями. Клиническое направление в научной работе ученица Б.В. Зейгарник Т.И. Тепеницына оригинально сочетала с блоком психолого-педагогических исследований, в числе которых психологический аспект профориентаций в общеобразовательных школах, профотбор школьников, ориентированных на профессию учителя и, как логичное следствие, обучение студентов педагогических профессий. В научном творчестве Т.И. Тепеницыной можно выделить также проблему адаптаций ребенка к школе, диагностическую и коррекционную работу с нервными детьми младшего школьного возраста. Социальные изменения в обществе поставили в центр внимания ученого проблему становления личности ребенка в особых социальных условиях.

 В течение 1960-х годов Т.И. Тепеницына была младшим научным сотрудником лаборатории патопсихологии Московского научно-исследовательского института психиатрии МЗ РСФСР (заведующей лабораторией тогда была профессор Б.В. Зейгарник). В это время в институте работали такие выдающиеся психиатры как С.Г. Жислин, Д.Е. Мелехов, Л.Л. Рохлин. Активно участвуя в научных темах института, Татьяна Ивановна много времени уделяла диагностической работе, была прекрасным экспертом и диагностом. Результаты практической работы постепенно стали находить отражение в печатных работах.

 Одна из первых работ Т.И. Тепеницыной была опубликована в журнале «Вопросы психологии» в 1959 году. В статье «Анализ ошибок при исследовании внимания методом корректурной пробы Бурдона» был рассмотрен опыт применения корректурного метода в клинической психологии для изучения внимания душевнобольных при проведении экспертизы трудоспособности, изучении высшей нервной деятельности. Описано использование корректурной пробы Б. Бурдона в качестве элемента общего психологического исследования в целях врачебно-летной экспертизы. Обследовав большое количество испытуемых (летчики, проходившие медицинскую экспертизу в условиях стационара), Т.И. Тепеницына пришла к выводу о причине допущенных ошибок: изменениях функционального состояния коркового конца зрительного анализатора, отражающего общее состояние коры головного мозга, связанное, в том числе с быстрой утомляемостью. В процессе анализа допущенных ошибок была также проверена надежность пробы. Анализируя разницу результатов, их улучшение при повторном проведении эксперимента Т.И. Тепеницына отмечала значение оценочного суждения в повторном опыте, повышении заинтересованности испытуемых в результатах исследования, от которого в некоторой степени зависит их судьба [4].

Изучение отношения испытуемых к исследованию нашло свое продолжение в дальнейших исследованиях Т.И. Тепеницыной, посвященных личностному компоненту в структуре мышления. В центре внимания находился клинический вопрос — различные аспекты нарушения мышления в психиатрической практике, главный из которых — резонерство. В статьях «Об одном из видов нарушения мышления» (1963), «К психологическому анализу резонерства» (1964), «О психологической структуре резонерства» (1965) были всесторонне рассмотрены различные точки зрения на само определение резонерства в отечественной и иностранной литературе. Подчеркивалась эмоциональная сторона данного вида нарушения мышления, выделялось сочетание слабости суждения в резонерских высказываниях с неадекватным отношением, с искажением и сужением аффекта у больных, с несоответствием пустому и мелкому высказыванию аффективной насыщенности. Т.И. Тепеницына отмечала, что резонерство не является однородным симптомом. Структура резонерских суждений разная при разных заболеваниях. В зависимости от особенностей заболевания имеют место различные варианты нарушения аффекта. Изменяется аффективная цель высказывания. При этом варианты нарушения аффекта в свою очередь сочетаются в каждом случае с разными формами слабости суждений — нарушениями операционной стороны мышления, наиболее характерными для данного заболевания. В этих же статьях было рассмотрено резонерство у больных с органическими поражениями нервной системы при разных вариантах компенсаций интеллектуальной недостаточности, отмечался осмысленный характер резонерства, своеобразный поиск правильного решения. Отдельно было рассмотрено резонерство у больных алкоголизмом, которому придает своеобразный оттенок алкогольная психопатизация личности. Подчеркивался и расчет психопата на внешний эффект, на слушателя. Изучение структуры резонерства имеет практическую ценность при дифференциально-диагностическом суждении о больном, а степень эмоциональной насыщенности резонерства в каждом отдельном случае служит опосредованным показателем аффективной измененности больного [5].

Эта серия исследований завершилась в 1968 году защитой кандидатской диссертацией под научным руководством Б.В. Зейгарник и Л.Л. Рохлина в МГУ имени М.В. Ломоносова. Диссертационная работа «Роль личностного компонента в структуре мышления: психологическая характеристика симптома резонерства», являющаяся капитальным экспериментальным исследованием этого вида нарушения мышления, стала значительным вкладом в клиническую психологию. Т.И. Тепеницыной впервые были сделаны значимые выводы.

1. Человеческое мышление, будучи сложной аналитико-синтетической деятельностью, распадается не как отдельная строго изолированная функция, а как деятельность, мотивированная и обусловленная личностными установками человека.

2. Личностный компонент мышления, так же как и операционная сторона мышления, играет существенную роль в структуре мыслительной деятельности: направляет и определяет стратегию мышления.

3. Нарушение одного из компонентов мышления, будь то операционная сторона мышления или личностно-мотивационный компонент, ведет за собой искажение мыслительной деятельности в целом.

4. При нарушении мышления, обозначаемого в клинической практике как симптом резонерства, нарушения операционной стороны мыслительной деятельности не являются обязательными. Ведущим в структуре резонерского мышления является искажение личностно-мотивационного плана мыслительной деятельности.

5. В отличие от всякого другого искажения личностного компонента мыслительной деятельности нарушение последнего при резонерстве имеет определенную структуру, выражающуюся в сочетании недостаточной критичности больного с повышенной тенденцией к самовыражению, а в ряде случаев — к самоутверждению. Критичность мышления является одной из существенных характеристик личностно-мотивационного плана мыслительной деятельности, поскольку представляет собой одновременно осмысление и на основе последнего осмысленное отношение человека к себе и своим нарушениям, то есть непосредственно примыкает к избирательности и направленности всего процесса мышления, коррекции имеющихся недостатков.

6. Нарушения личностного компонента в структуре резонерского мышления могут быть как первичными, так и вторичными, компенсаторными — защитной реакцией личности на интеллектуальную несостоятельность. В обоих случаях степень выраженности и оттенок искаженного личностного компонента мышления может варьировать.

7. Сочетание различных вариантов измененного личностного компонента мыслительной деятельности с различными нарушениями операционной стороны мышления позволяет выделять варианты резонерства.

8. Присоединение нарушений операционной стороны мышления не носит механического характера. Оба компонента мыслительной деятельности оказываются тесно взаимосвязанными и взаимозависимыми, видоизменяют и усугубляют нарушение. Они образуют в каждом случае некий типичный для данного заболевания сплав — нарушение, которое может служить не только опосредованным показателем личностной измененности больного, но и иметь известное дифференциально-диагностическое значение.

9. Варианты симптома резонерства не являются специфичными для каждого заболевания. Как нарушения личностных установок, так и нарушения мыслительных операции варьируют в зависимости от формы, стадии заболевания и преморбида больного и отражают состояние больного в данный момент. Поэтому можно говорить лишь о наиболее типичных для каждого заболевания вариантах симптома резонерства.

10. Несмотря на наличие различных вариантов резонерства, общая принципиальная психологическая структура этого вида нарушения мышления, ее составляющие и роль отдельных компонентов в ней едины.

11. Для выявления этого вида нарушения мышления в практических целях необходима перестройка стратегии психологического эксперимента, позволяющая актуализировать искаженную систему отношений испытуемого. Эта перестройка должна касаться как стратегии экспериментального исследования в целом, так и тактики экспериментатора, в частности. Методические приемы провоцирования резонерства должны сводиться к созданию для больного ситуации повышенного уровня притязаний; они должны включать соответствующую переадресовку инструкций к конкретным заданиям, подбор таких методик, которые бы и по своей психологической структуре, и по содержанию давали возможность испытуемому проявить себя, допускали наибольшую творческую активность личности [6].

Таким образом, результаты исследования Т.И. Тепеницыной показывают, что при некоторых нарушениях мышления личностный компонент оказывается не только сопутствующим, не только фоном, на котором разворачивается слабость операционных возможностей мышления, но непосредственно участвует в структуре формирования нарушения и, следовательно, имеет существенное значение в структуре нормальной мыслительной деятельности[6]. Ссылки на работы Т.И. Тепеницыной в дальнейшем можно встретить в трудах ведущих ученых. Например, в своей работе «Патопсихология» Б.В. Зейгарник ссылалась на Татьяну Ивановну [3].

Значителен вклад Т.И. Тепеницыной в изучение вопросов трудовой реабилитации, профотбора и профориентаций. В многочисленных работах, в том числе в соавторстве с такими отечественными психологами, как К.К. Платонов, Л.И. Вайман, А.П. Копылова, рассматриваются проблемы экспериментально-психологического исследования лиц водительских профессий в целях социально-трудовой реабилитации, бригадная форма организации труда как один из методов социально-трудовой реабилитации, дифференцированность трудовых рекомендаций для больных с различными психическими заболеваниями [2]. Преподавая в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина, Т.И. Тепеницына уделяла много внимания особенностям профотбора школьников, ориентированных на профессию учителя, вместе с А.П. Копыловой написала методическую статью «О некоторых особенностях профотбора школьников, ориентированных на профессию учителя» [7]. На VI Всесоюзном съезде Общества психологов СССР Т.И. Тепеницыной совместно с А.П. Копыловой было рассмотрено создание специальных педагогических классов в общеобразовательных школах как пролонгированной профориентации, подчеркивалось значение для народного хозяйства общей направленности личности, особенностей эмоционально-волевой сферы, развитие сферы общения как общего качества личности и как средства взаимодействия в педагогическом процессе [8].

Проблемы профориентаций органично сочетались с методическими аспектами, разрабатываемыми Т.И. Тепеницыной в процессе обучения студентов психологическим дисциплинам и при проведении педагогической практики. В это время была разработана примерная программа занятий по психологии для школы будущего учителя, изучались особенности формирования профессионально значимых качеств личности будущих педагогов [10], вносились предложения о целесообразности введения основ патопсихологии в практику обучения студентов педагогических вузов.

Оставаясь в первую очередь клиническим психологом, Т.И. Тепеницына много внимания уделяет клиническому изучению и психокоррекции детей школьного возраста. Это нашло свое отражение в работе «К вопросу о подготовке будущего учителя к работе с "трудными" детьми массовой школы» [11].

В связи с изменениями социальных условий в стране в поле зрения Т.И. Тепеницыной оказались и вопросы становления личности ребенка в особых социальных условиях, подверженности формированию патохарактерологических черт личности, искажения нормального социального развития. Например,в опубликованных совместно с Л.А. Абрамян в 1996 году материалах была рассмотрена проблема детского нищенства, выделены три основные категории детей, собирающих подаяния. К первой категорий были отнесены дети, переживающие резкие изменения статуса семьи и действительно находящиеся в безвыходном положении; во вторую категорию вошли дети, понуждаемые взрослыми; в третью категорию — дети, вышедшие на улицу за милостыней тайком от родителей, собирающие деньги на собственные нужды и развлечения. Изучение проблемы показало, что к фактам, способствующим «выталкиванию» детей на улицу, относится также снижение престижности не только многих профессий, но и самого образования. Профориентационная работа в школе показала перемещение интереса в сторону неквалифицированных видов занятости, но дающих более высокие материальные возможности. Подчеркивалась опасность эмоциональной депривации детей в подобных условиях [1].

Деятельность Т.И. Тепеницыной не ограничивалась научной работой и преподаванием в высшей школе. На протяжении нескольких десятилетий она была ученым секретарем специализированных диссертационных советов сначала в Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина, а затем в Московском городском педагогическом университете, внеся огромный вклад в подготовку молодых научных кадров всей отечественной школы психологии.

Т.И. Тепеницына была не только ученым и педагогом, но и неустанным популяризатором психологической науки. Достаточно упомянуть ее вклад
в организацию мероприятий в Центральном доме ученых Академии наук или многочисленные выездные лекции. Таков научный вклад профессора Татьяны Ивановны Тепеницыной в развитие Московской школы психологии.

Литература

  1. Абрамян Л.А., Тепеницына Т.И. О формировании личности ребенка в нестабильных социальных условиях // Сборник «Актуальные проблемы воспитания и развития личности: теория и практика» / Под ред. Т.Д. Марцинковской. М.: изд-во ИРЛ РАО, 1996. С. 73–76.
  2. Вайман Л.И., Тепеницына Т.И. К вопросу о дифференцированности трудовых рекомендаций больных эпилепсией // Вопросы клиники, терапии и социальной реабилитации психически больных / Под ред. А.К. Качаева. М.: Полиграфист, 1973. С. 165–167.
  3. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: Академия, 2005. 208 с.
  4. Тепеницына Т.И. Анализ ошибок при исследовании внимания методом корректурной пробы // Вопросы психологии. 1959. № 5. С. 145–153.
  5. Тепеницына Т.И. О психологической структуре резонерства // Вопросы экспериментальной патопсихологии // Под. ред. Б.В. Зейгарник, С.Я. Рубинштейн. М.: ГНИИ психиатрии, 1965. С. 68–80.
  6. Тепеницына Т.И. Роль личностного компонента в структуре мышления: психологическая характеристика симптома резонерства. Дисс. канд. пед. наук. М.: изд-во МГУ, 1968. 204 с.
  7. Тепеницына Т.И., Копылова А.П. О некоторых особенностях профотбора школьников, ориентированных на профессию учителя // Формирование личности учителя в системе учебно-воспитательного процесса в педагогическом институте / Под ред. П.А. Жильцова, В.А. Сластенина, М.Г. Данильченко и др. Петрозаводск: изд-во ПГУ, 1982. С. 105–107.
  8. Тепеницына Т.И., Копылова А.П. О некоторых особенностях профотбора и профориентации школьников с педагогической направленностью // Сборник тезисов VI Всесоюзного съезда Общества психологов СССР «Психологические проблемы повышения эффективности и качества труда. История психологии. Психология физической культуры и спорта. Зоопсихология и сравнительная психология». Часть 1 / Под ред. Б.Ф. Ломова. М.: Наука, 1983. С. 199–201.
  9. Тепеницына Т.И. К вопросу о некоторых психологических аспектах профориентации и профотбора // Формирование личности учителя в системе учебно-воспитательного процесса в педагогическом институте. Методические рекомендации / Под ред. В.А. Сластенина. М.: изд-во МГПИ им. В.И. Ленина, 1980. С. 147–148.
  10. Тепеницына Т.И., Гаврилова Л.В. Проблемы психологической подготовки будущих учителей к работе в современной школе // Сборник «К.Д. Ушинский и современная школа». Материалы научно-практической конференции // Под ред. В.М. Меньшикова. Курск, 1994. С. 221–224.
  11. Тепеницына Т.И. К вопросу о подготовке будущего учителя к работе с «трудными» детьми массовой школы // Сборник «Психолого-педагогические условия развития личности учащегося» / Под ред. И.Ф. Мягкова. Воронеж: изд-во ВГПИ, 1990. С. 250–251.

Информация об авторах

Прохоров Руслан Евгеньевич, кандидат психологических наук, учитель, Школа № 2129 имени Героя Советского Союза П.И. Романова, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8387-3311, e-mail: vostok2014iv@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 1031
В прошлом месяце: 18
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 151
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 1